Кризис национальной идентичности как угроза социальной безопасности России

И общество - это не просто продукт технологической эволюции человеческой цивилизации, та данность, в которой человечеству предстоит развиваться в длительной исторической перспективе. Оно представляет собой качественно иной поворот в цивилизационной траектории человечества, который сопровождается, как созидательными явлениями и процессами, так и разрушительными. Прежние ценности и устои, традиционные паттерны организации общественной жизни проходят проверку на прочность в информационном обществе, что порождает конфликт ценностей, культурные разрыв и социокультурные риски, а некоторые из них находятся под угрозой исчезновения как не соответствующие новой цифровой эпохе и ее глобализационным вызо- 1

вам .

Таким образом, созданное господством информации и ее тотальным влиянием на сознание и поведение индивидов современное информационное общество обладает высочайшим потенциалом научного и технологического развития, но, в то же время, содержит в себе столь же высокий потенциал угрозы для безопасности общества, которое нуждается в иной идеологии безопасности, выводящей за пределы культурного и духовного влияние информационных потоков откровенно агрессивного и антисоциального содержания. Поразительно, что значительные перспективы позитивного воздействия информационных технологий как направленного на утверждение гуманистических ценностей в современном мире, человечеством не реализуется, и в итоге, развитие информационных технологий оборачивается духовной катастрофой для всего человечества, празднующего свое торжество над силами породившей его природы, но не осознающего, что только сохранение природного субстанта в человечестве на фоне разворачивающейся динамики информатизации социального пространства может уберечь человеческую цивилизацию от глобальной катастрофы.

Современная информационная цивилизация, оснащенная невиданными прежде коммуникационными и информационными технологиями, сталкивается со специфическими рисками, связанными с использованием и распространением информации, в связи с чем и возникает необходимость в защите информационной безопасности государства и общества. Угрозы и риски, связанные с информацией, можно разбить на три большие группы: политические, экономические и культурные. Нас в этой статье будет интересовать в первую очередь третья группа угроз, однако, прежде чем перейти непосредственно к теме, необходимо в общих чертах охарактеризовать и другие группы угроз.

Политические угрозы информационной безопасности связаны с возросшими возможностями отслеживания и похищения секретной информации, связанной с безопасностью государства, с возможностями несанкционированного вмешательства в функционирование технических и информационных систем, обеспечивающих жизнедеятельность современного общества. М.К. Горшков указывает на тот факт, [1]

что современные способы воздействия на массовое сознание людей стары как мир и остается только создать миф и заставить в него поверить, но в условиях информационного общества делается гораздо быстрее и проще, что и выступает источником распространения информационно-сетевых войн, которые стали реальной угрозой безопасности государства[2].

Экономические угрозы связаны с возможностью похищения коммерческой информации, нарушением коммерческой тайны, дезорганизацией каналов связи между субъектами экономического взаимодействия, распространением ложной информации, использованием личной информации пользователей для несанкционированного распространения рекламы или мошенничества и т.д. Учитывая информационный характер современной глобальной экономики, функционирующей практически как единый механизм в режиме реального времени, легко представить, насколько огромный ущерб могут нанести незаконные манипуляции с информацией и каналами её распространения.

На фоне катастрофических последствий возможных нарушений информационной безопасности в политическом и экономическом аспектах культурные последствия нарушения информационной безопасности могут показаться не столь опасными, однако это глубоко ошибочное мнение. Последствия подобных нарушений имеют долговременный и разрушительный характер. К группе культурных рисков, связанных с посягательствами на информационную безопасность, относится и риск размывания, подрыва национальной идентичности, который интересует нас в контексте данной статьи в первую очередь.

Национальная идентичность - исторически поздний вид коллективной идентичности, лежащий в основе современных национальных государств. Национальная идентичность впервые возникает в западном мире в результате распада традиционных типов политических и социальных общностей, борьбы с монархическим и имперским господством. Осознание себя нациями изменило качество сначала западных, а позже - и других обществ, вставших на путь модернизации и отказа от традиционного уклада жизни. Национальная идентичность не формируется одномоментно и не является самовоспроизводящейся. На самом деле, для того, чтобы национальная идентичность продолжала существовать, необходим эффективный и устойчивый механизм воспроизводства, выражающийся в деятельности определенных социальных и

культурных институтов. Наиболее важными среди них являются система образования, институты культуры (музеи, библиотеки, театры, национальная литература, национальное искусство и т.д.) и институт средств массовой информации. Рассмотрим их несколько подробнее.

Национальная идентичность отличается от традиционных типов коллективной идентичности, которые воспроизводились естественно и стихийно в ходе смены поколений. Для того чтобы индивид ощутил свою принадлежность к такой многочисленной и абстрактной общности как нация, необходимо соответствующее воспитание, которое лишь частично осуществляется в пределах семьи. Основную ответственность за данный аспект социализации несет институт образования, главным образом, школьного, но и высшего тоже - особенно университетского.

Массовое школьное образование передает новым поколениям систему ценностей и убеждений, определенные унифицированные культурные образцы, которые обеспечивают в будущем возможности базового взаимопонимания и взаимодействия между членами национального сообщества независимо от их этнической, классовой и религиозной принадлежности. Массовое школьное образование было призвано не только уравнять жизненные шансы выходцев из разных социальных слоев и подготовить людей, готовых к профессиональной деятельности в современном обществе, но и сформировать общий культурный код, основы национальной культуры. В многоязычных обществах это касается и определенной языковой унификации, поскольку язык - важнейший элемент той или иной национальной культуры. Любая нация сталкивается с необходимостью определенного сглаживания культурного разнообразия. Конечно, этот процесс не должен доходить до попыток полной ассимиляции и аккультурации национальных меньшинств, но какая-то степень унификации все же необходима.

В школе подрастающее поколение впервые сталкивается с такой реальностью, как история - и это всегда национальная история. История любой нации содержит не просто факты, но факты, определенным образом отобранные и интерпретированные. История строит прошлое нации как единой общности. Изучая школьный курс, дети приучаются чувствовать себя частью общей истории, общей цепи предков и потомков, пусть даже эта цепь зачастую сконструирована искусственно. Мировая история всегда строится вокруг истории собственной нации, а её эпизоды обретают значимость лишь через призму истории национальной. Хрестоматийным примером подобного подхода к истории является различная интерпретация хода Второй Мировой войны в различных обществах, в том числе даже воевавших в этом конфликте на одной стороне. Термин «историческая правда» применим в научных исследованиях, но когда дело доходит до проблем преподавания истории в школе, он может терять свою актуальность в той или иной степени. В школе также подрастающему поколению прививается уважение к основным политическим институтам, национальной политической символике и т.д. Школа, таким образом, закладывает фундамент национальной идентичности и прививает национальную культуру. В дальнейшем эти функции выполняются и институтами высшего образования, особенно университетами. Университет в той форме, которая знакома нам сейчас и которая претерпевает в последние десятилетия тревожные изменения, формировался в ту же эпоху, что и нации. Именно университеты становились той средой, где выковывалась национальная элита - и культурная, и политическая, и экономическая. Именно университеты формировали то, что школа лишь транслировала - национальную культуру [8]. Университетские интеллектуалы, особенно гуманитарии, играли в процессе конструирования национальной культуры и формировании национальной идентичности основополагающую роль.

Национальная культура, как и культура вообще, - это определенным образом упорядоченное информационное и смысловое пространство. Оно иерархично и относительно гомогенно, однако в последние десятилетия иерархичность и гомогенность национальных культур подвергаются эрозии. В эти процессы вовлечены и образовательные институты. Если школа в силу инерции еще сохраняет свои позиции транслятора национальной культуры и базовых ценностей, то университеты практически утрачивают свою культур-созидающую роль[3]. Из храмов национальных культур они превращаются в экономические организации, вовлеченные в транснациональные культурные и экономические связи. Чем крупнее и успешнее университет, тем более ярко выражен его наднациональный характер, тем больше иностранных студентов и сотрудников он привлекает. В такой ситуации бессмысленно говорить о формировании частной национальной идентичности. Деятельность университетов все больше оценивается по критерию эффективности, понимаемой вполне экономически. Университеты производят информацию - но это уже иной тип культурной информации, который не связан с национальными культурными кодами.

Размывание верхних этажей национальной культуры постепенно приведет и к вымыванию национально-культурного компонента из школьного образования, поскольку современная школа не создает, она лишь передает - до тех пор, пока есть, что передавать. Таким парадоксальным образом современный вектор развития систем образования оказывается угрозой национальной идентичности. И эта угроза может быть понята как угроза информационной безопасности, поскольку, как мы выше уже отмечали, культура - это определенная информационная система. Изменение информации означает глубокое культурное изменение, изменение в самосознании общества, являющегося носителем данной культуры. Этот аспект проблемы выводит нас за пределы достаточно узкого понимания информационной безопасности, ассоциируемого, прежде всего, с компьютерными технологиями. Но рассматриваемая проблема, как мы видим, гораздо шире.

Следующий институт, имеющий непосредственное отношение к поддержанию национальной идентичности и трансляции национальной культуры - это СМИ или медиа. В современных обществах медиа играют огромную роль. Практически именно медиа формируют картину мира современного человека, задают темы для размышлений и общественных дискуссий, определяют интересы массовой аудитории. Медиа являются важнейшим каналом-посредником между всеми социальными институтами и обществом, превратившимся в нынешнюю эпоху в огромную аудиторию. Социальные теоретики говорят о феномене «медиатизации» практически всех базовых институтов, начиная от политики и заканчивая религией. Медиатизация институтов означает, что их образ, их форма деятельности во многом определяется необходимостью учитывать посредническую роль СМИ. Политики учитывают, как они выглядят на экране и следят за рейтингами, войны превращаются в зрелища, религиозные организации осваивают принципы рекламы в медиа и т.д. Медиа создают и уничтожают авторитеты, формируют повестку дня и активно манипулируют массовым сознанием. Особенно активно данный процесс проявляется в молодежной среде как наиболее погруженной в информационные сети и информационное пространство, прежде всего за счет использования сети Интернет[4]. В СМИ конструируется образ общества, которое, в свою очередь, воспринимает себя таким, каким видит себя в медийном пространстве. Таким образом, поддерживать национальную идентичность в современных условиям становится нереально без использования потенциала СМИ.

С самого начала своего существования СМИ играли в процессе формирования национального самосознания важную роль, недаром термин «Четвертая власть» появился в годы Великой Французской революции. Тогда СМИ были представлены только газетами, но их влияние на умы читающей публики было огромным. С появлением же радио, а потом телевидения возможности медиа возросли практически безгранично. Неслучайно все государства стремились контролировать свои СМИ. Наиболее сильным этот контроль был в тоталитарных государствах, где СМИ были полностью подчинены власти. Но и демократические государства стремились воздействовать на СМИ разными способами, осознавая их огромный пропагандистский, идеологический и культурный потенциал.

Однако совершенствование коммуникационных технологий и средств связи вместе с глобализацией изменило ситуацию коренным образом. Совершенствование коммуникационных технологий, включая спутниковую связь и интернет, сделало содержание медиа гораздо разнообразнее. Ушло в прошлое идеологическое доминирование государственных СМИ - исключение составляют лишь страны с диктаторскими режимами, однако и там ситуация не всегда однозначна. Люди получили доступ к огромному разнообразию информации, и это подорвало монополию национальных культур на определение картины мира современного человека. Современные медиа формируют безграничное информационное пространство, в котором человек может блуждать бесконечно, оставив узкий мир национальной культуры далеко позади. Формируется специфическая «двумирность» современного человека, когда физически находясь на территории определенного государства, интеллектуально он может быть где угодно. Кругозор человека расширяется, что является несомненным плюсом, однако такая ситуация проблематизирует национальную идентичность. Медиа становятся каналом мощного культурного влияния, и особенно опасными с точки зрения сохранения национальной идентичности становятся западные медиа.

В современную эпоху глобализации возникают транснациональные медиакомпании, которые, будучи западными по происхождению и контенту, вещают на глобальную аудиторию, далеко выходящую за пределы западной цивилизации. Обращаясь к аудитории на национальных языках, чтобы приблизиться к иностранной части этой аудитории, такие медиа выступают транслятором западных культурных ценностей и стандартов, ориентируя инокультурные аудитории на западный образ жизни, западные стандарты потребления, западные стратегии успеха. В этом процессе есть несомненные позитивные стороны, но есть и негативные. Размывание четкой национальной идентичности и собственной культуры - одно из них. Незападные общества в процессе такого массивного влияния со стороны западных медиа постепенно начинают смотреть на себя западными глазами, оценивать свой национальный и социальный мир по западной шкале ценностей. Нередко возникает дисбаланс между реальными условиями жизни людей и миром, который открывают им СМИ.

С одной стороны, такой дисбаланс может быть мотивирующим, но, с другой, весьма травматичным, так как не все люди имеют ресурсы для реального изменения условий своего существования в соответствии с новыми заманчивыми идеалами. Нередко культурной реакцией на западное культурное влияние и подрыв собственных оснований жизни становятся различные формы культурного и религиозного фундаментализма, воинствующее отторжение любого внешнего влияния, даже благотворного. Все эти процессы, происходящие в сфере национальных культур, попытки отстоять свою идентичность, явно относятся к проблематике информационной безопасности и её защиты.

Важно отметить, что насильственное перекрытие каналов чуждой информации не может привести к позитивному результату в современном мире, где именно вовлеченность в глобальные коммуникации - как символические, так и экономические - является залогом успешного развития.

Таким образом, перед незападными обществами стоит проблема сохранения своей национальной идентичности и интеграции необходимых внешних образцов для того, чтобы самим стать активными участниками глобализации, а не только лишь пассивными объектами воздействия этого процесса. Для этого необходимо развивать собственный интеллектуальный, экономический, технический и культурный потенциал.

Но было бы большой ошибкой думать, что западные общества не сталкиваются с проблемой кризиса национальных идентичностей под влиянием глобализационных процессов, развития транснациональных институтов, глобализации медиа. Давнюю историю имеет проблема защиты национальных европейских культур от влияния американской массовой культуры. Проблемы перерождения университетов и кризиса университетского образования также стали реальностью в европейском мире.

Формирование унифицирующей Болонской системы, как и попытка формирования единой европейской коллективной идентичности взамен локальных, связанных с отдельными государствами, - всё это указывает на проблематичность национального принципа организации политической и культурной жизни. Усиление миграции из развивающихся стран также ставит европейские общества перед угрозой их культурным основам. При этом мир за пределами Европы начинает влиять на Европу и в культурном плане. Размытые постмодернистской критикой и стихийными процессами диверсификации культуры смысловые основания европейской жизни испытываются на прочность столкновением с религиозным фанатизмом, который перестает быть только лишь внешней угрозой, но превращается во внутреннюю. Например, среди сторонников недавно заявившей о себе террористической организации «Исламское Государство» много представителей западного мира. Сама группировка умело использует современные средства массовой коммуникации для своей «рекламной кампании» и привлечения сторонников далеко за пределами исламского мира.

Таким образом, интенсификация информационного обмена приводит к тому, что разные по уровню экономического развития и политического влияния общества сталкиваются с общей проблемой - проблемой защиты их культурного кода, который лежит в основе национальных идентичностей. Российское общество, включенное в мировые глобализационные процессы и развивающееся в русле информатизации социального пространства, не представляет исключения, что определяет необходимость глубокого социологического осмысления информационных угроз национальной идентичности в условиях вызовов глобализации.

  • [1] Самыгин С.И., Верещагина А.В. Глобальные вызовы современности и безопасность цивилизации третьего тысячелетия // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). 2014. № 6-2(45). URL: http://mii- info.ru/data/documents/EZhSN-2014-6-2.pdf С. 60-66.
  • [2] 2 Горшков М.К. Проблемы национальной безопасности в информационномобществе // Власть. - 2014. - № 11. - С. 8.
  • [3] Gerasimov G.I., Khunagov R.D., Tuguz F.K. Classical university: historical and sociocultural challenges and development trajectory choice // Mediterranean journal of socialsciences. - vol 6, - no 3 s3 (2015) // http://www.mcser.org/journal/index.php/mjss/article/view/6652
  • [4] Тугуз Ф.К. Российский классический университет в контексте процессовсовременности// Социально-гуманитарные знания. -2013, —№11. - С. 159-165.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >