Геополитика в системе научных знаний

В плане осмысления основ геополитической методологии определенный интерес представляет анализ так называемой «Очень Большой геополитической схемы» А.Г. Дугина: «В вопросе ресурсов план создания «анти-Трилатераля»[1] (блок Берлин-Москва-Токио) и в близкой и в далекой перспективах представляется в высшей степени реалистичным, так как переходный период для Западной и Восточной оси (для Берлина и Токио), которые испытывают на себе жесточайшее давление США, будет смягчен ресурсными возможностями России, способной на переходном периоде своим экспортом полезных ископаемых создать все условия, необходимые для полноценного политического и стратегического возрождения Европы и Японии. А после этого и сами эти большие пространства смогут усилить свою экономическую и политическую экспансию по направлению Север-Юг. Особенно важно, что Россия за этот переходный период сможет, в свою очередь, получить эффективное технологическое оснащение для разработок месторождений и апробировать, двигаясь по наилегчайшему пути, развитую методологию и технические модели, поставленные с европейского Запада и японского Дальнего Востока. А этот фактор в перспективе значительно усилит стратегическую автаркию русских независимо от того, как повернутся события в дальнейшем».[2]

Читая эти строки, проще всего было бы назвать А.Г. Дугина безответственным фантазером, который работает по принципу известного барда А. Дольского - «настроить фантастических дворцов и не бояться быть за них в ответе».

Углубленный анализ геополитических построений А.Г. Дугина показывает, что при геополитическом моделировании он исходит из простой схемы (геополитическая арифметика + метафизика волшебства). Суть этой двухзвенной цепочки проста: национальные интересы (интересы народа) - геополитическая стратегия, соответствующая национальным интересам (которая и сформируется в государственную политику, и реализуется каким-то волшебным образом).

Реальная схема несколько сложнее[3] (геополитическая высшая математика): национальные интересы (интересы народа) - интересы правящей элиты[4] - элитарные интеракции на транснациональном уровне (подавление одних политических элит другими, предательство подавленной элитой национальных интересов) - геополитика, соответствующая интересам глобального субъекта, одержавшего верх в межэлитарном противоборстве.

Соответственно, геополитические закономерности оказываются не первичными, а вторичными - они находятся в зависимости от процессов, происходящих в сфере элитарных противодействий. Прежде, чем обретет смысл обсуждение геополитических схем А.Г. Дугина, необходимо обеспечить приход к власти в стране национально ориентированных элит. Это не просто сложная, но сверхсложная задача, без решения которой нет и не может быть геополитики России как политики полноценного субъекта.

Однако для реализации дугинской Очень Большой геополитической схемы этого мало - национальные элиты должны прийти к власти и в других странах оси. А там ситуация еще более сложная - после поражения во Второй мировой войне они оказались «плотно опутанными американской паутиной», эти нации были «переформатированы» в рамках преэмптивной войны.

И даже при самом благоприятном прогнозе - если эти элиты порвут путы и станут ориентироваться лишь на национальные интересы - этого все же недостаточно. Элиты стран оси должны обрести политический, идеологический, экономический, технологический и демографический фундамент в своих странах, а затем - одержать победу в межэлитарном противоборстве на международном уровне.[5] Только после таких «несложных» акций становится возможным разговор о разработке и реализации геополитической стратегии.[6]

Недооценивать значимость геополитики - это неправильно. Но если преувеличить ее значимость, то геополитика в нашей стране займет место идеологии пролетарского интернационализма, который сыграл с Советским Союзом злую шутку.[7]

Геополитика начинает функционировать как эффективный инструмент в системе с теорией элит, прогностикой и социологией внутригосударственных политических, экономических, демографических процессов и международных отношений, доктринами военного строительства, военного искусства, разведывательной и контрразведывательной деятельности, а также другими теориями из разряда высшей политической математики.

  • [1] Так называемая Трехсторонняя комиссия, созданная на основе CFR в США.
  • [2] Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить пространством. М., 2000. С. 276.
  • [3] 14(1 А.Г. Дугин великолепно владеет высшей математикой геополитики. Но, подобно Оккаму,он не стремится усложнять реальность, нащупывая гениальность в простоте. Все гениальное,действительно, просто. Однако не всегда простота гениальна: «События августа 2008 г. показали, увы, сколь хрупок и ненадежен остов дружбы на постсоветском пространстве. Колебания Лукашенко в поддержке российской акции в Грузии в первые дни, осторожность Астаныв оценке происходящего, отказ представителей союзных государств в ОДКБ однозначновыступить единым фронтом с Россией с первых дней после грузинской атаки на Цхинвал —всё это показывает, насколько недооценивали мы имперскую перспективу в работе с друзьями». (Дугин А.Г. Четвертая политическая теория. М, 2009. С. 208). Однако вопреки всякойлогике А.Г. Дугин не сдается: «Ось Париж—Берлин—Москва сегодня призрачна как никогда, но из призраков, как мы знаем, иногда рождаются великие явления». (Дугин А.Г. Четвертая политическая теория. М., 2009. С. 209).
  • [4] Для того, чтобы интересы правящей элиты совпадали с интересами народа и национальными интересами обществу (народу) в своем развитии необходимо преодолеть сложнейшиеэтапы: - политической борьбы; - формирования соответствующей политической системы; - формирования национальной политической культуры. Процессы эти сложны и требуют времени, они сопряжены с жертвами, ошибками, предательствами, реформами и антиреформами (совершенствованием реформаторской практики набазе развития институтов прямого народовластия), постоянной апелляцией к интеллектуальным силам страны (и человечества), мужеству и политической активности народа, что с учетом нашей низкой политической культуры чревато практически гарантированной гетеротели-ей («хотели как лучше, а получилось как всегда»).
  • [5] Интересно, что А.Г. Дугин вполне понимает значимость этих процессов: «ОтношенияРоссии с Германией, Японией или Китаем являются сегодня делом не двух сторон, но, поменьшей мере, трех - России, другого государства и мирового мондиалистского лобби, выступающих как прямо, так и через своих агентов влияния в политических образованиях, выясняющих между собой двусторонние проблемы. При этом третья сила, мондиализм, чащевсего и оказывается определяющей, так как ее средства воздействия и структуры влияниянесравнимо более отлажены и эффективны, нежели соответствующие механизмы архаических национально-государственных образований» (Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить пространством. М., 2000. С. 441).
  • [6] Мы уже пренебрегаем таким значимым фактором, как национальный эгоизм, соперничество наций - этот «маленький камешек» легко может обусловить падение в пропасть сложного геополитического агрегата.
  • [7] Польские пролетарии в 1920 г. убивали посланцев республики рабочих и крестьян виламии косами. Немецкие пролетарии уничтожали в 1941 г. советских пролетариев в концлагерях игазовых камерах. После Второй мировой войны «пролетарии» развитых стран Запада трепетали от одной мысли о перспективах объятий с советскими пролетариями, которые в формедесантников могли опуститься к ним с небес на парашютах - разрушение пролетарскогогосударства в 1991 г. западные «пролетарии» восприняли как настоящий праздник.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >