Архитектура в России конца XX— начала XXI века.

Начало XXI века позволило более объективно взглянуть на западную архитектуру XX века, подвести итог противоречивой стилистике прошлого столетия. Предыстория современной архитектуры XX века, истоки которой зарождались во второй половине XIX века под влиянием бурного развития промышленности, прогресса науки и техники. В этот период складываются социальные, экономические, технические и художественные предпосылки возникновения новой архитектуры XXI в. Каждое время рождает свою архитектуру — конструктив самосознания, более или менее честный скелет эпохи. В архитектуре появились определенные группы явлений, которые, хотя и с некоторой натяжкой, можно определить, как стилистические. Можно выделить три основных группы.

Первая группа — объединенный идеал всех советских Государственных институтов проектирования городов (ГИПроГрадов). В основном это «элитарные» многоквартирные дома. То, что раньше проектировалось, но не воплощалось ввиду своей высокой стоимости и путем бесконечных упрощений и удешевлений превращалось в то, в чем мы жили. Но, поскольку заказчик на приличное жилье появился, мечта стала явью, хотя и очевидно устаревшей. Отличительные признаки стиля: пара-тройка полукруглых или многогранных ризалитов либо эркеров, часто фальшь — мансардная крыша, с фальшь-мансардными же окнами, вертикальные ряды лоджий, двухцветная, с обязательным присутствием охры, окраска фасадов. Объем здания ощутимо цельный, стабильный. Планировка квартир, увы, не слишком оригинальная и часто диктуется внешней формой здания и структурой фасадов, а не заботой о тех, для кого, собственно, все это строится.

Фасады этих зданий пока узнаваемы, но лишь по причине абсолютной убогости традиционного фона жилых районов. В рекламных проспектах по продаже будущих квартир часто встречается фраза «с возможностью свободой планировки» — квартира — студия (этим замечанием проектировщик заранее расписывается в невозможности предложить жильцам продуманную и оригинальную планировку квартир), но все же эти здания — безусловный прорыв по сравнению с советскими типовыми домами второй половины двадцатого века.

Вторая группа — архитектура демонстрации западных отделочных материалов и технических достижений. Это, в основном, общественные здания, будто специально созданные для доказательства совершенства алюминиевых листов и полос, структурного стекла, раздвижных дверей, искусственных мраморов и гранитов, натяжных потолков и, даже, обзорных лифтов. Объем здания — преувеличенный. И все же, создается впечатление, что такая архитектура — огромный прорыв в нашем самосознании. Каким-то непостижимым образом не наши высокотехнологичные материалы воспитывают нашу архитектуру, заставляют ее «подтянуть живот», быть внятной, лаконичной и точной. В некоторых случаях такая тесная связь с материалом рождает даже что-то сродни свободному архитектурному замыслу, который давно царствует в цивилизованных странах.

Третий — эксклюзивные здания, учитывающие «личность» заказчика. Это одноквартирные частные дома, в которых явно преобладает либо романский стиль. Именно романский стиль мы узнаем в крутых крышах, вертикально дробленом объеме здания, массе башен и башенок, завершенных теми же крутыми крышами, разнокалиберных балконах и террасах.

Оформление фасадов — традиционное, с широким применением заменителей черепицы (металлочерепица), заменителей традиционных окон (металлический стеклопакет «под дерево») и т. д. Эта архаика возникает не от убожества сознания архитекторов, а, скорее, от банальности заказа. Стремление заказчиков подчеркнуть свою значимость и, в то же время, построить что-нибудь оригинальное при отсутствии вкуса и неумении прислушиваться к мнению проектировщика, приводит к примитивному результату. Если к этому прибавить еще генетическую боязнь проникновения в свое жилье (несмотря на все современные средства охраны пространства), то становится понятно приверженность именно к этим стилям.

Может быть, до чистого понятия «стиль» выделенным группам еще далеко, однако, ощущение, что зодчество сдвинулось с мертвой точки, все- таки есть. Архитектору дали вздохнуть чуть свободнее, проектировать чуть дороже, возможно, как уже не раз случалось в истории архитектуры, это приведет к настоящей свободе и элегантности.

Российский кинематограф в XX — XXI вв. После И.В. Сталина советским кинопроизводителям дали больше свободы, и они могли снимать то, что, по их мнению, является желаемым для зрителей. Однако, киноиндустрия по-прежнему проверялась правительством, и если какой-нибудь материал был найден политически оскорбительным или нежелательным, он был или удален, отредактирован, повторно снят, или отложен. В редких случаях кинопроизводителям удалось убедить правительство в невинности их работы, и фильм был выпущен.

Цензоры свирепствовали и совершали смешные ошибки — первая часть эпического фильма «Освобождение» была снята через 20 лет после последующих, т. к. режиссер ждал времени, когда ему позволят снять ее без влияния цензоров, отказываясь исправлять свои «ошибки». Фильм «Александр Невский» отказались выпускать на экране перед началом Великой Отечественной войны из-за показанного в нем российского лидера, бросающего вызов вторгающейся армии немецких Тевтонских рыцарей. После вторжения немецких войск фильм был выпущен в пропагандистских целях.

Непосредственно российское кино сегодня существует еще недолгий срок, но и в нем есть свои шедевры — по миру прогремели блокбастеры «Ночной и Дневной дозор», «Сталинград» в 2013 г. и многие др. фильмы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >