Другие составляющие религиозного и политического соперничества.

Прежде, чем отправиться дальше, откроем небольшие скобки и дадим возможность проследить, как в малых обществах, так и в больших, когда возникает необходимость сражаться, будь то соперничество или внешняя война, она может быть в некотором роде легче объяснена, чем в случае внутренних раздоров и гражданских схваток. Внимательно рассматривая природу партий, сект, политических группировок, философских и религиозных направлений, действующих среди гражданских народов, мы можем сразу же отметить, что в этих схватках к воинственному инстинкту сбиваться в банду и драться, что само по себе примитивно и, если хотите, низко и жестоко, присоединяются иные более сложные интеллектуальные и психологические факторы. В обширных гражданских обществах, скрепленных помимо моральных и интеллектуальных скреп, сильной и разветвленной политической организацией, имеется значительно большая возможность свободы, действующей на чувства и склонной к отвлеченному мышлению, чем в сообществах малочисленных и грубых. Поэтому у больших народов политическая и религиозная борьба обусловлена множеством идейных течений, утвердившихся среди людей, верований и настроений, этих «плавильных горнов» интеллектуального и морального порядка, где переплавляются и закаляются убеждения и сознание каждого индивида.

Так, мы видим, развивался буддизм в недрах брахманического общества, профетизм, а впоследствии разные школы саддукеев и ессе- ев, секта зилотов будоражила жизнь в Израиле. Манихейство, христианство, митраический культ пользовались наибольшей популярностью в греко-римском мире. Маздакизм процветал в Персии при сасанидах, магометанство родилось в Аравии и быстро распространилось в Азии, Африке и Европе. Совершенно такие же течения, хотя и приспособленные скорее к рационалистической природе современной европейской цивилизации - это либерализм и радикализм девятнадцатого века. Сюда же отнесем социал-демократию, которая, родившись почти одновременно с либерализмом, сумела надолго сохранить свое пропагандистское воздействие, превратившись в один из наиболее важных исторических факторов; она продолжает оставаться таковым и в двадцатом веке. Наряду с упомянутыми направлениями, в истории цивилизованных народов легко найти и множество неглубоких течений, которые более или менее широко распространившись, приобрели известное значение и все предоставили питательную среду для зарождения настроений раскола, борьбы, жертвенности и преследований, столь глубоко проникающих в сердца людей.

То, как зарождаются все эти доктрины, идейные течения, убеждения и настроения, имеет некую постоянную составляющую, придающую возникновению всех этих направлений некую общую составляющую. Человек, довольно слабое существо перед лицом своих собственных страстей и перед страстями других, эгоист часто сверх всякой необходимости, обычно суетный и пустой, завистливый и мелочный, сохраняет, тем не менее, в масштабах людской всеобщности два главных неистребимых стремления, два облагораживающих его чувства, его поднимающих и очищающих: поиск правды и жажда справедливости. Этим двум стремлениям подчас он готов пожертвовать и своими материальными интересами. Цивилизованный человек, куда более сложный и тонкий по сравнению с дикарем и варваром, в некоторых случаях может подняться до самых больших высот понимания изложенного.

На каком-то историческом этапе в обществе может появиться человек, убежденный в том, что он может сказать кое-что новое для поиска истины, выдвинуть более возвышенную доктрину, позволяющую научить тому, как добиться большей справедливости. Этот индивид есть лишь малое семечко, но при необходимых данных своего характера, благоприятных условиях среды и других подходящих обстоятельствах, он может как могучее дерево раскинуть свои ветви весьма далеко.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >