Монетарная политика в условиях ловушки ликвидности

Постепенные эволюционные структурные изменения в трансмиссионных механизмах, которые происходят одновременно, но с различными темпами, делают задачу разделения эффектов влияния и силы каналов более сложной, что приводит к серьезным трудностям при выборе эффективных монетарных политик. Трансформация финансовых институтов и появление новых финансовых инструментов приводит к изменению относительной силы трансмиссионных каналов и тем самым к изменению инструментов монетарной политики. Широкое распространение на развитых финансовых рынках процессов секьюритизации, снижение числа финансовых посредников в процессах привлечения кредитов, новые ипотечные инструменты, а также снижение номинальных процентных ставок денежного рынка к нулевым значениям приводит к потере эффективности классических трансмиссионных каналов. Это вынуждает монетарные власти использовать нетрадиционные инструменты монетарной политики, такие как крупномасштабные покупки финансовых активов (Large-Scale Asset Purchases), количественное смягчение (Quantitative easing), смягчение кредитования (Credit Easing) и расширенная кредитная поддержка (Enhanced Credit Support)[1].

Динамика ключевых ставок ФРС, ЕЦБ, Банка Англии и Банка Японии[2] показана на рис. 5.4. В результате ипотечного кризиса номинальные процентные ставки США, Еврозоны и Великобритании упали до уровня традиционно низких процентных ставок Японии. Реальные процентные ставки стали отрицательными, исчезла возможность монетарного стимулирования развития экономики путем снижения номинальных процентных ставок, а монетарные регуляторы попали в ловушку ликвидности. Дж.-М. Кейнс ввел понятие ловушки ликвидности в 1930-х гг. Он показал, что в условиях ловушки ликвидности не действует трансмиссионный канал процентных ставок, важнейший механизм монетарной политики. Это приводит к необходимости разработки и использования нетрадиционных монетарных политик. Нетрадиционные монетарные политики включают две группы инструментов — меры смягчения и сигнальные меры. Меры смягчения приводят к изменению финансового баланса центрального банка. Сигнальные меры являются инструментами непрямого действия и направлены на формирование макроэкономических ожиданий экономических агентов. Меры количественного смягчения — это действия центрального банка, направленные на резкое увеличение денежной массы путем покупки государственных ценных бумаг для стимулирования экономики и роста агрегированного спроса. В отличие от традиционной монетарной политики количественное смягчение ведет к росту банковских резервов центрального банка и к увеличению активов и пассивов центрального банка. Меры количественного смягчения были предложены и использованы Банком Японии для преодоления ловушки ликвидности в 2001—2006 гг. По мнению Банка Японии расширение денежной базы должно вести к стимулированию национальной экономики, созданию новых рабочих мест и росту инфляции для преодоления опасности стагфляции.

Percent

Ключевые ставки ФРС, ЕЦБ, Банка Англии и Банка Японии после ипотечного кризиса 2007 г. (источник

Рис. 5.4. Ключевые ставки ФРС, ЕЦБ, Банка Англии и Банка Японии после ипотечного кризиса 2007 г. (источник: Fawley B.-W., Neely Ch.-J. Four Stories of Quantitative Easing. Federal Reserve Bank of St. Louis Review. 2013. January — February. № 95 (1). P. 51—88).

Для поддержки системообразующих финансовых институтов центральный банк использует меры кредитного смягчения с помощью покупки долгосрочных государственных и частных ценных бумаг, изменяя структуру портфеля своих активов в сторону увеличения доли долгосрочных финансовых инструментов. При этом размеры банковских резервов остаются постоянными и роста монетарных агрегатов не происходит.

Крупномасштабные покупки финансовых активов (LSAP) стали основным инструментом нетрадиционной монетарной политики, проводимой ФРС США. Другим монетарным инструментом ФРС США является программа продления сроков платежа государственных ценных бумаг (Treasury maturity extension program, МЕР). Программа LSAPl(QEl) продолжалась 17 месяцев, с ноября 2008 г. до марта 2010 г., и была нацелена на покупку ипотечных облигаций и государственных ценных бумаг США для поддержки рынка недвижимости и крупных финансовых институтов после банкротства Lehman Brothers. Во время первого количественного смягчения ФРС США потратила 1250 млрд дол. США на покупку ипотечных облигаций государственных агентств на сумму, 172 млрд дол. США на покупку долгов ипотечных государственных агентств США и 300 млрд дол. США на покупку долгосрочных государственных ценных бумаг США.

Вторая программа количественного смягчения LSAP2(QE2) продолжалась восемь месяцев, с ноября 2010 г. до июня 2011 г., и за это время ФРС приобрела долгосрочные государственные ценные бумаги США на сумму 600 млрд дол. США.

В сентябре 2011 г. началась программа МЕР, которая продолжалась 15 месяцев, до декабря 2012 г. Во время этой программы ФРС США приобрела долгосрочных казначейских облигаций на сумму 667 млрд дол. США и одновременно на ту же сумму продала краткосрочные казначейские облигации. Снижение сроков платежей казначейских облигаций США, которыми владеют финансовые институты, повысил их финансовую устойчивость и устойчивость банковского сектора в целом.

Третья программа количественного смягчения LSAP3 (QE3) началась в сентябре 2012 г., и к октябрю 2014 г. ФРС США приобрела государственных ипотечных облигаций на сумму 823 млрд дол. США и казначейских ценных бумаг на сумму 790 млрд дол. США. ФРС США ежемесячно приобретала на 40 млрд дол. США ипотечные облигации и на 45 млрд дол. США — долгосрочные казначейские обязательства США.

Е1рограммы количественного смягчения ФРС США ведут к росту монетарных агрегатов и увеличению денежной базы. На рисунке 5.5 представлена динамика денежной базы и агрегата М2 для США, Европейского союза, Японии и Великобритании с начала мирового финансового кризиса, вызванного ипотечным кризисом США 2007 г.[3]. Первые признаки резкого роста денежной массы наблюдаются в США во второй половине 2008 г. Денежная масса в Великобритании начинает расти с задержкой шесть месяцев.

Динамика денежной базы и агрегата М2 для США, Европейского союза, Японии и Великобритании с начала ипотечного кризиса 2007 г. (источник

Рис. 5.5. Динамика денежной базы и агрегата М2 для США, Европейского союза, Японии и Великобритании с начала ипотечного кризиса 2007 г. (источник: Fawley B.-W., Neely Ch.-J. Four Stories of Quantitative Easing. Federal Reserve Bank of St. Louis Review. 2013. January — February. № 95 (1). P. 51—88).

Проведение нетрадиционной монетарной политики приводит к резкому росту величины активов центрального банка и появлению на его балансе ценных бумаг с длительными сроками погашения, что требует организации дополнительных мер по управлению дополнительными финансовыми рисками. Резкое увеличение величины активов и ухудшение структуры бухгалтерского баланса с точки зрения оценки риска видно на рис. 5.6 для ФРС США и Банка Англии[4].

Рост величины активов ФРС США и Банка Англии и трансформация их структуры за счет роста долгосрочных государственных ценных бумаг (источник

Рис. 5.6. Рост величины активов ФРС США и Банка Англии и трансформация их структуры за счет роста долгосрочных государственных ценных бумаг (источник: Meaning J., Feng Z. The impact of recent central bank asset purchase programmes. BIS Quarterly Review. 2011. December. P. 73—83).

  • [1] Кавицная И.Л. Анализ неоднородности монетарной политики смягчения // Journal of InstitutionalStudies (Журнал институциональных исследований). 2014. Т. 6. № 3. С. 122—131 ; Fawley B.-W.,Neely Ch.-J. Four Stories of Quantitative Easing. Federal Reserve Bank of St. Louis Review. 2013. January— February. № 95 (1). P. 51—88 ; Meaning J„ Feng Z. The impact of recent central bank asset purchaseprogrammes. BIS Quarterly Review. 2011. December. P 73—83.
  • [2] Fawley B.-W., Neely Ch.-J. Four Stories of Quantitative Easing. Federal Reserve Bank of St. Louis Review.2013. January — February. № 95 (1). P. 51—88.
  • [3] Fawley B.-W, Neely Ch.-J. Four Stories of Quantitative Easing. Federal Reserve Bank of St. Louis Review.2013. January—February. №95(1). P. 51—88.
  • [4] Meaning J., Feng Zh. The impact of recent central bank asset purchase programmes. BIS Quarterly Review.2011. December. P. 73—83.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >