Диалог культур Запада и Востока

Наш современник британский ученый А. Тойнби, исследуя всемирную историю, пришел к выводу, что до XX в. у человечества не было общей судьбы. Тибетская, китайская, египетская цивилизации, цивилизация доколумбовой Америки жили, подчас ничего не зная друг о друге, и уж, конечно, не имея общего исторического опыта. Сегодня ситуация коренным образом изменилась. Впервые в истории человечества различные континенты соединены средствами массовой коммуникации, и события на каждом из них немедленно получают отклик во всем мире.

Следовательно, всеобщая современная история началась. Но это не означает, что все цивилизации находятся в процессе слияния в однородную массу. Мир может иметь общую судьбу, но не общую культуру.

Впервые человечество начинает жить «в мире миров», осознавая самобытность и самоценность каждой культуры.

Однако в XX в. обозначился пространственно — культурный предел дальнейшего развития человечества. С одной стороны, человечество все в большей степени начинает ощущать себя единым социальным организмом, с другой стороны, требует осмысления тот образ культуры, который сформировался в предшествующие эпохи.

Традиционно культура рассматривалась как специфически человеческий способ гармонизации социального бытия. Гармонизацию человеческого общества пытались обосновать с помощью эстетических, этических и религиозных ценностей. Культура представлялась чем — то завершенным и постоянным, более того, пытались построить идеальную модель культуры в соответствии с высокими и абстрактными идеалами. При подобном подходе к культуре нельзя ее определить как творчество. Напротив, структура охранительно-консервативного подхода неизбежно выталкивает все, что неудобно для канона, все проблемное бытие. Неадекватность культурно — эпистемологической парадигмы реалиям XX в. привела к разрушению нормативного образа культуры, в качестве которого рассматривалась западноевропейская культура.

Идея европоцентризма была опровергнута двумя мировыми войнами, экологическими проблемами и побудила западноевропейскую культуру отказаться от высокомерных претензий на превосходство не только в сфере экономики и политики, но и в сфере духовной культуры. Политическое благоразумие подсказывает, что мировое влияние Запада может сохраниться при условии определенного «примирения» с Востоком. Так, появилась потребность синтеза культур. Но синтез этот виделся все же преимущественно в соответствии с духом прошлых времен: он должен подключить к западным ценностям то, что в какой — то степени созвучно им в культуре Востока.

Однако этим намерениям не суждено было сбыться. Нереальность задуманного синтеза в полной мере обнаружилась в национально — освободительных бурях, пронесшихся по афро-азиатскому континенту. Последним фактором на пути отрезвления явились события 80-х годов XX в., получивших условное название «фундаменталистского» взрыва, самым сильным из которых была Иранская революция.

Но если синтез невозможен, вполне допустимо, что реальна идея межкультурного диалога. В современных условиях нет альтернативы стремлению народов к взаимопониманию, а также эволюции и трансформации собственных традиций с учетом общего исторического опыта. Общеисторический опыт свидетельствует о том, что западноевропейская цивилизация оказалась в кризисе вследствие узости свой культуры, а именно: чрезмерного развития индивидуализма. Мир массового потребления полностью поглотил и подчинил себе европейца. Обладание вещами в соответствии с рекламой, увеличение потребления атрибутов комфорта стало его идолом. Любовь заменил секс, дружбу — денежный расчет, заботу о ближнем — брезгливая к неудачнику подачка. Еще в прошлом веке К.Д. Кавелин справедливо писал: «Западные европейцы забыли внутренний, нравственный, душевный мир человека, к которому именно и обращена евангельская проповедь Последнее и есть, как мне кажется, ахиллесова пята европейской цивилизации, здесь корни болезни, которая ее точит и подкапывает ее силы. Западный европеец весь отдался выработке объективных условий существования в убеждении, что в них одних скрывается тайна человеческого благополучия и совершенствования, субъективная сторона в полном пренебрежении». (К. Д. Кавелин. Наш умственный строй, —М.,1989.-С. 465.).

Анализируя западную цивилизацию, В. Соловьев отмечал, что в области знания ее постигла та же судьба, что и в области жизни общественной. Христианское рвение понять смысл жизни сменилось увелечением технологически подчинить во имя практической выгоды естественные силы. Следствием этого явилась утрата обществом объединяющего духовного начала. Западная цивилизация, тем самым, обрекает людей на мелкий практицизм и заботу о банковском счете. Хотя в ней модно говорить о правах личности, сами права понимаются крайне ограниченно. Акцент делается не на личности, а на ее эгоизме и индивидуализме, на ее праве в угоду себе принести в жертву и семью, и государство, и этнос, и Родину.

Выражая глубокое различие между Восточной и Западной цивилизациями, известный английский писатель Р. Киплинг говорил «Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и никогда им не сойтись». В этих словах нет всей истины. Современный кризис индустриального общества, его ориентации на технологический, экономический и политический рационализм, массовое производство и потребление делают необходимым внимательное отношение к ценностям традиционного восточного общества, к достижениям китайской, индийской, арабо-ирано-исламской культуры. Без диалога Востока и Запада у человечества нет будущего.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >