Влияние образования офицерского корпуса Франции, Пруссии и Великобритании на ход военных действий в XIX веке

«Уже в эпоху Наполеона резко сказывалась недостаточная теоретическая подготовка его маршалов, в особенности при том крупном масштабе, который приняла война в 1813 г, - отмечал советский военный теоретик А. Свечин. - Маршалы Наполеона, частью вышедшие из бедных классов, не все имели достаточное общее образование; переходя в течение 20 лет с одного поля сражения на другое, они получили превосходную тактическую подготовку. Они мастерски умели найтись в трудной обстановке, не теряли способности мыслить под неприятельским огнем, знали, как целесообразно организовать работу 20-30 тысяч солдат на поле сражения для достижения указанных Наполеоном целей. Но, как государственная мудрость не изучается бюрократом, десятки лет работающим в присутственные часы в своем отделе, так и искусство стратегии не постигается ни участием во многих походах, ни наблюдением многих батальных картин. Когда наполеоновским маршалам приходилось выступать в роли самостоятельных руководителей операциями, они, за немногими исключениями, представляли как бы людей, бродящих в потёмках, неясно понимающих свою задачу и возможные методы её решения и потому действующих нерешительно. Более образованные генералы коалиции, боровшейся с Наполеоном, значительно уступавшие маршалам в тактике, оказывались сильнее их в стратегии».

В XIX веке качественным военным образованием в Европе отличались офицеры прусской армии.

Офицерский корпус прусской армии в XIX в., несмотря на то, что известную часть его составляли выходцы из буржуазии, продолжал сохранять, как правильно в своё время подчеркнул военный теоретик и историк Н.П. Михневич, «аристократический оттенок»[1]. Офицеры- дворяне - юнкера, составлявшие основной костяк прусской армии, - были всесильным оплотом прусской монархии. Большое преимущество прусских офицеров заключалось в их общеобразовательной подготовке, позволявшей более успешно осваивать военное дело. Прусские офицеры, по оценке Энгельса, в это время являлись наиболее образованными , общий образовательный минимум, предъявляемый им, был более высок по своим требованиям, чем в других армиях. Офицеры, увольняемые из постоянной армии после того, как они прослужили свой срок, или по другим причинам, зачислялись в резервные и ландверные офицеры. Прусская армия имела хороший унтер-офицерский состав. В унтер-офицеры производились солдаты, могущие по своим качествам быть выдвинутыми на должность унтер-офицера, прослужившие нижними чинами определённое время сверх положенного и получившие предварительную подготовку в унтер-офицерских школах, а также и лучшие солдаты последнего третьего года службы[2] [3].

Хорошая теоретическая подготовка офицерского состава прусской армии обеспечила победу Пруссии во франко-прусской войне (1870-1871).

В отличие от прусской, офицерский состав английской армии XIX в. теоретически был подготовлен слабо.

В английской армии XIX в. офицерами становились представители господствующих классов путём покупки офицерских дипломов. «Офицерские чины в британской армии начала XIX века приобретались за плату или по протекции и обычно доставались только лицам благородного происхождения. Если не считать шестимесячной подготовки и необязательного знакомства с несколькими инструкциями, большинство офицеров были необученными»[4], - свидетельствует английский фельдмаршал Монтгомери.

Действенность британской армии, указывает Ф. Энгельс, ослаблялась невежеством, как теоретическим, так и практическим, офицерского состава, их образовательный уровень определялся не требованием службы, а скудным запасом знаний, которым обладал английский «джентльмен». Британский офицер почитал своим долгом во время боя вести своих людей на неприятеля и показывать пример храбрости. Умение же руководить войсковой частью как бы не входило в его обязанности. «Что же касается заботы о своих солдатах, их нуждах, то такая мысль едва ли когда-нибудь приходит ему в голову»[5]. Считалось, что удовлетворение потребностей солдат - обязанность специальных правительственных органов. Даже у артиллерийских офицеров, в распоряжении которых была материальная часть первоклассного качества, профессиональная подготовка находилась на низком уровне. Ни одни пушки в мире не давали такого большого отклонения снаряда от цели, как английские[6].

Низкий уровень теоретической подготовки офицеров английской армии сказался в первой (1838-1842) и второй (1878-1881) англоафганской войне, а также в первой (1880-1881) и второй (1899-1902) англо-бурской войне, в сражениях которых англичане потерпели ряд чувствительных поражений.

  • [1] Зэ8 Н.П. Михневич. Война между Германией и Францией 1870-1871. СПб.,1897. - Ч. I. - С. 39.
  • [2] См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2. - Т. 11. - С. 469.
  • [3] А.А. Строков. История военного искусства. СПб.: Полигон, 1994. - Т. 4.- С. 511-512.
  • [4] Б.Л. Монтгомери. Краткая история военных сражений. М.:Центрполиграф, 2004. - С. 290.
  • [5] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2. - Т. 2. - С. 456.
  • [6] Там же, С. 455.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >