Психологические предпосылки девиантного поведения подростков[1]

На базе санкт-петербургских учебных заведений различного профиля (спецшколы № 1 и 2, гимназия и средняя школа) авторами исследовались антропометрические характеристики, являющиеся в ряде случаев определяющими факторами в генезисе девиантного поведения. В частности, проводились сопоставления по параметру «соматотип», и при этом выявлялись и сравнивались такие характеристики, как агрессивность, ювенильность, экстрапунитивность, импунитивность и др. Из полученных данных можно сделать вывод, что прогрессивная эволюция человека сопровождается лучшей адаптацией в социуме и более совершенной социализацией; ювенильные индивиды существенно менее склонны к серьезным антисо циал ьным д еян ия м.

Детская беспризорность и девиантное поведение подростков за последнее время приняли в нашей стране угрожающие масштабы. По сведениям из различных источников, в настоящее время в стране десоциализировано около одного миллиона детей и подростков, которые утратили связь со школой, не работают, ведут бродячий образ жизни. Многие из них совершают преступления. Следует учесть, что около 80% особо опасных рецидивистов свое первое преступление совершили в возрасте до 18 лет. Общество, которое хочет избавиться от квалифицированной преступности, должно правильно воспитывать своих детей.

Разработка программы борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью вынесена в январе 2002 г. по инициативе президента страны на правительственный уровень.

В настоящей работе авторы предполагают рассмотреть указанную проблему в свете анализа личностных предпосылок, которые при неблагоприятном воздействии микросреды являются главным фактором в генезисе девиантного и преступного поведения.

Исследование антропологических характеристик в генезисе преступного поведения человека проводится в разных странах с конца XIX в. по настоящее время. Психиатр и антрополог Ч. Ломброзо на основе антропологических измерений пришел к заключению о существовании антропологического «преступного типа», обладающего особыми физическими чертами (Lombrozo, 1896-1897).

У. X. Шелдон с соавторами[2] показал, что среди несовершеннолетних преступников чаще встречаются эндоморфные мезоморфы (мезоморфы с элементами эндоморфии) и практически не встречаются эктоморфы. Выводы Шелдона о связи делинквентного поведения с особенностями телосложения были подтверждены одними авторами и не подтверждены другими[3]. В другом специальном исследовании У. X. Шелдон, Е. М. Хартл и Е. Мак-Дермотт (Sheldon, Haiti, McDermott, 1949) показали, что подростки-правонарушители характеризуются преобладанием мезоморфного компонента. Эти авторы вторично установили, что среди малолетних преступников встречаются эндоморфные мезоморфы и практически не встречаются эктоморфы.

В течение последних лет авторы продолжали исследования по данному направлению на базе контингента подростков спецшколы № 1 для несовершеннолетних правонарушителей, спецшколы № 2 для правонарушителей с проблемой умственного развития, а также средней городской школы и гимназии.

Сопоставляя данные распределения по параметру «соматотип», мы можем отметить по сравнению с выборкой средней городской школы несколько меньшее число представителей эктоморфного типа в выборках спецшколы № 1 (школы для несовершеннолетних правонарушителей) и спецшколы № 2 (школы для несовершеннолетних правонарушителей с проблемами умственного развития), коррекционной школы и гимназии. Соответственно, в этих же выборках можно отметить большее число представителей эктоморфного церебрального типа (за исключением выборки спецшколы № 1). Особое внимание следует уделить численности в выборках обеих спецшкол мезоморфов, которая в спецшколе № 1 вдвое больше, чем в выборке средней городской школы и других выборках (25% в средней городской школе и 48% в выборке спецшколы № 1). Особое внимание следует обратить также на численность «диспластиков» (подростков с выраженными конституциональными нарушениями), которые практически не встречаются ни в каких выборках, за исключением выборки спецшкол (6% в спецшколе № 1 и 8% в спецшколе № 2).

Анализируя распределение в различных выборках по параметру «ювениль- ность», мы можем видеть, что самая высокая доля ювенильных учащихся обнаруживается среди гимназистов, а самая низкая — среди делинквентных подростков (спецшколы).

Эти данные как бы подытоживают исследования связи ювенильности с психическими признаками человека. В элитарных гимназиях существенно усложнена школьная процоамма, справиться с которой могут только ученики с высоким как вербальным, так и невербальным интеллектом, а таковых значительно больше среди ювенильных детей и подростков. В спецшколы попадают делинквентные подростки, социально и педагогически запущенные, агрессивные, происходящие из неблагополучных семей с низким социальным статусом, а среди таковых преобладают неювенильные лица. Однако поскольку основным модусом прогрессивной эволюции человека на современном этапе является ювеншшзация, мы можем прогнозировать на будущее увеличение в популяции человека процента ювенильных — интеллектуальных, неагресеивных, неавторитарных, но с относительно слабой нервной системой, и уменьшение доли неювенильных — с пониженными интеллектом, агрессивных и авторитарных, но с высокими показателями силы нервной системы.

В наших исследованиях, проведенных по специальным тестам, диагностирующим состояние агрессии, была выявлена существенная обратная зависимость между параметрами «ювенильность» и «экстрапунитивность» по тесту Розен- цвейга. Отсюда следует, что ювенильным школьникам не свойственны реакции, направленные на окружение в форме подчеркивания степени фрустрированно- сти ситуации, в форме осуждения внешней причины фрустрации или же стремления разрешить данную ситуацию за счет другого лица.

В отличие от предыдущего параметра, показатели по шкале «интрапунитив- ность» (тест Розенцвейга) у ювенильных детей и подростков существенно выше, чем у неювенильных. Отсюда следует, что ювенильных индивидов характеризуют такие качества, как стремление направить реакцию на себя, принять фрустра- ционную ситуацию как «благо», взять на себя вину и попытаться самому ответить за исправление этой ситуации.

Подводя итог исследования испытуемых спецшколы по шкале диагностики состояния агрессии (опросник Басса—Дарки), мы можем констатировать отрицательную связь почти всех параметров агрессивности (общей агрессивности, враждебности, обиды, вербальной агрессии, чувства вины) с параметром «ювенильность». Исключение составляет только параметр «подозрительность», который демонстрирует положительную связь с параметром «ювенильность». В целом, благодаря полученным в ходе исследования данным, можно еще раз подтвердить сделанный нами ранее вывод о том, что ювенильные индивиды в значительно меньшей степени склонны к серьезным антисоциальным деяниям, чем индивиды, у которых более ярко выражены другие характеристики.

Из дополнительных изученных нами во время исследования делинквентных подростков параметров была выявлена существенная зависимость между агрессивностью (по тесту-опроснику Басса—Дарки) и характером правонарушений. Из полученной закономерности следует, что наиболее агрессивные воспитанники спецшколы чаще всего попадали туда за более серьезные проступки, такие как злостное хулиганство, qэaбeжи, разбои, тогда как менее ацэессивные — за воровство и бродяжничество. Эта зависимость подтверждает, что на серьезные правонарушения способны лица психологически более агрессивные, тогда как менее агрессивных к совершению проступков часто вынуждают обстоятельства — социальная запущенность, неблагополучная обстановка в семье и т. д.

В спецшколе № 1 (для делинквентных подростков) было проведено социометрическое исследование с целью выяснения положения детей в коллективе. Удалось выяснить, что подростки, занимающие в группе (в классе) лидирующее положение, чаще попадали в спецшколу за серьезные правонарушения — злостное хулиганство, грабежи, разбои. Воспитанники спецшколы, занимающие в коллективе независимое или подчиненное положение, оказывались там, как правило, за мелкое воровство или за бродяжничество. В эту группу входили дети социально и педагогически запущенные, малоагрессивные. Таким образом, в выборке делинквентных подростков была выявлена значимая зависимость между параметрами «характер правонарушения» и «лидерство».

Особый интерес представляет сравнение городских и сельских жителей по уровню агрессивности. Считается, что городская среда является мощным стрессовым фактором и усиливает у человека состояние агрессии, тогда как сельская среда, жизнь на лоне природы, снимает состояние стресеа и, в свою очередь, ослабляет агрессивность. С целью проверки этого положения мы провел и сравнение двух выборок учащихся 5-8-х классов средней городекой школы Санкт-Петербурга и одной из сельских школ Ленинградской области по тесту-опроснику состояния агрессии Басса — Дарки. Агрессивность городских школьников оказалась значительно выше, чем у сельских, что подтверждает вышеприведенную гипотезу.

  • [1] Параграф написан в соавторстве с доктором психологических наук Л. Л. Рудкевичем.
  • [2] Sheldon W. Н., Haiti Е. М. and McDermott Е. Varieties of delinquent youth; an introduction to constitutional psychiatry. New York, Harper, 1949.
  • [3] Sutherland E. H. Critique of Sheldon’s varieties of delinquent vouth. American Sociological Review, 1951,16, 10-13.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >