Инструменты монетарной политики и формирование макроэкономических ожиданий

Задача обеспечения ценовой стабильности приводит к необходимости количественного определения целевого критерия инфляции. Банк России определяет уровень инфляции с помощью индекса потребительских цен, который в значительной степени формирует уровень инфляционных ожиданий экономических агентов. Индекс потребительских цен за данный месяц измеряется отношением стоимости набора товаров и услуг к величине стоимости той же потребительской корзины за тот же месяц предыдущего года. В проекте «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 г. и период 2016 и 2017 гг.»[1] определен целевой уровень, равный 4%, который планировалось достичь к 2017 г. В дальнейшем Банк России намерен стабильно поддерживать уровень инфляции в диапазоне от 2,5 до 5,5%. Банк России полагает, что «политика таргетирования инфляции способствует устойчивости экономического роста и сохранению высокого уровня занятости». Однако текущий уровень инфляции может отличаться от целевого за счет влияния экзогенных экономических шоков различной природы, действующих на национальную экономику.

Определение центральным банком целевого уровня инфляции однозначно не связано с потенциальным выпуском товаров и услуг, который определяется через ВВП. Возникает макроэкономическое согласование целевого уровня инфляции и величины потенциального выпуска, который обеспечивал социально приемлемый низкий уровень безработицы в глобализации мировой экономики и международных финансовых рынков.

В современных условиях в результате глобализационных процессов экзогенные внешние и внутренние шоки различной природы (шоки агрегированного спроса, технологические, монетарные и др.) вызывают разнонаправленные отклонения реального выпуска от потенциального уровня. Центральный банк использует различные монетарные инструменты для стабилизации величины выпуска и снижения размаха колебаний реального выпуска около уровня потенциального выпуска. Кроме того, монетарная политика должна гарантировать, что инфляционные ожидания в среднесрочной перспективе были привязаны к целевому показателю инфляции и изменялись в узком диапазоне вокруг целевого уровня.

Действия центрального банка всегда находятся между двумя предельными случаями[2]. Возможно нормативное поведение монетарного регулятора, когда его действия полностью соответствуют существующим нормам и правилам. Например, ключевая ставка может устанавливаться центральным банков в точном соответствии с формулой, определяемой правилом Тейлора. Нормативное поведение монетарного регулятора делает его поведение понятным и предсказуемым для экономических агентов. Однако в определенных ситуациях эффективность и результативность нормативного поведения резко снижается, а использование правила Тейлора приводит к ошибкам монетарной политики. В этих условиях центральный банк использует дискреционное поведение, которое не связано с известными правилами и нормами, но определяется по собственному усмотрению с учетом доступной информации и специфики сложившейся ситуации. При реализации режима таргетирования инфляции монетарный регулятор использует нормативно-дискреционный режим действий, который можно назвать режимом «ограниченной свободы действий»[3].

Инструменты монетарной политики, с помощью которых центральный банк России оказывает воздействие на наиболее краткосрочный сегмент денежного рынка, можно разделить на три основные группы[4].

К первой группе относятся операции постоянного действия по предоставлению и изъятию ликвидности на срок один день для формирования основной системы процентных ставок — процентного коридора, центральная линия которого определяется ключевой процентной ставкой Банка России. Верхняя граница равна ключевой ставке Банка России плюс 1 процентный пункт. Для установления верхней границы коридора используются кредиты «овернайт», сделки валютный своп, ломбардные кредиты, РЕПО, кредиты обеспеченные золотом, нерыночными активами или поручительством. Нижняя граница коридора устанавливается с помощью депозитных операций сроком на один день. Величина нижней границы равна ключевой ставке Банка России минус 1 п.п. Центральная линия коридора определяется ключевой ставкой Банка России, а для ее коррекции используются основные операции (аукционы РЕПО и депозитные аукционы на срок одна неделя) и операции тонкой настройки (аукционы РЕПО и депозитные аукционы на срок от одного до шести дней).

Вторая группа включает управление величиной обязательных резервных требований и возможности изменения нормативов обязательных резервов, что влияет на денежную массу. С 12.02.2013 Банком России был установлен норматив обязательных резервов равный 4,25%. Банк России заявил, что будет постепенно повышать коэффициент обязательных резервов, что позволит учитывать часть средств хранящихся на корреспондентском счете как обязательные резервы.

Наконец, к третьей группе принадлежат операции на открытом рынке в форме операций предоставления и абсорбции ликвидности на аукционной основе, которые осуществляются по инициативе центрального банка. К этой группе также относятся аукционы РЕПО, депозитные аукционы, покупка и продажа государственных ценных бумаг, валюты и золота. Операции на открытом рынке влияют на величину резервов и размер денежной массы, например, денежный агрегат М2.

Динамика ключевой процентной ставки Банка России показана на рис. 5.3. Резкий рост процентной ставки в декабре 2014 г. был вызван стремлением Банка России защитить национальную валюту от резкой девальвации.

Динамика ключевой процентной ставки Банка России (источник

Рис. 5.3. Динамика ключевой процентной ставки Банка России (источник: данные Блумберг)

Важной задачей монетарной политики является формирование устойчивых макроэкономических ожиданий экономическими агентами[5], которые влияют на сегодняшнюю текущую хозяйственную деятельность, из которой постепенно, шаг за шагом, формируются будущие состояния макроэкономической системы. Управление макроэкономическими ожиданиями экономических агентов осуществляется через открытость и транспарентность монетарной политики и формирования общественного доверия к понятным и прогнозируемым действиям финансового регулятора. Действия финансового регулятора должны носить системный характер на основе правил, четко определенных и известных участникам хозяйственной жизни, что позволит всем домохозяйствам и производителям рационально планировать свою финансовую деятельность. В качестве примера можно привести широко используемые в финансовой регуляционной практике правила Тейлора[6] и Орфанидеса[7], которые позволяют определить ключевую процентную ставку, устанавливаемую центральным банком как линейную комбинацию разрывов выпуска и инфляции. Любые отклонения действий монетарного регулятора от известных правил определения ключевой процентной ставки приводит к возникновению дополнительной неопределенности в макроэкономической системе и генерации дополнительных монетарных шумов.

  • [1] Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 г. и период2016 и 2017 гг. Проект от 26.09.2014. М. : Центральный банк РФ, 2014.
  • [2] Taylor J.-В. (1993): Discretion Versus Policy Rules in Practice, Carnegie-Rochester Conference Series onPublic Policy 39: 195-214 (1993).
  • [3] Хэммонд Д. Практика инфляционного таргетирования — 2012 // Центр исследований деятельностицентральных банков. Руководство № 29. Банк Англии, 2012.
  • [4] Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 г. и период2016 и 2017 гг. Проект от 26.09.2014. М. : Центральный банк РФ, 2014.
  • [5] Muth J.-F. (1961): Rational Expectations and the Theory of Price Movements», Econometrica, 29.
  • [6] The monetary policy of the ECB (3-d edition, May 2011), © European Central Bank, 2011 Frankfurt amMain ISBN 978-92-899-0777-4.
  • [7] Orphanides A. The Quest for Prosperity without Inflation, Working Paper no. 15, European Central Bank,March 2000.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >