Духовная безопасность российского общества: анализ рисков и угроз

Духовный кризис - всегда следствие переломных периодов в жизни цивилизации, социальных трансформаций и кардинальных перемен. Россия за весь период своей многовековой истории не раз переживала духовный кризис, каждый раз ставивший под угрозу само существование российской цивилизации, сохранения ее как целостного социокультурного образования. В конце XX века происходит очередная смена общественно-политического порядка и вновь страна переживает духовный упадок. В России стремительно распространяется ценностная аномия, духовные ценности постепенно уступают место ценностям материального порядка, и сами граждане новой России понимают, что в результате демократических преобразований Россия понесла серьезные духовные потери[1], взамен получив не так уж и много в сравнении с масштабом руин, в которые превратилась российская культура и духовность как идентификационный маркер российской цивилизации, как стремление к добре, красоте и правде[2].

Понятие «духовность» не принадлежит к числу тех понятий, которым легко дать однозначное определение. Тем не менее, смысл этого понятия достаточно очевиден. Под «духовностью» понимается, как правило, комплекс символических значений, относящихся к ответам на так называемые «предельные вопросы» человеческого существования, а также комплекс высших ценностей, связанных с представлениями о справедливости, истине, красоте, долге - ценностей, определяющих уклад жизни любого народа, составляющих фундамент его культуры, а, значит, - и его национальной идентичности, поскольку важнейшей предпосылкой формирования национальной идентичности является общая культура, разделяемая всеми индивидами, относящими себя к той или иной нации.

Таким образом, под духовностью следует понимать ценностносмысловое ядро национальной культуры, вокруг которого и в соотнесении с которым формируются другие культурные содержания. Взаимодействия с иными культурами, культурные заимствования, неизбежные при активном взаимодействии разных народов, не угрожают культурной самобытности, пока не разрушается это культурное ядро. В современном глобализирующемся мире, когда взаимодействие и взаимовлияние культур становится как никогда интенсивным, возникает проблема угрозы этому ядру. При этом чаще всего в виде угрозы предстает культурное влияние Запада. Однако культура Запада - не единственная, и даже не самая серьезная угроза национальным культурам и национальным идентичностям. Источник опасности часто кроется не в содержательных аспектах культуры, а в структурных изменениях современных обществ и современной культуры, и западные страны подвержены этому риску наряду с другими обществами.

Первая из опасностей, угрожающая духовности современных обществ - это феномен, названный классиком социологии Э.Дюркгеймом аномией. Что такое аномия? Это состояние разбаланси- рованности общественных ценностей и норм, когда различные ценности и нормы противоречат друг другу и не обладают непререкаемым авторитетом, когда они перестают выполнять регулятивную функцию в социуме. Ситуация аномии может вызываться разными факторами, и влияние чужой культуры тоже может её провоцировать. Но основной фактор, приводящий к возникновению аномии - именно усложнение социальной структуры и ослабление социальных связей.

Рост аномии неизбежно сопровождает процесс модернизации, соответственно, практически все современные общества в какой-то степени подвержены аномии. Способом преодоления аномии может быть формирование ценностно-нормативной системы, преодолевающей разбалансированность норм, создающей некий новый ценностнонормативный консенсус, надстраивающийся над структурным разнообразием современных обществ и порождаемым им ценностным плюрализмом.

Духовная безопасность с позиций авторской концепции представляет собой способ существования социальной системы, позволяющий безопасно и стабильно функционировать обществу как целостной социокультурной системе на основе ее культурного потенциала.

Духовные факторы безопасности российского государства с недавнего времени вызывают пристальное внимание со стороны научной общественности, что неудивительно ввиду роста ряда негативных явлений в духовной сфере жизнедеятельности российского общества, к которым следует отнести, прежде всего, такие как: снижение социального самочувствия населения России, кризис идентичности россиян, снижение патриотизма, рост девинтных и делинквентых форм жизненной самореализации, разводов, беспризорников, суицидов, изменения ценностных ориентаций россиян и формирование потребительской культуры, забвение российской истории, культуры и увлечение образцами западной культуры в ее негативных проявлениях, снижение образовательного и интеллектуального потенциала нации и т.д. При этом, надо учитывать, что духовная безопасность выступает в единой связи с другими аспектами безопасности: политическим, экономическим, информационным, интеллектуальным, демографическим, экологическим и в целом с национальным.

Духовный кризис всегда сопровождает общество в эпоху коренных сломов, трансформаций, революций. Россия не раз переживала такие ситуации в своей истории, но каждый раз ее духовная стойкость и сила помогали ей обрести себя, пусть в несколько обновленном виде, но с сохранением своих духовных основ, своего «духовного кода». Ситуация духовного кризиса, поразившего нашу страну после коренных реформ 90-хх гг. прошлого века и продолжающихся трансформаций века нынешнего, является как никогда угрожающей для духовной безопасности общества, поскольку подорваны те самые духовные основы, которые выступали фундаментом, на котором строилось новое общество (для примера вспомним советскую эпоху с ее глобальными переменами и трудностями для советского народа, выдержавшего столько социальных потрясений за 70 лет, сколько не выдерживал ни один народ за столь короткий промежуток времени).

Российское общество находится перед фактом духовной разобщенности, социокультурного раскола, кризиса социальных ценностей и духовной культуры. Соответственно, вопрос об обеспечении духовной безопасности России - не праздный вопрос, а вопрос жизни и смерти, так как общество как целостность может существовать только на основе духовно-нравственных ценностей, выступающих индикатором жизнеспособности социума, его духовного и в целом социального потенциала.

Духовная безопасность общества, прежде всего, связана с состоянием его духовной сферы, уровнем развития культуры, состоянием нравственности социума. П.Н. Беспаленко дает следующее определение духовной безопасности: «духовная безопасность выступает качественной характеристикой состояния общества в аспекте его духовнонравственной и мировоззренческой состоятельности, потенциала базовых целей и ценностей, баланса индивидуальных, групповых и социе- тальных интересов, функциональной согласованности политических институтов, идеологии и культуры»[3] [4].

Несколько иначе рассматривает понятие духовной безопасности А.С. Запесоцкий, считая, что «духовная безопасность - это система условий, позволяющая культуре и обществу сохранять свои жизненно важные параметры в пределах исторически сложившейся нормы» . В этом достаточно кратком определении заключается самая сущностная сторона духовной безопасности, заключающаяся в ее способности и потенциале сохранять и воспроизводить параметры и уровень жизнеспособности общества.

Духовная безопасность общества определяется состоянием со- циализационной системы общества, через которую воспроизводится и развивается культурный потенциал социума, сохраняется его историческая память, транслируются базовые ценности молодым поколениям. Ключевыми институтами социализации в этом ключе выступают такие традиционные институты, как семья и образование. Их роль всегда была очень высока, но сегодня их влияние вытесняется таким мощным институтом социализации, как СМИ (прежде всего, телевидение и Интернет), через которые транслируются ценности массовой культуры. В этой ситуации истинные культурные ценности, нормы, достижения истории и культуры приобретают элитарный оттенок, и недалек тот час, когда ее начнут считать культурой субкультурного типа, противостоящей массовой культуре.

Надо отметить, что этому процессу способствует, к сожалению, и российская система образования, утратившая свое первостепенное воспитательное предназначение и накапливавшийся веками колоссальный дидактический опыт. В единый миг отказавшись от собственного дидактического опыта и наследия, российская система образования стала упрощенным и искаженным вариантом западной системы образования, в результате чего мы наблюдаем на протяжении последних десятилетий устойчивое снижение интеллектуального потенциала населения, а понятие образованности вообще утратило свой первоначальный смысл, поскольку при наличии населения с одним из самых высоких процентов людей с высшим образованием, уровень грамотности, воспитанности, эрудированности, интеллигентности в России характеризуется крайне низкими показателями.

Институт образования перестал выполнять функцию социального лифта, поскольку образование, особенно качественное, доступно далеко не всем из тех, кто стремится его получить и, прежде всего, достоин этого. В итоге, институт образования скорее воспроизводит иерархическую систему общества[5], а вместе с ней крайне негативную ситуацию социального неравенства и социальной несправедливости в России.

В кризисном состоянии находится и такой важный социальный институт, как семья, что выступает фактором риска духовной безопасности современного, в том числе российского общества. Народная мудрость гласит: «Человек без семьи - пустоцвет, земля без воды - мертва». Мы бы к этому добавили, что общество без крепкой, счастливой и благополучной семьи обречено на мучительное созерцание собственной гибели, которой можно избежать только совместными усилиями со стороны личности, общества и государства, осознавшими всю глубину разрушительных последствий семейного неблагополучия в социуме. В семье человек получает путевку жизнь, семья определяет контуры этой жизни и в своей совокупности организация семейной жизни в обществе коренным образом влияет на характер развития самого общества, его демографические показатели, уровень социальной безопасности.

Самочувствие семьи, уровень ее адаптированности в обществе и эффективность выполнения социализационной функции являются показателями духовного благополучия нации. Через семью индивид интегрируется в социум, приобретая первые знания и впечатления, представления и эмоции о мире, обществе, социальных отношениях посредством приобщения к культуре в ее различных аспектах: этническом, экономическом, политическом, религиозном и т.д. Любые общественные трансформации, социальные потрясения в первую очередь сказываются на основной ячейке общества - семье, и, соответственно, восстановление этой ячейки выступает необходимым условием для обеспечения духовной безопасности общества и должно стать приоритетным направлением государственной политики в области обеспечения национальной безопасности государства.

Духовная безопасность является гарантом национальной безопасности, хотя эту понятийную связку можно выстроить и в обратном порядке и это тоже не будет противоречить истине, поскольку национальная безопасность в полной мере выступает фактором духовной безопасности. Не имеет смысла пытаться выяснить, какое из понятий детерминирует другое, поскольку духовная и национальная безопасность не могут существовать друг без друга и обуславливают друг друга. Например, масса проблем, связанных с национальной безопасностью современного российского государства, по своей природе имею духовную обусловленность и являются следствием духовного кризиса в стране (кризисные явления в семейно-брачной сфере общества, рост семейного насилия, разводов, девиация молодежи, преступность, рост социальных заболеваний и снижение социального самочувствия населения, ксенофобия и т.д.), но, в свою очередь, эскалация этих негативных явлений, угрожающих национальной безопасности страны, стала следствием социально-политического реформирования российского государства, проведенного крайне безграмотно, антинародно и преступно.

Итак, в числе основных угроз духовной безопасности современной России важнейшими являются:

  • - институциональный кризис и слабость социализационной системы общества, неспособной противостоять деструктивным тенденциям в обществе и негативному влиянию СМИ;
  • - социокультурный раскол и кризис межпоколенческих отношений, что выражается в забвении российских культурный ценностей, накопленного социокультурного опыта и массовизации сознания молодого поколения;
  • - отсутствие единой идеологии, способной сплотить разобщенное и расколотое российское общество;
  • - демографический кризис и негативные явления в сфере семейно-брачных отношений, способствующие ухудшению социального самочувствия молодого поколения, ее криминализации и девиации, снижению уровня образованности, воспитанности и духовности;
  • - рост социального неравенства и социальной поляризации;
  • - криминализация российского общества и сознания россиян;
  • - снижение жизненного тонуса, социального самочувствия, интеллектуального и социального потенциала россиян и др.

Поскольку историческая специфика развития российского общества предполагает решающую роль государства в общественном развитии, можно предположить, что без активной и продуманной политики в области обеспечения национальной и духовной безопасности общества, на основе комплексного разрешения острейших проблем в области экономики, образования, демографии, семьи, спорта и т.д., сохранить целостность государства, социокультурную специфику и культуру российского общества не удастся.

Слишком глубокой коррозии подверглось российское общество и его духовная сфера. Отдельными, разрозненными и незначительными акциями ситуацию уже не изменить. Аномийное или безнормное российское общество уже не в состоянии бороться с собственными пороками и духовной деградацией.

Одним из путей решения проблемы аномии стало возникновение «гражданских религий», связанных с почитанием новых национальных святынь. Не существует согласия по поводу того, является ли гражданская религия феноменом исключительно американским или же достаточно широко распространенным. Мы полагаем, что аналоги американской гражданской религии существуют сегодня во многих обществах, не только западных, и в их основе лежит комплекс идей и ценностей, связанных с национальной историей и национальным государством. То есть вполне можно утверждать, что в современном мире именно национализм стал фундаментом для формирования «гражданских религий».

Национализм существует как культурная система на разных уровнях - от официального уровня государственной символики до так называемого «банального национализма» , связанного с непосредственным восприятием различных феноменов общественной жизни, [6]

имеющих особое эмоциональное значение в свете национальной истории, переживания опыта совместного существования в рамках определенного культурного сообщества и т.д. Чтение газет, переживание за «своих» в ходе межнациональных спортивных состязаний, участие в праздновании каких-то важных для нации дат, приверженность «национальной кухне», гордость знаменитыми людьми, принадлежащими к «нашей» нации - всё это различные проявления «банального национализма», которые возникают относительно стихийно и без всякого принуждения - просто потому что за десятилетия существования национальных государств сложилась определенная национальная культура, ставшая для людей естественной средой обитания.

Частью банального национализма и гражданских религий могут быть и религиозные представления, когда люди, даже уже не является глубоко верующими, осознают связь своей национальной культуры и национальной идентичности с определенной религиозной конфессией. Как выше уже отмечалось, для США такой конфессией является протестантизм, а для России, например, православие. Хорошо известно, что подавляющее большинство современных россиян называют себя православными, не посещая при этом церковь и часто даже не веря в Бога. Они не видят в этом никакого противоречия, поскольку православие является для них именно маркером культурной и национальной идентичности в большей степени, чем религиозной.

Религии всегда были важнейшим механизмом интеграции сообществ, легитимации существующего порядка, источником коллективной идентичности. Именно религия изначально определяла «духовность» того или иного народа, его ментальность, его отношение к миру. Причем заданные религией ориентиры и поведенческие стереотипы сохраняют свое влияние и после того, как религия утрачивает свое былое влияние в ходе секуляризации. Не было случайным, например, что наиболее успешными в капиталистическом развитии были страны, где доминировал протестантизм. Тезис Макса Вебера о связи протестантизма и капитализма подвергался критике, но всё же сохраняет свое значение. И неслучайно, вероятно, что экономический подъем, например, Южной Кореи совпал с широким распространением там протестантизма.

В эпоху современности религиозное сознания переживает глубокие изменения. В западных обществах разворачивается процесс секуляризации, в ходе которого религии вытесняются на обочину социальной и культурной жизни. Именно с падением авторитета религий во многом была связана ситуация аномии, моральной деградации. Однако общества не могут обходиться без религии, которая выполняет роль механизма социальной интеграции. Потому падение традиционных религий сопровождалось формированием символических систем, функционально их заменяющих. Национализм был одной из таких систем, но не единственной. Национализм определял сферу коллективных идентичностей, однако глубокое влияние на мировоззрение современного человека оказывали различные течения мысли, имевшие истоки еще в эпохах Возрождения и Просвещения. Гуманизм, рационализм, антропоцентризм - все эти принципы стали частью современной культуры как практически универсального феномена, распространенного среди представителей различных национальных сообществ. Многие из этих принципов стали частью либеральной идеологии, имеющей сегодня пусть и не тотальное, но весьма широкое распространение даже за пределами Запада.

Таким образом, секулярные общества не стали атеистическими образованиями - просто религия приняла в них иную форму, сформировалось новое духовное ядро современных наций. Но сегодня, на рубеже XX - XI веков многие общества сталкиваются с опасностью размывания этого духовного ядра, связанного теперь не столько с традиционными конфессиями, сколько с национализмом и либерализмом. Национальные культуры и национальные идентичности подрываются процессом глобализации. И в этой ситуации угрозу духовной безопасности могут представлять, как ни странно, некоторые переживающие возрождение традиционные религии. Речь идет, прежде всего, об исламе - в его радикальных и фундаменталистских формах.

Рассматривать религию как угрозу духовной безопасности - значит идти против устоявшихся стереотипов. Религия всегда ассоциируется, прежде всего, с «духовностью», да и само слово «духовность» по своему происхождению связано с религией, верой в реальность «духа». Может возникнуть закономерный вопрос: каким образом то, что формирует духовность, может духовности угрожать? Ответ лежит в сфере межкультурного взаимодействия. Религия - именно то, что способно изменять «духовное ядро» обществ, о котором говорилось выше. Технические изобретения, даже новые формы политической власти - это внешние по отношению к духовному ядру феномены, они могут сочетаться с любой системой духовных ценностей. Но религия - более глубокий феномен, так как именно религии способны менять предельные ценности и основные мировоззренческие ориентиры.

Религии способны порождать жесточайшие конфликты, потому что имеют дело с самыми важными вопросами, волнующими человека.

И в современном мире мы сегодня сталкиваемся именно с глобальным духовным вызовом фундаменталистского ислама, обращенного к ценностным основаниям современного мира, связанным с национализмом и либерализмом. Несмотря на то, что ценности эти регулярно подвергаются критике, как, например, «западные», именно они структурируют современное видение реальности. Достаточно упомянуть такие понятия, как национальное государство и национальная история. В современном мире нет государств, которые не являлись бы в той или иной степени национальными государствами и не гордились бы своей национальной историей.

Каждое государство сегодня является политической организацией определенного народа, нации. И каждое государство имеет свою историю и гордится ею, строя на её основе свою коллективную идентичность. Это характерно не только для западных обществ, но для всех государств мира. И сегодня мы сталкиваемся с вызовом этим основаниям современности со стороны исламистов-радикалов. Наиболее ярким примером может служить деятельность относительно недавно возникшей исламистской группировки, называемой «Исламское государство Ирака и Леванта» или просто «Исламское государство» (далее - ИГ). Не обращаясь к проблеме происхождения этой группировки, следует остановиться на специфике, отличающей её от других радикальных исламистских группировок.

Во-первых, группировка ставит себе в качестве непосредственной, а не абстрактной и отдаленной, цель построения халифата. Халифат не является национальным государством. Он является политической организацией истинно верующих - уммы. Эта политическая цель ставит «Исламское государство» в оппозицию не только западному миру, но и реальным современным исламским государствам, которые, хоть и стараются сохранять приверженность исламским законам и не являются светскими государствами, но образованы все же на принципах национальных государств (за редкими исключениями). С точки зрения «Исламского государства» все существующие сейчас исламские политические образования незаконны, поскольку не являются халифатом. Таким образом, ИГ противопоставляет принципу национального государства принцип единства в вере и принцип универсальной политической организации. Такого понятия как «нация» для ИГ в принципе существовать не может, так как в их представлении мир делится на верующих и «неверных», по отношению к которым допустимы любые действия. «Исламское государство» отрицает все нормы современного международного права и, естественно, весь комплекс идей, связанных с правами человека, также являющийся для современного человечества практически системообразующим.

На территориях, подконтрольных ИГ, официально разрешено рабство и другие пережитки архаичной организации общества, отвергнутые сегодня практически всеми государствами и сохраняющимися кое-где лишь в качестве незаконной практики. Демонстративное и пугающее насилие, которому подвергаются «неверные», стало визитной карточкой ИГ и - что очень важно - одной из практикуемых организацией форм пропаганды своих идей. Казни записываются и выкладываются в Интернет, причем монтаж роликов указывает на знакомство с манипулятивными техниками. Именно благодаря активной пропаганде через Интернет ИГ приобрела широкую известность и даже популярность. Есть свидетельства, что среди бойцов «Исламского государства» много представителей западных обществ и российского общества. Это говорит о духовной уязвимости современных обществ перед подобного рода пропагандой, базирующейся на подрыве всех базовых принципов современной цивилизации, подменяемых этикой безусловного следования воле Аллаха, определяемой руководителями группировки.

Помимо атаки на принцип национального государства, для ИГ характерно и отрицание второго базового для национальной идентичности феномена - уважения к национальной истории. ИГ практикует не только насилие по отношению к людям, но и насилие по отношению к памятникам истории. Идейные предшественники ИГ - афганская группировка «Талибан» когда-то потрясла мировую общественность бессмысленным уничтожением гигантских статуй Будды, но ИГ идет гораздо дальше, уничтожая не только сакральные символы других религий, но археологические памятники вообще. Ближний Восток, где действует ИГ - колыбель человеческой цивилизации. Именно здесь человечество когда-то вышло из тьмы доистории к сознательному историческому существованию. И именно здесь происходит демонстративное уничтожение памяти об этом. Это отнюдь не бессмысленное варварство со стороны ИГ, а продуманный подрыв духовных ценностей современного мира.

Современный мир, в отличие от мира традиции, историчен, ориентирован во времени, устремлен из прошлого в будущее. Прошлое является духовным фундаментом настоящего и будущего, в прошлом ищутся следы работы сознания, обеспечивающие движение вперед по пути развития культуры и расширения возможностей человека. История - это способ самопознания современного человека, к какой бы культуре и нации он ни принадлежал. Именно западная цивилизация открывает ценность истории и прививает этот принцип представителям незападного мира. И сегодня археологически памятники Египта, Индии, Китая, Ирана, Ирака, Турции и других незападных обществ являются для них предметом национальной гордости, значимым культурным национальным наследием.

Ценность истории неотделима от ценности культуры. Понятие «культура» возникает в тот же период, когда складываются представления о нации и национальное самосознание. Культура начинает осмысливаться как «национальная культура», «культура народа», а теоретизирование о культуре становится начимым элементом формирования национальных идентичностей. Но понятие «культура» связано не только с осознанием национальной специфики, но также и с новым пониманием человека - как творца, созидателя самого себя и своего мира. «Культура» в её высочайших достижениях становится проявлением человеческого гения, поскольку человек самоутверждается и самореализуется через культуру.

Таким образом, ценность культуры непосредственно связана с антропоцентризмом современной человеческой цивилизации, и посягательства на культуру, как и посягательства на историю, являются, в конечном итоге, посягательствами на тот образ человека, который составляет духовный фундамент современной цивилизации во всем многообразии её национальных проявлений.

Религия - тоже часть культуры, и её вклад в человеческую историю неоценим. И парадоксом представляется современное положение дел, когда религия становится деструктивной, а не созидательной силой, выступает разрушителем духовных основ, а не силой, укрепляющей эти основы. История человечества знает подобные примеры, когда новые религии в процессе своего распространения нередко разрушали ценности предыдущих эпох. Знание истории должно было бы предотвратить такие эксцессы в настоящем. Но борьба с историей не предполагает анализ исторического опыта.

Таким образом, на примере современного исламского фундаментализма в целом и деятельности «Исламского государства», в частности, мы можем видеть, что духовные основы современной цивилизации подвергаются непосредственной опасности. Но ошибкой было бы думать, что причиной подобной ситуации является только фанатизм современных религиозных фанатиков. Другой важнейшей предпосылкой такой ситуации является постепенное размывание духовных основ современной цивилизации под влиянием развития тех же процессов, которые когда-то её породили. В частности, одной из форм действия базового для западной цивилизации принципа рационализма является критика оснований существующего порядка. С одной стороны, такая критика является залогом постоянного изменения и обновления, с другой - силой, подрывающей влияние любых «абсолютных ценностей». Постмодернизм, доводящий принципы рационалистической критики до логического завершения, - до критики самого рационализма, ослабляет возможности духовного сопротивления чуждым ценностям.

Таким образом, угрозы духовной безопасности современного общества имеют комплексный характер, порождаются как спецификой самой современности, так и попытками радикального отречения от неё.

  • [1] О чем мечтают россияне (размышления социологов). Аналитический доклад. М.:ИС РАН, 2012. С. 28.
  • [2] См.: Хачецуков З.М. Феномен духовности в развитии российского общества :(социально-философский анализ) : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филос.Наук. Ростов-на-Дону, 2007.
  • [3] Беспаленко П.Н. Духовная безопасность в системе национальной безопасностисовременной России: проблемы институционализации и модели решения.Автореферат. ... док. полит, наук. Ростов-на-Дону, 2009. С. 13.
  • [4] См.: Запесоцкий А.С. Гуманитарное образование и проблемы духовнойбезопасности // Педагогика. 2002. № 1.
  • [5] Константиновский Д.Л. Неравенство и образование. Опыт социологическихисследований жизненного старта российской молодежи. М.: ЦСП, 2008. С. 21.
  • [6] Биллиг М. Повседневное напоминание о Родине // Логос. 2007. № 1 (58). С. 34-68.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >