Экспертиза креативного класса как референтная социологическая презентация

Фиксируя результаты деятельности, связанные с динамикой креативного класса, эксперты сосредоточиваются как на позитивных факторах, способствующих развитию креативного клас - са, так и на блокираторах его роста, имеющих и внутригруппо - вую причину, и внешнее влияние. К позитивным факторам, оцениваемым экспертами, относится создание в России демократических рыночных институтов, перемещение государст - венной деятельности на уровень целевой политики, рост материального благосостояния россиян в целом и расширение инновационного рынка труда. К негативно-ограничительным факторам можно отнести то, что до сих пор сохраняется высокий уровень решения появляющихся проблем самостоятельно на социальном микроуровне, а также то, что происходит определенная девальвация образовательного и профессионального статуса в соответствии с формулой равноценности престижности и умения хорошо зарабатывать деньги.

Креативный класс на уровне содержательных моделей может быть представлен дифференцированно, что учитывает внутригрупповые преимущества и блокираторы:

  • 1) существует устойчивое ядро креативного класса (20 %) — это люди, ориентированные на стабильный рост престижности и полезности в профессиональной и общественной сферах;
  • 2) прослеживаются околоядерные группы, согласные с утверждением активной жизненной позиции, но отдающие предпочтение планке доходов;
  • 3) есть примыкающие слои, настроенные на исполнение профессионального долга и вместе с тем исключающие или недооценивающие социальное творчество и активность.

Поэтому в экспертных выводах относительно роли и перспектив креативного класса важно учитывать то, какая изтен - денций возобладает: или креативный класс движется по траек - тории нарастания социальной субъектности, или распадается на ряд групп, конкурирующих между собой по уровню социальных претензий на самостоятельность и активность.

Основной проблемой экспертной оценки креативного класса можно считать введение надежных критериев группо - образования и, что не менее важно, социальных ориентаций креативного класса. Дело в том, что, объявляя креативный класс группой социального творчества, можно подвергнуть сомнению само понятие социального творчества за его амбива - лентный смысл. И здесь для экспертных оценок и суждений важно понимать, что социальное творчество — это социальная деятельность, направленная на социальное созидание во всех сферах общественной жизни на основе включения совместных социальных практик.

Такое определение можно считать рабочим, хотя указыва - ется на его общий смысл. Говоря о том, что социальное творче - ство более широкое понятие, чем творчество в духовной сфере, и не может быть замещено понятием «инновационность», мы имеем в виду, что в отличие от духовного творчества креативность предполагает нацеленность на переделку, переформатирование, переопределение всех параметров общественной жизни с целью улучшения ее качества.

Таким же образом креативность не может сравниваться с инновационностью в силу того, что инновационность характеризуется внесением изменений, связанных с повышением экономической эффективности, внедрением передовых технологий, в то время как креативность имеет стабилизирующий эффект по отношению к состоянию турбулентности. Поясняя эту мысль, отметим, что для экспертной оценки методологически верно следовать принципу ограничения в том, что креатив - ность не может идти черезпростое перечисление признаков и включать в качестве основного параметра направленность на социальный конструктив.

Это не означает, что креативный класс не оппозиционен к тому, что называется сферой нарушения прав граждан, к деградации окружающей среды или бюрократизации государствен - ного аппарата. Но при этом для социальной креативности характерно, что критическое осмысление содержит выдвижение альтернативы, связанной с предложением совместного участия с государственными и иными структурами в оценке, обозначении и путях решения имеющихся проблем. Поэтому социологическая экспертиза ориентируется и на интересы креа тивного класса как имеющего запрос на обоснованное социо -

логическое заключение, и на интересы соответствующих органов управления, экспертных сил которых недостаточно, чтобы оценить потенциал креативного класса в связи с занятием позиции осторожной оценки новых социальных процессов.

Можно также говорить о том, что в осмыслении социаль - ной миссии креативного класса, того, каким образом креатив - ный класс может стать социально-референтной группой и утверждать и распространять в обществе креативные ценности, следует указывать на следующее обстоятельство: в условиях ценностных разрывов в российском обществе требуется выра - ботка рамочного консенсуса, к которому в принципе россий - ское общество движется в виде триады справедливость — поря - док — законность.

Как соотносятся эти доминирующие ценности с креативными установками? Социологическая экспертиза призвана найти схемы соединения достиженческих и традиционных ценностей и объединить усилия патерналистов и достиженцев в социальной консолидации российского общества. Разумеется, здесь если и уместна роль третейского судьи, то для «отсек- новения» ненужностей, факторов, способствующих воспроизводству разрывов при осознании идеи общего блага.

В этой связи следует подчеркнуть, что важным моментом в социальном распознании креативного класса является понимание его групповых интересов в четком и артикулированном, ярко выраженном запросе на новые социальные регуляторы, на включение механизмов законов (писанного права) в рамках поощрения стимулирования социальной инициативы российских граждан.

Говоря о ключевых с точки зрения проведения системной социологической экспертизы моментах, требуется учитывать и то, что отметил М.К. Горшков. Запрос россиян на социальную справедливость является все более ситуативным и возрастает в сложные моменты жизни, когда люди не способны справиться с теми или иными проблемами самостоятельно К В то же время запрос на формирование эффективной инновационной экономики как приоритетный выражает лишь каждый четвертый россиянин . И в этом видится определенная конфликтная ситуация, связанная с тем, что для креативного класса понятие социальной справедливости, трактуемое как равенство возможностей, означает и возможность эффективно работать. В данном исследовательском контексте важно выделить специфику социального поведения и социальных диспозиций креативного класса. При этом методы социальной статистики представляются недостаточными.

Применение социальной экстраполяции показывает, в какой степени представители креативного класса направляют свои усилия на консолидацию общества для обеспечения практической реализации принципа равенства возможностей. Характерно, что в исследовании М.К. Горшкова обозначен этот принципиальный момент. Вероятно, утверждение равенства всех перед законом является позитивным социально-мо- билизующим моментом, который наводит мосты между представителями креативного класса и другими группами населения.

В той же степени экспертное знание может способствовать расширению представлений массового сознания о креативном классе как классе, осознающем устойчивые групповые интересы на основе принятия в качестве цели обеспечение достойной жизни россиян и, самое главное, понимающем, что требуется для сдвигов в настроениях россиян, для развития способности брать ответственность в свои руки. Наглядной иллюстрацией можно считать то, что развернувшийся усилиями государст - венных и местных органов процесс по превращению озера Байкал в экологический и рекреационный сегмент вызывает пассивность и отторжение со стороны местного населения, которое, с одной стороны, испытывает страх перед нашестви - ем богатых туристов, но, с другой, проявляет социальную апатию и враждебность по отношению к возведению новой социальной и транспортной инфраструктуры и не озабочено тем, чтобы привести в комфортное состояние окружающую социальную среду.

Примером противоположного действия служат инициа - тивные усилия группы предпринимателей, учителей, чинов-

1

ников в Республике Алтай, которые перебороли убеждения местного населения против экологического туризма. В качест - ве целей они выдвигают не только снижение безработицы или увеличение доходов населения в дотационном регионе, но и, как следствие, возрождение культурно-исторического наследия, сохранение неповторимого природного ландшафта, привитие молодому поколению любви к малой родине. Успех здесь заключается в настойчивости, последовательности усилий, в обретении групповой солидарности, а также в примене - нии методов мобилизации местного населения — от социаль - ной рекламы до создания групп поддержки инициатив непосредственно на местах.

В этом смысле важно измерить потенциал социальной самоорганизации креативного класса, его способность не только к внутренней консолидации, но и к влиянию на другие слои населения с целью формирования идеологии и этики социальной ответственности. Большое значение имеет то, что российский креативный класс нацелен на социальное партнерство, которое обеспечивает социальный порядок, хотя и не предполагает полного консенсуса *.

Таким образом, социологическая экспертиза не может ограничиваться социально-стратификационной моделью. В реализации экспертизы требуется применение качественных методов, направленных на выяснение потенциала креативного класса как класса, способного стать основным субъектом позитивных социальных перемен в российском обществе. В условиях возрастания запроса на социальную и экономическую самодеятельность населения, в период, когда российское государство озабочено повышением национальной безопасности страны и прилагает немалые финансовые усилия по модерни - зации вооруженных сил в целях адекватного вызова на геопо - литические риски, в социологической экспертизе требуется найти место для оценки креативного класса как группы, способной к использованию невозобновляемого человеческого ресурса. [1]

Конечно, речь не идет о повторении энтузиазма первой мобилизационной модернизации советского периода. Вместе с тем в суждениях о социальных качествах креативного класса важно выявить позитивные социально-мобилизующие установ - ки и определить совокупность условий, при которых массовое побуждение к социальному творчеству может трансформиро - ваться в силу, укрепляющую авторитет и мощь российской государственности. На языке социологической экспертизы это означает, что путем включения в креативный класс представи - телей различных социальных групп — не только тех, кто являет - ся формально независимым от государства, — определяются схемы формирования социального активизма, способного к осуществлению диалога общества и власти на постоянной основе.

Учитывая, что в России очень важен персональный фактор и часто институциональные обстоятельства не имеют доминирующего значения, в экспертных заключениях требуется определение личностного потенциала креативного класса, выявление лидеров, которые возглавляют движение социальной инициативы. Можно сказать, что эти люди представляют авторитеты общественного мнения, признаются высококлассными специалистами в своих сферах и, главное — характеризуются высокой степенью социальной отзывчивости и ответственности, проявляя свои организаторские и коммуникативные способности в различных сферах общественной и профессио - нальной жизни.

Доктор Глинка, профессор Рошаль, певец Кобзон, спортсмен Карелин, академик Садовничий могут считаться теми, кто представляет биографический, личностный срезкреатив - ного класса, к кому общество относится с уважением как к про - фессионалам, болеющим за судьбу своей страны, за судьбы россиян.

Конечно, российский креативный класс не акцентирует внимание на особости социальной общности и серьезное изучение модальной креативной личности не подразумевает заимствование литературоцентристских трактовок (душевности, иррациональности, нестабильности). Социологическая экспертиза на уровне глубинных интервью выявляет набор качеств, связанных с пониманием современной личности — личности, реализующей уважение (толерантность) по отношению к позиции и мнению других, рациональность, уверенность в будущем.

В этом смысле экспертные оценки могут определять или, напротив, противодействовать формированию программы свободы действий, в которой фундаментальной опорой остается принцип соблюдения нравственного достоинства как гуманистического идеала и соблюдения законов, норм, а также ответственного и справедливого поведения по отношению к другим людям, как социальный идеал[2].

Отметим, что в силу социально-исторических коллизий социальное творчество не стало идентификационным маркером, не несло в себе социально-проективный ресурс, и создается впечатление, что его активацией не занимались ни российское общество, ни государство [3]. В связи с этим для повышения обоснованности социологической экспертизы требуется определение ресурса самостоятельности креативного класса, связанного, как мы видели, не с родом профессиональной деятельности , а с тем, в какой степени в профессиональной деятельности проявляется профессиональная самореализация и в какой степени профессиональный статус влияет на социальную активность.

Также следует подчеркнуть и различия субъектности креативного класса с субъектностью трансформационной. Если правящий класс является актором трансформационной актив - ности, опираясь на административный, правовой, властный ресурсы, в осуществлении социальной миссии креативного класса требуется развитие практик соревновательности, кооперации, сотрудничества, наращивание ресурса социального доверия[4].

При этом не следует проводить линию избыточной оппози - ции между креативным классом и чиновничеством, представи - телями государственных структур. В массовом сознании россиян еще в начале 2000-х гг. утвердилось мнение, что на основе укрепления единства властей всех уровней все-таки происхо - дит наращивание эффективности работы органов власти, особенно на местном уровне [5]. Это очень важный момент, так как экспертиза предполагает включение фактора социально-территориальной дифференциации креативного класса. Было бы большим заблуждением через индикаторы настроений жителей крупных городов создавать картину креативного класса — кроме как конструирования столичной общности, которая противостоит инертной провинциальной массе, иного результата не получится.

Для экспертной оценки важно определить, в какой степени креативный класс работает в локальном социуме, взаимодей - ствует с местными и региональными структурами власти, где в наибольшей степени очевидны точки зрения приложения социальной инициативы.

В экспертном заключении необходимо сравнить социальные ожидания креативного класса и других групп населения. Судя по результатам социологических данных, положительным результатом реформ для всех поколений россиян является насыщение рынка товарами (50—54 %), свобода выезда за рубеж (30—40 %) и возможность зарабатывать без ограничений (24—31 %)[6]. Такое расположение оценки достижений реформ свидетельствует о том, что российское общество в целом пока подвержено потребительскому синдрому, синдрому ликвида - ции отставания от потребительского уровня развитых стран.

Разумеется, в этом нет ничего предосудительного, посколь - ку здесь действуют рыночные механизмы навязывания услуг и товаров, в то время как степень удовлетворенности человека состоит в обеспечении достойных условий жизни. Для креативного класса потребительские устремления не чужды, но в исследовании его статусных и диспозиционных ориентаций следует выделить свойственные только креативному классу устремления, а эти устремления, как отмечалось ранее, связаны на личном уровне с хорошей и интересной работой, анаобщественном — со стремлением реализовать себя как профес - сионал или быть полезным обществу.

Однако констатация социальных и культурных особенно - стей креативного класса может привести к продуцированию мысли о его стремлении к элитарности или псевдоэлитарно - сти, отрицании псевдоэгалитарных устремлений и пренебре - жении принципом социальной справедливости. Разговор о креативном классе как интеллектуальном слуге элиты является не больше чем идеологическим инвективом. Одновременно креативный класс в глазах экспертного сообщества является терра инкогнито, поскольку, как мы отмечали, технологиче - ские, научные или культурные достижения ассоциируются с в основном ушедшей изроссийской жизни интеллигенцией.

Подмена креативного класса понятием «интеллектуал» наподобие западного образца демонстрирует ограниченность экспертного видения, поскольку российский креативный класс, хотя и не является повторением русской интеллигенции, не устремлен к холодному рациональному расчету и в своей основе руководствуется коллективными ценностями творчества, самоутверждения, порядка. Между тем развитие российского креативного класса имеет сдерживающий фактор: эпизодичность креативных контактов внутри класса является показателем неуверенности в коллективной самоидентификации.

Обращенность вовне может порождать синдром демонстративного творчества, перерождаться в эпигонство, погоню за конъюнктурой. Эти тенденции не так безобидны, как кажется на первый взгляд. Естественно, можно допустить, что креатив - ный класс в своем развитии переживает детскую болезнь роста. Но не следует исключать возрастание возможности попадания туда случайных людей или, наоборот, растаскивание креатив - ного класса по соперничающим интернет-секторам и фракциям К

В долговременной перспективе творческий потенциал креативного класса должен простираться от структур повседневности до высот власти. Главное, для полноты социологи - ческой экспертизы следует дифференцировать включенность креативного класса в вертикально интегрированные и горизонтальные связи. Притом что легкой подсказкой является частота горизонтальных социальных отношений креативного класса как индикатора его независимости и самостоятельно - сти, в контексте авторитетности российского государства и персонифицированности власти занятие представителями креативного класса должных статусов в социальной иерархии содержит больше ценной социологической информации для того, чтобы понять перспективы социального и политического влияния креативного класса.

Не увлекаясь формулами типа, что власть безнадежно портит человека, следует выявить креативный потенциал самих властных структур, а точнее, их отношение к креативному классу и реальные и возможные формы сотрудничества. Также в социологической экспертизе нельзя упускать из виду, что российский креативный класс занимает неоднозначные позиции по отношению к институтам гражданского общества и не склонен видеть в них реальную платформу для выражения своих интересов.

Выявление структур гражданского общества, наиболее привлекательных для креативного класса, является самостоятельным направлением социологической экспертизы, так как креативный класс, несмотря на то что перестает быть классом в себе, не может ассоциироваться даже с самыми влиятельными новыми общественными движениями в России.

На этот счет уместно вспомнить суждение И. Халий о том, что современные общественные движения в России хотя и связаны с социальным и политическим реформированием общества, при делении на традиционные, посвятившие себя решению конкретных социальных и экономических проблем конкретных индивидов или социальных групп, и новые соци - альные движения, опирающиеся в своей деятельности на ценности, которые еще не утвердились в общественном сознании как доминирующие *, не определили свою заинтересованность в привлечении креативного класса. Вернее, следует сказать, что, хотя креативный класс активно участвует в сетевых объе - динениях, которые кооперируются для обмена информацией и опытом, реализуемые формы объединения достаточно бедны. [7]

Для социологической экспертизы важно показать возмож - ности гражданского участия креативного класса, т.е. то, в какой степени проявляется заинтересованность в деятельности конкретных организаций. Социальная ресурсность креатив - ного класса — это также ключевой момент — не констатирует скудное наличие финансовых и организационных ресурсов при достаточности интеллектуального капитала. В связи с этим обстоятельством российский креативный класс пока еще не сложился на социально-организационном уровне и слабо воздействует на институциональную структуру общества.

Что же касается ценностных сдвигов, то в этом смысле установки креативного класса наиболее перспективны для анализа ценностного тренда общества, перерастающего рамки традиционного и в то же время остающегося верным куль - турной традиции. Этот парадокс заключается в том, что для социологического объяснения могут быть привлечены исторические, географические факторы, модели коллективного опыта и осознание россиянами собственной цивилизационной уникальности. Можно считать, что по своему настрою представители креативного класса являются европейцами. Но если анализировать это положение, выясняется, что для российского креативного класса важно использование и ознакомление с передовыми достижениями в сфере технологии, научной и интеллектуальной мысли на основе сохранения исторической преемственности и осознания общерос - сийской идентичности.

Для обоснования социологической экспертизы актуализи - руются методологические процедуры, ориентированные на баланс факторов уникальности и особенности в развитии российского креативного класса. Чем же отличается креативный класс от остального российского населения? Отличие, можно полагать, заключается в том, что креативный класс осознанно понимает уровень цивилизационных дистанций исходя из практики более регулярного общения с зарубежными коллега - ми, поездок за рубеж, ознакомления с широким массивом социальной литературы, регулярным пребыванием в интернет- пространстве.

Показательно, что представители российского креативного класса в подавляющем большинстве занимают патриотиче скую позицию по отношению к внешней политике России. В социологической экспертизе важно выяснить: является ли это долговременной волной или краткосрочной тенденцией, содержащей позитивный социально-мобилизующий потенци - ал для политики экономической и политической суверенности в глобализируемом мире. По отношению к другим социальным группам требуется определить приоритеты креативного класса по отношению к своему будущему, к тому, что можно назвать уверенностью в будущем.

Американский социолог Р. Флорида выпустил социологи - ческий бестселлер под названием «Креативный класс: люди, которые меняют будущее». Характерно, что в предисловии к книге Флорида делает упор на городское население и создание креативного климата. Для него креативный класс обладает достаточной властью, талантами и человеческими ресурсами, чтобы играть ведущую роль в обновлении мира. Его представители, в сущности все общество, имеют возможность направить свою способность к самоанализу и критической оценке в русло активной преобразовательной деятельности, на фоне общественных кризисов создать новые формы общественных связей, соответствующие новой эпохе креативности К

Являются ли эти постулаты, сформулированные Р. Флоридой, определенным заделом для проведения социологической экспертизы российского креативного класса? Не сомневаясь в обозначении роли креативного класса в современном мире, требуется не увлекаться заимствованием социологических построений в готовом виде. Во-первых, в позиции Р. Флориды креативный класс обозначается как группа состоятельных горожан, живущих в крупных городских поселениях. Принятие такого ограничителя исключает изроссийского креативного класса большинство тех, кто занят в бюджетных сферах и живет в средних и малых городах.

Во-вторых, по мысли Флориды, оценка креативной деятельности, принимающей широкий размах, связывается с талантливыми и креативными профессионалами. Не споря с этим утверждением по существу, можно сказать, что обилие [8]

творческих символов и креативное взаимодействие [9] являются внутренней характеристикой, которая имеет смысл для социо - логической экспертизы, если соотносится с общественным потенциалом креативного класса. В этом смысле довод Флори - ды о том, что креативный класс собственным поведением и деятельностью изменяет поведение и настроения всего общества, так как от занятия креативными специалистами позиций в бизнесе, финансах, праве, здравоохранении и смежных областях деятельности зависит будущее экономики, не отвечает адекватно состоянию российского креативного класса, поскольку сосредоточение россиян в крупных городах создает опасность деградации российской глубинки и не обещает создания креативного климата. Поэтому для эксперта важно определить территориальное распределение креативного класса на основании того, с каким местом проживания представители креативного класса связывают свое будущее.

Как отмечалось ранее, креативный потенциал в большей степени проявляется в неожиданных для столичного жителя местах: в российской глубинке, где отсутствует обилие финансовых потоков и не существует престижных видов деятельности. Ядро российского креативного класса составляют представители бюджетной сферы, государственного аппарата, те, кто обеспечивает жизнедеятельность страны и гарантирует прочность социального и экономического порядка. По Флориде, класс — это совокупность людей, обладающих общими интересами и склонных думать и чувствовать себя сходно. И решающее значение здесь имеет то, что большинство людей зарабатывают на жизнь креативным трудом [10].

Разумеется, признаки креативной деятельности включают - ся в базисные параметры определения креативного клас - са. При этом важно и то, как оценивают представители креативного класса свои перспективы: связывают ли они их с миграцией, выездом за рубеж, переменой места жительства или профессии. Поэтому в условиях преодоления факторов, дестабилизирующих социально-экономическое, политическое, культурное развитие страны, наиболее эффективно выглядит стратегия целостного социального развития, при которой креативный класс обретает уверенность в будущем как субъект социального развития.

Рассматривая креативную деятельность, можно исходить из«стратификации» видов этой деятельности по тому творче - скому потенциалу, который вносится в изменение сложив - шейся социальной реальности. Важно измерить степень социального оптимизма креативного класса, понимаемого не толь - ко как способность самостоятельно справиться с жизненными проблемами, но и с точки зрения веры в возможность социо - культурной модернизации России. Хотя часто социология фиксирует, что страна еще не готова к высокой эффективности процесса модернизации [11], в отношении креативного класса к собственным коллективным жизненным траекториям требуется выявить формы, социально-ценностные ориентиры, связанные с уверенностью в будущем.

По крайней мере, полезным является проведение социологического исследования, посвященного роли креативного класса в модернизации страны, — описание, выявление и прогнозирование основных позиций креативного класса по отношению к векторности модернизации. Не солидаризируясь с другими слоями российского населения в ожидании перемен к лучшему, можно зафиксировать тенденции перенесения и возложения ответственности на себя, возможности хорошо и качественно заработать на своем месте. Между тем сложившаяся социальная ситуация перспективна для укрепления модерни - зационного участия креативного класса, и в экспертных суждениях и оценках следует определить те направления, в которых возможен социальный мультипликативный эффект креативной деятельности.

По схеме Р. Флориды, креативный класс действует в рамках культурного разнообразия, целью которого является налаживание человеческих контактов в высокомобильном и квазиавтономном обществе [12]. Судить о креативном классе по количеству кофеен или других досуговых мест, которые он посещает, может быть, верно в социально-прикладном значе - нии; другое дело, что для выявления позиции креативного класса важно определить, в какой степени существует вовле - ченность в инициативные группы, в группы социальной са- моинициативы, в представительские советы на различных уровнях власти.

Также немалым социологическим объяснением обладает характеристика действий креативного класса в сфере закреп - ления межпоколенческого и межкультурного диалога в российском обществе. Имеется в виду, что к креативному классу относятся люди разных социально-возрастных категорий и это содержит уникальную возможность для реального включения общества в межпоколенческий процесс. Для того чтобы преодолеть синдром потерянных поколений 1990-х гг., вероятно, следует определить ту степень влияния, которую оказывает креативная деятельность на социальное самоопределение личности.

Можно говорить о том, что проведение социологической экспертизы креативного класса обращает внимание на тот факт, что с креативным классом связывается революция ценностей, но не в смысле перехода на модель Центрально-Восточной Европы как возвращения или присоединения к Западу, а в смысле соединения идей демократии, свободы, справедливости с идеей государственности. Это, как пишет М.К. Горшков, пока еще никому не удавалось [13].

В деятельности креативного класса, однако, методологиче - ски верным является разделение запросов, связанных с удовле - творением интереса к некоторым аспектам демократии, с тем, что называется ожиданием эффективной государственной власти. При этом, безусловно, креативный класс референтен в обществе по уровню формального следования законным процедурам , и в том, что настоящее поле социальной инициативы может существовать при наличии «сильной руки» централизо - ванной власти, важно и обоснованно видеть умеренность требований, чтобы не нарушить социальную стабильность [14].

Итак, российский креативный класс в потребности профес - сиональной и социальной самореализации через креативную деятельность представляет многослойное, сложное, социальное образование, которое в целях полноценной социологической экспертизы диктуется поиском новых самостоятельных ниш для актуализации креативного личностного и группового потенциала [15].

Издержки социально-трансформационного периода, доми - нирование адаптивных практик у большинства россиян сфор - мировали определенный задел стабильности. Однако общество не может впасть в период нового застоя с рисками системного кризиса. Вот почему социологическая экспертиза креативного класса имеет общегосударственное значение и связана с выхо - дом на осмысление и оценку проблемы стратегического развития стран ы и в конечном счете ее исторической судьбы.

Используя современный социологический материал и накопленный опыт социальной диагностики, невозможно создать целостную картину креативного класса в смысле определения параметров его самостоятельности как группы людей, действующих и мыслящих креативно. Это краткое определение является «приглашением» в долговременную исследовательскую деятельность, направленную на обозначение и настоящего состояния, и перспектив развития креативного класса в отношениях с другими социальными группами, гражданскими структурами, органами государственного управления.

Оттого, каким образом экспертное сообщество сможет определить свое отношение к данной проблематике, зависит, без преувеличения, рост социологического знания и престиж - ность социологической деятельности в российском обществе. Являясь частью креативного класса, российские социологи ориентируются на то, чтобы на основе социологической экспертизы дать оценку и собственной деятельности, наметить пути внутригрупповой кооперации и претендовать на достой - ное место в структуре социального и социально-экономического знания.

Социологическая экспертиза, являясь надежным инструментом социологического информирования и предвидения российского общества, вносит определенный конструктивный вклад в понимание проблем, которые встают в связи с внутри - страновыми и глобальными вызовами перед Россией.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

  • 1. Какую роль может сыграть социологическая экспертиза креативного класса в налаживании диалога между властью и обществом?
  • 2. Какое значение имеет социологическая экспертиза креативного класса для развития теории социального партнерства в российском обществе?
  • 3. Можно ли считать, что экспертное знание креативного класса являет - ся свидетельством социальной презентативности и теоретической состоятельности отечественной социологии?
  • 4. Следует ли согласиться с тем, что креативный класс является квази - общностью с последующим циклом распада в общественной системе?
  • 5. Каким образом социологическая экспертиза может способствовать расширению участия креативного класса в общественной жизни?
  • 6. Что является приоритетным в социологической экспертизе креативного класса, исследования процессов социального структурирования или динамики социальных настроений?
  • 7. Какие позитивные влияния может привнести креативный класс в развитие российской социологии?
  • 8. Какие критерии являются эффективными для разграничения моды на креативность, имитации креативности и креативной деятельности?
  • 9. В чем состоит значение социологической экспертизы для налаживания сотрудничества креативного класса с другими группами населе - ния?
  • 10. Может ли социологическая экспертиза способствовать гуманистиче - скому выбору российского общества в идеологической сфере?

  • [1] Мирзоян Г.В. Социологические исследования социального партнерства. М.,2008.С. 10.
  • [2] Социальные трансформации в России: теории, практики, сравнительныйанализ. С. 259.
  • [3] Волков Ю., Кривопусков В. Указ. соч. С. 123.
  • [4] Там же.
  • [5] Бюрократия и власть в новой России: позиции населения и оценки экспер -тов. М., 2005. С. 26.
  • [6] Горшков М.К. Указ. соч. С. 364.
  • [7] Халий И. Современные общественные движения. М., 2007. С. 71.
  • [8] Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М., 2011.С. 15.
  • [9] 2 Флорида Р. Указ. соч. С. 22—23.
  • [10] Там же. С. 23.
  • [11] ДемидоваЛ.Н., ДемидовА.Л. Исследование социокультурных стилей в России:десять лет спустя // Социологические исследования. 2011. № 12. С. 134.
  • [12] Флорида Р. Указ. соч. С. 251.
  • [13] О чем мечтают россияне? С. 56.
  • [14] Там же. С. 65.
  • [15] Волков Ю.Г. Указ. соч. С. 119.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >