РЕЛИГИЯ И ТЕРРОР

Современный этап глобализации протекает, с одной стороны, в режиме дальнейшей секуляризации западного общества, унификации культур и подмены духовных ценностей материальными, а с другой — своеобразного контрнаступления религиозной культуры, часто приобретающей радикальные и даже экстремистские формы. Некоторые социальные структуры, позиционирующие себя в качестве религиозных организаций, активно укрепляют свои позиции и предпринимают достаточно интенсивную экспансию в общественную жизнь, используя порой террористические методы для достижения своих политических целей. Именно поэтому необходимо уяснить, может ли террор быть религиозным или следует вести речь о псевдорелигиозном терроре?

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ «РЕЛИГИОЗНОЙ ВОЙНЫ»

Религия долгое время подчиняла себе науку и искусство, а в государстве исполняла важнейшие функции образования и воспитания, демографического учета, регистрации брака. Такая форма религиозного господства в обществе получила название клерикализма (лат. cleiicalls — «церковный»), представляющего собой идеологию первенствующей роли Церкви и духовенства в общественной, политической и культурной жизни общества.

Носителями клерикализма выступают духовенство и связанные с Церковью лица. Клерикализм предполагает антилиберальное настроение; использует в своих целях не только церковный аппарат, но и различные клерикальные организации, клерикальные политические партии, а также созданные при ближайшем участии Церкви профсоюзные, молодежные, женские, культурные и прочие организации.

В некоторых странах существовала особая форма власти — теократия (от лат. teo — «бог» и греч. kratos — «власть»), в которой вся полнота управления сосредоточена у религиозных иерархов[1]. В качестве примера можно привести борьбу древнеегипетского фараона Эх- натона со жрецами культа бога Амона, в которой победили последние. И сегодня на карте мира можно найти государства, где политические лидеры имеют лишь исполнительные полномочия и не имеют права разрабатывать важнейшие направления политического курса. Так, в Иране духовный лидер аятолла Хаменеи обладает властью большей, чем президент страны. Ж.Т. Тощенко определяет теократию не только как государственное устройство, а как имеющую место в мире и современной России тенденцию к сращиванию религии и политической власти — «хождение религии во власть или заигрывании и использовании властью авторитета и влияния религии»[2].

На протяжении истории религиозная идеология действительно играла значительную роль в глобализационных процессах.

Августин Аврелий (Блаженный) в своем учении «О двух градах» доказывал превосходство духовной власти над светской. Государство необходимо в силу грехопадения человека и неспособности самостоятельно выйти на путь веры. Августин резко противопоставлял церковь и государство. Своим утверждением о том, что «град земной», т.е. государственность, связан с царством дьявола, он положил начало многим средневековым ересям. Но в то же время он обсуждал идею обновления «града земного» в русле христианской добродетели: все формы правления должны уважать Бога и человека. Восприняв августиновское учение, Церковь объявила свое существование земной частью Божьего града, выставляя себя в качестве верховного арбитра в земных делах. Концепцию «один Папа и один император», попытался реализовать Папа Римский Григорий VII Гильдебранд.

Задача земного существования — подготовление к загробному блаженству, ключи от которого у Папы. Он несет ответственность перед Богом за всю паству, поэтому ему принадлежит право давать такое устройство земной жизни, при котором люди лучше всего достигали бы конечной цели своего существования. В распоряжении Папы оба меча, как духовной, так и светской власти; последний вручается Папой государю. У светской власти не должно быть никаких неотъемлемых прав, никаких задач, независимых от церкви. Светский государь блистает папским светом, как луна светит солнечным; он — только уполномоченный Папы, который имеет право пользоваться императорскими отличиями, низвергать императора и королей, освобождать подданных от присяги государю, полагал Папа Григорий.

Господствуя над светской властью духовной силой, теократия должна быть независима от нее и в материальном отношении, должна обладать своими собственными реальными средствами. Для осуществления этой программы, прежде всего, было необходимо уничтожить всякую зависимость духовенства от светской власти и от окружающей среды. У духовного лица не должно быть никакого государя, кроме Папы, никакой семьи, кроме церкви. Независимый клир должен сам, без посторонних влияний, избирать свои власти и самого Папу. Между Папой Григорием VII и императором Священной Римской империи Генрихом IV зимой 1077 г. разгорелся острый конфликт. Генрих отказался признавать Григория в качестве Папы Римского; в ответ Григорий отлучил императора и объявил его отлученным от церкви, а германскую аристократию свободной от вассальной присяги, что вызвало череду мятежей в империи. Несмотря на поддержку простонародья, император был вынужден принять покаяние, надеть власяницу и босиком прийти в замок Папы в Альпах Каноссу, где вынужден был в течение трех дней, просить на коленях у ворот прощения понтифика. Это событие, известное как «хождение в Каноссу», показало превосходство религиозной власти над мирской и получило нарицательное значение (рис. 8.1).

Картина Э. Швейзера «Хождение в Каноссу» (1862)

Рис. 8.1. Картина Э. Швейзера «Хождение в Каноссу» (1862)

Священная Римская империя германской нации пыталась реализовать идею всемирной монархии, тесной взаимосвязи новой Римской империи и католической церкви. Положение императора и его функции определялись из сравнения власти императорской с властью папской. Он — imperator tenenus — наместник Бога на земле в делах светских, и patronus — защитник церкви; его власть во всем соответствует власти Папы, отношения между ними аналогичны отношениям между душой и телом. Коронационный церемониал и официальные титулы императора указывают на стремление придать императорской власти божественный характер. Император считался представителем всех христиан. Он — «глава христианского мира», «светский глава верных», «покровитель Палестины и католической веры», превосходящий достоинством всех королей.

В 632 году в Западной Аравии был создан халифат — теократическое арабо-мусульманское государство, возглавлявшееся халифом (от араб, khalifah — «наследник, представитель»), который являлся духовным и светским лидером, избираемым уммой (от араб. Ц*— «сообщество»), для исполнения шариата Аллаха.

Согласно этой политической идее, реализованной на практике мусульманами-суннитами, халиф приносит умме присягу на Книге Аллаха и Сунне Его Посланника по обоюдному согласию и выбору. Таким образом, осуществляется договор о Халифате между уммой и халифом. Это соглашение не является договором о найме. Этот договор направлен на исполнение шариата, а не на служение умме и ее выгоде, хотя исполнение шариата и служит для уммы и для ее блага, поскольку шариат является милостью для нее и всего мира. Если умма будет требовать отказа хотя бы от одного шариатского закона, халиф заставляет ее подчиниться этому закону, а если умма оставит шариат, то для халифа является обязанностью воевать с ней, пока она не откажется от этой мысли, ибо халиф назначен для претворения в жизнь только шариата. Несмотря на то, что право назначение халифа принадлежит умме, его снятие с поста принадлежит шариату, а не ей (рис. 8.2).

Воевать с халифом является обязанностью лишь в одном случае, когда халиф претворяет в жизнь что-либо иное, кроме ислама. Власть, являющаяся правом уммы, не завершается делом избрания халифа. Эта власть продолжает оставаться для нее постоянно. При наличии халифа эта власть со стороны уммы проявляется в требовании отчета от халифа в проводимых им делах, в исполнении шариата и управлении делами уммы. Эту деятельность по контролю над халифом умма проводит согласно способу, который она считает необходимым в рамках законов шариата. Халиф со своей стороны обязан подчиняться этому контролю и разъяснять умме положение, на которое она жалуется и за которое требует с него отчет.

Глава «Исламского государства», провозгласивший себя халифом Абу Бакром аль Багдади

Рис. 8.2. Глава «Исламского государства», провозгласивший себя халифом Абу Бакром аль Багдади

Представляет особый интерес взаимосвязь войны как продолжения политики и религии.

В имеющейся литературе часто упоминается об исламском джихаде как освященной религиозными канонами войне, осуществляемой мусульманами против «неверных». Джихад (араб. — «джихад фи сабилъ иллях») в дословном переводе с арабского означает «усердствование на пути Аллаха», является не столько «войной за веру», сколько совокупностью требований ислама к религиозной активности мусульман вообще[3].

Существует две точки зрения на сущность исламского джихада. Сторонники первой утверждают, что последователи ислама ведут «священную войну» против всех немусульман. По их мнению, весь мир разделяется мусульманами на три части.

Во-первых, это «дар ал-ислам» (араб, IJ'o-J'f — «дом ислама») — совокупность мусульманских стран, находящихся под властью мусульманских правителей, жизнь в которых полностью регулируется шариатом — как видим, далеко не все страны ислама подходят под это определение; страны со светским режимом правления, как Турция, Ирак, Алжир, Египет и пр., для исламского фундаменталиста не являются «дар ал-ислам».

Во-вторых, это «дар ас-сулх» (араб. Jo-vt* «дом мирного

договора») — территории, платящие дань и подчиняющиеся мусульманам в политическом отношении; на территории «дар ас-сулх» возможно наличие каких-то прав у немусульман.

В-третьих «дар ал-харб» (араб. Дj «дом войны») — немусульманские страны за пределами «дар ас-сулх», рассматриваемые как находящиеся в состоянии войны с мусульманами, причем отсутствие военных действий считается временным перемирием. Эта доктрина подразумевает в конечном счете полное торжество ислама — все враги будут обращены в ислам[4].

Е. Морозов считает, что доведенная до логического предела исламская теория войны ставит правоверного мусульманина в состояние перманентной войны со всем миром. Воюет весь исламский мир, и уже видно складывание фронтов. Вот Восточный фронт — сливающиеся в единое пятно конфликты в Юго-Восточной Азии. Северный фронт лег извилистой петлей от Кукунора до Кавказа (Молуккские острова Индонезии, Минданао на Филиппинском архипелаге, Кашмир и Китайский Туркестан, республики Средней Азии). Центральный фронт протянулся от Иерусалима до Сараево. Западный фронт раскинулся на огромных пространствах от гор Алжира до болот Уганды. И все более просматривается централизация руководства этими фронтами и конфликтной зоной в целом[5].

Бразильский священник, один из главных представителей «теологии освобождения», Леонардо Бофф пишет: «Идет борьба между двумя проектами жизни, личными и социальными: один проект упорно стремится к сохранению существующего, сохранению всеми средствами, вплоть до уничтожения других людей и самоуничтожения; второй проект стремится к перманентному открыванию нового, даже ценой собственного уничтожения»[6]. Американский проповедник-баптист Джерри Фалвелл даже высказал мнение, что сам Пророк был первым террористом[7].

Терри Джонс — пастор протестантской общины «Центр помощи голубя мира» из Флориды пошел еще дальше. В июле 2010 г. заявил

0 намерении сжечь Коран 11 сентября 2010 г., в годовщину теракта. Несмотря на протесты Ватикана, Генсека ООН, Администрации США, руководителей ряда азиатских государств 20 марта 2011 г. он все же сжег Коран в одной из церквей Флориды, что спровоцировало радикальных исламистов на массовые беспорядки в Афганистане, включая убийства дипломатов. Афганские мусульмане устроили и сожжение чучела Джонса. В ответ в апреле 2012 г. пастор повторил сожжение Корана, за что был оштрафован на 271 дол. за нарушение правил пожарной безопасности (рис. 8.3). Тогда Джонс объявил 11 сентября 2012 г. международным днем суда над Пророком и показал фильм «Невинность мусульман», продюсером которого он выступил, своей пастве, а также повесил чучело Мухаммеда во дворе своей церкви и сопроводил все это видеообращением и текстовым комментарием на своем сайте.

Iran - Releas

astor Youcef

riing of Muhammad

Worldwi Korans & Im*

Рис. 8.3. Антиисламская акция пастора Т. Джонса

Подобные утверждения, а также экстремистские действия вызвали волну протеста мусульман по всему миру, спровоцировали целый ряд жестоких расправ, в том числе и с одним из организаторов «освобождения Ливии от власти диктатора» М. Каддафи американским послом К. Стивенсом.

В то же время Абдул Малик, член исламистской организации Хизб-ут-Тахрир «Партии исламского освобождения» пишет, что сегодня весь мир стонет под пятой безраздельной тирании капитализма и гегемонии США. Власть ислама и распространение его через да’ва (призыв) и джихад — вот единственная надежда человечества[8].

Исследователь джихада в начале XX в. А.И. Агрономов приводит слова Мухаммеда о том, что «разные пророки посылались Богом, чтобы раскрыть Его свойства: Моисей — промысел Божий и милосердие, Соломон — премудрость Божию, величие и славу; Иисус Христос — Божественную правду чистотой своей жизни, Божие всеведение — знанием сокровенных мыслей всех сердец, Божие могущество — чудесами, которые Он творил. Но ни одного из этих свойств недостаточно было для убеждения людей; даже к чудесам Моисея и Иисуса они относились с неверием. А потому я, последний из пророков, послан с мечом. Пусть же те, которые проповедуют мою веру, не прибегают ни к доводам, ни к рассуждениям, а убивают всех отказывающихся повиноваться моему закону. Всякий, кто сражается за правую веру, падет ли он или победит неверного, получит славную награду. Меч, — прибавляет Мухаммед, — есть ключ к небу и аду; все, извлекающие его за веру, будут награждены временными благами; каждая капля пролитой крови, каждая опасность и труд, перенесенные ими, будут записаны на небе как заслуги более высокие, чем даже пост или молитва. Если они пали в битве, их грехи тотчас отпустятся им, а сами они будут вознесены в рай, чтобы там предаваться вечным наслаждениям в объятиях чернооких гурий»[9].

П. Хлебников в своей книге пишет о том, что «именно в Коране очень ясно прослеживается образ врага. Коран характеризует неверных и неверующих не просто как людей заблудившихся, слабых или невежественных, а именно как яростных врагов. Неоднократно мусульманам напоминается, что их долг — таких людей покорять и истреблять. Мусульманин обязан воспринимать весь неисламский мир как сборище врагов; он обязан вести против этих врагов непрекращающую- ся борьбу[10]. «И сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а (вся) религия будет принадлежать Аллаху» (Коран 2, 193)».

С. Кутб, один из основателей организации «Братья-мусульмане», в своей книге «Столпы веры» утверждает, что джихад тесно связан с религией и не носит защитного характера, а «является лишь способом установить Божественную власть внутри исламского сообщества, так, чтобы оно стало штабом исламского движения, которое должно быть потом распространено во все страны мира так же, как объектом этой религии является все человечество, а сферой действия — вся земля»[11].

Между тем вся многовековая история России свидетельствует

0 том, что ислам является достаточно терпимой к другому мнению, или, как сегодня принято говорить, толерантной религией. Так, дагестанский тарикат кадирийя, учрежденный Кунта-хаджи Кишиевым в 60 гг. XIX в., прямо признавал законной любую власть, в том числе и русских царей, считая ее проявлением лишь внешней жизни, а потому безразличной для личного духовного мира суфия[12].

Представители другого подхода говорят о том что само название религии «ислам», — слово одного корня со словом «мир» (араб. — «салям» — «мир»), а джихад, прежде всего, нравственное самосовершенствование[13]. Джихад нельзя приравнивать к терроризму, поскольку «борьба против оккупантов, колониальных захватчиков и тех, кто помогает им, является законной в исламе». Джихадом также является борьба с теми, «кто не сдерживает своих слов, дав определенные обязательства», или теми, кто мешает мусульманам «мирно исповедовать» свою религию[14] [15].

Верховный муфтий России и европейских стран СНГ шейх-уль- ислам Т. Таджуддин говорит о так называемом исламском терроризме как искажении ислама, еретической идее фанатизма, утверждении своей версии толкования веры любой ценойА.

Мусульманские улемы на конференции в Мекке 14 января 2002 г. определили терроризм как «любое необоснованное нападение на человека, его религиозные взгляды, покушение на жизнь, собственность и честь, а также любой акт насилия или угроза с целью запугать или подвергнуть его жизнь опасности, осуществленному отдельными лицами, группами или государствами». К терроризму приравниваются «убийство, бандитизм, нанесение ущерба окружающей среде, общественным, частным владениям и природным источникам»[16].

Представляется, что вторая позиция является более взвешенной, на самом деле не существует религии терроризма, экстремистки настроенные боевики лишь используют цитаты, выхваченные из контекста Корана, обосновывая ими свое право на применение террористического насилия против людей другой веры (рис. 8.4.).

Боевик «Исламского государства» выступает с экстремистской проповедью

Рис. 8.4. Боевик «Исламского государства» выступает с экстремистской проповедью

В исламе имеются такие понятия, как «джихад сердца», — борьба со своими дурными наклонностями, «джихад языка» — повеление благого и запрет дурного, «джихад руки» — соблюдение меры наказания по отношению к преступнику. Что касается «джихада меча», то он сводится не только и не столько к войне, сколько к борьбе за утверждение ислама вообще. Между тем Пророк говорил о том, что в религии недолжно быть принуждения (Коран 2, 257).

Джихад считается долгом мусульманина лишь в тех случаях, когда он защищает себя от разных видов врагов. Поэтому и отдается предпочтение джихаду, а не войне. Война — это лишь незначительная и не самая обязательная часть более широкого понятия «джихад». Примечательно, что Мухаммед, возвращаясь с войны, произносит слова: «От малого джихада мы переходим к большому джихаду». «Великий джихад» включает в себя, прежде всего, борьбу с внутренними (духовными), а затем внешними (физическими) врагами и является сутью ислама[17].

Войны в исламе подразделяются на пять типов[18]: с неверными (немусульманами), между двумя группами мусульман, с вероотступниками, угнетателями (притеснителями), бандитами (грабителями). К числу самых небогоугодных относятся войны между мусульманами, которых, по Корану, следует обязательно примирить: «Если один будет несправедлив против другого, то сражайтесь с теми, кто несправедлив, пока он не обратится к велению Аллаха, а если он обратится, то примирите их по справедливости» (Коран 49, 9/9). Ислам определяет основные принципы ведения войны. Одним из наиболее важных является верность договорам и осуждение предательства — «верно выполняйте договор с Аллахом, когда его заключили, и не нарушайте клятв после их закрепления» (Коран 16, 93/91). Ислам требует, чтобы мусульмане поступали в соответствии с исламской моралью вне зависимости от того, где они находятся, они имеют право сражаться только с теми, кто сражается против них.

Другой важнейший принцип касается взаимности и основывается на словах, приписываемых Пророку, но проповедуемых и христианами: «Поступай с людьми так, как ты хотел бы, чтобы они поступали с тобой». Поведение человека на войне должно быть соответствующим учению ислама, которое допускает переход к военным действиям только в случае крайней необходимости: «Кто же преступает против вас, — говорится в Коране, — то и вы преступайте против него подобно тому, как он преступил против вас» (Коран 2, 190/194).

Даже во время войн мусульмане обязаны строжайше соблюдать определенные нормы поведения. Часто пострадавшими оказываются дети, женщины и старики, убийство которых категорически запрещено в Коране. На это же указывается и в мусульманском праве: «Не прилично мусульманам нарушать клятву, употреблять хитрость, уродовать людей, стариков, дряхлых, детей, слепых, хромых, если никто из них не будет участвовать в войне своими советами или если женщина не будет царицей»[19].

Война с точки зрения ислама является законной только в том случае, если она началась в соответствии с установленными шариатом правилами. Война может последовать как ответ на агрессию, когда ее начал враг или когда был нарушен договор, существовавший между ним и мусульманами, но и при этом не следует допускать вероломства и предательства.

Исследователь Корана В. Прохорова, ссылаясь на авторитетное мнение русского философа В. Соловьева, напоминает, что Мухаммед, как и все пророки, получил «чистую веру с неба, но затем она искажалась, часто по вине людей, книжников, фарисеев, первосвященников»»[20]. К перечисленным лицам можно добавить современных радикал-фундаменталистов, всякого рода религиозных экстремистов, пополняющих ряды террористов, убийц и фанатиков-смертников.

Не следует забывать, что спецслужбы США и Великобритании с конца 1970-х гг. стали использовать в своих геополитических интересах экстремистские группировки (в частности, «Джамаат-э-Ислами» — «Братья-мусульмане»), проповедующие «исламский джихад» против Советского Союза. После же вывода советских войск из Афганистана джихад под лозунгами исламского фундаментализма перекинулся в другие районы Азии — Кашмир, Среднюю Азию, Синьцзян, а также и на другие континенты — в Африку, Европу и даже Америку[21].

Томас Керыо, бывший офицер спецслужб Великобритании, в своей книге «Джихад! Секретная война в Афганистане» признается, что «мусульманские наемники со всего мира получили там военную и идеологическую подготовку и сегодня многие из «непримиримых» активно используют накопленный багаж знаний и опыт для войны против того, что они ненавидят» (рис. 8.5)[22].

Обложка книги T. Керью «Джихад! Секретная война в Афганистане» (2000)

Рис. 8.5. Обложка книги T. Керью «Джихад! Секретная война в Афганистане» (2000)

Исследователь джихада М. Кысин считает, что следует различать «традиционный джихад», имевший место вплоть до начала XX в., целью которого являлась, прежде всего, борьба против иноземных захватчиков и «современный джихад», преследующий чисто политические цели, жертвами которого становятся соседи — мирные граждане, живущие в той же стране, но исповедующие иную религию, или против своих же единоверцев, якобы «отошедших от ислама».

Крестовые походы, организованные католицизмом на Ближний Восток, в Прибалтику, в Южную Францию и на Русь в XI—XIII вв. также могут быть отнесены к «религиозной войне». Простой отшельник Петр Пустынник стал тем, кто под влиянием идеи, властвующей над веком, поднял знамя великой войны между Востоком и Западом[23]. Организаторами первого крестового похода (1096—1097) — битвы за Гроб Господень, явились епископ Бернар Клервосский и папа римский Урбан И. Для повышения дисциплины и боеспособности рыцарского войска во время Крестовых походов появились духовные рыцарские ордена, члены которых давали клятву беспрекословно выполнять все приказы начальников ордена — духовных лиц.

Ф. Ницше писал, что «крестоносцы сражались с культурой, перед которой им приличнее было бы пасть ниц, — в сравнении с нею и наш XIX в., должно быть, все еще слишком бедный, слишком «поздний»... Конечно, им хотелось добычи, а Восток был богат... Давайте смотреть непредвзято! Крестовые походы — то же пиратство, чуть повыше классом, а больше ничего!»[24].

Особенно активны были действия крестоносцев в Польше, Прибалтике и на землях русских княжеств. В 1200 году в устье Двины тевтонскими рыцарями был основан город Рига, в который перенесли епископскую резиденцию, и в течение последующих 20 лет, почти постоянно воюя с Полоцким княжеством, немцы покорили практически всю Прибалтику, земли которой были разделены между епископом, орденом и крупными немецкими феодалами.

В 1202 году с целью захвата остальных прибалтийских земель по благословению Папы Римского и уставу военно-монашеского ордена тамплиеров-храмовников в виде государственного образования был создан еще один немецкий рыцарский орден меченосцев — крестоносцев. И только сражение на Чудском озере 5 апреля 1242 г., в котором русскими войсками под командованием Александра Невского

500 рыцарей были убиты и 50 взяты в плен, остановило на длительный срок немецкую экспансию[25].

Западные политологи вслед за С. Хантингтоном утверждают ныне, что человечество подошло в своем развитии к такому этапу, когда источниками всех конфликтов, в том числе войн и террористических проявлений, будут являться различия между цивилизациями не в экономической и политической системах общества, а, прежде всего, в духовной сфере, в культуре и религии. Экономическая модернизация общества размывает духовные ценности и традиции, ослабляет роль государства в жизни социума, образовавшуюся брешь заполняют религиозные фундаменталистские движения. Фронтами будущих войн являются «разломы» между цивилизациями — традиционные границы распространения влияния мировых религий. Одним из таких «разломов» является Россия[26].

Сегодня в СМИ часто говорят о возможности нового крестового похода против ислама. У. Эко считает: если предположить, что «разразится война Востока и Запада, это была бы первая война с врагом, живущим в твоем доме. Война очень хорошо показала бы, что ислам не столь монолитен, как полагают, что христианство разрозненно и невротично, что всего единицы захотят стать кандидатами в новые тамплиеры, так сказать, камикадзе Запада»[27]. Эко делает вывод, что в эпоху глобализации вести глобальную войну цивилизаций, культур невозможно, это привело бы к поражению всех.

Лидеры мировых религий едины в том, что не существует религии террора. Они полагают, что терроризм есть одна из форм проявления инфернального зла. Так, Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II понимал терроризм как «...грех против Бога и людей, нарушение заповедей любой религии. Преступление тех, кто не уважает права и свободы человека, несмотря на кощунственные оправдания...»[28], это безумная мечта о власти над миром, ныне принимающая личины глобального диктата и терроризма, по-прежнему владеет многими умами, подталкивая к новым конфликтам[29].

Папа Римский Бенедикт XVI на миротворческой встрече в итальянском городе Ассизи 28 октября 2011 г. с несколькими сотнями иерархов христианства, ислама, иудаизма, буддизма, индуизма и других религий, а также атеистов, заявил о недопустимости оправдания терроризма и насилия религиозными соображениями. Бенедикт XVI сказал, что«свободный мир оказался без ориентиров, и многие восприняли свободу как свободу насилия, поэтому разделение приобрело новые ужасные проявления... одним из таких проявлений стал терроризм. «Как христианин я хочу сказать, что в истории во имя христианства также совершалось насилие. Мы это признаем и стыдимся этого. Однако очевидно, что это было использование христианской веры, которое не соответствовало ее истинной природе», — подчеркнул Папа Римский.

Вселенский Патриарх Варфоломей I в своем выступлении на той же встрече обратил внимание, что надежным и долговременным путем разрешения конфликтов может быть только диалог. Патриарх особо отметил роль самих религиозных лидеров, которые личным примером должны показывать стремление к общению. Патриарх подчеркнул, что религиозные лидеры должны «жить вместе с другими в духе мира, солидарности и братства»[30].

Ныне здравствующий Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл еще в свою бытность митрополитом Смоленским и Калининградским предупреждал о том, что современный терроризм нацелен на разрушение межнациональных и межрелигиозных отношений, на общественную и политическую дестабилизацию уникальной цивилизации, образовавшейся не только в России, но и в странах Закавказья и Средней Азии. Ее уникальность состоит в наличии высокого уровня взаимодействия и сотрудничества между христианской и исламской общинами в этих странах, и именно его необходимо сохранить[31].

Верховный муфтий России, председатель Центрального духовного управления мусульман Т. Таджуддин также отрицает неизбежность противостояния цивилизаций, культур и народов и напоминает, что есть извечный закон: «Тот, кто убьет живую душу на земле, тот как бы и всех людей погубил». И не должен сметь человек поднять руку на жизнь, душу такого же, как он, человека, наместника Бога. Поэтому не может быть ни правоверный мусульманин, да и любой верующий человек, бандитом, насильником мирных людей и террористом[32].

Председатель совета муфтиев России Р. Гайнутдин заявил на международной конференции «Ислам победит терроризм», что Совет муфтиев принял фетвы «О недопустимости ложного толкования Корана и использовании символов ислама для экстремистской деятельности» и «О недопустимости оправдания экстремизма нормами Священного Корана и Сунны», в которых сторонники традиционного ислама указали но то, что «ислам — религия середины и не приемлет крайностей». Сегодня мусульмане прилагают совместные усилия по распространению в исламском мире идей «аль-васатыйа», т.е. принципов умеренности в исламе, и модели «Ислам Аль-Хадари», что предполагает цивилизационное понимание ислама, отражающее важность как политико-экономического прогресса, так и социальной гармонии. Эти идеи заложены в основах нашей религии и предписаны Священным Кораном. Этот путь способен, по нашему мнению, дать результат в деле просвещения и распространения знаний об истинном исламе. Необходимо сохранять и развивать диалог между религиями и культурами, диалог, который позволит избежать межнациональной и межрелигиозной розни. В Священном Коране сказано: «И сотрудничайте в добре и богобоязненности и не сотрудничайте во зле и вражде»[33].

28 декабря 2014 г. президент Египта, армейский генерал А. Фаттах ас-Сиси, отстранивший от власти с помощью военного переворота прези- дента-ставленника экстремистской организации «Братья-мусульмане» М. Мурси, пытавшегося установить в стране исламистский режим, выступил с речью перед теологами знаменитого исламского университета Аль-Азхар в Каире. В своем выступлении он заявил следующее: «Совершенно невообразимо, чтобы мысли, которые мы считаем самыми святыми для всей уммы, превратились в источник озабоченности, опасности, убийств и разрушений по всему миру... Эти мысли — и я не говорю религия, я говорю, образ мышления, набор текстов и идей, которые стали для нас сакральными, священными настолько, что любое отклонение от них становится практически невозможным, — этим самым мы восстанавливаем против себя весь остальной мир... Разве возможно, чтобы 1,6 млрд мусульман хотели убить весь остальной мир ради того, чтобы они могли жить? — Невозможно... нам необходима религиозная революция. Вы, имамы, ответственны перед Аллахом. Весь мир... ждет ваших дальнейших действий... потому что умма разорвана, умма разрушена, потому что умма потеряла саму себя, — и виноваты в этом только мы»[34].

Как видно из приведенных утверждений ведущих религиозных деятелей, их духовно близкий подход к террору оставляет надежду в возможности сплочения религиозных предстоятелей во имя жизненных интересов своей паствы в организации совместного отпора деструктивным псевдорелигиозным утверждениям.

  • [1] Теократия, согласно словарю В. Даля, есть соединение гражданской и духовной власти в одном лице.
  • [2] См. подробнее: Тощенко Ж.Т. Теократия: фантом или реальность? М., 2007.
  • [3] Делъмаев Х.В. Сущность и социальная роль исламской концепции джихада : автореф.дис.... канд. филос. наук. М., 1987. С. 2.
  • [4] Ратвин М. Ислам. Краткое введение. М., 2005. С. 141—142.
  • [5] Морозов Е.Ф. Мировая война ислама. URL : http://www.varvar.ru/arhiv/texts/ moro-zov.html
  • [6] Эко У. Имя розы. Минск, 1993. С. 5.
  • [7] Шейх Карадави: Наша вера — мир // Завтра. 2002. № 45.
  • [8] Малик А. Джихад — единственная надежда человечества // Аллах не любит Америку/ под ред. А. Парфея. М., 2003. С. 301—304.
  • [9] Агрономов А.И. Джихад: «священная война» мухаммедан. М., 2002. С. 35.
  • [10] Хлебников П., Марягин Л. Разговор с «варваром». М., 2003. С. 60.
  • [11] Цит. по: Саид Кутб — исламский ученый-мученик // Аллах не любит Америку. М.,2003. С. 101-102.
  • [12] Степанянц М. Этноконфессиональные процессы в современной России: ислам. Международный евразийский институт экономических и политических исследований. URL: http: //www.iicas.org/2003rus/01_23_ks.htm
  • [13] Медведко Л.И. Россия, Запад, Ислам: «столкновение цивилизаций»? Миры в мировых и «других» войнах на разломе эпох. Жуковский, М., 2003. С. 33.
  • [14] Мусульманские богословы дали в Мекке определение терроризму. URL : http:// txt.newsru. com/religy/15jan2002/mekka_confer.html
  • [15] Геополитика террора: геополитические последствия террористических актов в США11 сентября 2001 г.: Сборник статей. М., 2002. С. 5—7.
  • [16] Мусульманские богословы дали в Мекке определение терроризму. URL : http:// txt.newsru.com/religy/15jan2002/mekka_confer.html
  • [17] Бухарев Р. Дорога Бог знает куда. СПб., 2000. С. 110.
  • [18] Медведко Л.И. Указ. соч. С. 34—52.
  • [19] Постановления мухаммеданского права относительно войны с неверными // Агрономов А.И. Джихад: «священная война» мухаммедан. М., 2002. С. 99.
  • [20] Коран / перевод смыслов и комментарии иман В. Прохоровой. М., 1998. С. 8.
  • [21] Кысин М.Ю. Джихад: от Кашмира до Нью-Йорка. М., 2005. С. 6.
  • [22] Carew Т. Jihad!: Secret War in Afghanistan by Tom. L., 2000.
  • [23] Мишо Г. История крестовых походов. М., 2001. С. 13.
  • [24] Ницше Ф. Антихристианин. Опыт критики христианства // Сумерки богов / сост.и общ. ред. А.А. Яковлева. — М., 1990. С.89—90.
  • [25] См. подробнее: Тевтонский орден. Крах крестового похода на Русь. М., 2005.
  • [26] См. подробнее: Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: ACT, 2006.
  • [27] Эко У. Несколько сценариев глобальной войны // На Невском. 2001. № 11.
  • [28] Информационный бюллетень Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. 2001. № 9. С. 4—5.
  • [29] Материалы IX Всемирного Русского Народного Собора «Единство народов, сплоченность людей — залог победы над фашизмом и терроризмом». 9—10 марта 2005 г. М.,2005. С. 7.
  • [30] Папа Римский призвал не использовать религию как оправдание терроризма // Наука и образование. URL : http://scienceport.ru/news/Papa-Rimskiy-prizval-ne-ispolzovat-religiyu-kak-opravdanie-terrorizma.html
  • [31] Информационный бюллетень Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. 2001. № 9. С. 4—5,19.
  • [32] Материалы IX Всемирного Русского Народного Собора «Единство народов, сплоченность людей — залог победы над фашизмом и терроризмом». 9—10 марта 2005 г. М.,2005. С. 41.
  • [33] Материалы международной конференции «Ислам победит терроризм» 3—4 июля2008 / под ред. А. Гришина. М.: Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, 2008. С. 27—28.
  • [34] Egyptian President Al-Sisi at APAzhar: We Must Revolutionize Our Religion //MEMRITVVideos. URL: http://www.youtube.com/watch?v=DEhNarfrlec#t=10
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >