Психологическая характеристика личностной готовности к профессиональной деятельности

Рассматривая личностную готовность к деятельности как системную характеристику, мы опирались на основные позиции системного подхода, нашедшего развитие в работах философов и методологов (Н.В. Овчинникова, В.Н. Садовского, Г.П. Щедровицкого, Э.Т. Юдина), психологов (Л.И. Анцыферова, Б.Ф. Ломова, А.Н. Леонтьева, В.П. Зинченко, К.К. Платонова, В.Д. Шадрикова, В.А. Ганзена, Н.И. Непомнящей) [15, 26, 95, 102, 140 и др]-

В современной науке выделяется ряд общих характеристик «системы». Анализ показывает, что к ним относятся целостность, структурность, взаимосвязь системы с другими системами и средами, иерархичность, множественность описания.

Став приоритетным в XX веке в ряде наук - кибернетике, социологии, семантике, психологии, - принцип системности указывал на необходимость поиска закономерностей, связей и структур, позволяющих представить некое явление как систему.

В психологии системный подход используется в исследовании психологической системы деятельности (В.Д. Шадриков); психических состояний и индивидуальности человека (В.А. Ганзен, В.С. Мерлин), личностных конструктов (Дж. Келли), а также личности (Б.Ф. Ломов, К.К. Платонов, J.D. Mayer) и психики в целом (Б.Ф. Ломов).

В.А. Ганзен и В.Д. Шадриков выделяют задачи системного анализа. К ним относятся:

  • - определение целевого назначения системы;
  • - выделение структуры и содержания;
  • - вычленение функций;
  • - описание системообразующего фактора и интегральных характеристик [209].

Применительно к изучению личностной готовности к деятельности как целостного образования необходимо отметить, что она не является простой суммой знаний, умений, личностных качеств и способов реализации действий. Присущая человеку готовность к деятельности как атрибут его зрелости в качестве субъекта деятельности, эффективности и состоятельности как субъекта различных классов взаимодействия представляет собой психологическое образование, позволяющее решать

профессиональные, социальные и личные задачи, где каждый из ее компонентов является частью интегрального целого. Характеристики личностной готовности к деятельности не вытекают непосредственно из характеристик обозначенных выше компонентов, хотя их уровень развития и характер связи между ними влияют на уровень данной готовности.

Как системное образование личностная готовность к деятельности имеет определенную структуру, включающую, по мнению исследователей, мотивационный, операциональный, волевой, когнитивный, рефлексивный и др. компоненты. С нашей точки зрения как системная характеристика субъекта деятельности личностная готовность включает интериоризированные психологические знания; действующие комплексы умений, профессионально-значимые качества, презентируемые в актах деятельности, систему субъективного контроля, регулирующую и обеспечивающую устойчивость реализации деятельности. Важной характеристикой этого психологического образования личности является возможность самоуправления и самокоррекции, обеспечение устойчивости и самоинициирование развития за счет рефлексии и поиска новых способов реализации себя в процессе деятельности.

Таким образом, наш анализ направлен, прежде всего, на выявление как характера, этапов, уровней личностной готовности личности к деятельности, так и ее характеристик в системном поле продвижения по пути самоосуществления.

Понимание личностной готовности как существенной предпосылки целенаправленности деятельности, ее регуляции, устойчивости и эффективности (М.И. Дьяченко, Л.А. Кандыбович) делает актуальным изучение готовности к различным видам деятельности. Для ответа на вопрос «Что представляет собой личностная готовность к построению профессиональной карьеры?» необходимо рассмотреть проблему готовности личности к деятельности такого рода, и готовности к деятельности в целом в трех аспектах: как общее, частное и единичное явление в психологии.

На самом общем уровне анализа деятельности личности должна быть выделена и описана структура готовности к деятельности. Данная структура, но уже на уровне частного анализа может быть рассмотрена как проблема личностной готовности человека к деятельности. На уровне единичного проблема готовности может быть понята и исследована в рамках конкретной деятельности (в данном случае профессиональной деятельности с целью построения карьеры).

Сама проблема готовности личности к деятельности разрабатывается в следующих направлениях психологии: психология труда, инженерная психология, эргономика, психология профессионализма, акмеология и др. Исследование проблемы личностной готовности к деятельности особенно актуально для профессий, предъявляющих повышенные требования к моральным, волевым и прочим качествам человека.

Р.Д. Санжаева в своем комплексном исследовании психологических механизмов формирования готовности личности к деятельности характеризует данную готовность как развитую систему убеждений, взглядов, отношений, мотивов, волевых и интеллектуальных качеств, знаний, умений, установок, настроенности на определенное поведение [163].

Вообще же в психологической литературе готовность рассматривается с двух позиций: как состояние и как качество личности. Однако большинство авторов, несмотря на различия в конкретном толковании понятия готовности, придерживаются мнения, что это особое психическое состояние.

Так, личностная готовность к деятельности представляет собой с позиции В.Н. Дружинина «...психическое состояние, которое характеризуется мобилизацией ресурсов субъекта труда на выполнение конкретной деятельности» [54, С. 438]. В этом случае психическое состояние понимается как целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, которая показывает своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений в действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности.

Если рассматривать готовность к деятельности как состояние, которое формируется в процессе подготовки, то необходимо учесть, что готовность личности может быть рассмотрена на двух уровнях: 1) как фактор, способствующий улучшению качества подготовки и как условие успешного усвоения какой-либо деятельности на этапе обучения в вузе; 2) как результат подготовки. Данное психическое состояние облегчает выполнение профессиональных обязанностей, позволяет правильно использовать знания и умения, опыт и личностные качества, способствует сохранению самоконтроля и позволяет адекватно перестраивать деятельность при появлении непредвиденных препятствий. В зависимости от изменяющихся обстоятельств протекания деятельности возникает необходимость менять саму деятельность без ущерба для предполагаемого продукта деятельности и того человека, который эту деятельность осуществляет. Ориентация в изменяющихся обстоятельствах деятельности, а также необходимость принимать решения относительно изменения самой деятельности предполагает самоопределение личности, готовность к выбору и принятию решений, выраженную способность к рефлексии.

Личностную готовность к деятельности классифицируют исходя из временных параметров. Различают длительную готовность и временное состояние готовности, синонимами которого является «предстартовое состояние» (Н.Д. Левитов), состояние «оперативного покоя» (А.А. Ухтомский) и состояние «бдительности» (Л.С. Нарсесян, В.Н. Пушкин).

Длительная готовность представляет собой структуру, в которую входят: положительное отношение к тому или иному виду деятельности, профессии; черты характера, способности, темперамент, мотивация, адекватные требованиям деятельности; необходимые знания, навыки, умения; устойчивые профессионально важные особенности; восприятия, внимания, мышления, эмоционально - волевые процессы.

Временная готовность представляет собой активизацию, приспособление всех сил, создание психологических возможностей для успешных действий в данный момент. Временная готовность - это целостное динамическое состояние личности, внутренняя настроенность на определенное поведение, мобилизованность всех сил на активные и целесообразные действия (Энциклопедический словарь с. 264).

Будучи целостными образованиями, длительная и временная готовность включает следующие компоненты, учет которых является необходимым условием эффективности психологического воздействия:

мотивационные - потребность успешно выполнять поставленную задачу, интерес к деятельности, стремление добиться успеха и т. п.;

  • - познавательные - понимание обязанностей, задачи, оценка ее значимости, знание средств достижения цели;
  • - эмоциональные - чувство ответственности, уверенность в успехе, воодушевление;

волевые - управление собой и мобилизация сил, сосредоточение на задаче, отвлечение от мешающих воздействий, преодоление сомнений, болезни.

Таким образом, готовность обеспечивает динамическое включение человека в деятельность, равно как и последующую надежность, и эффективность всей её стратегии. Существенно и то, что данная готовность является универсальной предпосылкой эффективности не только любой деятельности, но и других характеристик психической жизнедеятельности человека - его общения и отношений с другими людьми, адекватности его отношения к самому себе.

Психологическое состояние готовности к действию изучается также в работах А.А. Ухтомского, М.И. Виноградова, Б.Ф. Ломова, В.Н. Пушкина, Н.Д. Левитова и др. Большое внимание в психологии уделено конкретным формам проявления готовности: установке (Д.Н. Узнадзе), готовности к личности к трудовой деятельности (Н.Д. Левитов, И.Б. Котова, К.К. Платонов, А.Г. Ковалев, А.В. Веденов, Л.А. Кандыбович, Р.Д. Санжаева, П.Р. Чамата и др.). Помимо этого

готовность к деятельности рассматривается в русле

профессиографического изучения различных профессий (С.Г. Геллерштейн, И.Н. Шпильрейн), профпригодности к деятельности и профотбора (К.М.Гуревич, Ю.М.Забродин, В.П.Зинченко, К.К.Платонов, Ю.К.Стрелков, В.Д.Шадриков и др.),

профессионального самоопределения личности (С.С.Гришпун, Е.А.Климов, Л.Л.Кондратьева, Н.И.Крылов, А.И. Подольский,

Т.А.Решетова, Д.И.Фельдшейн, П.А.Шавир и др.), изучения мотивации, ценностных ориентаций, интересов, потребностей в процессе реализации деятельности (А.Г.Здравомыслов, Б.Б.Ольшанский, В.А.Ядов и др.) и т.д.

В работах П.К. Анохина, Г. Уолтера, Г. Мэгуна, А.А.

Ухтомского, А.Р. Лурии, Н.А. Берштейна содержатся указания на нейрофизиологические основы целенаправленного поведения в состоянии готовности к действию. Исследователями отмечено, что готовность к деятельности как внутреннее психическое состояние субъекта не может возникнуть вне общего повышения активности работы его мозга, различных систем и органов, поскольку необходим биохимический и физиологический сдвиг, направленный на перестройку организма к предстоящей деятельности.

Формирование стойких намерений и программ, определяющих сознательное поведение человека, обеспечивают его лобные доли коры головного мозга. Ситуация, воспринимаемая человеком, отражается в его мозгу, вызывает усиление протекания познавательных и других процессов еще до начала выполнения действий, но с учетом представляемого результата. Это состояние с физиологической точки зрения основывается на мозаике процессов возбуждения / торможения в головном мозге, прежде всего в коре и подкорке.

В русле изучения готовности к деятельности интересным является системогенетический подход В.Д. Шадрикова, который впервые заявил о том, что сущность научения при освоении профессиональной деятельности должно составить содержание процесса формирования психологической системы деятельности. При этом под психологической системой деятельности он понимал «целостное единство психических свойств субъекта деятельности и их всесторонних связей, которые побуждают, программируют, регулируют и реализуют деятельность и которые организованы в плане выполнения функций конкретной деятельности» [210, С. 14].

Данный подход к анализу профессиональной деятельности основывается на трех базовых принципах: деятельностном, системном и генетическом. Согласно деятельностному принципу психологические новообразования (например, регулятивные структуры по отношению к управлению профессиональной деятельностью) порождаются в самой деятельности, ею детерминируются и в своем функционировании подчиняются ее структуре и содержанию. Таким образом, в русле системогенетического подхода психологическая готовность личности к деятельности может быть рассмотрена как определенное психическое состояние, характеризующееся определенными мотивационными и операциональными свойствами личности. Данные свойства могут быть сформированы в ходе активной профессиональной подготовки с учетом индивидуальных особенностей индивида.

Важной, охватывающей различные стороны готовности личности к деятельности, является диспозиционная концепция, объединяющая социологические, социально-психологические и

общепсихологические характеристики личности.

Диспозиционная теория опирается на научные работы, представляющие её теоретическую базу. Это - труды по психологии установки Ш. Надирашвили, В.Г. Норакидзе, А.С. Прангишвили, Д.Н. Узнадзе и работы по психологии отношений В.Н. Мясищева. Социально - психологическое направление в исследовании установки представлено исследованиями Г.М. Андреевой, Л.Г. Асмолова, В.С. Магуна, П.Н. Шихирева. Обобщающие теоретические положения диспозиционной концепцию сформулированы В.А. Ядовым и Г. Ол портом.

В соответствии с этой теорией готовность представляет собой предрасположенность субъекта к поведенческому акту, действию, поступку, их последовательности. Диспозиции личности в целом представляют собой иерархически организованную систему, вершину которой образуют общая направленность интересов и система ценностных ориентации как продукт воздействия общих социальных условий, средние уровни - система обобщенных социальных установок на многообразные социальные объекты и ситуации, а нижний - ситуативные социальные установки как готовность к оценке и действию в конкретных («микросоциальных») условиях деятельности [161]. В соответствии с концепцией В.А. Ядова, высшие диспозиции (доминирующая направленность интересов личности в определённые сферы деятельности, система ценностных ориентаций на цели жизнедеятельности и средства их достижения, основные жизненные принципы человека, его «концепция жизни») наиболее устойчивы, что соответствует относительно более высокой стабильности общих социальных условий деятельности личности (устойчивые особенности образа жизни больших социальных общностей), они активно воздействуют на диспозиции нижележащих уровней. Однако расположенные ниже ситуативные социальные установки (аттитюды) обладают сложной структурой, которая содержит эмоциональный (оценочный), когнитивный (рассудочный) и собственно поведенческий (поведенческая готовность) уровни, формируемые предметными потребностями человека и соответствующими социальными ситуациями. Они, в отличие от обобщенных, обладают относительной самостоятельностью, что обеспечивает адаптацию личности к меняющимся (нестабильным) условиям деятельности при сохранении устойчивой целостности ее высших генеральных диспозиций. Последние регулируют общую направленность социального поведения личности, а диспозиции других уровней - поведение в той или иной сфере деятельности, направленность поступков в отношении определенных социальных объектов и ситуаций. Роль ведущей диспозиции принимает на себя та, которая наиболее полно соответствует данным условиям и цели деятельности в данном «масштабе».

Необходимо отметить, что структура отношений личности к условиям своего существования и деятельности, которая определяет её успешность, выходит за рамки диспозиций. Эту структуру образуют потребности личности, условия деятельности и собственно диспозиционные образования, которые формируются на стыке между потребностями и условиями их реализации. Все три компонента данной структуры иерархизированы. Иерархия потребностей образуется на основании последовательного расширения границ активности личности, на низшем уровне находится потребность первичного включения человека в ближайшее (семейное) окружение, далее - включение в различного рода контактные группы, наконец, в целостную социальную систему. Условия деятельности (ситуации), в которых могут быть реализованы те или иные потребности личности, иерархизированы по степени стабильности: низший уровень - наименее устойчивые, ежеминутно меняющиеся «предметные ситуации». Человек непрерывно «переходит» из одной предметной ситуации в другую. Средний уровень - условия группового общения. В течение значительного времени основные требования группы, в которой протекает активность человека (семья, коллектив), сохраняются неизменными. Максимально стабильными являются общие социальные условия - экономические, политические, культурные особенности образа жизни.

Парыгин Б.Д считает, не менее значимой составляющей личностной готовности к участию в самоуправлении является способность к эффективной деятельности, то есть к такой активности, которая приводит к разрешению целого ряда реальных социально- экономических проблем данной территории. Именно эта составляющая психологической готовности и является в конечном итоге самой главной для оценки ее состояния [115]. Личностная готовность к деятельности как бы аккумулирует в себе подобно сжатой пружине все необходимые энергетические ресурсы для последующего действия. В личностной готовности заложен в свернутом виде и алгоритм или сценарий предстоящего действия по аналогии с тем, как это имеет место в реализации известного биогенетического закона Геккеля, согласно которому каждый организм в процессе своего индивидуального развития (онтогенеза) повторяет некоторые черты и особенности тех форм, через которые прошли его предки в ходе эволюции (филогенеза).

Обратим также внимание и на исследования К.К. Платонова, в которых он общую готовность личности представляет в виде трехсторонней системы, состоящей из:

  • -моральной готовности (социально-обусловленная сторона личности);
  • -психологической готовности (индивидуальные особенности психических процессов);
  • -профессиональной готовности (опыт личности) [140, С. 236].

В нашем случае требует своего рассмотрения личностная готовность к деятельности. Изучив различные позиции по вопросу личностной готовности к деятельности можно сказать, что в общей психологии под готовностью личности к деятельности понимается психическое состояние, предстартовая активизация человека, включающая осознание человеком своих целей, оценку имеющихся условий, определение наиболее вероятных способов действия, прогнозирование мотивационных, волевых, интеллектуальных усилий, вероятности достижения результата, мобилизацию сил, самовнушение и достижение целей. Из этого следует, что готовность - это психическое состояние, которое может быть рассмотрено как частный случай функционального состояния.

Так, Н.Д. Левитов отмечал, что психические процессы, состояния и свойства личности отличаются своей динамичностью: процессы наиболее подвижны, свойства наиболее стабильны, а состояния занимают среднее положение. Изменение психического состояния непосредственно в процессе деятельности проявляется в виде смены субъективного отношения к отражаемой ситуации или смены мотивов по отношению к решаемой задаче [92, 93].

Исследователь предложил такое определение психических состояний: «это целостная характеристика человеческой деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекающих процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности» [93, с.20]. Важно также и то, что большинство научных исследований психических состояний подтверждают их активное влияние на протекание психических процессов, что позволяет говорить об их воздействии на регуляцию деятельности. Например, в работах таких ученых как Л.П. Гримак, Е.П. Ильин, Л.В. Куликов, В.И. Лебедев, Б.М. Теплов и др. подтверждается влияние психических состояний на процесс принятия решений, качество и эффективность профессиональной деятельности.

При содержательной оценке понятий «функциональное» и «психическое» состояния делается акцент на их субъективную и объективную стороны. Психическое состояние характеризуется единством переживания и деятельности, причем объективная их сторона направлена на внешние проявления эмоционально окрашенных деятельностных характеристик.

Таким образом, можно заключить, что функциональное состояние формируется и изменяется под влиянием воздействия ряда особенностей субъекта труда и самой деятельности. Здесь необходимо отметить, что высокий уровень личностной готовности к профессиональной деятельности позволяет сохранить конструктивный стиль работы в состоянии психической напряженности, при умении преодолевать различного рода стереотипы, при умении управлять собой и другими людьми. К факторам, вызывающим напряженность относятся степень сложности выполняемых задач, информационная нагрузка, физические, санитарно-гигиенические факторы, временные и динамические требования к деятельности. Распространено мнение, что психическая напряженность - это функциональное или психофизиологическое состояние, при котором повышается уровень активизации организма. В определенных допустимых или оптимальных пределах напряженность содействует успешности деятельности наряду с трудовой мотивацией и способностями к ее осуществлению. Однако для эффективной реализации деятельности возникает необходимость в способности к саморегуляции.

Личностная готовность к профессиональной деятельности является динамической структурой, включающей в себя ряд личностных характеристик, основными из которых являются (В.Н. Дружинин [54]):

- мотивационные особенности личности - потребность успешно выполнять поставленную задачу, интерес к деятельности, стремление добиться успеха и показать себя с лучшей стороны;

познавательные особенности личности - понимание обязанностей, трудовой задачи, оценка ее значимости для достижения конечных результатов деятельности и для себя лично (с точки зрения престижа, статуса), представление вероятных изменений обстановки и т.д.;

эмоциональные особенности личности - чувство ответственности, уверенность в успехе, воодушевление;

- волевые особенности личности - управление собой и мобилизация сил, сосредоточение на задаче, отвлечение от мешающих воздействий, преодоление сомнений, боязни.

В соответствии с этим М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбович выделяют такие компоненты готовности к деятельности [59]:

мотивационный, характеризующийся положительным отношением к деятельности, интересом с ней;

ориентационный, связанный с представлениями об особенностях и условиях протекания деятельности, о ее требованиях к личности;

  • - операционный, предполагающий владение определенными способами и приемами деятельности, а также наличие соответствующих знаний, умений и навыков;
  • - волевой, определяющий самоконтроль личности, умение управлять собой во время выполнения деятельности;

оценочный, предполагающий самооценку своей подготовленности и уровень соответствия ее оптимальным образцам.

К.М. Дурай-Новаковская рассматривает структуру готовности к деятельности в таком составе компонентов [58]:

  • - мотивационный (профессионально значимые потребности, мотивы деятельности);
  • - познавательно-оценочный (знания о содержании профессии, о требованиях профессиональный ролей, о структуре деятельности, способах решения профессиональных задач, самооценка своей подготовленности и соответствия процесса решения задач оптимальным трудовым условиям);
  • - эмоционально-волевой (чувство ответственности за результаты деятельности, самоконтроль, умение управлять действиями, из которых складывается выполнение обязанностей);
  • - операционно-действенный (владение профессиональными знаниями, навыками, способами выполнения задач, адаптации к трудностям и условиям деятельности);
  • - мобилизационно-настроечный (способность и возможность управлять своим состоянием в реальных ситуациях).

Л.Н. Захарова рассматривает личностную готовность к деятельности как процесс, имеющий инвариантную структуру и вариативное содержание, зависящее от индивидуальнопсихологических особенностей, а также от условий жизнедеятельности и профессиональной деятельности. Исследователь трактует готовность как проявление эмоционального и осознанного отражения субъектом сформированности полного психологического обеспечения деятельности. Данное обеспечение является системой внутренних условий и средств организации и эффективной реализации деятельности [67].

Структура личностной готовности к деятельности (по Б.Д.Парыгину), включает в себя установку и способность: к полному включению в деятельность; к нестереотипной деятельности; к принятию обоснованного решения; к умению выдержать испытание стрессом.

Как социально-психологическая проблема готовность к деятельности представлена внутренней противоречивостью последней и тем, в какой мере ее субъект оказывается психологически готов или не готов к восприятию, адекватной оценке, пониманию, природы и видению путей преодоления этих противоречий. Исходя из этого, автор приводит структуру личностной готовности, общими составляющими которой являются:

  • 1. Установка на включение в деятельность.
  • 2. Способность к максимальному включению в деятельность,
  • 3. Установка на преодоление инерционных стереотипов и шаблонов.
  • 4. Способность выбора или выработки новых установок в соответствии с нестандартной ситуацией.
  • 5. Внутренняя готовность взять на себя ответственность за самостоятельно принятые решения.
  • 6. Способность принятия обоснованного решения.
  • 7. Готовность к экстремальным условиям стрессовой ситуации.
  • 8. Способность выдержать испытание стрессом [115].

Но задача социально-психологического обеспечения готовности к деятельности состоит не только в том, чтобы понять природу ее отсутствия там, где она крайне необходима, но и изыскать средства ее компенсации или ускоренного формирования в соответствии с динамично меняющейся жизненной ситуацией.

Д.К. Войтюк в своем исследовании влияния рефлексии на формирование личностной готовности к профессиональной деятельности указывает на большую значимость рефлексирующего компонента. Сущность этой своеобразной формы анализа в том, что она направлена в первую очередь на осмысление именно деятельности и форм её существования. Вместе с тем рефлексия - это деятельность самосознания, раскрывающая специфику духовного мира человека и его личностного развития. В жизнедеятельности отдельного человека она реализуется в разных видах деятельности, и прежде всего, профессиональной деятельности, а также распространяется на все сферы социального бытия личности. Поэтому автор ставит рефлексию как родовую способность индивида и как специфическую психическую деятельность, направленную на выявление основ собственного поведения или деятельности и приводящую к изменению качества активности личности, между мотивационным и операционным компонентами психологической готовности, отмечая зависимость успешности деятельности от рефлексии как основы сознательной саморегуляции субъектом своих состояний при решении проблемных ситуаций в процессе реализации деятельности [40].

Исходя из имеющихся представлений о структуре личностной готовности к деятельности, представим более детальный анализ ее основных компонентов.

Мотивационный компонент личностной готовности образован на основе устойчивой системы мотивов, которая многими исследователями определяется как направленность.

Б.Ф. Ломов, отмечая, что направленность играет большую роль при профессиональной подготовке и определяет успех личности в деятельности, характеризует направленность как интегральное свойство личности, которое характеризует отношение человека к избранной деятельности. Направленность обеспечивает интеграцию личности, выступая в роли «побудительной системы», определяющей избирательность отношений к активности личности. Личностная направленность характеризуется интересами, склонностями, убеждениями, идеалами, в которых выражается мировоззрение человека. Б.Ф. Ломов под направленностью понимает «побудительную силу», которая определяет избирательность отношений и степень активности личности [103].

С. Л. Рубинштейн направленность представлял в виде интегратора динамических тенденций личности, которые в качестве мотивов определяют человеческую деятельность и сами, в свою очередь, определяются ее целями и задачами. Проблема направленности, по С.Л. Рубинштейну, связана, прежде всего, с решением вопроса о динамических тенденциях, которые в качестве мотивов определяют человеческую деятельность, сами, в свою очередь, определяясь ее целями и задачами. Направленность включает два взаимосвязанных момента: предметное содержание (содержательный момент), обозначающее определенный предмет направленности; напряжение (собственно-динамическая тенденция), определяющее источник направленности [156].

А. Н. Леонтьев, развивая идеи С. Л. Рубинштейна, ядром личности называл систему относительно устойчивых, иерархизированных мотивов как основных побудителей деятельности. Одни мотивы, побуждая к деятельности, придают ей личностный смысл (смыслообразующие) и определенную направленность, другие играют роль побудительных факторов. Распределение функций смыслообразования и побуждения между мотивами одной деятельности позволяет понять главные отношения, характеризующие мотивационную сферу личности, то есть увидеть иерархию мотивов [95, 96].

Первое необходимое условие существования направленности состоит в избирательно-положительном отношении человека к деятельности или к отдельной ее стороне. Речь идет о субъективном отношении, а не о тех объективных связях, которые могут иметь место между человеком и деятельностью. Зарождение субъективного отношения, разумеется, определяется сложившимися объективными отношениями. Однако последние могут не приобрести личностной значимости, либо вызвать избирательно отрицательное отношение к отдельным сторонам деятельности [148].

Формирование направленности к деятельности в самом общем виде, как показано у Л. И. Божович, обусловлена уже сложившимися к данному времени качествами личности, ее взглядами, стремлениями, переживаниями и т.п. [29]. Указание на избирательно-положительное отношение человека к какой-либо деятельности не раскрывает, однако, психологического содержания его направленности. Понятие «отношение к деятельности» само по себе психологически бессодержательно, поскольку отражает лишь направление нашей активности и указывает на ее объект. В основе положительного отношения нескольких человек к одной и той же деятельности могут лежать различные потребности и стремления. Только путем анализа системы мотивов, лежащих в основе субъективного отношения, можно судить о его реальном психологическом содержании. В контексте данного подхода зрелая личность организует свое поведение в условиях действия нескольких мотивов; выбирает цели деятельности и с помощью специально организованной мотивационной сферы регулирует свое поведение таким образом, чтобы были подавлены нежелательные, хотя и более сильные мотивы [60].

В понятии «направленность» следует выделить отдельные стороны, выражающие ее содержательную и динамическую характеристики. К первой относят полноту и уровень направленности, ко второй - ее интенсивность, длительность и устойчивость. Полнота и уровень направленности несет содержательно-личностную характеристику направленности и в значительной мере содержит ее формально-динамические особенности.

Под полнотой направленности рассматривается круг (разнообразие) мотивов предпочтения той или иной деятельности. Избирательное отношение к деятельности чаще всего начинается с возникновения частных мотивов, связанных с отдельными сторонами содержания определенной деятельности, или процессом деятельности, или с какими-либо внешними атрибутами профессии. При определенных условиях значимыми для человека могут стать многие связанные с деятельностью факторы: ее творческие возможности, перспективы личностного и профессионального роста, престиж профессии, ее общественная значимость, условия труда, его соответствие привычкам, особенностям характера и т.п. Это свидетельствует о том, что направленность основывается на широком круге потребностей, интересов, идеалов, установок человека. Чем полнее направленность, тем более многосторонний смысл имеет для человека выбор данного вида деятельности, тем разностороннее удовлетворение, получаемое от реализации данного намерения.

Обычно мотивы, лежащие в основе направленности к какому- либо виду деятельности, неоднородны по происхождению, характеру связи с ней. В этом плане правомерно выделение, во-первых, группы мотивов, выражающих потребность в том, что составляет основное содержание определенной деятельности.

Другая группа мотивов связана с отражением некоторых особенностей данной деятельности в общественном сознании (мотивы престижа, общественной значимости) [16]. Очевидно, что связь индивидуального сознания с видом деятельности приобретает в данном случае более опосредованный характер.

Третья группа мотивов выражает ранее сложившиеся потребности личности, актуализированные при реализации какой- либо деятельности (мотивы самораскрытия и самоутверждения, материальные потребности, особенности характера, привычек и т.п.).

Четвертую группу составляют мотивы, выражающие

особенности самосознания личности в условиях реализации какой- либо деятельности (убежденность в собственной пригодности, в обладании достаточным потенциалом, в том, что намечаемый путь и есть «мое призвание»).

Мотивы, относимые к пятой группе, выражают

заинтересованность человека во внешних, объективно несущественных атрибутах, присущих для определенного вида деятельности. Нередко именно эти мотивы порождают, например, стремление к отдельным «романтическим» профессиям.

Как отмечал П.А. Шавир [208, С. 29]: «мотив, органический связанный с содержанием или процессом деятельности, обеспечивает то неустанное внимание к ней, ту увлеченность, которая приводит к развитию соответствующих способностей. Этот мотив побуждает человека оценивать себя, свои знания, свое умение и нравственные качества в свете требований данной деятельности».

Таким образом, психологически оправдано различать мотивы, органически связанные с содержанием выполняемой деятельности

(прямые мотивы и побочные мотивы). В первом случае человек трудится ради того дела, которым занят. Само возникновение прямых мотивов есть свидетельство того, что данная деятельность приобретает непосредственную личную значимость для человека. К числу прямых мотивов трудовой деятельности относят сознание своего долга, переживание общественной значимости своего труда. Руководствуясь в процессе неинтересной для него работы чувством долга, человек не приспосабливается к внешним требованиям, а усваивает их. Чувство долга не является побочным мотивом, так как оно глубоко связано с выполняемой деятельностью, главным образом с ее результативной стороной.

Если человек побуждается к деятельности побочными мотивами, внутренне не связанными с ее содержанием или результатом, то нельзя сказать, что он трудится ради того дела, которым занят. Он приспосабливается к внешним требованиям, но не усваивает их. Он побуждается к труду на основе потребностей и чувств, которые не обязаны своим развитием данной деятельности (например, материальная заинтересованность, честолюбие и т.п.). Для того чтобы в процессе труда стимулировалось развитие человека, раскрытие и расширение его творческих сил, необходимо, чтобы центральными для человека были мотивы, внутренне связанные с содержанием выполняемого труда, а при отсутствии интереса к процессу труда - мотивы долга и общественной необходимости. Нельзя недооценивать роли и других групп мотивов. Однако их значимость в структуре направленности зависит от того, дополняют ли они мотив, отвечающий объективному содержанию выбранного вида деятельности, или «конкурируют» с ним. В случаях, когда ведущее положение занимает мотив, относящийся ко второй-пятой группам, уровень направленности в большей или меньшей степени снижается.

При высоком уровне направленности близким и нужным человеку является наиболее существенное в данной деятельности, то, в чем состоит ее объективное назначение. При низком уровне направленности ведущий мотив выражает потребность не столько в деятельности, сколько в различных, связанных с ней обстоятельствах. Основной показатель уровня - содержательность и глубина интереса с учетом его положения в системе мотивов, образующих направленность.

Поддержание устойчивой направленности личности представляет собою непрерывный процесс согласования требований перспективы посредством деятельности, посредством обратной связи. Формирование мотивов, как справедливо отмечает А.К. Маркова [108], равно как и системы целей и намерений, идет вместе с формированием потребностей. Потребность и другие компоненты (интересы, влечения, цели, намерения) становятся устойчивее за счет более глубокого познания перспективы и трансформацией возникшей потребности человека в конкретные мотивы.

Как видим, очевидно, что без достаточно высокого уровня направленности невозможно оптимальное взаимодействие между человеком и избираемым им трудом.

Однако наличие адекватной системы мотивов в виде направленности само по себе не предполагает высокого уровня психологической готовности к деятельности и не гарантирует успеха ее реализации. Из наблюдений следует, что наиболее фиксируемый компонент психологической готовности личности к деятельности - эмоциональный. В большинстве случаев наблюдается очевидная взаимосвязь между эмоциональной настройкой со всеми сторонами реализации какого-либо вида деятельности.

Отметим, что адекватная мотивация должна быть подкреплена соответствующими способностями и качествами личности, определенной системой знаний, умений и навыков. Этот компонент готовности обозначен в психологии как операциональный. В операциональный компонент вполне оправданно можно внести и информационный, поскольку он выражается в степени осмысленности предстоящей работы, сосредоточенности на ней, что базируется на имеющихся знаниях и умениях в области какого-либо рода деятельности. Сюда же относится и мысленное проделывание работы. Однако этот компонент внешне мало заметен, в отличие от мотивационного и эмоционального: о нем можно судить либо по ошибкам в деятельности, либо по сосредоточенности внимания, быстроты его переключения от деятельности, не связанной с трудом, на трудовую деятельность.

Гармоничное взаимодействие мотивационного, эмоционального, операционального и информационного компонентов является условием успешной адаптации человека к деятельности и является залогом развития личности.

В.Г. Леонтьев, опираясь на работы Д.Н. Узнадзе (1966), отмечает, что психологическая готовность человека к деятельности - это соединение необходимых знаний, умений и навыков с потребностью в труде. В данном тезисе основными компонентами готовности, как видим, выступают в единстве мотивационный и операциональный [97].

С этим согласуется и позиция В.А. Соловьевой, которая указывает на взаимосвязь уровня готовности к деятельности личности с актуализацией ее мотивов. По мнению исследователя, актуальный мотив предполагает одновременное функционирование как его динамической, так и содержательной составляющей. На динамический компонент мотива влияют сила и пластичность нервной системы, уровень подготовки, а на содержательный компонент - отдельные черты личности, возрастные особенности, а настроение и эмоциональная оценка выступают в качестве критериев личностной готовности к деятельности [175].

Состояние готовности к деятельности в решающей степени обуславливается устойчивыми психическими особенностями, свойственными отдельному человеку. На состояние личностной готовности оказывают влияние и те конкретные условия, в которых осуществляется деятельность. К таким условиям, внешним и внутренним, А.В. Самойлик относит:

  • - содержание задач, их трудность, новизну, творческий характер;
  • - обстановку деятельности, пример поведения окружающих;
  • - особенности стимулирования действий и результатов;
  • - мотивацию, стремление к достижению того или иного результата;
  • - оценку вероятности его достижения, самооценку собственной готовности;
  • - предшествующее нервно-психическое состояние;
  • - состояние здоровья и психическое самочувствие;
  • - личный опыт мобилизации сил на решение задач различной трудности;
  • - умение контролировать и регулировать уровень своего состояния готовности;
  • - умение самонастраиваться, создавать оптимальные внутренние условия для предстоящей деятельности [160].

Динамическую структуру состояния личностной готовности к сложным видам деятельности, к которым необходимо отнести и работу с информационными технологиями, автор представляет в виде следующих взаимосвязанных элементов:

- осознание своих потребностей, требований общества, коллектива или поставленной другими людьми задачи;

осознание целей, решение которых приведет к удовлетворению потребностей или выполнению поставленной задачи;

  • - осмысливание и оценка условий, в которых будут протекать предстоящие действия, актуализация опыта, связанного в прошлом с решением задач и выполнением требований подобного рода;
  • - определение на основе опыта и оценки предстоящий условий деятельности наиболее вероятных и вспомогательных способов решения задач или выполнения требований;

прогнозирование уровня развития интеллектуальных, эмоциональных, мотивационных и волевых процессов, оценка соотношения своих возможностей, уровня притязаний и необходимости достижения определенного результата;

- мобилизация сил в соответствии с условиями и задачей, самовнушение в достижении цели.

В итоге человек настраивается на определенное поведение, на совершение действий, необходимых для достижения поставленной цели; оценивает адекватность своих действий, модель которых он построил заранее, стремится использовать оптимальные условия и средства, ведущие к достижению цели, сознательно управляет собой.

Итак, динамическая структура состояния психологической готовности к деятельности выступает как целостное образование и включает в себя ряд компонентов. Соответственно уровни могут быть выведены из перечисленных выше характерологических компонентов. Определение уровня психологической готовности личности к деятельности должно базироваться на соотношении результативности конкретной деятельности с точки зрения заданных целей и тех новообразований, которые происходят в личности под влиянием выполняемой деятельности. В качестве психологических коррелятов результативности деятельности и личностных новообразований Д.К. Войтюк предлагает рассматривать такие категории как цель деятельности и личностный смысл [40].

Категория «цель» многофукнциональна. В первую очередь цель субъекта обуславливает активность личности, обеспечивает ее собственную динамику как источника преобразования и поддержания жизненно важных связей с окружающим миром, то есть обеспечивает живому существу способность к «самостоятельной силе реагирования» (Ф.Энгельс). В силу этого цель может выступать в соотнесении с деятельностью, обнаруживаясь как динамическое условие ее становления, реализации и видоизменения, как свойство ее собственного движения, обуславливая производимые действия спецификой внутренних состояний субъекта непосредственно в момент производимых действий.

Если субъект способен подняться над уровнем требований ситуации и ставит цели, избыточные с точки зрения исходной задачи, то есть способен выйти за пределы исходных целей, выйти за рамки приспособительности, то активность проявляется как надситуативная, что при благоприятных условиях способствует творчеству, познавательной активности, высокой эффективности деятельности.

Психологические особенности целеобразования в реальной жизни субъекта рассмотрены А.Н. Леонтьевым [96], М. Вудвоком и Д. Френсисом [43] таким образом.

  • 1. Прояснение потребностей личности (установление личный целей требует анализа текущей ситуации и ответа на вопрос, чего бы вы хотели добиться).
  • 2. Прояснение возможностей (необходимо прояснить как можно больше возможностей как напряжением собственной мысли, так и путем изучения ситуации и привлечения окружающих).
  • 3. Принятие решения о нужном (это связано с определением личных ценностей и позиций (что является важным), с личными границами и пределами (на какой риск готовы пойти) и анализом последствий ваших решений для окружающих вас людей (как ваши решения повлияют на окружающих вас людей)).
  • 4. Выбор (после определения диапазона имеющихся возможностей и прояснения потребностей, необходимо сделать выбор, что вы направите ваши усилия на данное, а не на иное направление деятельности).
  • 5. Уточнение цели (от выражения цели в общем виде необходимо перейти к ее конкретизации для того, чтобы общую задачу можно было бы превратить в программу действия с рядом конкретных задач).
  • 6. Установление временных границ (цели, содержащие направление действий, должны также указывать скорость движения для того, что распределить свое время и другие ресурсы).
  • 7. Контроль достижений (установление меры успеха, с которой можно соизмерять движение к цели).

Предложенные семь шагов являются психологическим инструментом при постановке цели. В дальнейшем гармоничное соотношение цели и смысла деятельности предполагает успешное развитие личности без ущерба для его психики. Дисгармоничное соотношение предполагает неадекватные «личностные» затраты на реализацию деятельности, достижение полезного результата в ущерб личностному развитию и искажению «образа Я». Гармоничный вариант представляет собой прогрессивную стадию развития личности, а дисгармоничный вариант, соответственно, регрессивную стадию. При более детальном рассмотрении этого вопроса можно отметить, что прогрессивная стадия связана с формирование мотивов деятельности и структуры способностей к ней, знаний, умений и навыков в области данного вида деятельности. Прогрессивная стадия характеризуется повышением уровня личностной готовности к деятельности, а именно ее мотивационного и операционального компонентов. Необходимо отметить, что при регрессивной стадии отрицательное влияние деятельности на личность может носить как частичный, так и полный характер. При частичном регрессе затрагивается какой-либо один элемент развития личности, а при полном регрессе негативные процессы затрагивают все структуры психологической системы деятельности, приводя их к разрушению, что, естественно, снижает эффективность выполнения деятельности. К видам негативного влияния деятельности на личность можно отнести профессиональные деформации личности, возникновение таких специфических состояний как психическое выгорание и др.

Само по себе представление о существовании связи различных личностных особенностей и способа действования в психологии общепринято. Так, Л.В. Бороздина [34] доказала, что уровень притязаний и адекватная самооценка не формируются в тех видах деятельности, где постоянна низка ее успешность и где не сложились операциональные навыки. Е.Ю. Артемьева отмечает, что испытуемые с невыраженным мотивом достижения не используют сложных алгоритмов, потому что не выбирают сложных задач и не ставят сложных целей. Различные изменения в мотивационной сфере влияют не только на психические процессы личности, но и на поведение в целом. С позиции исследователя люди, способные решать задачу, выходя за рамки обыденных условий, обладают высокой активностью межличностных отношений [27].

Что же делать, если личность психологически не готова к осуществлению конкретной деятельности, несмотря на достаточный уровень знаний, умений и навыков? В этой связи возникает необходимость определить причины возникновения отрицательных эмоций, снижения работоспособности, низкой активности личности, раздражительности и агрессивности еще на этапе обучения; выявить, что стоит за этими явлениями: внешние условия обучения или внутренние субъективные причины, связанные со способностью человека регулировать собственные действия, мышление, поведение, эмоции и т.д.

Низкий уровень личностной готовности к деятельности приводит к неадекватным реакциям, ошибкам, к несоответствию функционирования психических процессов и тех требовании, которые предъявляются ситуацией. Личностная готовность к деятельности изначально проявляется как различные по степени выраженности переживания собственных неудач и успехов, которые подводят человека к необходимости изменения собственной позиции и включают дополнительные психические резервы личности. После того, как определены причины, вызвавшие данные состояния личности, может отмечаться ситуативное включение человека с целью коррекции отдельных действий, состояний и программ. Высший уровень психологической готовности (как необходимый и достаточный) к деятельности может быть отмечен как способность планировать течение собственной жизни и осуществлять контроль и регуляцию деятельности, основываясь на анализе собственного состояния, структуры деятельности, ее результатов, сверяя их с профессионально заданными образцами.

Отметим, что даже частичное понижение уровня личностной готовности к деятельности может быть связано с деформацией какого- либо из ее компонентов, но в большей степени мотивационного и операционального. Так, деформация мотивационной сферы может проявляться в чрезмерной увлеченности какой-либо сферой деятельности при снижении интереса к другим (феномен «трудоголизма»),

В структурном плане Л.Н. Захарова, соотнося компоненты готовности с ее видами, выделяет следующие виды личностной готовности к деятельности:

  • - мотивационная готовность как актуализация у человека потребности в личностном и профессиональном саморазвитии в труде создает возможности для самореализации личности в профессиональной сфере, создает базу для развития профессионально важных качеств и формирования индивидуального стиля деятельности;
  • - целевая готовность как концептуальная модель деятельности обеспечивает набор значимых профессиональных целей с учетом актуальных потребностей субъекта;
  • - операционная готовность как наличие знаний, умений и навыков зависит от степени сформированности данных средств реализации содержания основных этапов деятельности;
  • - регуляционная готовность как относительно самостоятельная Деятельность реализуется в процессе психологической подготовки со специфическим содержанием функций поддержки процесса профессионализации субъекта [67].

Мотивационная готовность субъекта проявляется в мотивационном санкционировании конкретного направления профессионализации, формировании уровня притязаний и самооценки, зависящей от качественных характеристик самореализации субъекта в процессе деятельности. В основе этого лежит реальная мотивационная ориентированность человека на личностное развитие в процессе подготовки и за его пределами. А.Н. Леонтьев отмечал, что «...мотивация определяет связь личности и действования» [95, С. 185].

Исходя из этого, выделяются факторы, комплексное действие которых способствует реализации мотивационной готовности субъекта к деятельности:

  • - объективное совпадение мотивационной ориентации человека на личностную реализацию с целевыми установками выполняемой деятельности;
  • - личностная и индивидуальная ориентированность системы психологических установок, строящейся с учетом специфики преобладающей реальной мотивации субъектов деятельности;
  • - целенаправленная актуализация действия системообразующих факторов в форме мотивационно-целевых отношений, психологических механизмов мотивационного санкционирования деятельности (В.К. Вилюнас), ее регуляции (Н.М. Пейсахов, Ю.М. Орлов), каузальной атрибуции (Г. Келли, Ф. Хайдер, X. Хеккаузен), устранения когнитивного дисбаланса (Ж. Пиаже), двухфакторного механизма мотивации (А.Бандура), взаимодействия внешних и внутренних мотивационных факторов и др.;
  • - повышение внутренней мотивированности субъекта за счет обогащения содержания деятельности, что возможно на уровне реализации ее концептуальной модели, операционального и регуляционного компонентов.

В.И. Слободчиков выделил различные уровни мотивационной готовности личности в зависимости от уровней развития рефлексии. В качестве основных уровней рефлексии В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев различают: нулевой (наивное сознание), уровень фиксации, уровень обобщения и уровень осмысления [171]. Динамика перехода от нулевого уровня к осмысленному определяет тот или иной уровень психологической готовности личности к деятельности, а также уровень результативности самой деятельности. С позиции же И.Н. Семенова [164, 165] при направленности рефлексии на осмысление совершаемого субъектом движения в содержании проблемной ситуации и на организацию действий, преобразующих элементы данного содержания, она носит характер интеллектуальной рефлексии, а личностная рефлексия направлена на самоорганизацию через осмысление человеком себя и своей мыслительной деятельности в целом как способа осуществления своего целостного «Я».

Помимо этого при рассмотрении основных видов мотивационной готовности к деятельности можно назвать такие:

адекватная, представленная мотивами, связанными с содержанием деятельности (отличительной чертой данной мотивации является наличие познавательного интереса по отношению к предмету своей деятельности);

  • - атрибутивная, представленная мотивами, отражающими заинтересованность личности во внешних атрибутах какой-либо деятельности;
  • - конформистская, в которой преобладают мотивы, связанные с отражением данного вида деятельности в общественном сознании;
  • - компенсаторная, с преобладанием мотивов, выражающих стремление личности преодолеть «слабые» стороны своего характера, изменить себя и др.;
  • - прагматическая, представленная мотивами, выражающими ранее сложившиеся потребности личности, которые могут быть удовлетворены в деятельности, например, самоутверждение, самореализация, материальная выгода и др.;
  • - подтверждающая, представленная мотивами, связанными с особенностями самосознания конкретного человека в условиях взаимодействия с определенной деятельностью, например, подтверждение собственной пригодности, убежденность в обладании творческим потенциалом и т.п.

С позиции Д.К. Войтюка высокому уровню мотивационной готовности личности соответствуют такие виды мотивации как адекватная и подтверждающая. Адекватная мотивация отражает в сознании индивида, прежде всего, предмет деятельности.

Подтверждающая мотивация позволяет судить о том, что человек стремится повысить свой уровень пригодности. Среднему уровню мотивационной готовности, скорее всего, соответствует компенсаторные мотивы, что позволяет судить о том, что в сознании конкретного человека представлена как некая технология самоизменения и саморазвития. В качестве достаточного уровня мотивационной готовности называется наличие прагматической мотивации, предполагающей, что удовлетворение потребностей человека будет происходить все же средствами данной деятельности. Этот вид мотивации может присутствовать и на более высоких уровнях развития самосознания, но при этом меняется ее смысловое содержание. Недопустимыми видами мотивации для успешной реализации деятельности называются атрибутивная и конформистская.

Д.К. Войтюк указывает, что уровни мотивационной и операциональной готовности личности являются производными от соответствующих уровней рефлексии: оценки, анализа и осмысления [40]. Возможность же дифференциации различных уровней психологической готовности личности к деятельности автор обосновывает соотношением мотивационного и операционального компонентов в структуре готовности к личности, а также тем, каким уровнем рефлексии представлены данные компоненты в сознании субъекта деятельности. Различные компоненты деятельности в зависимости от качества их отражения в сознании личности выступают также детерминантами формирования мотивации к деятельности. В процессе рефлексивного отражения формируются определенные умения, необходимые для данной деятельности. Необходимые личностные качества и способности личности являются наиболее значимыми операциональными умениями, которые обеспечивают успех в деятельности.

Регуляционная готовность субъекта к деятельности реализуется в процессе самой деятельности как относительно самостоятельный сознательный ее вид со специфическим содержанием функций поддержки процесса реализации деятельности.

Особую роль в регуляционном обеспечении деятельности играет рефлексивное мышление как основа сознательной саморегуляции субъекта деятельности. Специфика данного мышления обусловлена, прежде всего, необходимостью понимания скрытых от непосредственного наблюдения внутренних механизмов и законов развития как личности в целом, так и отдельных психических процессов и состояний человека, эмоциональных переживаний, отношений, интересов, причин преодоления различных проблем, возникающих в процессе деятельности. Рефлексивное мышление является также средством психологической зашиты личности, средством индивидуального преодоления стереотипов и средством устранения ограничений проявления креативности субъекта деятельности, средством снижения психологической напряженности и др.

Р.Д. Санжаева различные виды готовности к деятельности обозначает как ориентационный, оценочный и волевой [163]. Ориентационная готовность субъекта к деятельности, по мнению исследователя, обеспечивается развитой концептуальной моделью деятельности, поэтому ее можно соотнести с целевой готовностью, описанной выше. Оценочная соотносится с регуляционной.

Отдельного рассмотрения требует волевая готовность, поскольку она имеет место тогда, когда восприятие переходит в наблюдение, непреднамеренное внимание - в преднамеренное, воспоминание - в припоминание, пассивное воображение - в активное, спокойный процесс мышления - в напряженный процесс решения задачи. При этом процесс постановки цели не всегда будет волевым, а только при двух условиях: если цель ставится человеком сознательно и если есть внутренняя готовность добиваться поставленной цели. Волевая готовность проявляется в волевых процессах: влечении, желании, хотении и намерении.

Сформированность уровней волевой готовности различна: большая волевая готовность к деятельности проявляется в хотении, а не в желании и влечении, но эта готовность выражается не всегда в том, что отчетливо проявляется в пути к достижению цели, а чаще в исключении конкурирующих целей, в целенаправленном сужении внимания; для намерения характерна готовность действовать, совершать что-либо в определенном направлении.

Волевая готовность сопровождается «борьбой мотивов» при решении деятельностных задач. Она имеет различные формы в зависимости от сложности ситуации и степени внутренней готовности принять решение, от наличия противоречивых целей и мотивов. Волевая готовность проявляется в том, что человек направляет, регулирует, контролирует свою деятельность.

Основными критериями выделяются три уровня готовности к познавательной деятельности:

  • 1) уровень готовности к восприятию научной лексики (высокий - студент самостоятельно выбирает тематику, ориентируется в литературе (информационных источниках); ему присуща потребность в работе с литературой и самостоятельность; средний - студенту требуется эпизодическая помощь преподавателя; достаточный - студент нуждается в систематической помощи преподавателя);
  • 2) уровень владения семантикой (высокий - студент осознанно и свободно владеет понятиями и применяет их в тексте и контексте как в устной, так и в письменной речи; средний - у студента наблюдается смешение допонятийных и понятийных представлений в семантике, но посредством авторского перевода семантики научного языка он способен подняться до адекватного семантического понимания; достаточный - студент способен к репродукции семантики на уровне всех видов памяти);
  • 3) уровень рефлексии.

Д.К. Войтюк отмечает, что интенсификация рефлексии является основным условием обнаружения верного способа действия, то есть целесообразного. Сама возможность интенсификации рефлексии зависит от того, какую позицию занимает субъект деятельности. При воспроизведении деятельности отмечается экстенсивная форма рефлексии, основная функция которой сводится к контролю за продвижением в области операциональных умений человека. Продуктивная личностная позиция позволяет реализовать интенсивную форму рефлексии, в отличие от основных функций которой можно выделить следующие: осознание содержания оснований собственной деятельности (например, мотивы, потребности, которые человек удовлетворяет, находясь в ней и т.д.), поиск ошибочных допущений, определение меры адекватности используемых средств [40].

Основываясь на позиции В.И. Слободчикова в определении рефлексии, можно предположить, что человеку необходимо, прежде всего, обратить свое сознание на структуру самой деятельности. В данной структуре, в первую очередь, необходимо подвергнуть рефлексии мотивы деятельности, а также основные цели и задачи. Рефлексия мотивации личности должна базироваться на понимании содержания деятельности, ее предмета.

Как видим, в психологической науке нет единой классификации видов личностной готовности к деятельности и подходов к определению уровней ее развития. Общепринятыми видами готовности к деятельности можно назвать: мотивационную, целевую, операциональную, регуляционную и волевую. В отношении уровней четкое разделение сделать сложнее, поскольку уровневое обозначение имеет как личностная готовность к деятельности в целом (например, низкий, высокий уровни), так и каждый из ее видов (например, мотивационная готовность представлена уровнем наивного сознания, уровнями фиксации, обобщения, осмысления и т.д.).

Следовательно, состояние психологической готовности к деятельности как сложная система включает в себя совокупность мотивационных, эмоциональных, операциональных,

интеллектуальных и волевых сторон психики человека в их соотношении с внешними условиями деятельности и предстоящими задачами по достижению поставленных перед человеком целей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >