Направления использования международного опыта для формирования российского законодательства о коллекторской деятельности

Коллекторский рынок растёт очень быстрыми темпами. Рост объёмов банковской цессии в 2015 г. составляет 62% по сравнению с 2014г., достигая 440 млрд, рублей по окончанию периода (рис.1). Безусловно, такая тенденция может быть объяснена в значительной мере текущей экономической ситуацией. Так, ВВП в 2015г., по сравнению к 2014г., сократился на 3,6%, в то время как в 2014г. наблюдалось увеличение на 0,7% '. Однако, следует отметить, что 440 млрд, рублей составляют 47% от уровня просроченной задолженности физических лиц по банковской системе на эту же дату. Такие высокие показатели заставляют обратить пристальное внимание на регулирование данной деятельности.

В ближайшее время должен быть окончательно принят закон о коллекторской деятельности. За последние 15 лет отрасль существенно выросла, и больше не может оставаться без внимания властей. Ещё в сентябре 2011г. началось активное обсуждение законопроекта, однако, по прошествии 4 лет движение в сторону его принятия столь медленное, что остаётся открытым вопрос, будет ли он одобрен окончательно. Уже сейчас есть серьёзные опасения, что в текущем варианте законопроект защищает заёмщиков лишь частично и представляет собой некий стандартизированный шаблон, не учитывающий положительного и отрицательного практического опыта других стран, коллекторская деятельность которых насчитывает лесятки лет.

Объем рынка банковской цессии в млрд.рублей

Рисунок 5.4.1 - Объем рынка банковской цессии в млрд.рублей

Источник: официальный портал ИА «Банки.ру»[1] [2]

Перечень рассматриваемых в законопроекте вопросов весьма обширен, и включает в себя много положительных нововведений (требования к Уставному капиталу, обязательное страхование ответственности за причинение убытков и морального вреда должникам и иным лицам, ведение реестра коллекторских агентств, правила взаимодействия с должником и др.). Однако, все они могут оказаться неэффективными, если не предусмотреть следующие направления совершенствования законодательства о коллекторах:

  • • Ужесточение барьеров для входа на рынок коллекторских услуг;
  • • Фиксация списка примерных нарушений, более подробного, чем представленный в законопроекте;
  • • Отражение в законопроекте обязательства хранения денег, получаемых от клиентов, на специальных счетах;
  • • Организационно правовая форма коллекторских агентств - только в общество с ограниченной ответственностью;
  • • Ужесточение контроля за деятельностью коллекторских агентств со стороны регулирующей организации;
  • • Внесение поправок в отношении ответственности коллекторских агентств не только в законодательный акт, но также в Уголовный кодекс.

Существует веский аргумент в пользу ужесточения барьеров для входа на рынок коллекторских услуг. К сожалению, на данный момент нельзя точно оценить ёмкость рынка. Судя по крупным базам данных, в России речь может идти о 500, 600 и даже 1000 различных коллекторов. Причина такого несоответствия данных заключается в том, что каждое из них имеет разную отраслевую подкатегорию. К примеру, «Морган энд Стаут» занимается финансовым консультированием, «НСВ» предоставляет «разные услуги», «ЭОС» «предоставляет прочие услуги». Ведение реестра коллекторских агентств позволит отразить их численность, однако, не повлияет на поведение в отношении заёмщиков. Куда более эффективным в этом отношении могло бы оказаться лицензирование коллекторской деятельности.

Можно заметить, что более жёсткое регулирование положительно сказывается на показателях уровнях просроченной задолженности. Так, скандинавские страны Норвегия и Швеция, отличающиеся повышенным вниманием к законодательству, имеют одни из самых низких показателей просроченной задолженности. Отношение просроченной задолженности к всему кредитному портфелю в Норвегии, начиная с 2002 г., не поднималось выше 1,7%, а в кризисные годы с 2007-2009г. составляло соответственно 0.7, 1.3, 1.5, в то время как в Швеции 0.1, 0.5, 0.8 !.

В Норвегии типы лицензий подразделяются в зависимости от направления деятельности. Всего 3 вида лицензий: 1) лицензии компаниям, взыскивающим просроченную задолженность от имени, по поручению других; 2) лицензии компаниям, покупающим просроченную задолженность и взыскивающим её от своего собственного имени; 3) персональная лицензия по сбору долгов . Коллекторы должны удовлетворять определённым критериям, касающимся не только финансовых показателей, но также ответственности перед законом, опыта работы и т.д.

В Онтарио (Канада) также, как и в Норвегии, существует деление лицензий на персональную и бизнес-лицензию, а их сроки истекают через 3 года. Персональная лицензия в данном случае даёт возможность взыскания долгов, обещанных другому человеку, или преследования должников для коллекторского агентства. Таким образом, создание реестра коллекторских агентств и лицензирование во многих странах являются двумя уровнями входа на рынок.

Примечательно разделение лицензий на лицензии для юридических лиц и индивидуальных коллекторов. Это позволяет увеличить ответственность работников организаций, поскольку судебные разбирательства в отношении коллектора юридического лица затрагивают и коллекторов - физических лиц и отражаются негативно на их профессиональной репутации.

К сожалению, только лишь ведения реестра коллекторских агентств в России недостаточно для нормального функционирования отрасли. Необходимо приостановить доступ на коллекторский рынок неограниченного числа участников, в противном случае будут процветать массовые нарушения законодательства. Лицензирование должно стать ограниченным по времени и возобновляемым после проверки регулирующим органом. К примеру, в штате Нью-Йорк, в США, требуется получение лицензии коллекторами с последующим её продлением, так как её срок истекает в течение 2 лет. [3] [4]

Также положительной инициативой в данном направлении может стать внедрение профессионального экзамена для коллекторов. Подобные экзамены уже предусмотрены в некоторых странах. Так, в Англии в крупных коллекторских агентствах, поддерживающих свою репутацию, работники должны сдавать экзамен The Collector Accreditation Initiative (CAI), представляющий собой онлайн тест, проверяющий работников коллекторских агентств на предмет знаний в области регулирования взыскания просроченной задолженности. Некоторые штаты Канады также обязуют владельцев коллекторских агентств и их персонал сдавать экзамены на значение законодательства и правил деятельности на рынке.

Специальный орган, созданный для контроля за коллекторскими агентствами, также должен осуществлять проверку знаний коллекторов, работающих в организациях, путём специального экзамена. Это оградит отрасль от злоупотребления полномочиями среди коллекторов.

Существует необходимость предусмотреть персональное лицензирование и лицензирование для юридических лиц в России. Такое положение вещей связано с тем, что физическое лицо должно обладать квалификацией и отвечать самостоятельно за нарушения. В то время как отсутствие такой лицензии делает правомерными судебные разбирательства в отношении коллектора юридического лица, в то время как непосредственно с должниками взаимодействуют физические лица.

Помимо ужесточения барьеров при входе на рынок, целесообразно расширить список нарушений, описанный в законопроекте, в виду того, что уже сейчас можно говорить о чрезмерных злоупотреблениях среди коллекторов. В первую очередь это связано с тем, что соблюдение этических стандартов СРО поддерживается лишь 30 организациями, входящих в Национальную Ассоциацию Профессиональных Коллекторов (НАПКА), из возможных 1000. Следует отметить, что сами этические стандарты весьма спорные, и предусматривают лишь неполный перечень правил поведения коллектора и заёмщика.

В результате проверок со стороны правоохранительных органов, в России было выявлено только за второе полугодие 2015г. 12,6 тыс. нарушений[5]. Подобные злоупотребления вредят репутации банка, а жалобы в прокуратуру и в судебные инстанции ведут к затягиванию рассмотрения дел о просроченной задолженности, а значит ситуация с неплатежами только ухудшается. Безусловно, под расследование попали преступления, описанные в Уголовном Кодексе РФ (незаконное проникновение в жилище, самоуправное изъятие имущества с целью погашения просроченной задолженности и др.). Однако, не следует недооценивать и того факта, что часто злоупотребления коллекторов труднодоказуемы в виду косвенного влияния коллектора на поведение должника.

Тенденция косвенного влияния на поведение должника была учтена в законодательстве США. Там уже несколько лет существует термин «UDAAP» (Unfair, Deceptive, or Abusive Acts and Practices), описывающий подробно все возможные виды злоупотреблений в коллекторской деятельности.

Примерами мошеннических действий, согласно «UDAAP», могут быть раскрытие долга заёмщика перед его сослуживцами и работодателем, запоздалая передача денег на счёт для дополнительного начисления заёмщику штрафов, вступление в права владения имуществом без соответствующего на то законного права и др.

Перечень мошеннических действий, описанных в UDAAP, в России может быть переосмыслен. Он должен быть более подробным, чем это представлено в настоящее время. А также необходимо представить обобщённые характеристики того, что можно считать злоупотреблением со стороны коллекторского агентства.

К нарушениям можно отнести такие мошеннические действия,

как:

  • 1) Вмешательство в понимание заёмщиком условий или положений финансовой услуги или продукта.
  • 2) Получение чрезмерного преимущества за счёт:
    • • Отсутствия у заёмщика понимания материальных рисков, затрат и условий продукта или услуги;
    • • Отсутствие у заёмщика возможности защитить свои интересы в выборе или использовании финансового продукта или услуги;
    • • Чрезмерное доверие заёмщика в отношении действий в интересах заёмщика к затрагиваемому лицу и др.

Расширение списка злоупотреблений также потребует внести поправки в отношении ответственности коллекторских агентств не только в законодательный акт, но также в Уголовный кодекс. Штрафы, взимаемые с коллекторов в случае недобросовестного поведения, могут пойти на выплату долгов заёмщиков, если вина коллектора доказана. Оставшаяся сумма может распределяться в бюджет регулирующего органа.

В данный момент в России невозможно определить реальную денежную ответственность коллектора в случаях определённых видов нарушений. В большинстве случаев штрафы невысокие и не представляют собой существенной проблемы для коллектора. В то время как штрафы за нарушения, предусмотренные UDAAP, могут доходить до 1 млн. долларов в день за нарушение закона[6].

В законопроекте о коллекторской деятельности также отсутствует упоминание о специальных счетах, на которых должны находиться деньги клиентов. Любой заёмщик, выплачивающий деньги коллекторскому агентству, хочет быть уверен, что эти деньги поступят в счёт погашения его долга кредитору. Эти отношения регулируются ст.312 ГК, согласно которой должник может потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомочённым им на это лицом, и несёт риск последствий не предъявления такого требования. Из этого следует, что ответственность за неполучение денежных средств кредитором лежит на должнике. Также должник оказывается незащищённым в ситуациях, когда коллекторское агентство закрывается.

Как показывает зарубежная практика, специальные счета для хранения денег коллекторских агентств обеспечивают сохранность выплачиваемых по долгу сумм, что очень актуально для российских условий, желательно, чтобы такие счета открывались в определённых государством топ-главных банках страны. Согласно законодательству Канады, доверительные средства - это средства, полученные коллекторскими агентствами от клиентов и заёмщиков, отличные от заработанных комиссий, а также предоплата, средства зарезервированные под в дальнейшем оказываемые услуги, или расходы на будущую дату. Эти средства ни одно коллекторское агентство не имеет права изымать со счета за исключением случаев, когда другие условия оговорены при предоставлении денег.

К сожалению, в российском законопроекте о коллекторской деятельности нет упоминания об отдельных счетах, на которых будут находится средства должников, нет и упоминания о том, что коллектор должен документально подтвердить, что именно он занимается сбором долгов в пользу банка, и средства должны перечисляться именно коллектору, а не банку. В связи с чем необходимо отразить в законопроекте обязательство хранения денег, получаемых от клиентов, на специальных счетах. Распоряжаться этими деньгами по своему усмотрению коллекторы не имеют права. Эти счета должны открываться в топ- главных банках страны.

Помимо всего вышеперечисленного, существует необходимость предусмотреть создание коллекторских агентств только в форме обществ с ограниченной ответственностью[7]. Это заставит коллекторские организации сосредоточиться на сборе долгов, а не на привлечении дополнительного финансирования со стороны крупных финансовых структур. Так, старейшая коллекторская практика в мире - в США - имеет очень сложную структуру. Частные коллекторские компании занимаются сбором долгов, их покупкой, после чего собирают свои собственные кредитные портфели и продают их другим коллекторам. Публичные компании финансируются за счёт средств крупных финансовых учреждений, и финансируют взыскание долгов уже серьёзными частными компаниями.

Главный вопрос состоит в том, каким должно быть регулирование коллекторского рынка? Необходимо ли ужесточение правил поведения коллекторов или поощрение роста отрасли и увеличение ее прибыльности, что в конечном итоге неизбежно приведёт к злоупотреблениям? Предложенные рекомендации ориентированы на ужесточение правил поведения коллекторов и сокращение числа участников. В будущем это позволит оставить на рынке лишь те компании, которые будут бороться за поддержание своей репутации.

  • [1] Информация о социально-экономическом положении России - 2015 г. [Электронный ресурс] / Федеральная служба государственной статистики. - Режим доступа:http://www.gks.ru/bgd/free/B15_00/Main.htm (дата обращения: 20.03.2016).
  • [2] «Секвойя»: рынок цессии банковской задолженности по итогам 2015-го вырос на62% [Электронный ресурс]/ ИА «Банки.ру» - Режим доступа: http://www.banki.ruдата обращения: 20.03.2016
  • [3] Bank non-performing loans to total gross loans (%) database. [Электронный ресурс] /World Bank. - Режим доступа: http://data.worldbank.org/indicator/FB.AST.NPER.ZS(дата обращения: 20.03.2016).
  • [4] Krav til konsesjon. [Электронный ресурс] / Управление Финансового Надзора Норвегии (Finanstilsynet). - Режим доступа: http://www.finanstilsynet.no/no/Inkasso/Tilsyn-og-overvakning/Krav-til-konsesjon (датаобращения: 20.03.2016).
  • [5] В Генеральной прокуратуре Российской Федерации состоялось заседание коллегии, на котором обсудили вопросы соблюдения законодательства о защите правпотребителей, потребительском кредите, а также законности действий при взыскании просроченной задолженности. [Электронный ресурс] / Генеральная Прокуратура Российской Федерации. - Режим доступа: http://genproc.gov.ru (дата обращения: 20.03.2016).
  • [6] Joseph L. Barloon, Anand S. Raman. CFPB Defines 'Unfair,' 'Deceptive' and 'Abusive'Practices Through Enforcement Activity". [Электронный ресурс]. / Skadden’s 2015Insights. - Режим доступа: https://www.skadden.com (дата обращения: 20.03.2016).
  • [7] Актуальные направления развития банковского дела. Монография / Под редакциейН.Э. Соколинской, И.Е. Шакер. Москва, 2016 с.257-258.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >