Криминальная экономика

Криминальная экономика- особенная разновидность нелегальной экономики. Ее неправомерно включать в объем понятия «теневая экономика» (хотя Евростат рекомендует учитывать при расчетах ВВП некоторые виды криминальной экономики). Важность разделения теневой и криминальной экономик определяется уже тем, что у них принципиально разная причинная обусловленность: «серая» (теневая) экономика, как правило, связана с наличием негармонизированных отношений хозяйствующих субъектов и власти в той или иной сфере, в том или ином отношении, а в основе «черной» (криминальной) экономики лежат причины общеуголовного характера и соответствующие виды деятельности. Хотя при этом существуют «пересечения» криминальной деятельности и теневой экономики, отмечаемые многими авторами. Так, и криминальная, и теневая деятельность прямо связаны с отмыванием (легализацией) денег, обе из них используют множество приемов, которые могут быть одинаково квалифицированы по уголовному законодательству, и т.д. Однако это не дает оснований для их отождествления, как и «перелив» денег из криминальной экономики в теневую. Такой же «перелив» существует и между легальной экономикой и криминальной. В настоящее время имеются официально подтвержденные данные о поступлении в период первой волны глобального финансово-экономического кризиса в 2009 году в крупнейшие банки мира $ 352 млрд из доходов, полученных в сфере незаконного производства и распространения наркотиков при общем объеме глобального рынка наркотиков в размере $ 800 млрд.

В блок криминальной деятельности (криминальной экономики), как правило, включают наркобизнес, терроризм, торговлю детьми, нелегальную торговлю человеческими органами, нелегальную торговлю оружием, работорговлю, сутенерство и проституцию, мошенничество, вымогательство, рэкет, рейдерство, браконьерство, коррупцию и «откаты», воровство, хищения, грабежи, контрабанду (в т.ч. контрабандную торговлю дикими животными и растениями) и другие. В целом к транснациональной относятся более 50 видов преступности. Доход транснациональной организованной преступности оценивается примерно в 3,6% мировой экономики. Общий мировой оборот криминальной экономики оценивается в сумму свыше $ 500 млрд.

Общая оценка «отмытых» денег по всему миру, по оценкам, составляет $ 2,5 трлн. Отмывание денег в соответствии с данными ООН составляет не менее 2% мирового ВВП ежегодно. Например, плата за отмывание денег от продажи наркотиков для картеля Синалоа составляет 15 центов на доллар.

При этом преступные группы постоянно разрабатывают и осваивают новые технологии, в том числе организационно-управленческие. Они давно создали адаптированные горизонтальные сетевые структуры, которые трудно отследить и остановить, и диверсифицируют свои мероприятия. Результатом стал беспрецедентный рост масштабов меж-

v. 103

дународнои преступности .

Существуют попытки деления на криминальную и криминализированную экономику, которые условны и обозначает лишь степень проникновения криминала в экономику.

Криминальный и «теневой» секторы экономики имеют различное организационное строение в различных сегментах экономики, ре- [1] [2]

гионах, аспектах экономической жизни - от слабо организованных форм до сильно организованных и управляемых структур, которые, являясь подсистемами легальных экономических систем и организмов, сами являются организованными и управляемыми системами. В некоторых сегментах экономики в «теневом» и криминальном секторах сформированы целостные экономические, управленческие и другие подсистемы, включающие всю социальную инфраструктура - контрагенты, адвокаты, судьи, нотариусы, аудиторы, банки, офшорные банки и схемы, подкупленные чиновники и сотрудники правоохранительных структур и спецслужб и т.д. В теневых организованных структурах есть выделенный капитал, организованы его потоки, инфраструктуры, собственные закономерности динамики и циклы, характер использования, направления инвестиций (легальных, «теневых», криминальных), закономерности циркуляции.

Более того, теневые схемы разрабатываются конкретными людьми и группами, в том числе с использованием научных исследований, научного и экспертного сообщества. Так, вроде бы нет открытых научных исследований, публикаций и диссертаций, прямо направленных на разработку механизмов повышения объемов нелегальных и преступных экономических доходов, на повышение эффективности «теневой» и криминальной экономики, системы отмывания денежных средств, полученных преступным путем, на разработку схем ухода от налогообложения или вывода в «тень» легальных (в том числе бюджетных) средств или на изобретение новых преступных схем, на повышение эффективности методов мошенничества и т.д. Но такие разработки ведутся[3]. Существуют как организованные, так и неорганизованные интеллектуальные группы и сообщества по разработке таких методов и схем. В них участвуют нанятые аналитики, научные работники, бывшие и действующие сотрудники практических ведомств (особенно налоговых органов, финансовых подразделений, оперативно-розыскных подразделений по борьбе с экономической преступностью правоохранительных органов и др.). Причем, постоянно появляются все новые разработки, в том числе международного масштаба. Во многих странах новые преступные схемы ежегодно публикуются в работах, занимающих, между прочим, сотни страниц печатного текста. Некоторые из таких схем, нанося колоссальный вред национальным экономикам, носят первое время вполне легитимный характер - то есть, они применяются в рамках нормативной правовой базы либо используя «лазейки» в законах, либо создавая их путем лоббирования принятия законов и внесения изменений в законы, разработки подзаконных актов, распоряжений и т.д. Такие разработки могут проводиться лишь первоклассными специалистами, и криминальное и теневое сообщества активно используют индивидуальные и групповые экспертные методы разработок. Более того, такие разработки не просто ведутся, но организуются, финансируются, пользуются большим спросом, активно используются и внедряются в практику управления.

Кроме всего прочего необходимо отметить то, что криминальный бизнес играет существенную роль для некоторых крупнейших субъектов мировой экономики. Эта роль заключается в том, что кроме сверхприбыльности, этот бизнес обеспечивает возможность получения неконтролируемых обществом «черных денег», которые могут быть использованы в любых целях, включая цели различных субъектов легальной экономики. К этому вынуждает относительная прозрачность западной финансовой структуры, которая не позволяет получать «черные деньги» честными путями, а такие «черные деньги» нужны для других целей (особенно для осуществления геополитических технологий) в большом количестве. Поэтому контроль наркобизнеса и каналов наркотрафика становится ареной ожесточенных конфликтов. Пакистан, Афганистан, Средняя Азия, Ближний Восток, Чечня, Косово, Кавказ - только перечисление этих точек, которые являются традиционными пунктами производства и каналами поставки наркотиков, и связанные с ними события показывают всю их значимость для большого бизнеса, в который сейчас включена часть политической и деловой элиты ряда государств, имеет место даже участие военных сил государств в «урегулировании» в том числе и наркопроблем[4]. Соответственно, в криминальный бизнес вовлекаются крупные интеллектуальные структуры, противостояние которым должно также обеспечиваться системами мощного и эффективного стратегического анализа внутри каждой страны.

Все это лишний раз доказывает высокую интеллектуальную оснащенность «теневого» и криминального бизнеса, организации его экономики, необходимость противопоставить им еще более высокоинтеллектуальные технологии управления, в том числе контроля, предупреждения и пресечения.

Для преодоления всех вызовов и угроз, минимизации рисков для развития экономики, минимизации негативных эффектов необходимо развитие системы государственного стратегического управления (ссылка на статью и один абзац из нее).

  • [1] Выступление председателя ГАК, директора ФСКН России В.П. Иванова в национальноминституте уголовного права Мехико, 21 февраля 2012 г. [Электронный ресурс] URL:http://www.fskn.gov.ru/pages/main/community_ ties/press_service/5617/index.shtml Дата обращения 20.09.2016.
  • [2] Глобальный режим для транснациональной преступности [Электронный ресурс]URL: http://www.cfr.Org/transnational-crime/global-rcgime-transnational-crime/p28656#pl Датаобращения 23.09.2016.
  • [3] 1(14 Наиболее яркий пример можно найти в книге: Ходорковский М.Б., Геворкян Н. Тюрьма иволя. - Говард Рорк, 2012. - 400 с. См. также: Кибермошенники тратят 40 % похищенныхсредств на исследования// Известия. 24.06.2016// [Электронный ресурс] URL:https://news.mail.ru/economics/26218615/?frommail=l Дата доступа 22.09.2016.
  • [4] Если с момента вывода советских войск из Афганистана производство героина в этойстране, контролируемой войсками США, выросло в 50 раз и составляет сегодня 95% мирового производства героина, нетрудно понять истинные цели афганской операции США. Так жеобстоит дело в других видах криминального бизнеса. Есть указания на то, что наркоденьгивходят в сферу интересов некоторых семей, контролирующих значительную долю мировойфинансовой системы, что объясняет многое в событиях в Центральной Азии.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >