История и современность российских сообществ

История. Благотворительные и другие общественные учреждения исторической России как прообразы добровольных формирований

Благотворительность в России, как предлог к объединению

Некоторые современные исследователи, например, Нещеретний П.А., Покотилова Т.Е и другие считают, что благотворительность на Руси имела место еще до принятия христианства, при этом они ссылаются, в первую очередь, на труды С.М. Соловьева, где отмечается, что в отличие от более воинственных народов, где было принято избавляться от больных, увечных, престарелых, которые не могли уже оказывать помощь на войне, защищать родичей, а в периоды нехватки пропитания, чтобы предохранить от голодной смерти взрослых, жертвовать младенцами, восточные славяне относились к престарелым родителям и слабым родственникам милостиво и поддерживали их. Сам

С.М. Соловьев ссылается своих записках на летописные свидетельст- ва.

Язычество древних славян представляло собой идею жизни как наивысшей ценности, возвеличивая и обожествляя важнейшие качества коллективной жизни, такие, как жизнелюбие, благость жизни, жизнестойкость, храбрость, сила, плодородие природы, любовь, семья и деторождение, домоводство, общественный быт и договоры. Мироот- ношение славянского народа было непосредственно связано с общественным, коллективным сознанием или представлениями.

Принятие христианства как официальной религии в 988 г. привело к слиянию в народном мировоззрении языческих, от которых народ не мог полностью отречься, и христианских идей: возникло своеобразное двоеверие. При этом особенная внутренняя религиозность - богопочитание - осталась_свойственна и православному русскому на- роду.

Христианская система ценностей частично вобрала в себя и рас- творила_в себе славянские ценностные коллективные идеи, адаптировалась к ним и адаптировала их. При этом своеобразно был принят и идеал христианской благотворительности, которая в процессе дальнейшего развития древнерусского общества стала результатом его рефлексии в процессе создания и развития новой культурной среды и изменения общественных отношений на базе новой, православной, религиозной идеологии.

С момента принятия на Руси христианства и постепенного утверждения христианских ценностей можно говорить о благотворительности на Руси, опираясь на надежные источники.

В 996 г. киевский князь Владимир издал указ, согласно которому призрение обездоленных, увечных и убогих поручалось церковному надзору, монастыри и церкви должны были отдавать «десятину» на благотворительные нужды. В это время строились первые богадельни и странноприимные дома при монастырях. После Владимира русские князья - Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Александр Невский также проявляли заботу о страждущих. Однако, в годы монгольского нашествия церковь полностью берет на себя благотворительные функции. [1] [2]

После освобождения от монгольской зависимости с развитием и укреплением государства благотворительность становится одним из элементов его социальной функции.

В 1551 г. постановления Стоглавого собора передают государственной власти руководящую роль в общественном призрении. По царскому указу Ивана IV следовало устраивать в каждом городе богадельни и больницы, средства на которые должны были поступать от частных лиц, а контроль за их расходованием отдавался в руки духовенства. Таким образом, постановлениями Собора руководящая роль в общественном призрении, по существу, была передана государственной власти.

Но только в 1724 г. по указу Петра I ответственность за призрение была передана финансовому ведомству, Камер-конторе, т.е. перешло в государственное ведение.

В 1775 г. был принят подготовленный Екатериной II законодательный акт «Учреждения для управления губерний Российской империи», в соответствии с которым в каждой губернии были созданы приказы общественного призрения - система государственной помощи, осуществлявшая всю социальную политику в стране. Приказами открывались и контролировались народные школы, заведения для умалишенных и неизлечимых больных, госпитали, больницы, богадельни, сиротские и смирительные дома. Эти государственные органы подчинялись непосредственно Сенату и от губернских управлений не зависели. Финансировались благотворительные учреждения как государством, так и частными лицами.

В том же году в России появились и первые работные дома, находящиеся в ведении полиции, для занимающихся нищенским промыслом, поскольку проблема профессионального нищенства стояла в России довольно остро. Телесные наказания, введенные для нищих и бродяг Петром I, были заменены системой принудительного труда. Государство стало смотреть на нищих не только как на злостных тунеядцев, но и как на жертв неблагоприятных условий существования. В некоторых работных домах содержались особо злостные не желающие работать нищие, там были введены почти тюремные порядки: ленивых принуждали к работе, а тех, кто все-таки отказывался от работ, наказывали розгами или сажали на хлеб и воду на три дня либо в тюрьму на неделю.

В годы правления Екатерины II возникает и сеть воспитательных домов для детей-сирот и незаконнорожденных младенцев. При воспитательных домах были устроены госпитали для бедных рожениц. Первый такой дом был открыт в Москве как государственное учреждение в 1764 г., но строился на частные пожертвования. Первыми жертвователями была сама императрица и цесаревич Павел. В 1770 г. такой же дом был открыт в Петербурге. Кроме подкидышей, в воспитательные дома принимали и детей, оставленных родителями по бедности.

Воспитанники получали элементарное образование, ас 14-15 лет их отдавали в обучение ремеслам в мастерские, организованные при самом доме, или же городским ремесленникам.

Была проявлена государственная забота о семьях обедневших по разным причинам и не могущих полноценно воспитывать детей: как мальчиков, так и девочек с 7 до 11 лет из таких семей принимали в сиротские дома, в которых они могли получить образование, а затем распределяли на службу в государственные учреждения, на фабрики, заводы или к разного рода предпринимателям для обучения ремеслам, торговле и прочим полезным занятиям. Выходцы из разорившихся семей могли получить достойную профессию, чтобы потом самостоятельно зарабатывать на жизнь в ремесленных школах.

В 1764 г. в Москве была открыта первая больница, где нуждающиеся могли бесплатно получить медицинскую помощь. Вторая такая больница, Екатерининская, открылась там же в 1778 г., при ней была и богадельня. В 1779 г. в Петербурге, в 1785-м в Москве, а в 1786-м в Новгороде открылись дома для душевнобольных.

Таким образом, на государственном уровне была поставлена и решалась задача заботы об обездоленных и оступившихся. Вне самих благотворительных заведений по указу императрицы в 1781 г. каждый городской магистр должен был назначать «городского маклера», в обязанности которого входило еженедельное вскрытие кружки приказа общественного призрения с добровольными подаяниями граждан и распределение этих денег между теми, кто не может заработать себе на пропитание. На сельские и городские общины была возложена обязанность не допускать нищеты, помогая «своим» бедным.

В это время начались регулярные пожертвования на строительство благотворительных учреждений и организацию общественных и частных мест, где нуждающиеся могли получить помощь.

Складывалась государственная политика социальной помощи нуждающимся.

В 1797 г. указом Павла 1 руководительницей всех социальных учреждения была назначена императрица Мария Федоровна, которая обладала организаторскими способностями, а деятельность созданного ею Ведомства учреждений императрицы Марии была направлена на помощь нуждающимся независимо от их сословного происхождения.

Финансовая поддержка Ведомства осуществлялась за счет созданных при них Ссудной и Сохранной казны и за счет частных пожертвований.

Ведомство учреждений императрицы Марии существовало до революции 1917 г. По традиции его деятельность курировали русские императрицы. Ведомство оставалось полугосударственным, его деятельность расширялась, и к началу XX в. в его подчинении было около 800 учебных и других благотворительных обществ и заведений, самыми распространенными среди которых были вдовьи дома, где могли достойно окончить свой век вдовы военных и гражданских чиновников.[3]

Для нас же наиболее интересным является то, что Мария Федоровна призывала состоятельных граждан к объединению с целью оказания помощи обездоленным.

Другое, не менее значимое благотворительное общество было основано по инициативе Александра I в 1802 г. Императорское Человеколюбивое общество занималось учреждением заведений для неспособных к работам по своему физическому состоянию, для предоставления заработка тем, кто работать мог, при этом заботилось и о сбыте продуктов труда, для воспитания сирот и детей из малоимущих семей.

При обществе действовало специальное справочное бюро, которое следило за тем, чтобы помощь получали действительно нуждающиеся.

Постепенно функции и возможности Императорского Человеколюбивого общества расширялись, и оно, как и Ведомство императрицы Марии, стало полугосударственным органом социального призрения и обеспечения, действовавшим относительно независимо от властей. Первым главным попечителем Общества был князь А.Н. Голицын. Средства общества складывались из частных пожертвований, в том числе императорской семьи.[3]

По указу императрицы Елизаветы Алексеевны в декабре 1812 г. было учреждено Женское патриотическое общество (первое название - Общество патриотических дам) для помощи пострадавшим от войны, указ о его учреждении отвечал патриотическим настроениям женщинаристократок. Общество занималось призрением детей сирот, под его патронажем в Санкт-Петербурге на Выборгской стороне, на Васильевском острове, в Литейной и Адмиралтейской частях были созданы частные школы Патриотического общества, а также Училище женских сирот 1812 г., которое позднее было преобразовано в Императорский Патриотический институт, Дом трудолюбия для девочек, преобразованный в Елизаветинский институт, Женские педагогические курсы, ставшие затем Императорским женским педагогическим институтом с историческим, словесным и физико-математическим отделениями. Сиротское отделение Воспитательного дома положило начало Николаевскому женскому институту с курсами учительниц иностранных языков, а Демидовский дом трудолюбия - гимназии с пансионом и учительскими курсами. При Александровской гимназии были организованы Высшие женские историко-литературные и юридические курсы (Вольный университет). В Литейной школе общества, кроме рукодельных профессий стали профессионально обучать счетоводству, бухгалтерии.

30 июня 1894 общество стало именоваться «Императорским». К началу XX в. на попечении общества было 21 заведение, в которых опекалось более 2 100 детей и около 200 взрослых.[5] Представляется интересным то, что и поныне одна из школ, созданных по инициативе и работавшей под патронажем Женского патриотического общества, функционирует под своим названием- это Рождественская школа (Санкт-Петербургское ГБОУ ЦО № 80). Расположена она по своему историческому адресу, где сегодня обучаются подростки с социальными и психологическими проблемами.

Почти одновременно с Женским патриотическим обществом, в ноябре 1812 г., императорским указом было учреждено Сословие попечителей призрения разоренным от неприятеля в 1812 г. Сословие было добровольным, его деятельность заключалась в сборе пожертвований, приеме прошений об оказании помощи, тщательном их рассмотрении и выдаче пособий. Получали пособия жители разоренных во время войны губерний. Возглавляли Сословие пять попечителей: Н.Н. Головин, В.П. Кочубей, Н.А. Толстой, А.С. Шишков, А.Н. Голицын.[6]

Последний в 1819 г. возглавил и организованное по указу императора Александра 1 в Санкт-Петербурге Попечительское общество о тюрьмах. В течение полутора десятилетий практически во всех регионах России были созданы Попечительства, работавшие в более чем в 800 местах заключения. В 1828 г. был открыт Московский комитет общества, деятельность которого связана с именем Ф.П. Гааза. В Москве общество активно поддерживало купечество, оказывая вспомоществование отправляемым из московской пересыльной тюрьмы по этапу.

Задачей общества было не только оказание материальной помощи и контроль за содержанием арестантов, но и духовное исправление преступников, для чего специально нанятые священники должны были проводить духовно-нравственные беседы и раздавать книги духовного содержания. В местах заключения было организовано обучение грамоте, ремеслу и профессиям. В тюрьмах создавались мастерские, большую часть прибыли от которых получали осужденные.

При тюрьмах устраивались лазареты, из средств общества оплачивались еженедельные банные услуги, заключенным предоставлялась одежда и обувь (была введена форма).

По решению Александра 1 материальная помощь оказывалась и родственникам осужденных, которые, оставшись без средств, также могли встать на преступный путь.[7]

В конце XIX в. были созданы Общество попечения о семьях ссыльных и Общество попечения о детях лиц, ссылаемых по судебным приговорам в Сибирь.

На основании исторических источников и из исторических исследований можно сделать следующий вывод:

  • - благотворительность в XVIII в. исходила из внутренних убеждений граждан;
  • - вместе с тем, благотворительность была законодательно обязательна;
  • - позднее благотворительность опиралась на личную инициативу власть предержащих.

Однако уже и в екатерининские времена появлялись частные инициативы по созданию благотворительных заведений. Известно, что инициатором создания первого Воспитательного дома был И.И. Бецкой и именно составил тексты многих манифестов Екатерины II, посвященных благотворительной деятельности. Важным представляется то, что по замыслу Бецкого воспитательные дома должны были нести и ту функцию, которая указана в самом их названии: не только содержать, но и воспитывать будущих представителей третьего сословия, специфика которого должна была определяться не только по признаку профессиональной принадлежности к разряду «купцов, художников, тор- говщиков и фабрикантов»,[8] но и по самой идеологии. Воспитание предполагалось в соответствии с идеями Я.А. Коменского, К. Фенело- на, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо и других философов и педагогов того времени. Именно в существовании в стране третьего сословия, представленного свободными людьми, живущими своим трудом, в том числе интеллектуальным, Бецкой видел залог нравственного подъема всей нации и процветания страны. Не удивляет то, что проект Бецкого был осуществлен лишь частично и ограничен созданием воспитательных домов, в которых воспитанники получали кров, пищу и элементарное образование: государству не нужны были не только нищие, но и действительно образованные свободные граждане.

Рассматривая благотворительность в годы правления Александра 1, нельзя не отметить деятельность принца П. Г. Ольденбургского, который был и щедрым жертвователем и организатором. Именно им был основан первый в Петербурге ночной детский приют.

В Москве частными лицами были открыты в 1801 г. Голицын- ская больница, в 1810 - Шереметевский странноприимный дом, получившие названия по имени своих основателей и кураторов.

Естественно, что от богоудных дел не оставалась в стороне церковь: только в Москве к началу XX в. насчитывалось 69 церковных попечительсгв бедных. На содержании московских приходских храмов состояло более 100 небольших богаделен.

Говоря о церковной благотворительной деятельности, нельзя не сказать об отце Иоанне Кронштадском, который в 1874 г. стал организатором и первым жертвователем кронштадского «Попечительства ев. ап. Андрея Первозванного», а в 1882 г. создал в Кронштадте первый в стране Дом трудолюбия с целью помощи неимущим, ясли, странноприимные, ночлежные дома и прочие благотворительные заведения.

Нельзя отрицать и то, что пример правящей фамилии оказал широкое влияние на образованную часть российского общества. В России в XIX в. постепенно создавалась и расширялась сеть не только государственных, но также общественных (как правило, сословных) и частных благотворительных обществ, создающих и курирующих богоугодные заведения. Эти общества отличались от императорских тем, что оказывали помощь непосредственно в своих городах и губерниях. Так, деятельность сословных обществ была направлена на осуществление взаимопомощи, при них существовали кассы, в которые члены обществ делали регулярные вклады. Содержимое касс предназначалось для оказания финансовой поддержки тем из их среды, кто попал в бедственное положение. В Москве на средства дворян, купцов, священников организовывались учебные заведения, приюты, богадельни, где учились или жили представители данного сословия.

Существовали и частные общества, взносы членов которых предназначались для помощи совершенно посторонним людям, нуждающимся в финансовой поддержке.

Не относящиеся к государству благотворительные общества в XIX в. оказывали помощь по усмотрению своих членов: на обучение и стипендии малоимущим, подающим надежды к наукам, на учреждение частных больниц и богаделен, ночлежных домов, сиротских учреждений и т.п.

Когда в 1867 г. Россия присоединилась к Женевской конвенции, по инициативе императрицы Марии Александровны было создано Общество попечения о раненых и больных воинах, которое в 1879 г. получило название «Российское общество Красного Креста». Общество развивалось достаточно динамично и превратилось в разветвленную сеть учреждений по всей России. Общество ведало и организацией и деятельностью общин сестер милосердия, которые в последней четверти XIX в. во множестве возникали в стране.

К началу прошлого столетия в России действовала разветвленная система частных и сословных благотворительных обществ, историческая миссия которых состояла не только в их основной деятельности, но и в том, что они стали базой для тех человеческих взаимоотношений, которые приводят людей в новые общности, объединяются во имя определенной цели.

Исходя из нашего определения сообществ, можно утверждать, что с тридцатых годов XIX в. благотворительные общества являлись добровольными сообществами, имеющими своей целью помощь нуждающимся.

  • [1] Соловьев С.М. История России с древнейших времен в восемнадцати книгах /С.М. Соловьев. Кн.1. Т.1. - М.: Мысль, 1988 - 797 с.
  • [2] Осипова О.С. Славянское языческое миропонимание. Философскоеисследование // Волшебная гора. 1995. № 3. С. 114-134; 1997. № 6. С. 200-211.
  • [3] Годунский Ю. Откуда есть пошла благотворительность на Руси / Ю. Годунский// Наука и жизнь. 2006. № 10 - С. 32-37.
  • [4] Годунский Ю. Откуда есть пошла благотворительность на Руси / Ю. Годунский// Наука и жизнь. 2006. № 10 - С. 32-37.
  • [5] Краткий исторический очерк действия С.-Петербургского женскогопатриотического общества со времен его основания / СПб.: 1890 - 46 с. - С. 46.
  • [6] Назарян Е.А. Деятельность «Сословия призрения разоренным от неприятеля» пооказанию помощи пострадавшим в войне 1812 года. К постановке вопроса / Е.А.Назарян // Сборник №5. Кн.1. У истоков российской государственности. (Рольженщин в истории династии Романовых): Исследования и материалы. - СПб.:Издательство «Юридический центр Пресс», 2012. - С. 303-308.
  • [7] Тальбсрг Д. Попечительное о тюрьмах общество / Д. Тальберт // Журналгражданского и уголовного права. 1878 (Год восьмой). Книжки пятая - шестая. - С.1-57.
  • [8] Бецкой И.И. Генеральный план Императорского Воспитательного дома игоспиталя / И.И. Бецкой // Собрание учреждений и предписаний касательновоспитания в России обоего пола благородного и мещанского юношества. Т.1. -СПб.: Иждивением И.К. Шнора, 1789. - С. 540. - Библиотека Якова Кротова -[электронный ресурс] - режим доступа - http://krotov.info/
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >