Динамика ценностно-экологических регулятивов социально-природного взаимодействия в контексте преодоления истощения и загрязнения российских водных ресурсов на локальном, региональном, общесоциальном уровнях

Анализируя причины стремительно надвигающейся глобальной экологической катастрофы, большинство ученых отмечают в качестве доминирующей беспрецедентный по своим масштабам рост численности населения планеты Земля, как источника огромной антропогенной нагрузки на биосферу и разрушения наземных и водных экосистем, а также чрезмерное потребление товаров и услуг в индустриально развитых странах, где многие десятилетия идет целенаправленное формирование бездуховного общества «расточительного потребления»'. [1]

Потребительство как стиль жизни и мышления стало характерно и для современного российского общества, постепенно утрачивающего свое ценностное ядро и уникальность как духовной цивилизации. Россия в отношении к природе движется в русле общемировых тенденций, а эти тенденции свидетельствуют о том, что в ходе общественного развития XIX-XX вв. оказались в значительной мере утраченными основополагающие принципы бытия человека в мире, выработанные человечеством на протяжении своей истории , и, прежде всего, речь идет о морально-нравственных нормах[2] [3].

Водные ресурсы выступают серьезным фактором общественного развития, особенно ресурсы пресной воды, дефицит которой как явление широко знаком человечеству с древнейших времен, так как не раз становился причиной кризисов и социальных катастроф (достаточно вспомнить гибель цивилизации Древнего Двуречья в результате засоления почвы в ходе гидромелиорации)[4]. Пресную воду привыкли считать возобновляемым ресурсом и многие наивно полагают, что деградация экологической среды обитания человека не имеет критических последствий для воспроизводства пресной воды, хотя всем известны примеры гибели различных водных объектов - рек, озер в результате чрезмерного загрязнения.

Здесь необходимо четко понимать, что состояние водных ресурсов и, в частности, пригодной для использования воды находится в тесной зависимости от состояния экосистемы, как открытой воспроизводящейся саморегулирующейся системы, в которую входят абиотические факторы внешней среды и сообщество живых организмов, обитающих в заданных этими факторами условиях[5]. Очень важен ассимиляционный потенциал экосистемы, то, насколько она способна к самоочищению и восстановлению. Истощение водных ресурсов происходит, в основном, под воздействием косвенных причин - нарушения лесных экосистем, режима воспроизводства подземных вод, механической обработки почвы в сельском хозяйстве и т.д.

Россия остается одной из великих держав, на территории которой сосредоточены большие и различные по составу природные ресурсы, уничтожение которых чревато угрозой экологической безопасности планеты в целом1. Перекосы в экологической политике российского государства, нацеленность только на утилитарное использование природы и недостаточное внимание к ее охране привели в последнее время к ряду негативных последствий в водной экосистеме страны: усилилось загрязнение атмосферы и внутренних вод, особенно реки Волги, Каспийского моря, в несколько раз сократился улов ценных пород рыб.

Недальновидная политика государства, связанная с изменением природного ландшафта, как правило, имеет серьезные последствия экологического характера. Так, хорошо известный Волго-Донской судоходный канал, построенный в 50-е гг., стал причиной таких явлений, как: морально-нравственная травма местного населения, согнанного с родных мест по причине строительства данного канала; были затоплены ценнейшие плодородные сельскохозяйственные земли в долине Дона, в том числе 160 станиц и хуторов. Экономическая эффективность от строения данного канала на данный момент не перекрывает ущерба.

Необходимость учета природных, а также социальных факторов (интересов природы и человека) в общей системе социального проектирования остро проявилась при рассмотрении проектов и строительстве крупных АЭС, ГЭС, водохранилищ, предприятий в российском государстве[6] [7].

Можно было бы приводить массу примеров нерационального и деструктивного использования природных, в частности, водных ресурсов, однако перейдем к вопросу о том, каким образом, используя морально-ценностные регулятивы, преодолеть тенденции истощения и загрязнения российских водных ресурсов. Можно согласиться с мнением М. Подлесной, что решение важнейших задач, встающих перед обществом на современном этапе его развития, является изучение проблем взаимодействия общества и природы, человека и природной среды, экологии и политики с морально-нравственных позиций[8].

Прежде всего необходимо осуществить переход к новой модели экоразвития, в рамках которой экологические риски и угрозы не только будут устранены, но и предотвращены. Переход к такой модели невозможен вне выстраивания соответствующей экологической политики, направленной на то, чтобы изменить самого человека и его отношение к природе, его систему ценностей, в которой экологические ценности будут занимать приоритетное место1.

В этой связи важной проблемой является формирование экологического воспитания, регулярное информирование населения об экологической обстановке в мире, стране и на местах, формирование соответствующего общественного мнения и экологической культуры. Другими словами, речь идет о системе экологической социализации, как необходимом условии человеческого прогресса[9] [10]. Под экологической социализацией следует понимать процесс усвоения экологических ценностей и норм, направленных на формирование экологической культуры личности и общества, в основе которой находится гуманное отношение к природе.

В экологическом воспитании участвуют различные агенты, основными из которых являются: семья, система образования, государство, политические партии и, конечно же, средства массовой информации. Целью экологического воспитания выступает изменение общественного и индивидуального сознания в сторону гуманного отношения к природе.

Экологизация сознания - не простое накопление знаний, с помощью которых декларируется необходимость защиты и восстановления природной среды существования человеческой цивилизации. Этот сложнейший процесс означает формирование предельно ответственного отношения к природе на основе распространения моральной санкции на весь мир живого, всю природу, ибо «общество изобилия», все дальше и дальше уходя от природы, наращивает массу рисков, угрожающих человеческому бытию. Необходима революция ценностей, и о ее приближении уже говорят исследователи, считая, что стихийные социальные движения последних 10-15 лет тому доказательство[11].

Несмотря на то, что в процессе экологического воспитания и социализации принимают участие ряд социальных агентов, обозначенных выше, именно институту семьи, как агенту социализации, принадлежит первенство в воспитании экологических ценностей у подрастающего поколения, в связи с чем представляется важным более подробно остановиться на социализационном потенциале современной семьи в России с учетом того, что сама российская семья нуждается в охране и заботе со стороны государства и общества.

О том, что институт семьи в постсоветском российском обществе переживает кризис, вызванный коренными переменами в российском обществе с переходом к капиталистическому социальному порядку и уходом от системы социальных гарантий и норм, можно узнать из многочисленных работ отечественных ученых, посвященных изучению семейно-брачных отношений в постсоветской России1. Большинство исследователей считают, что российская семья утратила способность качественно выполнять свою социализационную функцию, с чем мы можем согласиться, основываясь на негативных показателях развития молодежи, уровне ее девиации, а также росте семейного насилия в России[12] [13].

Многие российские ученые[14] в негативном свете оценивают духовно-нравственный облик российской молодежи, которая наиболее успешно адаптируется к рыночным условиям функционирования российского общества и с большим энтузиазмом приветствует рыночные преобразования, как бы ни было тяжело. Об этом свидетельствуют результаты крупного социологического исследования ИС РАН «Двадцать лет реформ глазами россиян»1; эта же позиции прослеживается в других исследованиях, посвященных изучению молодежной проблематики в России[15] [16].

Возвращаясь к институту семьи и ее социализационному потенциалу, следует заметить, что в качестве показателей уровня воспитательного потенциала семьи исследователи выделяют следующие: ценности, сложившиеся в семье, в том числе ориентации на семейный образ жизни, досуг, характер и содержание свободного времени, коммуникативного (внешнего) и личностного (творческого) общения, потребности, интересы, установки, мотивы выполнения социокультурных функций и др. возможности «социального участия» семьи в делах общества и государства[17]. При этом воспитательный потенциал семьи формируется под воздействием ряда факторов, которые можно разделить на внешние (макрофакторы, отражающие характер общественного развития и ключевые тенденции и проблемы в обществе) и внутренние (микрофакторы, отражающие характер внутрисемейных отношений, образовательный уровень семьи, ее состав, тип и т.д.).

В многоканальной системе социализации молодежи, существующей в современном обществе, процесс освоения ценностей и норм общества происходит далеко не так, как это происходило в традиционном обществе на основе межпоколенческой преемственности и строгой ролевой структуры в социализационной системе общества, так как за каждым агентом социализации, будь то семья, школа, производственная сфера, закреплялась ролевая специфика.

Современность демонстрирует нам кардинальные перемены во всех значимых социальных сферах и институтах, в том числе в институте социализации. По словам Г.О. Абдикеровой, формы и механизмы социализации личности в условиях модернизации общества находятся в состоянии активного изменения, и, выступая на трех уровнях (социальном, социально-психологическом и внутриличностном), они оказывают взаимное влияние друг на друга[18]. В условиях крупных социальных преобразований передача норм и ценностей от поколения к поколению нарушается, так как разрушается общественный консенсус относительно социальных норм и ценностей, который сформировался в обществе на протяжении его исторического развития, и, соответственно, сами нормы и ценности утрачивают такое необходимое качество, как устойчивость.

Таким образом, в современном обществе социализационный процесс имеет свою специфику, связанную с возникающими сложностями в процессе адаптации индивида к быстро изменяющимся условиям жизнедеятельности в условиях, когда опыт предшествующих поколений уже не имеет той высокой социализационной ценности и значимости, как в обществе традиционного типа. Сложности социализа- ционного процесса связаны также с тем, что основные институты социализации находятся в состоянии кризиса и не в состоянии эффективно выполнять свои социализационные функции, и на этом фоне появляются и активно воздействуют на сознание и поведение подрастающего поколения нетрадиционные агенты социализации, прежде всего, средства массовой информации (СМИ), ориентированные на ценности и нормы дня сегодняшнего.

Поскольку жизнеспособность любого общества определяется устойчивостью его ценностной системы, которая, безусловно, обладает динамическими характеристиками и способна к изменениям, но они - эти изменения - не должны разрушать ценностное ядро общества, стабильность той базовой основы ценностной системы, которая, воспринимая инновации, позволяет обществу двигаться вперед без разрушительных для его историко-культурного и духовно-нравственного потенциала и накопленного опыта последствий. В таких условиях эффективно работает канал социокультурной преемственности, осуществляемый через социализационные каналы.

В период резких социальных перемен, общественных трансформаций происходит ценностный разрыв, разрушение межпоколенческой преемственности и в целом кризис социализационной системы, так как молодое поколение уже не может ориентироваться на опыт старших поколений в условиях динамичных социальных изменений, которым этот, накопленный поколениями опыт, как правило, противоречит.

В результате этого происходит страшное - разрушается социальная память, влекущая за собой искажение исторического прошлого общества, а также уничтожение всего позитивного социокультурного опыта, накопленного поколениями, и без которого невозможен позитивный общественный прогресс. Так, если мы обратимся к современному российскому обществу, то увидим господство потребительских ценностей, которые еще недавно были чужды советским людям и советскому обществу, духовно-нравственный потенциал которого не в сравнение современному российскому обществу был намного выше.

Россия погрузилась в мир потребления и всеобщего брендинга, 1 и это погружение следует рассматривать как проявление страшного духовного кризиса нашего общества, утратившего представления о духовности, которая прежде выступала основой российской цивилизации и общности. Формирование в России общества потребительского типа с доминированием соответствующих ценностей материального потребления и материального успеха свидетельствует о том, что в массовом сознании россиян место традиционных ценностей, основанных на приоритете духовно-нравственного начала, постепенно занимают новые ценности, отражающие идеологию потребительского общества и массовой культуры. Это, по мнению ученых, свидетельствует о нарастающей опасности экологического и антропологического кризисов[19] [20], угрожающих безопасности российского общества.

Ценностная динамика в обществе отражается на функционировании институциональной системы социума, ответственной за обеспечение стабильного и эффективного развития жизненно важных социальных сфер, таких как: семья, экономика, политика, культура, образование и т.д. Ценностная составляющая определяет функционирование таких важнейших, ответственных за воспроизводство духовнонравственного потенциала общества каналов социализации, как: институты семьи, образования, религии, культуры, СМИ.

Разрушение единой системы ценностей российского общества, выступающей основой социализационного процесса и духовнонравственного воспроизводства общества, вызвало продолжительный кризис всей социализационной системы. И это стало источником порождения и воспроизводства множества социализационных рисков, проявлением которых можно считать весь спектр негативных явлений в подростковой и молодежной среде российского общества, в котором молодежь гибнет и духовно и физически, о чем свидетельствуют критические показатели состояния социального здоровья молодежи в России, такие как: распространение алкоголизма, наркомании, игромании, суицидальности - в молодежной среде российского общества уже давно перешагнуло допустимые для безопасности молодежи и общества границы (более 80% подростков потребляют алкогольные напитки; возраст приобщения к алкоголю по сравнению с советским периодом снизился с 17 до 14 лет; треть несовершеннолетних юношей и девушек выпивают ежедневно; рост наркомании - в 18 раз увеличилось число наркоманов-подростков, в 24,3 раза - детей-наркоманов за последние 10 лет; с 1997-го года смертность от употребления наркотиков увеличилась в 12 раз, среди детей - в 42 раза; с каждым годом наркоманы в России все моложе, уже треть из них - несовершеннолетние, остальные - до 35 лет; из каждых пяти подростков, поступающих в детские больницы столицы, один ребенок - алкоголик, один - наркоман, два - токсикомана1.

Результаты крупномасштабного социологического исследования Института социологии РАН «Двадцать лет реформ глазами россиян» зафиксировали в списке рейтинга потерь, которое понесло российское общество в результате реформ за 2001-2011 гг., падение морали, которое оказалось на 2-ом месте после снижения уровня жизни большинства населения[21] [22].

Одним из самых главных источников такой ситуации в сфере духовно-нравственного развития российского общества является кризис базового института социализации - института семьи. Вот как описывает изменения в этом ключевом институте социализации Т.А. Гурко, известный специалист в сфере исследования трансформации семейно-брачных отношений в российском обществе: «Почти полтора десятилетия «рыночных реформ» кардинально изменили институт брака, семьи и родительства как в отношении поведения граждан, так и семейных ценностей...Уменьшение числа детей в семьях, увеличение добрачных зачатий и внебрачных рождений, сознательная и вынужденная бездетность супружеских пар, ежегодный рост числа детей, лишенных родительского попечения, высокий показатель разводов и раздельного проживания супругов, насилие в отношении членов семьи - последствия ее разрушения1.

Если мы проанализируем содержание многочисленных работ по фамилистике (социологии семьи), то увидим, что ученые обращают внимание, как правило, на такие негативные проявления в функционировании института семьи, как: рост численности разводов и неполных семей, снижение рождаемости при высокой детской и молодежной смертности, рост добровольно бездетных семей, семей группы риска, высокий уровень девиантности в подростковой и молодежной среде, распространение альтернативных форм семенной жизни, насилие в семье, детское бродяжничество и т.д.[23] [24].

Российская семья утратила адаптационный потенциал и сейчас стремительно дезадаптируется, о чем свидетельствуют такие факторы, как неспособность семьи обеспечить достойный уровень жизни своим членам или хотя бы прожиточный минимум, а также здоровый социально-психологический климат в семье как условие психического и физического здоровья членов семьи; крайне негативные проявления в сфере семейного воспитания и семейных отношений (семейное насилие, равнодушное отношение в семье, духовно-нравственная деградация и рост агрессии, жестокости в молодежно-подростковой среде) и т.д.

Рост семей неблагополучного типа отражает уровень неблагополучия самого общества, в котором активно воспроизводятся на со- циализационном уровне разнообразные риски, источником которых выступает ценностная депривация и девальвация базовых ценностей россиян, и в этой ситуации экологическая социализация не может быть успешной, когда само социализационное пространство пронизано рисками. К сожалению, отмечают российские исследователи, в обществе сейчас только превалирует плохо осознанная потребность в чистой экологической среде, но не в системных экологических знаниях и совершенствовании управления этим процессом[25].

Столь же значимы для общественного развития и формирования экологического сознания в рамках социализационного процесса изменения в таком важном институте социализации, как образование. С этим социальным институтом рассмотренный выше институт семьи выступает в едином социализационном пространстве, и поэтому совершенно естественно, что кризисные явления в одном из данных социальных институтов свидетельствуют о неминуемости кризисных явлений и в другом.

Одним словом, семья и образование представляют собой единое социализационное поле, и разрушение его соционормативного порядка становится источником социализационных рисков, страшных по своим последствиям, которые уже стали реальностью для России - духовно-нравственный упадок, снижение социального здоровья, интеллектуального потенциала, уровня воспитанности и образованности среди подрастающего поколения.

Если институт семьи отвечает за сохранение базовых ценностей, их трансляцию и воспроизводство социокультурного капитала, накопленного в обществе, т.е. выступает хранителем традиций, то институт образования в большей степени, солидаризируясь с институтом семьи по поводу сохранения социокультурного опыта нации, ориентирован, особенно в современную эпоху, на инновации и их внедрение в обществе, в котором протекают динамичные информационные изменения. Т.е. через систему и каналы образования происходит освоение и внедрение инноваций и технологий, стремительно развивающихся в современном информационном обществе.

Это обусловлено тем, что в информационном обществе требуется качественно иной уровень и тип образования, что актуализирует инновационные функции системы образования, однако именно в обществе информационного типа обостряются проблемы духовнонравственного воспитания и духовности в целом, что актуализирует, в свою очередь, необходимость тесного контакта этих важнейших агентов социализации - семьи и образования как символов традиционного и современного, существующего в социокультурном пространстве общества.

Современная система образования акцентирует внимание на познавательной функции, уйдя от значимости и ценности воспитательной функции, и это выступает фактором духовно-нравственной деградации общества, в котором такая важная сторона общественного воспроизводства как духовно-нравственный капитал престала быть прерогативой института образования. Вместе с тем, совершенно очевидно, во всяком случае для научных работников, что устойчивое общественное развитие самым непосредственным образом связано с духовностью, но век информации оттесняет духовность на второй план, а бездуховность вытесняет нас за грань условий жизни, достойных человека, ведет к духовной и культурной деградации личности1. Как видим, роль системы образования в процессе духовного воспроизводства общества является ключевой и, адаптируясь к веяниям новой информационной и динамичной эпохи, система образования не должна отрекаться от своей сущностной миссии - передаче духовного опыта поколений и формировании духовного облика молодых поколении.

Но, анализируя ситуацию в сфере российского образования, мы вынуждены констатировать, что оказавшись беззащитной перед вызовами глобализации и западной культурной экспансии ослабленная от реформ система образования стала площадкой для производства и воспроизводства социальных рисков, что проявляется в тотальном снижении уровня грамотности и образованности в молодежной среде российского общества, росте агрессии и жестокости, в том числе по отношению к природе.

Разрушение фундаментальной, высоко эффективной российской системы образования в рамках политики внедрения российской системы образования в единое образовательное пространство Европы вынуждает ее в условиях дикого российского капитализма подстраиваться под рыночные отношения, ориентируясь на западные образцы образования[26] [27], но при этом отечественными способами, что окончательно развалило систему образования в стране, и уже сейчас вырисовывается страшная картина полной деградации системы образования в России. А это значит, что она полностью утратит свои универсальные характеристики, к которым исследователи относят следующие: способы кодирования и передачи информации, принятые в культуре конкретного общества; образ учителя как носителя знаний и способов их передачи; представления о системе знаний, их роли в обществе и целях образования, определяющих критерии выбора необходимых образованному человеку знаний и умений; образ ребенка, представления о его природных качествах и возможностях их совершенствования, развития и коррекции1.

Обозначенные универсальные характеристики системы образования отражают парадигмальный уровень ее функционирования в обществе, ее идеологическую сущность и миссию, поскольку на их основе формируется парадигма образования, которая, в свою очередь, символизирует образовательный идеал в обществе, который на данный момент утерян в российском обществе. Прежде он четко вырисовывался, и в его основе был приоритет духовно-нравственных ценностей в системе образовательных ценностей, однако произошли парадигмаль- ные изменения в российской системе образования и сейчас имеют место следующие показатели развития системы образования, в России: несоответствие «результата» заказанному «продукту»; недовольство существующей образовательной системой со стороны общества; снижение статуса тех, кто учит; тенденция получения образования вне существующего института образования[28] [29], - способствовали утрате национального образовательного идеала, а вместе с ним и утраты принципов духовно-нравственного воспитания как, основы образовательного процесса.

Одним словом, система образования в России лишилась своих ценностно-нормативных и духовно-нравственных оснований, а это означает ее развал, кризис, функциональную деградацию. Можно ли считать, что в этих условиях институт образования способен осуществлять на эффективной основе экологическую социализацию? Думается, что этот вопрос во многом риторический. Конечно же, ни о какой эффективности института образования в рамках формирования экологического сознания и экологической культуры молодежи не может идти и речи.

Усугубляет ситуацию с кризисом базовых агентов социализации в рамках рассматриваемой нами проблемы рост влияния СМИ, хотя, с другой стороны, это могло бы быть и положительным явлением, учитывая мощь и влияние СМИ на сознание масс, а также их со- циализационный потенциал в современное время, однако на данный момент СМИ демонстрируют преимущественно негативный фон воздействия на сознание и поведение индивидов, в том числе молодых.

СМИ в современную эпоху выступает главным манипулятором общественным сознанием . Вообще в эпоху информационного общества происходит тотальная манипуляция массовым сознанием, но особенно сильное воздействие оказывается на молодежь как наиболее восприимчивую аудиторию, пользующуюся активно и в большом объеме продукцией СМИ. Ни институт семьи, ни система образования в России, к сожалению, на сегодняшний день не способны противостоят рискам и угрозам, идущим из вне, а также разрешить массу противоречий социально-экономического и культурного развития современного общества, которое диктует свои условия, не всегда сообразующиеся с потребностями личности[30] [31].

Вызывает опасения не только этот факт - неспособность базовых агентов социализации противостоять социальным рискам, а то, что они сами ввиду своей слабости и дисфункциональное™ становятся источниками производства социальных рисков. В этих условиях и процветает манипулятивная система СМИ, выступающая мощным источником формирования культурных образцов, транслируемых в массы и вытесняющих образцы культуры и традиции народа.

Формируется человек массы как индивид с невысоким уровнем культурного развития, ярко выраженным мифологическим сознанием, завышенными амбициями, полуобразованного с «комплексом самодостаточности», имеющего превратные представления о свободе, равенстве, смысле человеческого существования[32]. Будучи порождением XX века, массовый человек или человек массы характеризуется безликостью и бездуховностью, ориентированностью на день сегодняшний и его потребности, совершенно не интересующийся проблемами духовного развития и совершенствования, поиска диалога с природой и единения с ней.

СМИ, по образному и точному выражению российских ученых, стали «орудием интервенции безнравственности в жизненный мир детства»1. Их влиянию сложно противостоять, так как, по данным социологического опроса ИС РАН в 2011 г., самым распространенным видом досуга россиян является просмотр телепередач и слушание радио (79% опрошенных посвящают этому свое свободное время)[33] [34].

Самым активным потребителем информации ТВ является молодежь, что внушает серьезные опасения, так как любимыми телепередачами российской молодежи являются - развлекательные (Камеди Клаб, Дом-2, КВН, Ледниковый период, Большая разница и т.д.) и информационно-публицистические (Вести, Новости и т.д.), в то время как передачами с интеллектуальной и познавательной тематикой (Галилео, В мире животных, Умники и умницы, Что? Где? Когда? и т. д.), интересуются гораздо меньшее количество молодых россиян - всего 14% против 37% и 23% молодых людей, увлекающихся развлекательной и информационно-публицистической тематикой на ТВ.

Таким образом, мы можем с уверенностью говорить о том, что экологическое поведение молодых россиян, а также его негативные проявления обусловлены дефектами социализации. Исследователи выделяют несколько способов в экосоциализации населения[35]:

  • - развитие системы экологического образования, просвещения и воспитания;
  • - рекреация и реабилитация в процессе общения с природой - лечение с помощью природных факторов: чистого воздуха, нарзанных источников, минеральных вод, природных ландшафтов, экологически чистых продуктов и среды обитания, лекарственных трав и т.д.;
  • - поддержка экологических движений, которые существуют во многих регионах страны и выступают за рост экологического сознания и изменение системы ценностей.

Одним словом, формирование экологического сознания и ответственность за сохранение природы и ее водных ресурсов должны стать частью новой идеологии в России.

Итак, важные элементы социальной регуляции рискогенных факторов в экологической сфере и изменения ценностных регулятивов социально-природного взаимодействуют в контексте преодоления истощения и загрязнения российских водных ресурсов, этому способствует экологическое воспитание, так как только переворот в умах людей принесет желанные перемены и сформирует ответственное и гуманное отношение к природе со стороны общества. В этом отношении в качестве важнейшего механизма формирования экологоориентированного мировоззрения следует считать рост индивидуальной саморегуляции, которая может сформироваться только в рамках активной регулятивной роли государства и экологических общественных движений в сфере охраны и обеспечения рационального использования водных ресурсов.

Обозначенным аспектам исследования диссертационной проблематики будет посвящена последняя часть данной работы.

  • [1] Лукьяненко В.И., Хабаров М.В., Лукьяненко А.В. Homo consumcns - человекпотребляющий // Век глобализации. 2009. № 2. С. 152-153.
  • [2] Scott Cato, М. Green Economics. London: Earthscan, 2011. Pp. 142-150.
  • [3] Данилов-Данильян В.И., Горшков В.Г., Арский Ю.М., Лосев К.С. Окружающаясреда между прошлым и будущим: мир и Россия (эколого-экономичсский анализ). М.:Перспектива, 1994. С. 89.
  • [4] Данилов-Данильян В.И. Глобальная проблема дефицита пресной воды // Век глобализации. 2008. № 1. С. 45.
  • [5] Данилов-Данильян В.И. Глобальная проблема дефицита пресной воды // Век глобализации. 2008. № 1. С. 47.
  • [6] Злотникова Т. Экологическая политика в контексте обеспечения национальнойбезопасности (соотношение экономики, экологии, права) // Экономист. 1996 .№ 10.С. 80.
  • [7] Митсва Л.Д. Экологическая проблема и позиции левых сил Западной Европы //Социально-политические науки. 2010. № 5. С. 12.
  • [8] Подлссная М. Экологические проблемы и местные СМИ // Участие. Социальнаяэкология регионов России. М.: ИС РАН, 2004, вып. 13. С. 95.
  • [9] Климов Ю. Политическая экология - новое научное направление. М.: Дело, 2011.С. 121.
  • [10] Михеева Н.А., Жуков П.В. К вопросу об управлении процессом экосоциализациинаселения России // Современные исследования социальных проблем. 2010. № 1.(01). С. 112.
  • [11] Уатт К. Экология и управление природными ресурсами. Количественный подход.М., «Мир», 2011. С. 33.
  • [12] Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века. Размышления осемейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции.М., 2000; Гурко Т.А. Трансформация института родительства в постсоветской России: Авторсф. дисс.: д-ра социолог, наук. М., 2008; Солодников В.В. Социальнодезадаптированная семья в контексте общественного мнения // Социологическиеисследования. 2004. № 6; Федотова Ю.В. Проблема понимания кризиса семьи //Социологические исследования. 2003. № 11; Кучмасва О.В., Марыганова Е.А.,Пстрякова О.Л., Синельников А.Б. О современной семье и се воспитательном потенциале // Социологические исследования. 2010. № 7.
  • [13] См.: Вишневецкий К.В. Криминологическая характеристика несовершеннолетнихжертв семейного насилия // Власть. 2008. № 4; Досина Н.В. Семейная власть какисточник насилия (проблема контроля и преодоления в семейной политике) //Власть. 2009. № 12; Лысова А.В., Щитов Н.Г. О внутрисемейном насилии // Социологические исследования. 2010. № 10.
  • [14] Запссоцкий А.С. Гуманитарное образование и проблемы духовной безопасности// Педагогика. 2002. № 1; Бабинцев В.П., Реутов Е.В. Самоорганизация и «атомиза-ция» молодежи как актуальные формы социокультурной рефлексии // Социологические исследования. 2010. № 1; Староверова И.В. Факторы девиации сознания иповедения российской молодежи // Социологические исследования. 2009. № 11;Широканова А.А. Индивидуализация постсоветской молодежи в сфере морали //Социологические исследования. 2011. № 12; Русская доктрина (Сергиевский проект) / Под рсд. А.Б. Кобякова и В.В. Аверьянова. М.: Яуза-прссс, 2008.
  • [15] Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров) / Аналитический доклад. М.: ИС РАН, 2011. С. 261.
  • [16] Зубок Ю.А. Феномен риска в социологии: Опыт исследования молодежи. М.:Мысль 2007; Константиновский Д.Л. Молодежь: интересы и судьбы, проблемы инадежды // Власть. 20010. № 2; Горшков М.К., Шерсти Ф.Э. Молодежь России:социологический портрет. 2-е изд. доп. и исправл. М.: Институт социологии РАН,2010; Петров А.В. Ценностные предпочтения молодежи: диагностика и тенденцииизменений // Социологические исследования. 2008. № 2.
  • [17] Кучмасва О.В., Марыганова Е.А., Пстрякова О.Л., Синельников А.Б. О современной семье и ее воспитательном потенциале // Социологические исследования. 2010.№ 7. С. 50.
  • [18] Абдиксрова Г.О. Евразийская ментальность как основа создания интегральноймодели социализации личности // Социологические исследования. 2009. № 9. С. 42.
  • [19] См.: Тихонова С.В. Мифология брендинга в обществе глобального потребления //Власть. 2008. № 9.
  • [20] Степин В.С. Типы цивилизационного развития // Россия в глобализирующемсямире: мировоззренческие и социокультурные аспекты. М., 2007. С. 13.
  • [21] Социальный портрет молодежи Российской Федерации // Аналитический доклад.М., 2011. С. 31-32.
  • [22] Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров) / Аналитический доклад. М.: ИС РАН, 2011. С. 216.
  • [23] Гурко Т.А. Алименты; фактор качественного и количественного воспроизводстванаселения // Социологически исследования. 2008, № 9. С. 110.
  • [24] См., например: Антонов АИ. Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века. М.,2000; Карцева Л.В. Российская семья на рубеже двух веков. Казань, 2001; ГуркоТ.А. Алименты; фактор качественного и количественного воспроизводства населения // Социологически исследования. 2008, № 9; Соловьева О. Снижение рождаемости как проблема современной семейной политики // Власть. 2008. № 1; Ярская-Смирнова Г.Р., Романова П.В., Антонова Е.П. // Домашнее насилие над детьми:стратегия объяснения и противодействия // Социологические исследования. 2008.№ 1; Лысова А.В. Физическое насилие над женами в российских семьях // Социологические исследования. 2008. № 9; Зубок Ю.А., Чупров В.И. Социальная регуляция в условиях неопределенности. Теоретические и прикладные проблемы в исследовании молодежи. М.: Academia, 2008 и др.
  • [25] Михеева Н.А., Жуков П.В. К вопросу об управлении процессом экосоциализациинаселения России // Современные исследования социальных проблем. 2010. № 1.(01). С. 112-113.
  • [26] Пирогова Л.И. Современное образование и духовно-нравственное развитие личности // Власть. 2010. № 2. С. 97.
  • [27] Псщсров В.Г. Россия перед выбором: проблемы отечественного образования //Власть. 2010. № 3. С. 62.
  • [28] Балицкая А.П. Образование в России: стратегия выбора. СПб., 1998. С. 71.
  • [29] Гатисва А.М. Институт образования в контексте социокультурных смыслов иценностей современного общества // Власть. 2010. № 9. С. 36.
  • [30] Гатисва А.М. Институт образования в контексте социокультурных смыслов иценностей современного общества // Власть. 2010. № 9. С. 35.
  • [31] Герасимов Г.И. Трансформация образования - социокультурный потенциал развития российского общества. М.: Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2005.С. 4.
  • [32] Цитируется по: Шсндрик А.И. Глобализация в системе культурологических координат // Знание. Понимание. Умение. 2005. № 1. С. 59.
  • [33] Бачинин В.А. Детство и детское ТВ в социальном контексте // Социологическиеисследования. 2009.№ 10. С. 123.
  • [34] Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров) / Аналитический доклад. М.: ИС РАН, 2011. С. 244.
  • [35] ' Михеева Н.А., Жуков П.В. К вопросу об управлении процессом экосоциализациинаселения России // Современные исследования социальных проблем. 2010. № 1.(01). С.113.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >