Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow БЖД arrow Война
Посмотреть оригинал

Информационная война

По мнению западных специалистов, современная война - это информационная война, и её выигрывает тот, чьи информационные системы более совершенны.

«Компьютеры - это оружие, а линия фронта проходит повсюду», - писал американский военный аналитик Джеймс Адамс в своей книге «Следующая мировая война», опубликованной в 1998 г.

В ноябре 1991 года генерал Гленн Отис, бывший командующий армией США в Европе, опубликовал работу, в которой прямо указывалось: «Из операции «Буря в пустыне» можно извлечь много уроков. Некоторые из них - новые, другие - старые. Один урок, однако, является поистине фундаментальным: природа войны коренным образом изменилась. Та сторона, которая выиграет информационную кампанию, - победит. Мы продемонстрировали этот урок всему миру: информация является ключом к современной войне - в стратегическом, оперативном, тактическом и техническом отношениях» .

Официально термин «информационная война» был закреплён в директиве Министерства обороны США от 21 декабря 1992 года.

Информационные технологии для военных целей

отрабатывались во время агрессии ОВС НАТО в Югославии в 1999 году. В 2011 году в ходе вооружённого конфликта в Ливии коалиционными силами НАТО были блокированы сетевые информационные ресурсы правительства Муаммара Каддафи и осуществлён контроль над управляемой через Интернет

инфраструктурой жизнеобеспечения и банковской системой страны.

Определяя особенности информационной войны, эксперт по безопасности правительства США Ричард А. Кларк вводит понятие «кибервойна». По определению Кларка «кибервойна — действия одного национального государства с проникновения в компьютеры или сети другого национального государства для достижения целей нанесения ущерба или разрушения». Американский журнал «Экономист» описывает кибервойну как «пятую область войны, после земли, моря, воздуха и космоса».

С началом кибервойны в первую очередь будут предприняты хакерские атаки на компьютерные системы и серверы командных пунктов управления, государственных учреждений, финансовых и деловых центров. Эта атака будет подкреплена активацией компьютерных вирусов, прежде всего «троянских коней», «заложенных» в ЭВМ противника ещё в мирное время. Помимо этого, предполагается использовать специальные устройства, которые при взрыве создают мощный электромагнитный импульс или биологические средства наподобие особых видов микробов, способных уничтожать электронные схемы и изолирующие материалы в компьютерах.

Будут проводиться информационные диверсии с целью несанкционированного доступа к базам данных, нарушения линий связи, хищения и копирования информации, её сокрытия и искажения.

Эффективность хакерских атак показал случай, произошедший в США в 1988 году. Тогда американский студент Р. Моррис «запустил» через Интернет вирус, который на три дня (2-4 ноября) вывел из строя фактически всю компьютерную сеть США. Были парализованы компьютеры Агентства национальной безопасности, Стратегического командования ВВС США, локальные сети всех крупных университетов и исследовательских центров. Лишь в последний момент удалось спасти систему управления полётом космических кораблей Шаттл. Ущерб оценивался более чем в 100 миллионов долларов.

В 2008 году через Интернет была взломана информационная система Пентагона и выведены из строя около 1 500 компьютеров. Американские официальные лица утверждали, что эта вирусная атака под названием «Титановый дождь» проводилась под покровительством властей Китая. В январе 2009 года истребители ПВО ВМС Франции в течение нескольких дней не могли подняться в воздух по причине заражения компьютеров самолетов вирусом Downadup. Вирус использовал уязвимость в операционной системе Windows, и при этом было невозможно загрузить планы полётов .

В 2010 году атакам через Интернет подверглись 53% организаций и промышленных предприятий, в том числе свыше 20 крупнейших компаний, таких, как Google, Yahoo, Symantec, Adobe и другие. Средний ущерб от таких действий, с учетом того, что по оценкам экспертов 3 из 5 атак являются успешными, составил порядка 850 тыс. долларов США[1] [2] [3]. Последний инцидент с материалами бывшего сотрудника ЦРУ и Агентства национальной безопасности США Эдварда Сноудена и сайта WikiLeaks только подтвердил уязвимость различного рода информационных систем, несовершенство механизмов их защиты и законодательства в информационной сфере.

Уже сегодня, по заявлениям некоторых иностранных экспертов, отключение компьютерных систем приведёт к разорению 20% средних компаний и около 33% банков в течение нескольких часов, 48% компаний и 50% банков потерпят крах в течение нескольких суток*" . В результате будет обрушена экономика государства.

Практика сегодняшнего дня показывает, что только один ролик, размещённый в YouTube, способен вызвать массовые беспорядки во всём мире. А что будет, если таких роликов будут сотни, тысячи? Эти ролики способны спровоцировать не только гражданскую войну внутри страны, но и вызвать мировой пожар.

По мнению генерал-майора В.П. Слипченко: «Владение информационными ресурсами в войнах будущего становится таким же непременным атрибутом, как в прошлых войнах разгром вооружённых сил противника, овладение его территорией, разрушение его экономического потенциала и свержение политического строя. Цели и задачи информационного противоборства являются основой

построения его содержания, а следовательно и структуры её научной теории» .

В связи с этим возникает вопрос: может быть вместо того, чтобы тратить огромные средства на разработку и производство вооружения и военной техники, в том числе и оружия массового поражения, может стоить обучать программистов и готовить батальоны хакеров и антихакеров?

Ответ на данный вопрос неоднозначен.

Во-первых, кибератака обычно не является прямой (в смысле физического нападения, предпринятого, например, чтобы разрушить промышленный или транспортный объект), но разрушает информацию и сети коммуникации, вызывая желательный эффект косвенными средствами. При этом ни нападающий, ни защитник не знают полную степень уязвимости сети (ей) и затронет ли нападение другие связанные сети[4] [5] [2].

Во-вторых, управление их задачами будет трудным: результат целой кампании может зависеть от тактического (но политически и стратегически жизненно важного) результата - например, перестрелка в критической части критического поля битвы. Как может командир взвода пехоты, прижатой огнём артиллерии, запросить киберпомощь, чтобы нейтрализовать артиллерийский огонь с помощью

2$3

компьютеров?

В-третьих, в кибервойне особенно трудно сдержать противника. Сдерживание основывается на вероятных гарантиях того, что у обороняющегося есть возможность наказать агрессора; и эта способность должна быть сообщена противнику, которого следует ещё и опознать. Но бывший советник президента США по вопросам кибербезопасности Ричард Кларк спрашивал по этому поводу: «как сдержать противника от кибервойны, когда наши средства и способы являются секретными и наше оружие непродемонстрировано?»[2].

Отличительной особенностью кибервойны является стремительность, с которой она может развиться. Гонка вооружений предопределяет гонку вооружений и в киберпространстве. Сталкиваясь с быстрым развитием киберугроз, правительства многих стран стремятся достигнуть более быстрого ответа на это развитие.

Понимая всю важность информационного противоборства, еще в июне 2009 года в США было создано киберкомандование, на которое возложена ответственность за безопасность компьютерных сетей Министерства обороны США, ведение компьютерной разведки, предотвращение кибератак на США и нанесение упреждающих ударов по противникам, готовящим подобные акции. В настоящее время сформированы 24-я кибернетическая армия ВВС и 10-й киберфлот ВМС. Около 10 000 специалистов по кибербезопасности трудятся в Центре стратегических и международных исследований в рамках программы US Cyber Challenge. Кроме США, ещё около 100 стран мира имеют в составе вооружённых сил подразделения для проведения операций в киберпространстве.

  • [1] П.И. Антонович. О современном понимании термина«кибервойна»//Вестник Академии военных наук, 2011.- № 2. - С. 91.
  • [2] Там же.
  • [3] Ю. Матвиенко. Предупредить - значит вооружить/Информационно-аналитический портал Г еополитика. http://www.geopolitica.rU/Articles/l 199.
  • [4] В. Слипченко. Войны будущего (прогностический анализ). - С. 29.
  • [5] П. Корниш и др. На Кибервойне. - Королевский ИнститутМеждународных отношений, 2010. - www.chathamhouse.org.uk.
  • [6] Там же.
  • [7] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы