Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow БЖД arrow Война
Посмотреть оригинал

Изменения правил ведения войны с появлением в новое время массовых армий

С появлением в конце XVIII века массовых армий война изменила свой характер, стала делом всего народа, населяющего противоборствующие государства. Каждому народу были присущи патриотизм и гражданственность, поэтому энергия и напряжения сил, с которыми велись войны, достигали наивысших пределов, а материальные потери и жертвы возросли до крайности. Теперь уже речь не шла о прекращении военных действий на зимние время или по какой-то ещё причине, кроме как полного сокрушения противника или признания им невозможности дальнейшего сопротивления и сдаче на продиктованных победителем условиях.

По мнению немецкого военного теоретика Клаузевица «уничтожение неприятельских боевых сил всегда является господствующим началом на войне»[1] [2]. При этом уничтожение боевых сил неприятеля необходимо преимущественно искать в больших сражениях и в их результатах.

«Среди всех целей, которыми можно задаваться на войне, уничтожение неприятельских боевых сил является целью, всегда господствующей над остальными»[3], - утверждал Клаузевиц.

Поэтому объектами наступления на войне в те времена являлись главные силы неприятеля, а не какой-нибудь географический пункт, область, город или позиция. Захват географического пункта, области, города или позиции производился с целью нанесения большего урона врагу и снижения его способности к сопротивлению.

«Что же представляет собою неприятельское государство по отношению к войне? - задавался вопросом Клаузевиц в своём фундаментальном труде «О войне». - Прежде всего имеют значение его вооружённые силы, затем его территория; сверх того, конечно, и многое другое может приобрести преобладающую важность благодаря особым обстоятельствам: сюда относятся по преимуществу внешние и внутренние политические отношения, которые иногда играют более решающую роль, чем всё остальное. Но хотя вооружённые силы и территория неприятельской страны сами по себе ещё не представляют собою всей мощи самого неприятельского государства и не исчерпывают всех отношений, какие государство может иметь в войне, всё же эти два фактора всегда сохраняют своё первенствующее положение и по своему значению обычно бесконечно превосходят все другие отношения... Когда вооружённые силы уничтожены, т.е. сокрушены, лишены возможности к дальнейшему сопротивлению, то потеря территории вытекает из этого сама собой; но, обратно, за потерей территории не следует непременно гибель вооружённой силы, ибо последняя может добровольно очистить страну, чтобы потом тем легче её снова отвоевать...

Отсюда следует, что сохранение собственных вооружённых сил и ослабление или уничтожение неприятельских по своему значению стоит выше обладания территорией и, следовательно, должно составлять первейшую задачу полководца. Лишь тогда обладание территорией выступает на первый план как цель, когда эта цель оказывается ещё не достигнутой при применении первого средства (ослабление или уничтожение неприятельских вооружённых сил)»[4].

В ведении войны, по мнению французского военного деятеля и военного теоретика маршала Фоша, сражение является непременным условием. «Современная война для достижения своей конечной цели... признаёт только одно средство, а именно: уничтожение организованных сил неприятеля»[5]. Сражение - единственный аргумент войны[6].

Русский военный теоретик и историк генерал Н.П. Михневич накануне Первой мировой войны также считал, что предметом действий в войне является армия, живая сила противника, уничтожение которой и должно быть первой целью войны 0 . Однако что касается жизненных центров неприятельской территории, то, по его мнению, «при современных громадных армиях, существование которых находится в большой зависимости от экономического строя страны»[7] [8], их захват может вызвать серьёзные осложнения. В современных условиях в войне примут участие целые народы. Её будут вести громадные, миллионные армии, состоящие из различных категорий войск. Если раньше разгром полевой армии противника решал участь войны, то теперь разгром её свидетельствует лишь о выполнении самой трудной части задач, «но вместе с тем ошибочно думать, что этим поражением можно сломить упорного противника»[9] [10] [11] [12]. За армией первой линии противник может всегда организовать из своих резервных войск вторую армию. Сопротивление неприятельской армии может считаться сломленным, когда она не

будет в состоянии вновь освежиться подкреплениями, присылаемыми с родины .

При современных условиях «придётся вести двойную борьбу: с армией противника и народом... Главный вопрос войны - не в интенсивности напряжения сил государства, а в продолжительности этого напряжения, а это будет находиться в полной зависимости от экономического строя государства» .

Следовательно, утверждал Михневич, достижение победы в

войне зависит не только от действия вооружённых сил, но и от общих

причин у борющихся сторон и от их способности выдерживать

продолжительную борьбу, в ходе которой придётся содержать

по

достаточно сильную и могущественную вооруженную силу .

  • [1] К. Клаузевиц. О войне. - М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. - С. 698.
  • [2] Там же, С. 222.
  • [3] Стратегия в трудах военных классиков. - М.: Финансовый контроль,2003. - С. 536.
  • [4] К. Клаузевиц. О войне. - М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. - С. 564-565.
  • [5] Ф. Фош. О принципах войны. - Пг., 1919. - С. 235.
  • [6] Там же, С. 236.
  • [7] Н.П. Михневич. Стратегия. - СПб., 1911. - Кн. 1. - С. 104-105.
  • [8] Там же, С. 155.
  • [9] Там же, С. 364.
  • [10] т. Там же.
  • [11] Там же, С. 97.
  • [12] Там же, С. 107.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы