ИСТОРИЯ ПРОФЕССИИ

История — это философия в примерах.

Фукидид

Самая трудная профессиябыть человеком.

Хосе Хулиан Марти

КРАТКО ОБ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВА, ПРАВА И ПРОФЕССИИ ЮРИСТА

Не будь людской несправедливости, зачем понадобилась бы нам юриспруденция?

Жан-Жак Руссо

Уже не одно столетие люди, рождаясь и вступая в контакт с окружающим их миром, с раннего детства усваивают истину, что живут в определенной стране — государстве. Последнее ассоциируется с армией, полицией, судами и тюрьмами, с национальным законодательством, определяющим, что можно и что нельзя, с государственными органами власти в лице многочисленных чиновников, которые призваны решать разнообразные мирские проблемы, с границей, гражданством и многими другими явлениями. У человека складывается представление, что так было всегда и что так будет и впредь. Меняются руководители, границы, режимы, названия государств, правовые предписания, но государство будет вечно, оно атрибут общественного устройства, его остов. Без него наступит хаос, состояние неопределенности и беззащитности. Однако, как свидетельствует наша история, так было не всегда. Более того, большую часть своего бытия, живя в условиях первобытного общества, человек, выделившись из мира животных, не знал ни государства, ни права.

Что представляло собой то далекое время? В первобытном обществе, где около 40 тысяч лет тому назад сформировался человек в современном понимании (хомо-сапиенс), примитивная «экономика», носящая преимущественно потребительский характер, основывалась на общественной (коллективной) собственности. Социальная структура была преимущественно однородна, гомогенна; различия в большей степени носили естественный характер по половому, возрастному и физическим параметрам; имела место родовая или племенная община. Власть в общине коренилась на авторитете племенного вождя или совета старейшин.

Регулирование жизненных отношений, обеспечивающее минимально необходимую целостность и устойчивость общины, осуществлялось за счет многочисленных и разнообразных обычаев и традиций. Последние концентрированно несли в себе накопленный опыт наиболее рациональной, выгодной для рода (племени) формы их организации. Они в своей содержательной основе вбирали естественное право, являли преимущественно законы природы, однако уже трансформированные примитивной социальностью. Природный и социальный, эмоциональный и интеллектуальный компоненты этих норм являли собой единый сплав. Коллективизм являлся естественным условием выживаемости общины, выступал «в качестве универсального принципа жизни и мировоззрения, основы познавательного и деятельного отношения человека к миру»[1]; объективно индивидуализм в общественных отношениях был невозможен. Индивидуальная воля еще ассоциировала себя с волей коллектива — племени (рода), последние же — с самой природой. Коллективное начало подавляло и порабощало отдельного человека. Наблюдается отсутствие сознательно обособленной личности. Имеет место синкретизм — слитность, нерасчлененность, характеризующая первоначальное, неразвитое состояние субъекта и объекта. Человек наделяет природное душой и ведет диалог с ним. Первобытные нормы отличались «нормативной силой фактического».

Постепенно с течением времени по мере развития общества, особенно благодаря первым историческим формам разделения труда (появление и отделение земледелия и скотоводства, ремесленничества), повышению его производительности и расширению обмена, родоплеменной строй постепенно изживал себя, подготавливал свое собственное отрицание. В результате общественной эволюции возникла потребность и, соответственно, началось формирование новых способов организации общественных отношений, более универсальных и сложных структур управления жизнедеятельностью общества. Вычленение социальных ролей создавало возможность человеку идентифицировать себя со своим коллективом, отличать себя индивидуально от других коллективов («мы» и «они»), от других членов собственного коллектива («я» и «они»). С ними и было связано происхождение государства. Эти процессы носили аморфный характер и длились не одно столетие, они научно и наглядно проанализированы в классическом труде Ф. Энгельса1 «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Произведение было написано в 1883—1884 гг. на базе огромного фактического материала в области археологии, истории и этнографии, включая сюда работу американского ученого Льюиса Генри Моргана[2] [3] «Древнее общество».

Если развитие первобытного общества происходило более или менее одинаково во всех уголках нашей планеты, то на стадии появления нового, государственно-организованного общества, пути человечества существенно разошлись. В Афинах, Риме, Греции общинный строй разложился. Здесь возникла частная собственность на землю, либо частное землевладение при сохранении коллективной собственности, начались разделение труда и социальное расслоение населения. Эти обстоятельства повлекли за собой формирование более могущественными социальными группами своих организационных структур, превратившихся в государство.

У германских племен, которым рабовладение в классической форме представлялось невыгодным, имущественная дифференциация, социальное расслоение и разделение труда сопровождались захватом чужих территорий, что ускорило образование у них раннефеодального государства. В Азии, Африке и доколумбовой Америке постепенному перерастанию родоплеменного строя в государство во многом способствовали такие факторы, как поливное земледелие и строительство ирригационных систем, обусловившие объединение разных племен с созданием межплеменной публичной власти, организованной как государство.

Последующее осмысление зарождения государства получило свое отражение в истории политических и правовых учений, которой известно множество доктрин, объясняющих с разных позиций происхождение государства и права. Одной из древнейших теорий является теологическая концепция (Аквинский[4],

Маритен1). Ее авторы исходили из божественных начал природы государства и права. Родоначальник патриархальной теории Аристотель[5] [6] суть государства видел в разрастании отцовской власти; приверженцы органической школы (Платон[7], Спенсер[8]) — в эволюции человеческого организма; психологическое направление (Тард[9], Пе- тражицкий[10]) — в специфике людской психики; естественно-правовая доктрина (Гроций[11], Радищев[12]) — в общественном договоре, а теория насилия (Гумплович1, Каутский[13] [14]) — в факте завоевания чужих территорий.

Существуют многочисленные подходы и к трактовке самого понятия государства. Сторонники теории элит (В. Парето[15], Г. Моски[16] и др.) видят в государстве организацию власти верхушки общества — элиты. Приверженцы технократической концепции (Д. Белл[17], Г. Саймон[18], Т. Веблен[19] и др.) — организацию власти специалистов по управлению. Представители теории конвергенции (Р. Арон[20], Д. Гэлбрейт[21], П. Сорокин[22] и др.) — результат взаимного обогащения между народами. Проповедники плюралистической демократии (М. Дюверже1, Г. Ласки[23] [24], Р. Даль[25] и др.) — выразителя всеобщих воли и интересов и т.д.

Согласно марксистским взглядам, решающую роль в происхождении государства сыграли раскол общества на противоположные классы и непримиримая борьба между ними, породившие государство как орудие классового подавления и подчинения. Марксистский подход к этой проблеме наиболее полно изложен в названной выше работе Ф. Энгельса. Он, однако, тоже страдает изъянами, связанными с гипертрофией классового начала в объяснении происхождения, сущности и исторического предназначения государства.

Можно считать установленным, что государство — продукт самого общества на определенной ступени развития, результат социального расслоения населения, появления частной собственности и обострения противоречий в общественном организме. Государство нигде не навязывается обществу извне.

Хотя формы его происхождения у разных народов неодинаковы, тем не менее государство везде возникло ввиду одних и тех же коренных социально-экономических причин — там, тогда и постольку, где, когда и поскольку социальные противоречия стали неразрешимы прежними, родоплеменными способами.

Нельзя, однако, признать достоверным сведение социального расслоения к образованию двух противостоящих друг другу и находящихся в постоянном антагонизме классов, а равно объяснение появления государства исключительно интересами одного, эксплуататорского класса «держать в узде», подавлять сопротивление всех остальных (эксплуатируемых) слоев населения. Гипертрофирование классового антагонизма и его роли в истории искажает не только процессы происхождения, но и сущность, историческое предназначение и деятельность государства.

Параллельно трансформации родоплеменных структур в государственные образования наблюдается столь же закономерное усложнение социально-нормативной системы: в дополнение к традициям и обычаям формируются нормы морали. Они регламентировали уже не столько внешнее поведение индивидов, сколь их содержательную сторону с помощью системы морально-этических ценностей (представлений о добре и зле, справедливости и несправедливости и т.п.). Во многом, как видится с позиций современности, подобные преобразования были, прежде всего, порождены такими обстоятельствами как, во-первых, усложнение социальных связей в инновационном плане, во вторых, постепенное ускорение социальных изменений, в третьих, возрастание образного мышления. Традиции и обычаи, формирующиеся крайне медленно, живущие лишь в социально-групповом поведении, детально регламентирующие внешнюю форму поведения и обращенные не столько к рациональным компонентам сознания, сколько к чувственно-эмоциональным, уже не справлялись со своей ролью. Однако, как нам известно, природе вакуум не свойственен. В дополнение к традициям и обычаям дальнейшая регламентация социальных связей ложится на нормы морали. Однако и они регламентировали больше бытовую сферу жизнедеятельности индивидов, где доминировали преимущественно социальные различия, коренящиеся в биологических, природных началах человека (пол, возраст, здоровье).

В этот период отмечается и постепенный переход от мифологического сознания к религиозному. Подобная замена выглядит вполне закономерной: познание разнообразных сил природы требовало создания целостной системы взглядов на ее суть; исторически объединение племен и родов нуждалось в духовной составляющей; нарастание социальной неоднородности и социально-классовых и социальногрупповых конфликтов — в идеологическом обосновании. Следует констатировать, что социальные инновации носили не просто количественный характер, но и структурно видоизменяли прежние связи. Появление права — тому подтверждение. Диалектика права и иных социальных норм (традиций и обычаев, морали, конфессиональных, политических корпоративных, социально-технических норм) в гносеологическом, онтологическом, функциональном, содержательном, сущностном и некоторых других аспектах — тема отдельного исследования. Одновременно можно говорить как об их автономности, самозначимости, самоценности, так и об их взаимосвязи, взаимопроникновении, взаимообусловленности, диффузии. К тому же в социальных процессах качественные изменения становятся вполне определенными, явными, ощутимыми, как правило, лишь на протяжении исторических периодов времени, что придает известную аморфность, пластичность и потенциальную многовариантность конкретному историческому событию.

  • [1] См. Проблемы общей теории права и государства: Учебникдля вузов. — М.: Изд-воНОРМА, 2002. С. 27.
  • [2] Энгельс Фридрих (1820—95) — мыслитель и общественный деятель, один из основоположников марксизма.
  • [3] Морган Льюис Генри (1818—81) — американский историк и этнограф. Исследователь первобытного общества, утверждал идею прогресса и единства исторического путичеловечества. Первым показал значение рода как основной ячейки первобытного общества; обосновал положения о развитии собственности от коллективных форм к частными об эволюции семьи и брака от групповых форм к индивидуальным.
  • [4] Фома Аквинский (1225 или 1226—1274) — философ и теолог, систематизатор схоластики; сформулировал 5 доказательств бытия бога, описываемого как первопричина,конечная цель сущего; признавая относительную самостоятельность естественного бытия и человеческого разума (концепция естественного права), утверждал, что природазавершается в благодати, разум — в вере, философское познание и естественная теология, основанная на аналогии сущего, — в сверхъестественном откровении.
  • [5] Маритен Жак (1882—1973) — французский религиозный философ, ведущий представитель неотомизма; в возврате к средневековому миросозерцанию видел путь к преодолению морального и социального хаоса, вызванного, по его мнению, субъективизмомнового времени в сфере веры, мысли, чувства.
  • [6] Аристотель (384 до н.э. — 322 до н.э.) — древнегреческий ученый, философ, основатель Ликея, учитель Александра Македонского.
  • [7] Платон (428 или 427 до н.э. — 348 или 347) — древнегреческий философ; идеальное государство — иерархия трех сословий: правители-мудрецы, воины и чиновники,крестьяне и ремесленники; интенсивно разрабатывал диалектику и наметил развитуюнеоплатонизмом схему основных ступеней бытия.
  • [8] Спенсер Герберт (1820—1903) — английский философ и социолог, один из родоначальников позитивизма, основатель органической школы в социологии; идеологлиберализма; предлагал рассматривать общество как организм, подобный животному организму, со своей структурой и институтами, регулирующими его деятельность;полагал, что обществу присуще то же развитие, что и животному миру; разделял всечеловеческие общества на два типа — военное и индустриальное. Первому присущисильный централизованный контроль, строгая дисциплина, иерархическая организация власти, совместная деятельность по обороне и завоеванию новых территорий;второму — политическая свобода, преобладание промышленности и торговли, мирнаядеятельность.
  • [9] Тард Габриэль (1843—1904) — французский социолог, психолог и криминалист;считал основными социальными процессами конфликты, приспособление и подражание, с помощью которых индивид осваивает нормы, ценности и нововведения.Психология Тарда впервые переходит от психологии индивида к межиндивидуальному взаимодействию. Большое внимание уделял изучению толпы. Толпа, по Тарду, —некое сложение индивидуальностей, которой присущи иррациональность и потребность в вожде (лидере). Существуют лидеры от природы, их поступки и мнения значимы для большого количества людей. Подражание лидеру всегда идет или изнутринаружу, т.е. от одного человека к другим, или же сверху вниз — от человека, стоящегона более высокой социальной позиции, к обладающим более низким социальнымстатусом.
  • [10] Петражицкий Лев Иосифович (1867—1931) — российский юрист. Один из основателей психологической школы права. Профессор Санкт-Петербургского, с 1918 Варшавского университетов.
  • [11] Гроций (1583—1645) — нидерландский юрист, социолог и государственный деятель, один из основоположников теории естественного права и современной наукимеждународного права.
  • [12] Радищев Александр Николаевич (1749—1802) — русский мыслитель, писатель.
  • [13] Гумплович Людвиг (1838—1909) — польский и австрийский социолог и правовед,представитель социального дарвинизма. Считал, что государство возникает из борьбыза господство этнических групп (рас).
  • [14] Каутский Карл (1854—1938) — один из лидеров и теоретиков германской социал-демократии и 2-го Интернационала, центрист.
  • [15] Парето Вильфредо (1848—1923) — итальянский экономист и социолог; выдвинул концепцию «циркуляции (смены) элит «, согласно которой основа общественныхпроцессов — творческая сила и борьба элит за власть. Элита осуществляет свою властьс помощью двух групп средств — инструментальных (распоряжение всеми видами ресурсов, возможность применения санкций) и легитимных (обеспечение законностии справедливости). Выделил два типа лидеров в элитах в зависимости от их психологического склада — «львы» (характерные черты — смелость, бескомпромиссность, решительность) и «лисы» (характерные черты — хитрость, стремление к союзам и компромиссам). Чередование элит происходит попеременно.
  • [16] Моска Гаэтано (1858—1941) — итальянский юрист и социолог. Концепция Москио «политическом или правящем классе» — разновидность теории элиты. Демократиюсчитал расширенной аристократией.
  • [17] Белл Даниел (р. 10 мая 1919, Нью Йорк) — американский социолог, журналист,профессор Колумбийского (с 1958) и Гарвардского (с 1969) университетов. Один из авторов концепций «деидеологизации» и «постиндустриального общества».
  • [18] Саймон Герберт (1916—2001), американский экономист и социолог. Исследованияв области теории управления, моделирования социальных процессов. Нобелевская премия (1978).
  • [19] Веблен Торстейн (1857—1929) — американский экономист и социолог. Основоположник институционализма в западной политэкономии. Сторонник социального дарвинизма. Особую роль в общественном развитии отводил технической интеллигенции.Идеи Веблена стали основой различных теорий технократии.
  • [20] Арон Реймон (1905—1983) — французский социолог. Один из авторов концепциииндустриального общества.
  • [21] Гэлбрейт Джон Кеннет (1908—2006) — американский экономист.
  • [22] Сорокин Питирим Александрович (1889—1968) — социолог. Родился в России.Исторический процесс рассматривал как циклическую смену основных типов культуры, в основе которых интегрированная сфера ценностей, символов. Утверждая, чтосовременная культура переживает общий кризис, Сорокин связывал его с развитиемматериализма и науки и выход видел в развитии религиозной «идеалистической» культуры. Один из родоначальников теорий социальной стратификации и социальной мобильности.
  • [23] Дюверже Морис (1917—2014) — французский государствовед, профессор политической социологии.
  • [24] Ласки Гарольд Джозеф (1893—1950) — англ, социолог, политический деятель, лидер и идеолог Лейбористской партии; проповедовал разновидность реформистской теории врастания капитализма в социализм — т.н. демократический социализм; считал,что главную роль в развитии общества играет индивидуальное сознание, и потому освобождение трудящихся должно быть осуществлено не путем революции, а в результатенравственного совершенствования; открыто провозгласил связь своих идей с религией:источник идеи демократического социализма видел в христианстве.
  • [25] Роберт Алан Даль (1915—2014) — известный американский политолог, один изосновоположников концепции плюралистической демократии, профессор Йельскогоуниверситета, первый лауреат премии Юхана Шютте в политических науках (1995).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >