Исследование влияния энергетических и эмиссионных шоков на показатели макроэкономической динамики

Современное состояние вопроса

Построение эффективной системы «зеленых финансов» предполагает введение новых финансовых инструментов, которые будут способствовать снижению энергоемкости и углеродоемкости экономики и позволят методами монетарной политики снизить последствия неблагоприятных энергетических и эмиссионных шоков на динамику макроэкономических показателей. Важное влияние, оказываемое энергетическими и эмиссионными шоками на состояния макроэкономических систем, приводит к необходимости согласования энергетической, климатической и макроэкономической политик в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периодах. Большое внимание в литературе уделяется поиску динамических связей между величиной ВВП, энергопотреблением, структурой энергетического баланса и величиной эмиссии парниковых газов. Существует обширная научная литература, посвященная анализу взаимосвязи энергетической, климатической политик и политик макроэкономического регулирования для экономик США, ЕС, КНР и мира в целом. Основными инструментами теоретического анализа влияния энергетических и эмиссионных шоков на показатели макроэкономической динамики являются теория реальных бизнес-циклов и неокейнсианские динамические стохастические модели общего равновесия, которые рассматривают в качестве экзогенных переменных энергетические и эмиссионные шоки. Существующие методы анализа макроэкономической динамики отличаются стандартным набором эконометрических подходов. Для преодоления критики Лукаса макроэкономика рассматривается как набор взаимодействующих репрезентативных агентов, оптимальное поведение которых определяется путём решения оптимальных задач с ограничениями микроэкономическими методами. Критерии оптимальности включают будущие состояния макроэкономической системы, что приводит к необходимости включения рациональных ожиданий агентов в уравнения макроэкономической динамики. Для динамических стохастических моделей общего равновесия характерно введение «жесткостей», которые препятствуют действию чистых рыночных сил, которые описываются простым рыночным равновесием в любой момент времени. Наиболее известным примером ценовой жесткости является модель Кальво, когда часть производителей оставляют прежние рыночные цены, хотя новое состояние рынка требует коррекции цен.

Этот подход получил название неокейнсианского и позволяет получить более реалистические результаты моделирования макроэкономической динамики. Исходные макроэкономические временные ряды «выбеливаются» путем обработки цифровыми фильтрами типа Ходрика-Прескотта или Кинга-Ребелло с целью удаления трендов и анализа стохастических циклических компонент реальных бизнес- циклов. В макроэкономической теории это предполагает нахождение стационарного состояния равновесного роста с последующей логарифмической линеаризацией макроэкономических динамических уравнений при малых отклонениях макроэкономической системы от равновесных состояний под действием экзогенных шоков энергетической и технологической природы. Линейные динамические уравнения с рациональными ожиданиями решаются методами типа Бланшарда-Кана.

Систематические эконометрическое исследование связи частотных параметров бизнес-цикла и эмиссии двуокиси углерода провел в Лондонской школе экономики Бэрэн Дода[1]. Прямой, эконометрически строгий и взаимосогласованный анализ циклических макроэкономических и эмиссионных данных по полной выборке из 122 стран, полученный фильтрацией по Ходрику-Прескотту, привел автора к следующим важным выводам:

  • 1. Для подавляющего большинства стран эмиссия двуокиси углерода является проциклической с величиной ВВП.
  • 2. Процикличность эмиссии положительно коррелирует с величиной ВВП на душу населения.
  • 3. Эмиссия двуокиси углерода циклически более волатильна, чем ВВП для большинства стран.
  • 4. Циклическая волатильность эмиссии отрицательно коррелирует с величиной ВВП на душу населения

Полученные выводы подтверждаются дополнительным анализом автора, проведенным по сокращенной выборке из 18 стран, для которых имелись временные ряды большой продолжительности. Процикличность эмиссии двуокиси углерода с величиной ВВП для экономики США для периода 1950-2012 гг. показана на рисунке 2.1.

Циклические компоненты эмиссии двуокиси углерода и ВВП для экономики США

Рисунок 2.1 - Циклические компоненты эмиссии двуокиси углерода и ВВП для экономики США.

Количественному анализу влияния шоков нефтяных цен и монетарной политики на возникновение экономической рецессии посвящена работа Л еду к и Сила[2]. Авторы показали, что одновременный рост учетных ставок и стоимости энергоносителей предшествует началу периода рецессии экономического цикла, что видно на рис.2.2.

Периоды рецессии, роста цен нефти и учетная ставка

Рисунок 2.2 - Периоды рецессии, роста цен нефти и учетная ставка

ФРС США.

Авторы построили калиброванную DSGE модель экономики, в которой экзогенные цены на нефть влияют на капиталоемкость производства. Цены на нефть определялись стохастическим авторегрессионным процессом первого порядка AR(1) с коэффициентом автокорреляции 0,8, что соответствует статистике цен на нефть марки WTI. Авторы использовали правило монетарной политики типа CGG (Кларида, Гали, Гертлер[3])

Ледук и Сила рассматривали различные монетарные политики, однако им не удалось построить монетарную политику, которая полностью бы компенсировала отрицательные последствия экзогенных шоков нефтяных цен. Наихудшие результаты наблюдались при использовании монетарной политики, построенной на простом управлении процентными ставками типа правила Тейлора.

Наши выводы о том, что выпуск и инфляция менее подвержены колебаниям, если монетарная политики более концентрируются на стабилизации инфляции, нашли поддержку у многих других авторов. Кла- рида, Гали, Гертлер1 (2000) анализировали альтернативные спецификации принципа Тейлора для динамической стохастической модели с жесткими ценами и пришли к выводу, что вероятность возникновения самоисполняющихся инфляционных ожиданий ниже, если монетарный регулятор сконцентрируется на стабилизации инфляции, а не на стабилизации выпуска. Орфанидес2 (2001), оценивавший прогнозные правила Тейлора для экономики США, объяснил тяжёлые последствия инфляции 1970-х двумя факторами: ФРС сделала слишком большой акцент на разрыв выпуска и на то, что этот разрыв выпуска был неправильно измерен. В этом смысле, по мнению Орфанидеса, ФРС заняла излишне активную позицию, сильно реагирую на разрыв производства и очень слабо на ожидаемую инфляцию.

Хотя авторы концентрировались на последствиях для производства экзогенных нефтяных ценовых шоков в условиях правил альтернативной монетарной политики в макроэкономической среде без самоисполняющихся инфляционных ожиданий и ошибок измерений макроэкономических параметров, выводы Ледук и Сила имеют много общего с теми, которые были предложены в других работах - монетарная политика, которая концентрируется на стабилизации инфляции, приводит к лучшим последствиям для инфляции и выпуска.

Влияние нефтяных шоков на бизнес-циклы в экономике США в

з

среднесрочном периоде исследовала Флорентина Шверк .

Автор отмечает, что внезапный и значительный рост цен на нефть всегда создаёт серьёзные проблемы для любой экономики, однако среднесрочные последствия нефтяных кризисов пока изучены совершенно недостаточно. Особенно нет определённой позиции по поводу снижения производительности, возникающей в последующие за [4] [5] [6]

нефтяными кризисами годы. Современные исследования в основном посвящены анализу небольших временных отрезков после кризисов, при этом применяются условные допущения внешнего роста. Однако, макроэкономические данные США подтверждают, что снижение производительности может происходить в течение двух десятилетий.

По мнению автора, тщательный анализ среднесрочных последствий нефтяных кризисов предоставляет неоценимую возможность проникнуть в суть и не только лучше понять экономическую динамику прошлых лет, но и оценить будущие последствия. В статье эмпирически показано, что общая производительность труда и капитала в экономике США снижаются, а экономика в целом страдает от нефтяных шоков как минимум 80 кварталов (20 лет). Развитие Новой экономики, снижение роли осязаемых активов и возникновение пузыря дот-комов в экономике США изменили макроэкономическое равновесие и снизили долговременные последствия нефтяных шоков.

Автор показал, что цены на нефть демонстрируют среднечастотные колебания с периодом от 8 до 50 лет, причем эти колебания кон- трацикличныколебаниям факторовпроизводительности. Это важное соотношение показывает, что ограничение колебаний (периодичности) 32 кварталами (8 годами) раскрывает лишь небольшую часть экономической динамики, которая связывает цены на нефть и производительность факторов производства. Автор приводит данные по кросскорреляциям производительности труда и общей факторной производительности с нефтяными ценами за период с 1949 по 1998 гг. для экономики США, которые представлены в таблице 2.1.

Таблица 2.1 - Кросс-корреляция производительности труда и общей факторной производительности с нефтяными ценами

Частоты

Среднесрочный бизнес-цикл, 0-50 лет

Высокочастотная компонента, 0-8 лет

Среднечастотная компонента, 8-50 лет

Производительность

труда

-0,79

-0,41

-0,76

Общая факторная производительность

-0,35

-0,37

-0,25

В своей работе Шварк убедительно продемонстрировала, что энергетические ценовые шоки оказывают влияние в гораздо более длительном периоде, чем несколько последующих послекризисных лет. Хотя стоимость доли энергетики в валовом национальном продукте США относительно невелика, последствия роста её цен на энергоносители более чем существенны. Вызванные нефтяным шоком изменения в производстве, инвестициях и модели потребительского поведения переходят в среднечастотные колебания. Среднечастотные результаты подтверждают, что относительно небольшие изменения в высокочастотной составляющей оказывают продолжительное влияние на период от 8 до 50 лет. Среднесрочный цикл, включающий как высоко-, так и среднечастотную составляющую, демонстрирует мощное влияние нефтяных ценовых шоков на экономику. Соответственно, нефтяные ценовые шоки могут даже провоцировать снижение производительности на протяжении нескольких десятилетий вследствие снижения уровня инвестиций и сокращения интенсивности исследований и разработок в технологической области. Интересным фактом является демонстрация независимости продолжительности снижения производительности от продолжительности нефтяных ценовых шоков.

В работе Хуэй БаоТана была построена простая трехсекторная модель для влияния энергетических шоков на реальные бизнес циклы для экономики США1. Автор рассматривает производство товаров длительного и кратковременного пользования, для производства которых необходимо энергия, генерируемая третим энергетическим сектором экономики. Все агенты модели являются энергозависимыми. Домохозяйствам для использования товаров длительного пользования необходима энергия, также как и производителям товаров длительного и кратковременного пользования. Спрос на энергию со стороны домохозяйства и производителей товаров потребления отвечает и полностью удовлетворяется предложением энергетического сектора экономики. Автор определяет параметры многосекторной модели реального бизнес-цикла используя макроэкономические квартальные данные США за период 2003-2008 гг., которые частично представлены на рис.2.3.

'Вао Tan Huynh, RBC model with endogenous energy production, AMES 2012, New Delhi, December 2012

http://editorialexpress.com/conference/FEMES 12/program/FEMES 12.html#56

Влияние нефтяных цен на безработицу и инвестиции в экономике США за период 2003-2008 гг

Рисунок 2.3 - Влияние нефтяных цен на безработицу и инвестиции в экономике США за период 2003-2008 гг.

Представленные данные показывают сильную зависимость важнейших макроэкономических показателей (безработица и инвестиции) от колебаний нефтяных цен.

Производство товаров потребления и энергии моделируется производственной функцией Кобба-Дугласа в виде

а стохастические технологические и энергетические шоки представлены авторегрессионными процессами первого порядка

Следует обратить внимание, что учет влияния энергетических шоков подобен учеты последствий технологических шоков в рамках функции Кобба-Дугласа с постоянной отдачей от масштаба. Автор показывает что трехсекторная простая модель в целом верно передает влияние энергетических шоков на основные показатели макроэкономической динамики экономики США за рассматриваемы период. Использование производственной функции с модифицированным коэффициентом общей факторной производительности позволяет простым способом ввести в макроэкономическую динамическую модель экзогенные стохастические энергетические шоки. Указанный способ образует теоретическое основание для понимания основных закономерностей макроэкономической динамики, необходимых при построении системы «зеленых финансов», которые позволят повысить макроэкономическую устойчивость системы к экзогенным энергетическим шокам. Среди вопросов требующих ответа при выстраивании системы «зеленых финансов» следует отметить такие, как влияние энергетических шоков на перераспределение труда и капитала между различными секторами экономики, влияние энергетических шоков на стоимость капитала и труда и цену инвестиционных товаров, определение чувствительности важнейших показателей макроэкономической динамики к величине шоков, построение фазовых диаграмм динамики системы, нахождение функций отклика макроэкономической системы на единичный энергетический шок и т.д.

  • [1] Baran Doda, Evidence on business cycles and C02 emissions, Journal of Macroeconomics 40 (2014) 214-227
  • [2] S. Leduc, К. Sill A quantitative analysis of oil-price shocks, systematic monetary policy, and economic downturns. Journal of Monetary Economics 51 (2004) 781-808
  • [3] Clarida, R., Gali, J., Gertler, М, 2000. Monetary policy rules and macroeconomic stability: evidence and some theory. Quarterly Journal of Economics 115, 147-180.
  • [4] 'Clarida, R., Gali, J., Gertler, М, 2000. Monetary policy rules and macroeconomic stability: evidence and some theory. Quarterly Journal of Economics 115, 147-180.
  • [5] Orphanides, A., 2001. Monetary policy rules based on real-time data.American Economic Review 91, 964-985.
  • [6] F.Schwark. Energy price shocks and medium-term business cycles.Journal of MonetaryEconomics 64 (2014) 112-121
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >