Сосуществование различных социальных типов в одном политическом организме.

Однако, часто иной социальный тип выживает, по крайней мере в течение нескольких веков, несмотря на все давление и господство завоевателей. В древнеперсидской империи персы-мидийцы, огнепоклонники составляли господствующий слой, их властитель, «царь царей», господствовал над всеми правителями отдельных частей громадного государства. Но покоренное население, поддержанное сатрапами, древними туземными династиями, сохраняли неизменными свои верования, обычаи, не меняли свой социальный тип на мидийский, персидский. Более того, для некоторых народностей, расположенных к тому же в центре империи, но защищенных труднопроходимой местностью и собственными воинственными традициями, подчинение скорее было видимостью, чем реальностью. Таким образом, двор в Сузе мог управлять огромной империей почти в течение двух веков с конца царствования Дария I до вторжения Александра Великого и за исключением Египта в стране не отмечалось серьезных восстаний. И заметим, значительно более сильные империи разрушались от первого толчка из-за того, что подчиненные народы не проявляли никакой реальной солидарности с главенствующим народом, их силы не были соединены и сцементированы прочной административной и военной организацией.

В других государствах можно найти социальные типы смешанного вида. В Турции, например, до недавнего времени и сейчас в одном и том же городе есть кварталы, где живут турки, греки, армяне, евреи, а в сельской местности деревни турок османов граничат с поселениями греков и болгар. В Индии совместно проживают брамины, магометане, европейцы и люди, говорящие на фарси. Кажется, что Восток вообще специализируется на том, чтобы быть музеем, в котором собраны фрагменты и остатки социальных типов, в других местах ассимилированных и пропавших. Когда в каком-то государстве присутствует такое смешение социальных типов политический класс должен почти исключительно состоять из господствующего типа и когда это правило не соблюдается из-за малой численности или отсутствия надлежащей моральной и интеллектуальной энергии, страна выглядит больной, чреватой серьезными политическими возмущениями.

Британские колонизаторы в Индии в цивилизационном отношении пока превосходят местных, но их мало и они дают возможность индусам помогать им в управлении, правосудии, армейской службе. Если этот сектор публичных функций станет настолько важным, что поставит под вопрос деятельность европейцев, то сомнительно, что господство последних продлится долго.

Когда в государстве присутствуют в перемешанном виде различные социальные типы, неизбежно происходит так, что даже в подчиненных из них возникает класс, если не господствующий, то руководящий. Кое-когда случается, что этот класс становится первым и позволяет себе перенимать что-то от господствующего типа. Галльская аристократия очень быстро романтизировалась. Через несколько поколений она уже овладела классической и юридической культурой латинян, выхлопотала римское гражданство, которое ей было без труда предоставлено. Точно так же боснийские беги, чтобы не опуститься в категорию угнетаемых райа и не лишиться своих владений после сражения на Косовом Поле в 1389 г., приняли ислам. Но и в первом и во втором случае, речь идет об аристократии невысокого уровня культуры, которая не была наследницей памяти предков, их славной истории. Чаще на деле традиции великого прошлого, сознание собственного превосходства, отвращение к противоположному социальному типу пересиливают индивидуальный интерес и тогда высшие классы народа побежденного становятся наиболее неассимилируемым элементом. Так, знатные греческие семьи в Константинополе почти никогда не меняли свою веру на ислам. Современные копты, которые и сейчас работают переписчиками и чиновниками, кажутся потомками стариннейшего класса писцов из Древнего Египта. Они продолжают оставаться христианами, в то время как масса крестьян или феллахов вот уже как несколько веков стали магометанами. Думается, что от персидской аристократии происходят современные гебры, до сих пор пребывающие огнепоклонниками. Наиболее высокие касты в Индии меньше всего переходят в ислам.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >