Развитие науки и образования.

На протяжении наука являлась наиболее динамичной областью общественной жизни. Приоритетным развитием науки было оказание помощи производству. Решение этих задач было возможно только при наличии квалифицированных научных кадров, подготовка которых с середины 1950- х годов приобретает большой размах.

В 1954 г. восстанавливается аспирантура при Северо-Осетинском НИИ. Расширяется деятельность отделов аспирантуры в вузах республики. Большую помощь в подготовке научных кадров оказывают центральные вузы и институты АН СССР. Только с 1960 но 1965 г. число обучавшихся в аспирантуре выросло в 4,3 раза (с 38 до 164 человек). За эти годы 62 человека защитили кандидатские и шесть — докторские диссертации. Через систему институтов и факультетов повышения квалификации Московского, Ленинградского, Киевского, Ростовского и других университетов ежегодно научно-педагогические работники повышали свою квалификацию. Большую работу по подготовке кадров экономистов проводил Н.А. Цаголов. В 1956 г. в республике насчитывалось 258 научных работников и преподавателей, среди них 23 доктора и 164 кандидата наук, а в 1985 г. в вузах и научных учреждениях числилось более 70 докторов и 800 кандидатов наук.(74).

Научно-технический прогресс являлся определяющим фактором развития науки в Северной Осетии. Крупным научно-исследовательским центром стал Северо- Кавказский горно-металлургический институт. В вузе сложился коллектив высокопрофессиональных научных работников. Их разработки были ориентированы на повышение эффективности горнодобывающей и металлургической промышленности, усовершенствование методов разработки месторождений полезных ископаемых, а также процессов извлечения цветных и редких металлов, решение проблем механизации и автоматизации производственных процессов.

Ученые института сотрудничали с коллективами заводов "Электроцинк", "Победит", Садонским свинцово-цинковым комбинатом, а также предприятиями соседних республик. К примеру, только в 60-е годы для Тырнаузского комбината

Кабардино-Балкарии было выполнено более 20 научных разработок, имевших большой экономический эффект.

Изменения в экономическом развитии страны и региона сказывались на совершенствовании научных исследований, внедрению научных достижений в народное хозяйство. Развитие сельскохозяйственной науки в эти тоды происходило особенно активно.

На Ставрополье в области сельскохозяйственной науки большие и ценные исследования велись во Всесоюзном научно- исследовательском институте овцеводства и козоводства (ВНИИОК), Ставропольском сельхозинституте, в организованном в 1956 году Ставропольском научно-исследовательском институте сельского хозяйства (СНИИСХ).

Учитывая потребности того времени в мясе и, главным образом, шерсти, были резко усилены интенсивность исследований и работы по улучшению пород мериносов. Ученые ВНИИОКа в содружестве с практиками животноводства, прежде всего зоотехниками и чабанами совхоза «Советское руно» Ииатовского района, вывели высокопродуктивную породу тонкорунных овец—«ставропольскую». Эго достижение было высоко оценено: бывшему директору института Г. Окулинчеву, доктору биологических наук А. Лонырину и кандидату сельскохозяйственных наук Н. Граудыню была присуждена Государственная премия СССР. Реализовавшим на практике научные рекомендации ученых ВНИИОКа чабанам совхоза «Советское руно» Г. Алексенко, В. Золотареву и П. Куценко было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Инсгитуг расширял сферу своего влияния на животноводство страны. В частности, им была проведена большая работа по улучшению пород коз. Под руководством и при непосредственном участии ученых ВНИИОКа в пятидесятых годах в республиках Средней Азии и в Казахстане была выведена новая высокопродуктивная шерстная порода коз.

Значительные работы но совершенствованию пород овец, оптимизации их содержания в хозяйствах вели ученые сельскохозяйственного институте, такие как профессор А. Смирнов и перешедший из ВНИИОКа в этот вуз профессор Б. Имбс. Разработанные последним нормы аминокислотного кормления овец обеспечивали повышение выхода продуктивной шерсти на 20—25 процентов.(75).

Серьезный вклад в науку и ветеринарную практику внесли заслуженный деятель науки С. Никольский, профессора Ставропольского сельскохозяйственного институте А. Банников, С. Сидоров, Л. Целищев и другие.

Ценные исследования вели растениеводы и селекционеры институте. Профессор А. Державин разработал методы по определению нескрещиваемости растений и выведению гибридов ржи, пшеницы и сорго. Этот ученый впервые в селекционной практике получил новые культуры — сорго-гумаевый гибрид, пшенично-ржаные гибриды, многолетнюю рожь. Профессор А. Шулиндин создал несколько сортов нового злака-гибрида — тритикале, который до сих нор распространен во многих регионах страны. Три новых сорта зернобобовых культур выведены профессором А. Корниловым.

Благодаря трудам одного из ведущих специалистов в области плодоводства профессора И. Куренного хозяйства края начали разведение так называемых интенсивных садов. На Ставрополье были ввезены и прижились наиболее высококачественные сорта яблонь, которых не было здесь в довоенный период. С середины 60-х годов результаты исследований Н. Куренного стали внедряться в садах других регионов Северного Кавказа, а также Молдавии и Украины.

Кропотливую работу вели сотрудники Ставропольской селекционной станции. Они успешно занимались улучшением сортов озимой и яровой пшеницы, ячменя, кукурузы, эспарцета, клещевины и других культур. Селекционеры А. Снеткова и С.

Сыровагский свыше 20 лет работали над созданием сорта озимой пшеницы, названного ими «ворошиловская». Этот сорт засухоустойчив, зимостоек и не подвержен заболеванию пыльной головней. Зерно его отличалось высокими хлебопекарными качествами. Урожайность «ворошиловской» была на три с половиной-четыре центнера с гектара выше по сравнению с другими используемыми тогда сортами. Многолетняя работа А. Снетковой и С. Сыровагского отмечена Государственной премией СССР.

К середине пятидесятых в крае сложилась большая группа ботаников и растениеводов, внесших заметный вклад в изучение флоры Северного Кавказа. Кроме уже упомянутых ученых Ставропольского сельхозинститута, интенсивно работали в этой области науки В. Танфильев, В. Скриичинский. Василий Васильевич Скрипчинский многое сделал для становления Ставропольского ботанического сада. Большую работу по изучению флоры и фауны своего региона проделали сотрудники Тебердинского государственного заповедника, в то время, как известно, располагавшегося на территории Ставропольского края. (76).

На 1 января 1959 года в Дагестане работало 770 научных работников, из которых 22 являлись докторами и 250 кандидатами наук. В научных учреждениях и учебных заведениях республики успешно трудятся свыше 30 женщин кандидатов наук.

Инсгитуг истории, языка и литературы имени Гамзата Цадасы филиала Академии наук СССР составил русско-дагестанские словари, выпустил сборники «Языки Дагестана», «Очерки истории дагестанской советской литературы» и ряд других работ. Кроме этого, инсгитуг опубликовал двухтомный коллективный труд «Очерки истории Дагестана». Это первый опыт систематического изложения исторического развития народов Дагестана. «Очерки» охватывают большой период времени и обширный круг научных проблем и вопросов: происхождение народов Дагестана, важнейшие события древней истории Дагестана, культура и социальные отношения, взаимоотношения с Россией, народно-освободительное движение горцев Дагестана под руководством Шамиля, революционные события, строительство социализма, строительство в Дагестанской АССР социалистической культуры. Инсгитуг провел ряд археологических исследований, имеющих большое научное значение и освещающих древнейшие периоды жизни народов Дагестана. (77).

Отдел почвоведения филиала АН СССР издал ряд почвенных карг республики, характеризующих почвенный покров как плоскостных, гак и горных районов.

Большая работа проделана и области геологического изучения Дагестана. Материалы геологической съемки позволили уточнить строение недр, выявить полезные ископаемые, наметить наиболее целесообразное направление геологоразведочных и поисковых работ.

В 1958 году Дагестанская геологическая экспедиция приступила к разведке и детальному изучению месторождений полезных ископаемых, которые являются сырьем для химической промышленности. Одновременно проводятся работы по изучению минерализованных вод. Проводились специальные работы по изучению 'альнеологической ценности минеральных вод.

Институтом геологии совместно с управлением «Дагнефти» проведены исследования, уточнившие представление о геологическом строении, нефтегазоносное™ и промышленных запасах нефти и определившие дальнейшее направление геологопоисковых и геологоразведочных работ на нефть и газ в республике. Данные этих исследований положены в основу семилетнего плана развития нефтяной промышленности Дагестана.

К трудам, имеющим общенаучное значение, следует отнести исследования Института физики Дагестанского филиала АН СССР по критическим явлениям в двухфазном состоянии вещества, что получило признание Международного комитета по свойствам водяного пара. Кроме того, важное теоретическое и практическое значение имеет усовершенствование радиоактивных методов определения абсолютного возраста горных пород.

В середине 1950-середине 1960-х гг было предпринято глубокое реформирование всей системы образования, в том числе школьного, содержание которого определили две реформы. Первая из них предусматривала осуществление политехнизации среднего образования. Создававшаяся «трудовая» школа была призвана готовить квалифицированные рабочие кадры для общественного производства.

В Грозненской области с 1946 по 1958 гг. построена 51 школа на 16218 мест, по инициативе и на средства колхозов - 49 школ, а к 1954/55 учебному, году насчитывалось 72 школы в городах и 332 - в сельской местности. В 1955/56 учебном году в области работало 4 767 учителей, что в два раза больше по сравнению с 1945/46 учебным годом. (78).

В 1953/54 учебном году в Черкесской АО было 110 школ. Условия обучения в них во множестве случаев оставляли желать лучшего. Только 62 школы были электрифицированы и 58 радиофицированы.(79). То есть, почти в каждой второй черкесской школе начала 1950-х гг. занятия проходили только в светлое время дня или при свечах и керосиновой лампе.

Итоги переписи населения 1959 г. дали подробную картину уровня грамотности и степени образованности народов Северного Кавказа. Наибольшее число неграмотных в возрасте 9 лет и старше перепись выявила у чеченцев, ингушей, ненцев: свыше 200 чел. на 1 тыс. жигелей.(80).

Количество студентов вузов в расчёте на 10 гыс. чел. в 1959 г. увеличилось по сравнению с 1939 г. в 2,2 раза. В том числе количество студентов более чем 5 раз выросло у даргинцев, аварцев, чеченцев и ингушей; в 4-5 раз - у лезгин кабардинцев; в 2-3 раза - у балкарцев и русских; менее чем в 2 раза - у осетин и евреев (81). Последний пример говорит о том, что у этих народов он и в 1939 г. был достаточно высок.

Самое большое число лиц с начальным образованием (свыше 250 чел на 1 тыс. было в 1959 г, у белорусов, украинцев, русских, удмуртов, марийцев, карел, а наименьшее (менее 150 чел. на 1 тыс.) - у евреев, ингушей, чеченцев.

Число лиц со средним и семилетним образованием в период с 1939 по 1959 выросло в 3,7 раза на 1 гыс. чел. Специалистов с высшим образованием за гоже время стало 19 чел. на 1 гыс. жителей, что без малого втрое больше, чем в 1939 г. Если суммировать число лиц с высшим, средним и семилетним образованием, то получится, что с 1939 по 1959 г. их количество увеличилось: в 5-7 раз у балкарцев, ингушей и лезгин; в 8-10 раз - у чеченцев и кабардинцев; более чем в 10 раз - у даргинцев и аварцев. (82).

Число лиц, обладавших высшим, неоконченным высшим и средним специальным образованием на 1 гыс. чел. в 1959 г. у кабардинцев, черкесов и карачаевцев было 21-30 чел.; 11-20 чел. - у аварцев, балкарцев, ингушей и даргинцев; менее 10 чел. хотя бы с каким-нибудь образованием выше семилетнего в расчёте на 1 гыс, населения было у чеченцев.

Если говорить о перспективах роста дипломированных специалистов, то перепись 1959 г, выявила следующие тенденции: в расчёте на 10 гыс. чел. вузов более 100 чел. было у осетин (у русских и евреев), в категорию 100 чел. вошли кабардинцы, балкарцы и лезгины; менее 40 чел. чеченцы и ингуши.(83).

К концу 1950-х гг. число лиц с высшим образование и студентов вузов из числа народов Северного Кавказа, за исключением осетин, было невелико. Их удельный вес вдвое, и даже втрое был ниже, чем у русских.

Цель реформы не была достигнута. Однако неудача в реализации идеи политехнического обучения в школе имела положительные последствия. Она подвела государство к осознанию необходимости формирования специальной системы для подготовки квалифицированных рабочих. Эта идея была реализована в системе профессионально-технического образования, кардинально реформированной в 1960-е годы.

Иначе сложилась судьба другой реформы, изменившей статус родного языка в национальной школе. Реформа обслуживала задачу создания единой интернациональной общности и была нацелена на унификацию всей системы образования в Российской Федерации. К середине 1960-х годов «языковая» реформа завершила на Северном Кавказе один из этапов общесоюзной программы перевода обучения в национальной школе на язык межнационального общения. Объективно, в условиях растущей интеграции в народном хозяйстве Советского Союза русский язык играл социально все более значимую роль во всех сферах общественной жизнедеятельности. Но для национальной культуры последствия реформы и сопутствовавшая ей потеря языковой традиции оказались неоправданно тяжелыми.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >