Формирование русского централизованного государства на основе московского княжества и попытки реализации идей «Москва — второй Иерусалим», «Святая Русь — новая Палестина», «Москва — третий Рим».

С образованием единого Российского государства демократический элемент почти полностью исчезает из жизни страны. Сохранялись некоторые традиции низовой демократии в форме сельских и волостных сходов. Власть строилась по модели религиозных отношений. Построенная в знаменитом произведении XVI в «Домострое» модель «Богво Вселенной, царьв государстве, отецв семье»— отражала три уровня иерархии и копировала религиозную систему. Государева служба вследствие этих условий не предполагала между сторонами договорных отношений, подразумевалась безусловная и полная отдача себя.

Московское царство, не успев достаточно укрепиться, оказалось единственным в мире православным государством, поскольку Византия была захвачена турками. Москва вынужденно стала Третьим Римом. Общепринятым было понятие «святая Русь». Н. О. Лосский считает главной чертой характера русского народа его религиозность.

В православии возник раскол, но не из-за вопросов обрядов, или двуперстия и трехперстия и пр. За явлением церковного конфликта скрывается глубокий историко — культурный смысл. Раскольники были истинными глубоко верующими, переживали закат Древней Руси как национальную и личную катастрофу. За полемикой обозначились очертания главного спора тогдашней эпохи — спора об исторической правоте. Одна сторона настаивала на ничтожестве старины, другая — на ее величии и «правде». Раскол был трагедией для народа, поскольку внушал ожидание антихриста. Люди бежали в леса, горы и пустыни, в лесах образовывались раскольничьи скиты. В то же время трагедия повлекла за собой необычный подъем, жертвенность, готовность претерпеть все за веру и убеждения. Подъем не вследствие, а вопреки.

К числу крупных достижений русской культуры этого периода, стоящих вровень с лучшими достижениями Западной Европы, можно причислить начало книгопечатания. Необходимость широкого распространения церковных книг побудила Ивана IV обратиться к митрополиту Макарию с предложением об организации в России книгопечатания. Митрополит дал согласие и принял активное участие в организации печатного дела. Исследователями установлено, что начало книгопечатания в России относится к 1553 г. В 1563 г. на средства царской казны была открыта типография в Москве, во главе которой стали Иван Федоров и Петр Мстиславец. Книгопечатание стало непосредственно государевым делом. Характерным для этого времени стал житийный жанр. Были созданы такие произведения как «Житие Александра Невского», 13 — томный свод церковной литературы: «Четьи-Минеи» (чтения ежемесячные — жизнеописания русских святых), в Новгороде возникает «Домострой» (советы ведения хозяйства и бережливости), «Сказание о граде Китеже».

Крупнейшим событием, также имеющим глубокий исторический и культурный смысл, было продвижение русских землепроходцев на Восток, к берегам Тихого океана. Примерно за столетие в невероятно тяжелых условиях были преодолены громадные расстояния. Продвижение в Сибирь осуществлялось небольшими отрядами русских служилых людей, происходило, в общем, мирно, хотя бывали и вооруженные стычки. Интересно, что землепроходцы продвигались практически самостоятельно, без помощи государства, которая пришла позже.

Яркую картину продвижения в Сибирь представил известный писатель В. Распутин: «Ермак овладел столицей Сибирского ханства Искером осенью 1582 г., в августе 1585 г. погиб в неравном ночном бою, после чего его оставшийся в живых отряд вынужден был отойти, а уже в 1639 г. енисейский служилый человек Иван Москвитин поставил на берегу Охотского моря зимовье, и русские вышли к Тихому океану. В 1648 г. Семен Дежнев проплыл проливом, который отделяет Америку от Азии. Уму непостижимо, кто представляет себе хоть немного эти великие и гиблые расстояния, тот не может не схватиться за голову. Без дорог..., «страдая от холода, голода, болезней, зверья и гнуса..., пользуясь не картами и достоверными сведениями, а слухами... они шли все вперед и вперед. Все дальше и дальше на Восток... После свержения татарского ига и до Петра Великого не было в судьбе России ничего более огромного и великого, более счастливого и исторического, чем присоединение Сибири, на просторы которой старую Русь можно было уложить несколько раз».

Н.А. Бердяев охарактеризовал культуру Московского царства как «восточную культуру, культуру христианизированного татарского царства», но это была очень цельная культура, в которой сформировался особый тип человека, «московский человек», по выражению Г. П. Федотова, продолжавший и в последующие эпохи держать на своих плечах Россию, человек необыкновенной выдержки и жажды служения Родине.

Сближение с Юго-Западом, Украиной с ее Киево-Могилянской Академией определило своеобразное переплетение византизации и европеизации в русской культуре. В результате византийское и западное влияние способствовали формированию в русской культуре обеих традиций, остающейся при этом национальной и самобытной.

В XVII в. во всех областях культурной жизни появилось много новых явлений. Главная суть перемен заключалась в заметном падении влияния религии и церкви, усилении светских элементов. Предметом оживленных споров стали вопросы распространения просвещения и образования. В Москву в это время приехало немало образованных людей, которые стали вести обучение латинскому языку, переводили иностранные книги. В 1687 г. была открыта знаменитая Славяно-греко-латинская академия.

Значительным событием общекультурного значения было оформление в зодчестве стиля так называемого московского барокко. Это свидетельствовало об усилении влияния некоторых западноевропейских архитектурных образцов, которые стали проникать после воссоединения Украины с Россией. Новый стиль создавался на основе взаимодействия характерных приемов древнерусской архитектуры и использования приемов западноевропейской классической архитектуры. Был использован в архитектуре Москвы, Новгорода и Пскова (Московский кремль, Собор Василия Блаженного, Грановитая палата, Троице-Сергиева лавра, Спасо- Андроников монастырь.)

XVII в. был временем, когда стало усиливаться общение России с западноевропейскими странами, несмотря на противодействие традиционалистских сил. Потребность в обеспечении государства современными средствами вооружения, необходимость в развитии торговых отношений с другими странами, промышленного производства, в применении новых технических средств заставляли правительство все чаще обращаться за границу и искать там мастеров, которые принесли бы пользу России. В развитии страны наметился новый крупный поворот.

Всем известное выражение «Москва — третий Рим, а четвертому не бывать» требует исторического анализа, объективного осмысления. Дело в том, что на Руси имело место одновременное и взаимосвязанное развитие параллельной идеи, которую по аналогии можно назвать «Москва — второй Иерусалим» или «Святая Русь — новая Палестина». Мотивы этой идеи проходят через дискуссию «иосифлян» и «нестяжателей», через переписку Курбского с Грозным. И особенно эта идея прослеживается через строительство храмов на Руси. Так, у Ивана III была программа возведения храмов в московском Кремле, которую реализовали русской храмовой комбинацией во главе с собором во имя Успенья Божьей Матери к собору Покрова на Рву (Василия Блаженного) Ивана IV — храма-града, — к замыслу Бориса Годунова возвести «Святая Святых» — аналог иерусалимского храма во имя святых мест Иерусалима. В связи с этим — переименовать районы Москвы, воспроизведя в городе палестинскую топонимику. Этот замысел и был частично реализован в XVII веке патриархом Никоном в образе Воскресенского собора в подмосковном Новом Иерусалиме и переименовании реки Истры в Иордан, окрестных холмов в Сион, Фавор, Гефсиман, деревень — в Назарет, Вифлеем.

Итак, «московский» период развития России — это переосмысление русскими себя в качестве «последних христиан» и осознание своей особой исторической миссии во всемирном возрождении православия. Это совпало с освобождением от ордынского ига. Отсюда уже и «Москва — третий Рим». Ради достижения такой цели любые средства оказались допустимыми. Эту программу ясно изложил Иван Грозный в письмах Андрею Курбскому.

Возвышение Москвы могло произойти только потому, что Москва взяла на себя функции представительницы завоевателей, собиравшей дань и грабившей Русь от имени и по поручению татар. «Этот союз, — писал В. О. Ключевский, — сначала только финансовый, потом стал на более широкое основание, получив еще политическое значение. Простой ответственный приказчик по сбору и доставке дани, московский князь сделан был потом и полномочным руководителем и судьею русских князей». Произошла, как замечал Г.П. Федотов, «московизация» Руси, сложилось, по его же словам, «православное ханство». Н.А. Бердяев пришел к заключению, что «московское православное царство было тоталитарным государством».

В сознании московизированной Руси русский царь как бы соединял в себе и царя (т. е. императора) Византии, будучи его «наследником» как владыка православного государства, и царя (хана) Золотой Орды. Царь становится более важной фигурой, чем патриарх — он наделен божественной властью по праву рождения. Государственная власть в России — более важная, чем церковная, поэтому религиозные ереси никогда не приводили к Смуте, к гражданской войне, а ослабление царской власти моментально вызывало катастрофическое потрясение в стране.

На основе «полюдной дани», собираемой Золотой Ордой с покоренной Руси, возник социальный слой русских людей. Вооруженные силы Золотой Орды и были той школой, в которой формировалось казачество. В течение длительного периода казаки были и за, и против степняков (защищая границы Руси), но в их поведении степное, необузданное очень долго превалировало. Они легко сливались с шайками разбойников («казаки — разбойники»).

В XVII в. государство изменило форму деспотизма, наделив правами дворянство. Народ же оказался как бы в двойном рабстве: не только у государства, но и у частных владельцев. Дворянство приобщилось к европейской культуре, отделившись от своего собственного народа: другой язык, другой образ жизни, иное платье, иной быт, другое миропонимание. Так внутри одной страны возникли по существу две цивилизации.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >