Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow БЖД arrow Война
Посмотреть оригинал

Можно выиграть сражение, но проиграть войну

Необходимо учитывать, что поражение в бою может быть заглажено победой в бою более значительном, а проигранное сражение или неудачная операция могут быть не только уравновешены победоносным сражением или операцией, но даже привести к разгрому противника. Россия в Отечественной войне 1812 г. и в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. подтвердила тот факт, что конечный успех не всегда слагается из числа выигранных сражений и захваченных столиц и провинций, но что часто именно после ряда поражений, находясь в глубине своей страны, обороняющийся может оказаться всего сильнее, когда сила наступления противника уже истощится, а оборона с невероятной мощью вдруг перейдёт в наступление.

«Часто уже разбитое войско, восстановив свои силы, уничтожало рассеявшихся и в беспорядке преследующих (врагов). У тех, кто уже празднует победу, никогда не бывает обычно более сильного перелома настроения, чем тогда, когда внезапно самоуверенную смелость сменяет страх. Но в конце концов, каков бы ни был исход сражения, полководец должен собрать остатки своего войска, должен вдохнуть в них решимость продолжать войну, обратившись к ним с соответствующим ободрением и восстановив их вооружение. Тогда можно делать новый набор, искать новых вспомогательных сил, и, что особенно служит на пользу в этот момент, подстерегши благоприятный случай, он должен на самих победителей сделать неожиданное нападение при помощи тайных засад и этим восстановить смелость у своих. Недостатка в таких благоприятных моментах не будет, так как вместе со счастьем и удачей человеческий ум становится всегда чересчур самонадеянным и неосторожным. Если кто этот (несчастный) случай считает концом всего, пусть подумает, что вначале исход всех сражений был скорее несчастлив для тех, кому впоследствии доставалась победа»[1] - свидетельствовал древнеримский теоретик военного дела Вегеций.

«Хороший полководец и хорошее войско боятся не частных потерь, а общего крушения», - указывал итальянский политический мыслитель Н. Макиавелли.

Тот же Клаузевиц утверждал: «Никакое государство не должно считать, что вся его судьба, т.е. самое его существование, может зависеть от одного, хотя бы самого решительного сражения. Если оно потерпело поражение, то призыв новых сил и естественное ослабление, испытываемое с течением времени всяким наступлением, могут вызвать новый оборот дела, - наконец, помощь может прийти со стороны. Всегда будет довольно времени, чтобы умереть. Естественно, чтобы утопающий хватался за соломинку, в такой же мере соответствует порядку морального мира, чтобы народ испробовал последние средства для своего спасения, раз видит себя отброшенным на край бездны»[2] [3].

До конечного успеха или неуспеха в войне ещё ничего не решено: ничего не выиграно, ничего не потеряно.

«В несчастий не унывай, подлинно ведая, что военное счастье ежедневно переменяется. Кто сегодня побеждён, тот может завтра победителем быть» , - писал в 1664 г. в трактате «Елавные правила военной науки» австрийский военный теоретик фельдмаршал Монтекукколи.

  • [1] Искусство войны: антология военной мысли. - СПб.: Амфора, ТИДАмфора, 2007. - С. 252-253.
  • [2] К. Клаузевиц. О войне. - М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. - С. 562.
  • [3] Записки Раймонда графа Монтекукколи или главные правила военнойнауки.-М., 1760.-С. 209.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы