Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Террор и антитеррор в условиях глобализации
Посмотреть оригинал

РЕЛИГИОЗНЫЙ ФУНДАМЕНТАЛИЗМ КАК ИДЕОЛОГИЯ ТЕРРОРА

В самом широком смысле религиозный фундаментализм (от лат. fundamentum — «базис, основание») означает приверженность определенным религиозным принципам, идеям и ценностям, которые рассматриваются как основополагающие (фундаментальные) и принимаются за абсолютную истину, независимо от их содержания. Эти принципы берутся на вооружение отдельными группами или организациями (называемыми фундаменталистскими), которые последовательно и самоотверженно претворяют их во все сферы социального бытия и, прежде всего, в политику.

В 1895 году на библейской конференции в городе Ниагаре (США) группа протестантских пасторов выдвинула пять основных (фундаментальных) принципов: 1) непогрешимость Священного Писания; 2) божественное происхождение Христа и его непорочное зачатие; 3) гибель Христа на кресте за грешников; 4) физическое воскресение Христа; 5) будущее возвращение Христа во плоти.

В 1910—1915 годах была опубликована серия религиозных памфлетов под общим названием «Основы свидетельства Истины»[1], в которых клеймилась возможность какой-либо критики или рационалистического истолкования Священного Писания.

Во втором десятилетии XX в. фундаментализм получил широкое распространение главным образом в южных штатах США, особенно среди пресвитериан, баптистов и методистов. В 1919 году была основана Всемирная ассоциация фундаменталистов.

С 1920 года, вслед за баптистом К. Лоузом, фундаменталистами стали называть тех верующих, которые были готовы к ожесточенной борьбе во имя защиты «фундаментальных положений».

В последующем десятилетии фундаментализм перешел в наступление на науку, противопоставляя ей авторитет Библии. В 1921—1929 годах в ряде южных штатов (Арканзас, Теннеси, Миссисипи и др.) фундаменталисты провели антиэволюционные законы, запрещавшие преподавание в государственных школах дарвиновского учения о происхождении человека; в 1973 г. в штате Теннеси была проведена поправка к закону, согласно которой дарвиновское учение должно преподаваться лишь в качестве гипотезы наряду с библейской версией.

В 1948 году в противовес Всемирному совету церквей фундаменталисты преобразовали свою организацию в Международный совет христианских церквей (International council of Chiistian churches), в который вошло 140 протестантских церквей многих стран.

В настоящее время можно говорить о глобальном религиозном фундаментализме как особом феномене, появление которого датируется серединой 1970-х гг. и связано с такими явлениями, как рост христианского фундаментализма среди протестантов, с типологически схожими католическими движениями, например, Opus Dei («Дело Божье»), с «исламским фундаментализмом» аятоллы Хомейни, израильским движением Gush Emunim («Союз верных») раввина А. Кука, выдвинувшего тезис «царство Израиля — как Царство Божье на земле» и др.

К проявлениям религиозного фундаментализма относят имеющийся тип современного религиозного сознания, который апеллирует к абсолютному авторитету божественного откровения, выраженного в Священном Писании в так называемых авраамических религиях — иудаизме, христианстве и исламе.

Хотя для религий с менее строгой и унифицированной системой, нежели монотеистические, выстроить фундаменталистскую схему значительно сложнее, усиление фундаменталистских тенденций наблюдается и у них. Примером может служить индуизм. Основой сегодняшнего радикального индусского фундаментализма является призыв к возрождению исторически никогда не существовавшего чистого, беспримесного индуизма «Хундутвы», который сумел бы очистить, в том числе и посредством насилия, Индию от всех напластований ислама и европеизма в области культуры и изменения демографической ситуации, удержав лишь технические достижения[2].

Сегодня термин «фундаментализм» стал применяться еще в более широком контексте. При этом сложилось несколько подходов к его интерпретации.

В рамках первого подхода фундаментализм предстает как позитивный социокультурный феномен, который является реакцией на процессы модернизации и глобализации, подрывающие устои традиционного общества.

В русле второго подхода фундаментализм рассматривается в основном в негативном контексте.

Согласно третьему, ценностно-нейтральному подходу фундаментализм — это стиль мышления, посредством которого определенные религиозные принципы принимаются за важнейшие элементы истины и имеют неизменный и неопровержимый авторитет независимо от их содержания. В самом широком смысле фундаментализм означает приверженность идеям и ценностям, которые являются основополагающими (фундаментальными).

Фундаментализм достаточно часто, но неправомерно отождествляют с традиционализмом и консерватизмом.

Так, традиционализм (от лат. traditio — «передавать») предполагает отстаивание, сохранение в первую очередь культурных, социальных, исторических обычаев и норм, передаваемых из поколения в поколение и характерных для традиционного общества, рассматривается как противоположность модернизму (от лат. modemus — «современный, недавний»), процессу нововведений, изменяющих сложившийся порядок вещей в социуме.

Консерватизм (от лат. conservo — «сохраняю») — приверженность к естественному, эволюционному развитию общества, сохранению его традиций, институтов, верований и даже предрассудков, главной чертой консерватизма является неприятие революционных изменений.

Таким образом, это похожие, но отличные по своему характеру, политическим амбициям, социальной базе и тому подобные феномены. Фундаментализм возникает в условиях определенного кризиса в общественной жизни и, как правило, функционирует в духовной сфере общества, но при определенных обстоятельствах система мышления, которая начинается с фундаментализма, вполне способна, опираясь на насильственные средства, привести к экстремизму и даже к терроризму.

Фундаменталисты часто выдвигают требования преодоления появившихся в ходе развития религии различных уклонов, ересей и призывают «вернуться к истокам», возродить традиционные ритуалы и обычаи. Так, исламские фундаменталисты обосновывают свой призыв возвращения к истокам «ас-Саляфия» (от араб, — «предок») тем, что в конце периода правления халифов Аббасидов (750—1258), когда вырос поток новообращенных мусульман, меньше стало появляться богословских трудов, в результате чего люди подверглись массированному влиянию античной философии и учений Персии и Индии, возникла идеологическая борьба в обществе в результате увлечения значительного числа мусульман привнесенными из

Историк Л. Стюард об этом времени писал: «Что касается религии ислама, то она завешана темным покрывалом, так как единобожие, распространявшееся основателем ислама Пророком Мухаммедом (мир ему), было покрыто коврами, сотканными целиком из предрассудков и суеверий. Мечети опустели в отсутствие молящихся. Повсюду расплодились невежественные самозванцы. Большие группы бедняков и несчастных людей перемещались с места на место. На шеях их талисманы. Они внушают людям мысли о суетности мира, сеют сомнения, побуждают их совершать паломничество к могилам святых угодников, подбивают людей испрашивать заступничества на кладбищенских дворах. Благодетель и достоинства, прививаемые Священным Писанием — Кораном, исчезли в людях и более им не свойственны. И если бы вернулся в это время на землю Пророк Мухаммед и увидел все это, он бы непременно разгневался».

Идейным предшественником фундаментализма можно назвать святую инквизицию (от лат. inquisitio — «допрос, дознание») — особый церковный суд католической церкви, созданный в 1215 г. Папой Иннокентием III.

Руководство инквизицией было доверено Ордену доминиканцев («Псов Господних»). Инквизиция действовала эффективно и безжалостно. Так, за период нахождения в должности (1481 —1498) великого инквизитора Испании Томаса Торквемады «инквизиция... умертвила 8800 человек живьем в пламени костров».

В книге У. Эко «Имя розы» инквизитор — кардинал Бернард Ги говорит: «Мне неприятно прибегать к тем средствам, которые церковь всегда порицала, когда ими пользовалась светская власть. Но существует закон, и закон определяет все. Он подчиняет себе и подавляет даже мои личные убеждения. Узнайте у Аббата, в каком помещении можно установить орудия пыток. Но сразу не приступайте. Пусть три дня дожидается пытки у себя в камере, скованный по рукам и ногам. Потом покажете ему орудия. Больше ничего. Только покажете. А на четвертый день — начинайте. Правосудию Божию несвойственна поспешность, что бы ни говорили лжеапостолы. У правосудия Божия в распоряжении много столетий. Так что действуйте не торопясь, постепенно. Более всего следите за тем, о чем вам не раз говорилось. Никаких серьезных увечий, никакой возможности смертного исхода. Одно из преимуществ, выпадающих на долю грешника при подобном обращении, — это что смерть представляется ему желанной, долгожданной и не наступает прежде, чем наступит покаяние. Полное, добровольное и очищающее»[3].

Часто под пыткой еретики брали на себя ответственность в самых страшных преступлениях: поклонении дьяволу, принесении в жертву детей и др. «Под пыткой ты как бы во власти одуревающих трав. Все, о чем ты слышал и читал, оживает в памяти, и ты будто переносишься душой — если не в рай, то в ад. Под пыткой ты скажешь не только все, чего хочет следователь, но еще и все, что, по-твоему, могло бы доставить ему удовольствие. Ибо между вами устанавливается связь, и эта-то связь, думаю, действительно дьявольская...» (рис. 8.6)[4].

Допрос инквизиторами девушки, обвиняемой в колдовстве

Рис. 8.6. Допрос инквизиторами девушки, обвиняемой в колдовстве

Такими же суровыми в приверженности своим религиозным принципам оказались и преследуемые. Так, один из лидеров реформаторства, основатель каливинизма — Жан Кальвин (1509—1564), установил в Женеве настолько жесткую теократическую диктатуру, руководимую выбранными «святыми», что Вольтер позже заметил: «Кальвин широко растворил двери монастырей, но не для того, чтобы все монахи вышли из них, а для того, чтобы загнать туда весь мир».

Фундаментальной верой, двигавшей реформаторами церкви, было то, что христианство можно было наилучшим образом реформировать и обновить, возвратившись к верованиям и практике ранней Церкви. Первые пять веков, «патриотический период», рассматривались как «золотой век христианства». Реформаторы указывали на жизненную силу христианства в апостольский период, засвидетельствованную в Новом Завете, и утверждали, что возможно и необходимо воссоздать дух и форму этого значимого периода в истории христианской церкви. Нужно было вернуться к Новому Завету и его первым толкователям, чтобы научиться у них. Это были основополагающие документы христианского мира, первоисточник христианской веры и практики.

Пуритане (от лат. puritas — «чистота») — последователи кальвинизма в Англии в XVI—XVII вв., отличавшиеся стойкостью своей веры и соблюдением многочисленных религиозных запретов, принесли эти идеи на американский материк, когда с их поселения в 1620 г. в штате Массачусетс фактически началось английское заселение Америки.

Протестантский фундаментализм подогревал и стремление первых поселенцев в Северной Америке к перемене мест, полагает английский писатель А. Тарик, и эта идеология вкупе с более совершенной технологией и ремеслами, стала краеугольным камнем в фундаменте колоний в Новом Свете: «Так Господь повелел своему народу изгонять язычников». В 1637 году фанатики предали огню поселение индейского племени пектоев в Коннектикуте. Четыреста человек из этого племени были сожжены заживо, хотя и пытались спастись. Один из колонистов писал: «Это было страшное зрелище — видеть, как они горят в огне... и ужасны были смрад и вонь; но эта победа стоила такой жертвы, и они вознесли за нее хвалу Господу» (рис. 8.7)[5].

Подобное игнорирование Западом философско-нравственных принципов других религий часто приводило к осложнению цивилизационных отношений между различными мирами, делалось это под предлогом возвращения к «фундаментальным ценностям» той или иной религии. На деле же борьба за «чистоту» приводила к выхолащиванию духа религий, нередко трансформируя их в свою противоположность. Так произошло и с ваххабизмом, религиозной идеологией, названной по имени Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба (1703—1792), —это учение стало духовной основой создания государства Саудовская Аравия в 1932 г., — который полагал, что настоящий ислам практиковался только первыми тремя поколениями последователей пророка Мухаммеда, и протестовал против всех последующих новаций, считая их привнесенной извне ересью (рис. 8.8).

Уничтожение американскими поселенцами индейского племени пектоев (1637)

Рис. 8.7. Уничтожение американскими поселенцами индейского племени пектоев (1637)

Слева направо

Рис. 8.8. Слева направо: 1, 2, 3 — вожди аравийских кланов, 4 — Мухаммед аль-Ваххаб, 5 — представитель Великобритании генерал П. Кокс

Наиболее характерная черта, отличающая ваххабизм, — это непримиримость в определении противников. Наряду с идеями равенства членов мусульманской общины и возврата к истинному исламу, свободному от поздних наслоений, была провозглашена необходимость священной войны против всех многобожников и мусульман-невахха- битов. Так, последователи аль-Ваххаба уничтожили на территории Саудовской Аравии практически все мазары (могилы мусульманских святых)[6], обвинив паломников в многобожии, сделав исключение лишь для могилы пророка Мухаммеда.

Противопоставление себя фактически всем остальным мусульманам сплачивало последователей аль-Ваххаба, убежденность в ведении джихада воодушевляла их (согласно Корану и Сунне, человек, погибший в джихаде на пути Аллаха, достигает высшей степени в раю) на непримиримую борьбу с врагами. Но мнению аль-Ваххаба существует несколько видов врагов[7]:

во-первых, тот, кто познал религию единобожия (^jцЯ — «тау- хид» — «монотеизм»), но продолжает следовать язычеству (от араб.

— «ширк» — «товарищ»);

во-вторых, тот, кто признал единобожие, но вместе с тем восхваляет праведников, и он отдает им предпочтение, это страшнее предыдущего, и о них сказал Всевышний: «...так когда пришло к ним то, что они знали, они не уверовали в это. Проклятие же Аллаха над неверующими!» (Коран 2 ,89);

в-третьих, тот, кто познал таухид, но любит тех, кто пребывает в ширке и ненавидит тех, кто последовал таухиду, и это о них сказал Всевышний: «А те, кто не уверовал, пусть гибнут! И обратятся тщетой их дела. И это им за то, что откровения Господни ненавидят, — Он сделает бесплодными дела их» (Коран 47, 8-9);

в-четвертых, тот, чьи соотечественники объявили о своей враждебности таухиду и о своей приверженности ширку и сражаются с последователями единого бога. Он же, оправдывая себя трудностью покинуть родину, сражается с ними в одном ряду, жертвуя имуществом и жизнью. Об этих Всевышний сказал: «Средь них вы и других найдете, которые хотят быть верными и вам, и своему народу. Но всякий раз, когда их призывают к смуте, они (с готовностью) ввергаются в нее. И коль они от вас не отойдут, вам мира не предложат и не удержат рук, то где бы вы их ни нашли, хватайте их и предавайте смерти — Мы вам над ними доставляем власть!» (Коран 4, 91).

Важнейшая черта, объединяющая ваххабитов во всем мире, это непримиримость и абсолютное неприятие иного мнения. По любому вопросу они признавали свое мнение единственно правильным, а мнение остальных — абсолютно неверным, совершенно исключая возможность ошибки.

Со временем ваххабизм стал едва ли не синонимом слепого терроризма, воюющего «за чистоту ислама», он по сию пору остается в основе официальной идеологии Саудовской Аравии, и ее руководители на официальном уровне стараются всячески отмежеваться от террористов, именующих себя ваххабитами. Так, король Абдаллах ибн Абу аль-Азиз Аль-Сауд заявлял в свое время: «Ислам отвергает насилие во всех его проявлениях и формах, мусульмане неповинны в том, что совершается от имени ислама теми, кто утверждает, что представляет ислам, а на деле лишь прикрывается личиной ислама...»[8].

По мнению же Х.-А. Нухаева, ваххабизм представляет собой новый (т.е. модернизированный) ислам. «Да, мир считает, что ваххабиты представляют самый такой фундаментальный ислам. Но ничего общего с фундаментальным исламом они не имеют. Тот ислам, который ваххабиты сегодня называют «традиционным», на самом деле уже обновленный, относительно первого ислама, изначального, от Пророка. Традиционный ислам, основанный на национальных традициях и кровнородственных связях, наоборот, в мирное время противостоит ваххабизму. Ваххабиты максимально все упрощают. Они подходят к единобожию строго, так же как протестанты. Все просто, все ясно. Они решили «отчистить» и «обмыть» ислам. Но получается, что вместе с водой они выбрасывают и ребенка. Они отрицают суфийский ислам, например. Исламская мистика, путь святых, путь пророков — все это упрощается. Есть единый Бог, и все остальное в Коране они трактуют так, как им удобно. То есть именем Бога уничтожаются традиции. Но те традиции и обычаи, которые пришли от пророков, не нужно отделять от религии. Это есть часть религии»[9].

Активно способствовал созданию «мифа о террористической угрозе» межкультурный конфликт «Карикатурная война», вспыхнувший в конце 2005 г. и охвативший практически все страны Европы и мусульманского Востока, после публикации датской газетой Jyllands-Posten 30 сентября 2005 г. 12 карикатур К. Вестергора на Пророка Мухаммеда. Руководство газеты утверждало, что опубликованные рисунки являются лишь демонстрацией осуществления на практике свободы слова, однако многие мусульмане в самой Дании, как и приверженцы ислама за ее пределами, рассматривают их как сознательную провокацию (рис. 8.9).

Датский художник-карикатурист К. Вестергор

Рис. 8.9. Датский художник-карикатурист К. Вестергор

Премьер-министр Дании А.-Ф. Расмуссен на встрече с послами 76 стран разъяснил позицию властей: «Датское правительство не может извиняться за действия свободной и независимой газеты... Но наше общество поддерживает взаимную терпимость и уважение... Принцип свободы слова для нас самый важный из принципов». За дипломатическими протестами 11 исламских государств последовал бойкот датских товаров. Афганское движение «Талибан» предложило награду в 100 кг золота тому, кто убьет авторов карикатур на пророка Мухаммеда.

Полемика вокруг карикатур фактически расколола мир, что дало основание руководителю Французского совета мусульманского культа Д. Бубакеру заявить: «Подобные рисунки сеют рознь между исламом и Западом, способствуют столкновению цивилизаций»[10].

12 сентября 2006 г. Папа Римский Бенедикт XVI в своей лекции, посвященной историческому исследованию исламского экстремизма и джихада в Регенсбургском университете процитировал слова византийского императора Мануила II Палеолога, всю жизнь боровшегося с Османской империей, сказанные им на публичном диспуте с мусульманскими богословами в Анкаре в 1391 г., где будущий император находился как заложник османского султана Баязида: «Покажите мне, что нового принес Мухаммед, и вы найдете злые и бесчеловечные вещи, такие, как приказы мечом нести веру, которую он проповедовал» (рис. 8.10).

Папа Римский Бенедикт XVI после лекции в университете Регенсбурга

Рис. 8.10. Папа Римский Бенедикт XVI после лекции в университете Регенсбурга

Следующую цитату из сочинения византийского императора: «Кто желает привести кого-то к вере, нуждается в способности хорошо говорить и правильно мыслить, а не в умении творить насилие и угрожать», никто не захотел услышать. Несмотря на четырехкратные извинения Папы Римского последователи пророка ответили на его речь официальными протестами (власти Ирана и Пакистана), погромами церквей на Святой земле (ХАМАС).

Иракская экстремистская группировка «Армия моджахедов» в размещенном в Интернете сообщении заявила: «Мы клянемся, что мы уничтожим их крест в сердце Рима... и что их Ватикан будет поражен и Папа Римский будет его оплакивать».

Другая иракская группировка «Иракская лига джихада» в своем заявлении сообщила: «Знайте, что солдаты Мохаммеда рано или поздно придут и заставят дрожать ваш трон и основы вашего государства».

Она также призвала всех мусульман мстить «христианам и евреям, религии которых враждебны исламу». Лидер радикального движения британских мусульман «Аль-Мухаджирун» А. Чудари заявил о том, что Бенедикт XVI должен быть приговорен к смертной казни за оскорбление ислама.

27 марта 2008 г. в Интернете, на портале LiveLeak, был размещен короткометражный фильм «Фитна» (от араб.'J-icjjS — «:смута, мятеж») нидерландского политика Г. Вилдерса (рис. 8.11). В фильме приводится фрагмент одной из сур Корана, призывающей к вооруженному отпору врагам, затем дается авторская интерпретация того, как эта сура «воплощается в жизнь» исламистскими экстремистскими организациями (теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 г., Мадриде 11 марта 2004 г. и Лондоне 7 июля 2005 г.). Автор охарактеризовал свой фильм следующим образом: «Я не верю в умеренный ислам. Может быть, он и станет умеренным, но это произойдет через несколько тысяч лет... Мой фильм рассказывает о том, что в Коране есть тексты, призывающие людей совершать самые страшные деяния. «Фитна» — последнее предупреждение Западу. Битва за свободу только началась».

Заставка фильма Г. Вилдерса «Фитна» (2008)

Рис. 8.11. Заставка фильма Г. Вилдерса «Фитна» (2008)

В конце апреля 2008 г. на форуме Al-Ekhlaas в качестве ответа на «Фитну» был выложен новый ролик, видеоряд которого составлен из документальных кадров американских бомбардировок и искалеченных трупов мирных жителей, убитых солдатами США в Афганистане, Ираке, Вьетнаме и Израиля в Палестине. Также в короткометражку вошли кадры из документального фильма «Лагерь Иисуса» о возрождении христианского фундаментализма в США[11].

Таким образом, можно утверждать, что современный фундаментализм имеет в истории человечества достаточно глубокие корни, но, несмотря на наличие в истории развития различных религий многочисленных проявлений религиозного фундаментализма, который осуществлялся как основной религиозной традицией, так и отколовшимися от этой традиции сектантскими группами, все же экстремистский фундаментализм, по мнению известного социолога Э. Гидденса, это продукт современности, поскольку он не просто защищает традицию, но акцентирует, упрощает ее, подавая в средствах массовой информации.

Фундаменталисты были первыми, кто использовал средства массовой информации для пропаганды своих идей. Именно христианские фундаменталисты в США впервые использовали телевидение как средство пропаганды того, во что они верили, а после них уже исламские фундаменталисты стали использовать Интернет и другие современные технологии для осуществления своих целей[12].

Религиозная мотивация часто стимулирует и направляет амбиции тех политических сил, которые заявляют, что их действия санкционированы свыше и потому только они имеют право применять методы, выходящие за рамки моральных норм, установленных людьми.

Их отличает особый стиль политической активности, существенными чертами которого являются решительность, готовность к энергичным сражениям со своими противниками и даже воинственность. Фундаменталистов можно считать последовательными приверженцами различных версий «манихейской доктрины»[13], которая утверждает, что всегда существовали два противоположных несотворенных и равных дихотомических принципа: света и тьмы, добра и зла, Бога и материи.

В европейском варианте эта доктрина содержит тезисы о дуализме добра и зла, о существовании во Вселенной двух высших духовных начал, неравноценных одно другому. Один из них Бог, а другой — дьявол[14]. В восточной версии манихейства, основу мироздания составляет непримиримая борьба двух начал — Света и Мрака (рис. 8.12)[15].

Соответственно, цель многих фундаменталистских организаций — обнаружить и победить зло, установив собственный политический порядок. Важнейшее следствие — готовность фундаменталистов участвовать в неконституционных политических акциях, использование ими насильственных средств.

Персидский манускрипт, в котором описывается казнь иранского проповедника Мани

Рис. 8.12. Персидский манускрипт, в котором описывается казнь иранского проповедника Мани

Основными характерными чертами фундаменталистского мировоззрения, раскрывающими его содержание, являются:

  • ? направленность против господствующей в современном мире секулярной идеологии;
  • ? призывы к принятию в качестве основы вероучения и устроения социума принципов, которые обычно заимствуются из содержания «изначальных» священных текстов;
  • ? проявление сторонниками фундаментализма последовательности и настойчивости в защите своих убеждений. Так, Э. Гидденс определяет фундаменталиста как «человека, который в принципе отказывается вступать в диалог, кто считает свой образ жизни совершенным и достойным, а чужой — сравнительно низшим и недостойным»[16].
  • ? отвержение любых попыток критического пересмотра или либеральной трактовки священных текстов и устаревших религиозных понятий;
  • ? выступление против вытеснения сакрального на периферию общественной жизни, за возрождение священного языка и ритуалов;
  • ? отрицание неизбежности и необходимости свершившихся социально-экономических и политических изменений.

Религиозный фундаментализм как идеологию отличает то, что он обращается к религиозным идеям как к непосредственному теоретическому фундаменту для построения своих политических программ. Религиозные фундаменталисты предлагают восстановить в мире политический порядок, опирающийся на абсолютный авторитет религиозной власти и основанный на религиозных принципах (простых и ясных установках), извлеченных из содержания Священных Писаний. При этом фундаменталисты поддерживают такую трактовку священных текстов (так называемую динамическую интерпретацию), которая позволяет им приспособить их к требуемому теополитическому проекту. Наиболее существенным является то, что «истинный» интерпретатор должен быть обязательно мужчиной глубокой веры и моральной чистоты, и в то же время активистом, чье духовное понимание «углубляет» опыт политической борьбы. Поэтому религиозный фундаментализм тесно связан с харизматическим лидерством, которое придает ему авторитарный характер.

Религиозные фундаменталисты предпочитают воинствующий стиль политики, который основан на типичном для всех фундаменталистов разногласии между «верными» — людьми, действующими согласно желанию Бога, и «неверными», активно ниспровергающими цель Бога на земле (силами зла). Поэтому фундаменталисты всегда ищут арену для сражения, на которой в конечном счете «верные» должны одержать победу, а для этого все средства хороши.

Приверженцы отдельных типов фундаменталистских доктрин могут достаточно категорично отрицать и даже презирать притязания друг друга. Прежде всего, это относится к религиозному фундаментализму, который отличает не только борьба между отдельными разновидностями религиозного фундаментализма, но и открытое противостояние с положениями других фундаменталистских доктрин. Однако всех фундаменталистов объединяет то, что они создают свой, фундаменталистский мир, в котором не допускаются какие бы то ни было разногласия и расхождения во взглядах.

Таким образом, представляется заблуждением мнение о том, что все фундаменталисты являются террористами, поскольку в подавляющем большинстве случаев они прибегают именно к легитимным средствам. Тем не менее нельзя отрицать и связь фундаментализма с насилием, когда его побудительным мотивом является защита «собственных» принципов, доведенная до фанатизма, толкающего людей на самопожертвование.

В настоящее время религиозный фундаментализм активно проявляет себя в важнейших сферах общественной жизни: государственной политике, экономике, духовной и социальной сфере. Фундаменталистские принципы заложены в программах различных политических движений, активно действующих во многих странах мира (в том числе в России) и мобилизующих в свои ряды широкие массы населения. Их привлекательность обусловлена социальными и политическими причинами, базируется на способности политических лидеров предлагать людям решения, которые в сложном современном мире представляются простыми, легко осуществимыми и безальтернативными.

  • [1] The Fundamentals. A Testimony to the Truth / A.C. Dixon (ed.). N.-Y.; L., 1988.
  • [2] Бельский А., Рашковский Е. Россия и Индия: сопоставление фундаменталистских вызовов // Россия и мусульманский мир. 1997. № 1. С. 45.
  • [3] Эко У. Имя розы. Минск, 1993. С. 405.
  • [4] Эко У. Имя розы. Минск, 1993. С. 61.
  • [5] Тарик А. Столкновение цивилизаций: Крестовые походы, джихад и современность.М„ 2006. С. 29.
  • [6] Последователи аль-Ваххаба в 1920-е гг. вместе с другими захоронениями уничтожилитакже могилу имама Шамиля на кладбище аль-Баки в Медине.
  • [7] Мантаев АЛ. «Ваххабизм» и политическая ситуация в Дагестане. http://www.yaseen.ru/dissertacia/disertacia 1 .htm
  • [8] Специальный выпуск посольства Королевства Саудовская Аравия в Москве, посвященный Национальному дню. М., 2001. С. 7.
  • [9] Хлебников П., Марягин Л. Разговор с «варваром». М., 2003. С. 62.
  • [10] Лебедев В. Ислам и Запад: за свободу слова с мусульманским фанатизмом // Эхо планеты. 2006.17—23 февр. № 8.
  • [11] Мусульманские фанатики сняли свою «Фитну» // Новости Mail.ru. URL : http://news.mail.ru/politics/1731391
  • [12] Гидденс Э. Что завтра: фундаментализм или солидарность // Отечественные записки.2003. № 3.
  • [13] Мани — персидский пророк (216—276), основавший синкретическое религиозноеучение (манихейство), составленное из вавилоно-халдейских, иудейских, христианских,зороастрийских гностических представлений о борьбе света и тьмы, добра и зла.
  • [14] Минуа Ж. Дьявол. М., 2004. С. 55.
  • [15] Смагина Е.Б. Манихейство // Религии Древнего Востока. М., 1995. С. 85.
  • [16] Гидденс Э. Что завтра? Фундаментализм или солидарность // Отечественные записки. 2003. № 1.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы