Северный Кавказ в условиях преобразований 1953-1964 гг.

Северный Кавказ в условиях изменения политического руководства после смерти Сталина.

Возвращение депортированных народов: проблемы и достижения. Период 50-60-х годов XX века - чрезвычайно сложное, драматическое время в развитии общества. Смерть И.В. Сталина резко изменила баланс политических сил и открыла дорогу реформам, направленным на демонтаж тоталитарной системы. Жизнеспособность советской системы не повергалась сомнениям. В то же время необходимость перемен, обновления была очевидна для нового руководства. Хрущевские реформы изменили облик страны и общества. Особенно актуальными политические изменения были для народов Северного Кавказа.

Действия сталинского режима по депортации более чем 3 млн. человек по признаку этнической принадлежности были противоправными и антиконституционными. В современной исторической литературе этот факт не вызывает принципиальных расхождений в оценках. Возвращение из ссылки карачаевцев, балкарцев, чеченцев, ингушей и восстановление автономных территориальных образований существенно повлияли на социокультурную ситуацию на Северном Кавказе.

За послевоенное десятилетие в пределы упраздненных автономий и других депортационных районов были переселены десятки тысяч человек. Проводя коллективные репрессии по национальному признаку, государство определяет одну категорию народов — «наказанных» от остальных, составляющих прочную семью советских народов». Наказанные пароды исчезают из социальной реальности и истории. Следы их присутствия изымаются из печатной и ландшафтной памяти — из энциклопедий и топонимики. Институционально определенная и идеологически обоснованная дискриминация углубляет отчуждение между народами: для одних советское государство действует как враждебная сила, для других это же государство выступает как орудие справедливого возмездия. Позже, когда наступит время десталинизации и возвращения высланных групп домой, эго отчуждение станет одной из главных линий межэтнической напряженности. Депортация серьезно осложнит и без того непростые отношения между репрессированными и переселенцами. Советское государство, вовлекая тысячи семей и хозяйственнопоселенческое освоение депортационной территории, переносит на них и свою ответственность за совершенные политические преступления, делает их заложниками будущих конфликтов (1).

Возвращение на родину сотен тысяч бывших спецпоселенцев и установление их государственного статуса, во-первых, привели к складыванию административных границ в регионе, которые просуществовали до конца советского периода, а с незначительными изменениями (главным образом статусного характера) сохраняются и сегодня. Во-вторых, реабилитация репрессированных народов и их возвращение на Кавказ породили множество внугрирегиональных «малых» или «вторичных» миграционных потоков. После завершения вторичных переселений можно говорить об установлении той этнической карты Северного Кавказа, которая в почти неизменном виде сохранялась до начала 1990-х гг.

После смерти Сталина и смещения Берии центральные партийногосударственные органы начинают пересматривать решения, принятые по депортациям различных категорий населения. Начинается поиск новых обновленных форм советской модели взаимоотношений государства и общества. В 1955-56 гг. снимаются ограничения в правах с этнических ссыльных. Они освобождаются из-под административного надзора органов МВД. Хотя реабилитация опирается на правовые основания, связанные с невиновностью подавляющего большинства репрессированных и незаконностью их высылки, но мотивирует ее общий политический курс советского руководства на восстановление и укрепление «Социалистической законности». Реальная реабилитация, опирающаяся во многом на собственные усилия высланных групп, оказывается ограниченной комплексом конъюнктурных политических резонов и хозяйственно-экономических соображений властей различного уровня.

На XX съезде КПСС Н.С. Хрущев отметил процесс депортации калмыков, карачаевцев, балкарцев как грубое попирание принципов национальной политики советского государства. Начался демонтаж сталинской модели устройства государства и общества. Обращения с просьбами о возвращении на родину репрессированных народов в правительство, ЦК КПСС и лично к Хрущеву после такого заявления значительно оживились. Надо нодчеркнугь, что депортированные авторы писем писали не о себе лично, а о решении судьбы всего своего народа. В 1956 г поступило 121 письмо, которые подписали 6 565 граждан, подвергшихся депортации. В их числе от карачаевцев поступили письма с 1163 подписями (2).

4 июля 1956 г. Н.С. Хрущёв принял карачаевскую делегацию, включавшую одного Героя Советского Союза и одного Героя Социалистического Труда, авиаконструктора, передовых колхозников и фронтовиков. Перед этим карачаевцы написали письмо Хрущёву с просьбой о возващении на родину. Первый секретарь ЦК КПСС беседовал с делегатами около часа и заверил их в скорой политической реабилитации.

Проявили настойчивость и балкарцы. 10 декабря 1955 г. писатель-балкарец К.С. Отаров направил письмо Н.С. Хрущёву, а также Н.А. Булганину, К. Е. Ворошилову с просьбой о возвращении на родину. 2 апреля 1956 г. с письмом, содержащим просьбу об освобождении балкарцев от специоселения, обращается к Н.С. Хрущёву Ж. Залиханов (3).

К. Отаров апеллирует, к фактам истории, героическому прошлому народа, говорит о заслугах балкарцев перед советской властью как в годы гражданской, гак и Великой Отечественной войн. Ж. Залиханов, обращаясь, но существу, к тем же аргументам, делает это на примерах имён и судеб поселенцев. Оба письма отмечены критикой Берия, как «подлого провокатора», «врага народа» и т.п. В 1956 г. Ж. Зелиханов, К. Уянаев, М. Цораев и К. Кулиев нагшшуг ещё много писем в различные инстанции от имени балкарского народа и от себя лично с одной и гой же просьбой: разрешить вернуться на родину.(4).

Вероятно, настойчивость депортированных народов в стремлении вернуться в места своего исторического проживания и во что бы то ни стало восстановить автономии, сыграла свою роль в процессах их реабилитации.

Первоначально государство не предполагало возвращения ссыльных на родину. Предпринимались попытки государственного руководства заинтересовать репрессированные народы перспективами остаться в местах специоселения или переехать в «третьи» регионы СССР. В частности, обсуждалась перспектива создания Карачаевской, Чечено-Ингушской автономии в пределах Казахстана, Киргизии, Узбекистана фактически — в районах ссылки. Однако, не дожидаясь официального разрешения тысячи бывших спецпоселенцев стали самовольно возвращаться на родину. Ситуация могла выйти из под контроля, поэтому 24 ноября 1956 г. вышло постановление ЦК КПСС «О восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов». Оно предусматривало организованное переселение этих народов в течении 3-4 лег, с тем чтобы подготовить бытовые и другие необходимые условия на местах.

Соответствующий Указ Верховного Совета СССР вышел 9 января 1957 г. Шестая сессия Верховного Совета СССР подтвердила решение о восстановлении автономий в феврале 1957 г.. 25 января 1957 г. последовал приказ МВД СССР «О разрешении проживания и прописки калмыкам, балкарцам, карачаевцев, чеченцем, ингушам и членам их семей в местах, откуда ни были выселены». Теми же правовыми актами восстанавливаются Чечено-Ингушская АССР и Калмыцкая автономия (с 1958 — АССР). Кабардинская АССР преобразуется в Кабардино- Балкарскую АССР, а Черкесская АО — в Карачаево-Черкесскую АО (что восстанавливает статус балкарцев и карачаевцев как титульных групп, обладающих своей национально-территориальной автономией).

Государство восстанавливает «наказанные» национальные группы в их статусе лояльных советских народов, предоставляет средства на восстановление жилья, хозяйства и пр. Переселенцы начинают активно покидать депоргационные районы, переходящие в состав возрождаемых автономий. Однако восстановление автономий по плану 1957 г. не совпадает с административно-территориальным положением автономий в 1943-1944 гг. Карачаевская автономия восстанавливается в форме объединенной Карачаево-Черкесской АО в составе Ставропольского края, с включением полосы казачьих станиц от Багалпашинской до Преградной. Границы КЧАО в целом совпадают с внешними границами Черкесской и Карачаевской АО на 1943 год. Восстановление автономии в таком виде связано с хозяйственноэкономической интеграцией этих районов Ставрополья и расселением значительной части карачаевцев (еще до войны) вне нагорной полосы.

В восстанавливаемой КБАССР балкарские районы оказываются включены в более обширные районы с преобладающим кабардинским населением. Таким образом, внутреннее административное деление республики также перестает следовать этническому принципу и опирается на принципы экономического районирования. Часть бывшего Курпского района (со смешанным этническим составом) остается в составе Моздокского района СОАССР. При восстановлении ЧИАССР в ее состав не возвращена часть Пригородного района, входившая в пределы Чечено-Ингушетии до 1944 года. Эта часть, примыкающая к Орджоникидзе, столице СОАССР и хозяйственно связанная с городом, оставлена в составе этой республики. Сюда перемещаются осетины-переселенцы из других районов, передаваемых в ЧИАССР. Одновременно предпринимаются административные меры, ограничивающие возвращение в Пригородный район ингушского населения. В составе Северной Осетии оставлен также узкий перешеек, связывающий ее основную территорию с Моздокским районом, который после возвращения Чечено- Ингушетии Малгобекского и Назрановского районов мог оказаться анклавом.

В пределах восстанавливаемой Чечено-Ингушетии были оставлены Наурский, Шелковской и Каргалинский районы упраздненной Грозненской области с казачьим и ногайским населением, экономически тяготеющие к Грозному — столице ЧИАССР. Ачикулакский и Каясулинский районы упраздненной Грозненской области включены в состав Ставропольского края, а Кара ногайский, Кизлярский и Крайновский — в состав Дагестанской АССР. Тем самым территории бывшего Кизлярского округа оказалась административно расчлененной между Дагестаном, Чечено-Ингушетией и Ставропольем. Не был восстановлен Ауховский (чеченский) район Дагестанской АССР, созданный в конце 1943 года и ликвидированный вместе с депортацией чеченцев. В 1957 году власти предпочли не затевать кампании по обратному переселению лакцев и аварцев, предоставив аккиицам возможности обустройства в соседних районах Дагестана и одновременно ограничивая их возвращение в бывший Ауховский (Новолакский район) (5).

Были разработаны планы и этапы переселения северокавказских народов из Казахстана и Средней Азии, но в действительности они реализованы не были. У государства не хватило возможностей сдержать стремление людей как можно быстрее вернуться на родину. Например, к 20 января 1958 г. в Чечено-Ингушетию по плану должны были вернугься 23 503 семьи, а прибыли в действительности 52 037 семей (6).

Начиная с 1957 г. и до середины 1961 г. в Чечено-Ингушетию вернулось 94 тыс. семей, то есть около 400 гыс. чел. В Дагестан в 1957-1958 гг. переехали из Казахстана и Киргизии 2 179 семей чеченцев, а в последующие годы власти планировали принять ещё 2 550 семей (7). Некоторые из вернувшихся оседали в городах, хотя до депортации являлись сельскими жителями. Ставропольский краевой совет депутатов трудящихся 4 января 1957 г. принимает решение об угверждении плана переселения карачаевцев из Казахстана и Средней Азии в Карачаево- Черкесскую АО. В 1957 г. планировалось принять 10 тыс. семей, в 1958 г. 11 тыс. семей или 44 гыс. человек (8). В период с 1953 по 1957 г. в места традиционного проживания вернулись 3 гыс. карачаевцев, а после указа от 9 января 1957 г. и до конца 1959 г. - около 70 гыс. человек(9). Только в 1957 г. в Карачай переехало 12 362 бывших спецпоселенцев. (10). В 1958 г. поток возвращающихся из ссылки карачаевцев увеличился. В этот год их вернулось 7 тыс. семей (около 30 тыс. чел.), в том числе 15 гыс. трудоспособных. В 1959 г. на родину возвратилась 2 081 семья карачаевцев - 4 370 чел., в том числе 2 700 трудоспособных (11).

В 1957 г. планировалось переселение из Казахстана и Киргизии 10010 балкарцев, а в 1958 г. - 6 500 чел.(12). Однако уже к 1 января 1958 г. переехало в Кабардино-Балкарскую АССР 4 670 балкарских семей в составе 19 025 чел. (13). К моменту переписи 1959 г. балкарцев в Кабардино-Балкарской АССР уже насчитывалось 34,1 тыс. чел. В дальнейшем они возвращались уже не такими многочисленными группами, а сам процесс этого возвращения растянулся на много лет. Об этом можно судить по возрастанию компактности их проживания на территории РСФСР: в 1959 г. она составляла 80,4% от общего числа балкарцев, а в 1970-м достигла 97% (14).

Стремление реабилитированных народов вернуться не только на свою родину, но и в места прежнего жительства объясняется традиционными для северокавказских народов представлениями о том, что нужно жить вблизи могил своих предков, нужно умереть там, где родился, что земля своего рода священна и т.п. Сохранение традиций предков, своего рода в период восстановления автономий нередко наталкивалось на проблему этнокультурной неоднородности регионов их проживания, усилившуюся в период ссылки. Далеко не все, кто жил рядом с ними до выселения и те, кто прибыл сюда после него, были довольны их возвращением. Наибольшего размаха и остроты протесты и националистические выпады в адрес возвратившихся из Казахстана и Киргизии спецпоселенцев достигли в Чечено- Ингушской АССР.

Бывшие специоселенцы, возвратившись на родину, стремились как можно быстрее обрести свой дом. Однако возникали определенные трудности. В.А. Тишков приводит воспоминания Д. Бакаева, ребёнком пережившего возвращение в Чечню: «Мы вернулись в Чечню 13 октября 1958 г. К этому времени вместо планировавшихся 50 тысяч приехало более 200 тысяч. Начались трагедии. "Это мой дом!", - говорят чеченцы. "А я куда пойду?", - отвечают русские. Некоторые договаривались по мирному, а некоторые возмущались, в том числе обездоленный войной народ из Белгородской, Курской, Смоленской, Воронежской областей»(15). «Куда пойти?» - решать этот вопрос приходилось многим. Так, во второй половине 1950-х гг. отчётливо наметился миграционный поток, направленный из районов восстанавливаемых автономий Северного Кавказа.

В 1957 г. было переселено 4 гыс. семей из Косга-Хетагуровского района, изъявивших желание переехать из Чечено-Ингушской АССР в колхозы Северо- Осетинской АССР (16). Вместе с колхозниками переселялись в Северную Осетию и другие слои населения - механизаторы сельского хозяйства, учителя, врачи, работники торговых предприятий. В 1958 г. из Чечено-Ингушской АССР в Северную Осетию было переселено более 4 тыс. колхозных дворов (17).Для осетин, переселявшихся с гор на равнину, а также переезжавших из Чечено-Ингушетии, в апреле 1958 г. в стадии строительства находилось 1626 домов (18). Подобные процессы наблюдались и в балкарских районах. Известно о просьбах кабардинцев об отселении их из сёл, где ранее проживало Депортированное население, и куда они переселились в 1944 г. Например, в 1958 г. из села Гунделен Эльбрусского района было переселено 500 семей кабардинцев. Эти процессы коснулись и других балкарских сёл( 19).

В середине марта 1958 г. началось переселение в Дагестанскую АССР дагестанцев (даргинцев и аварцев) из районов Чечено-Ингушской АССР. Они возвращались из Веденского, Ножайюртовского, Саясановского, Курчалоевского и некоторых других районов. На обратное переселение даргинцев и аварцев Совет Министров Дагестанской АССР получил 1 млн. руб.(20). К моменту возвращения чеченцев и ингушей только на территории Грозненской области проживало свыше 540 тыс. жителей. Предполагалось возвращение ещё 500 тыс., что не могло не вызвать социальных проблем, не говоря уже о том, что те, кто был вселён сюда после 1944 г., оказывались в двусмысленном положении. Поэтому аварцы, даргинцы и осетины почти сразу обратились с просьбой отселить их обратно в Дагестан и Северную Осетию. Пх насчитывалось 77 гыс. чел. (21). Не имея возможности и сил противостоять желанию чеченцев и ингушей селиться в своих прежних домах, власти переселили 2 574 семьи, преимущественно русских, в районы, расположенные за Тереком. «Делали это нехотя, так как стремились избежать ложных слухов, будто чеченцы выселяют русских. И всё же за пределы Чечено-Ингушетии... выехало 36 тысяч русских»(22). Нередко в первых рядах отъезжавших из восстановленной автономии оказывались коммунисты, руководители различного уровня, врачи и учителя.

Надо признать, что на территории бывшей Грозненской области, вновь ставшей частью Чечено-Ингушской АССР, столкновения возвращающихся из ссылки чеченцев и ингушей с теми, кто поселился здесь после их депортации в 1944 г., имели особенно острый характер. «В сельской местности происходили Постоянные споры и стычки из-за земельных угодий, находившихся в ведении колхозных и совхозных хозяйств. Часть бывших земель оказалась недоступной для возвращенцев: несколько горных районов были закрыты для проживания, и их бывшие жители вынуждены были селиться в равнинных аулах и казачьих станицах...Как известно, в послевоенные десятилетия активное переселение с гор на равнину имело место и в других республиках Северного Кавказа»(23).

Однако не везде возвращение бывших спецпоселенцев сопровождалось конфликтами. М.А. Кульбаев вспоминает: «Можно сказать, что из всех переселенцев балкарцы вернулись домой первыми. Кабардинцы оказали нам поистине братский, радушный приём». Об этом же пишет и Х.-М. А. Сабанчиев(24). Вот, что рассказывает чеченка Ж. Зайналабдиева: «Когда мы вернулись, в нашем доме аварцы. Мы несколько лет жили вместе, гак как аварцы не могли сразу уехать... Наш дом был небольшой, жили порознь, но ссор не было. Говорили с ними по-русски, а между собой на чеченском. Потом уже мой отец построил отдельный дом»(25). Когда стремление представителей реабилитированных народов вернугь себе имущество или земли, принадлежавшие им до депортации, не вызывали межэтнических противоречий, то они находили отклик властей и скорое решение. Так, например, обстояло дело с возвращением земельных угодий колхозу «Эльбрус» в одноимённом районе Кабардино-Балкарской АССР в июне 1 958 г.(26).

Таким образом, восстановление автономий депортированных народов на Северном Кавказе явился важным этапом национальной политики советского государства. В указанный период сложились этнические и административно- территориальные образования, которые без существенных изменений просуществовали до конца советского периода. Вместе с тем исторически неизбежный процесс реабилитации характеризовался попытками оппозиционной самоорганизации населения, наиболее серьезными проявлениями чего стали волнения славянского населения г. Грозного (август 1958 г.), локальные конфликты о спорных территориях Северной Осетии и Дагестана, возвращаемых ЧеченоИнгушетии. Несмотря на определенные сложности при возвращении репрессированных народов домой, советскому государству удается в целом сохранить стабильность в регионе.

Государство прилагало колоссальные усилия и средства для скорейшей адаптации возвратившихся народов. Разрабатывались и принимались подробные планы но восстановлению инфраструктуры вновь образованных автономий. Власть предпринимала массу сил и средств на создание оптимальных условий для воссоздания социокультурной структуры народов, 13-14 лег находившихся в дезинтегрированном состоянии.

Создание автономных республик поставило перед местной и государственной властью ряд сложностей. Спецпереселенцы возвратившиеся на родную землю столкнулись с проблемами занятости, не налаженного быта и т.п. Материальных средств у местных властей не хватало, поэтому за финансовой и иной помощью они обращались в центр. Следует отметить, что государство было заинтересовано в социально- экономическом восстановлении и развитии образованных автономий, гак как стремилось политически и идеологически укрепиться в регионе, избежать каких- либо социальных выступлений. Согласно Постановлению Совета министров РСФСР « О мерах помощи Кабардино-Балкарской АССР» отмечалось «Принять предложение Совета Министров Кабардино-Балкарской АССР о переселении в 1957 г. на территорию Кабардино-Балкарской АСССР 5000 семей балкарцев... Обязать Министерство промышленности строительных материалов РСФСР: произвести в первом полугодии 1957 г. привязку типового проекта на строительство в Кабардино- Балкарской АССР черепичного завода мощностью 3 млн. шгук черепицы в год и СО второго полугодия 1957 г. приступить к строительству этого завода; провести в 1957 г. в Советском, Чегемском, Эльбрусском и Урванском районах геологоразведочные работы и испытания сырья на пригодность для производства извести, а также разведку месторождений глин и по результатам этих разведок решить вопрос о с троительстве шахтных известковых печей, кирпичного и кирпично-черепичного заводов и каменных карьеров в указанных районах; построить в 1958 г. цех полусухого прессования на Прохладненском кирпично-черепичном заводе мощностью 8 млн. штук кирпича в год и сушильные сараи для черепицы на Прохладненском, Шалушкинском и Кызбурунском кирпично-черепичных заводах емкостью 175 тыс. штук черепицы. При проектировании указанных заводов и карьеров учесть строительство жилых домов и культурно-бытовых учреждений».

Согласно этому документу, решено было выделить в 1957 году Совету Министров Кабардино-Балкарской АССР 3,7 млн. рублей на строительство школ, 0,75 млн. рублей - на строительство бань в Чегемском и Эльбрусском районах и водопровода в Советском районе. На строительство сельских клубов и дома культуры предлагалось передать 0,9 млн. рублей, и 1 млн. рублей на строительство городской больницы в г. Нальчике из резерва капиталовложений Совета Министров РСФСР(27). Фактически хозяйственное, культурное восстановление республик Северного Кавказа происходило за счет непосредственного финансирования из союзного бюджета.

Власти стремились адаптировать переселенцев к новым условиям путем восстановления социокультурных структур и отношений депортированных народов после их возвращения на родину. Возвратившиеся народы имели льготы при поступлении в вуз, техникум. Так, из 8 997 специалистов с высшим образованием, насчитывавшихся в Чечено-Ингушской АССР в 1959 г., чеченцев было 177 чел., а ингушей - 124 чел. Лиц со средним образованием в год было 14 150 чел., среди них чеченцев - 403, ингушей - 248. Меры принимались быстрые и энергичные. Уже в 1957 г. в педагогическом институте обучалось 133 чеченца и ингуша, в нефтяном техническом училище - 30 чел., в педагогическом училище -145 чел. (28).

Такая политика государства позитивно отражалась на развитии республик. Как отмечалось в Справке Кабардино-Балкарского областного комитета КПСС «об оказании помощи балкарскому населению в связи с возвращением в КБ АССР», правительство РСФСР дважды - первый раз 25 февраля 1957 г., и второй раз 27 августа 1957 г. принимало постановления о мерах помощи Кабардино-Балкарской АССР в связи с возвращением балкарцев в республику. Было отпущено на 1957 и 1958 гг. 4 млн. 150 тыс. рублей на оказание единовременной денежной помощи балкарцам и 1 млн. 500 гыс. рублей на строительство домов инвалидам войны и труда, в семье которых нет трудоспособных.

Вновь организованные балкарские колхозы и индивидуальные застройщики из балкарцев получили леса круглого 54 тыс. кубометров, 20 тыс. 500 кубометров леса пиленого, 19 тыс. тонн цемента, 8 млн. условных плиток шифера, 600 тонн гвоздей, 230 гыс. квадратных метров оконного стекла, 450 автомашин и г.д. Всего для выдачи ссуд балкарцам на строительство и ремонт домов было выделено около 40 млн. рублей. Еще 40 млн. рублей получили балкарские колхозы на приобретение крупного рогатого скота и овец. На строительство ветеринарных учреждений в балкарских селах государство выделило 1 млн. рублей. Кроме того, балкарские колхозы были освобождены от обязательных поставок молока государству на два года. Совет Министров РСФСР своим распоряжением и постановлением от 27 августа 1957 г. предусмотрел уменьшение плана закупок мяса в колхозах республики на 4000 тонн в связи с необходимостью продажи скота для хозяйственного обзаведения вновь организованным балкарским колхозам. В 1957 г. вновь оганизованным балкарским колхозам продано; овец - 22 639 голов, коров - 675 голов, телок - 719 голов, бычков - 571 голова, что составляет 12 232 центнера. Только в 1957 г. колхозы Терского, Урожайненского, Прохладненского и других районов Кабардинской республики передали балкарским колхозам 1500 гектаров посевов кукурузы. Колхозы указанных районов выделили балкарским колхозам пашни около 7 гыс. гектаров. Эти же колхозы выделили балкарским колхозам семенник на 3 тыс. гектаров. Кабардинские и русские колхозы передали балкарским колхозам большое количество сельхозинвенгаря, автомашин, бричек, племенных производителей.

Большие средства отпускались на строительство школ, больниц, культурно- просветительных учреждений. Только в 1957 г. затраты на строительство школ составили 3,7 млн. рублей. В 1958 г. предусмотрено строительство 4 школ, в том числе две школы но 160 мест и две школы но 280 мест каждая. За короткий период в селах Балкарии была открыта 21 школа, в том числе 8 средних школ, 9 неполных средних школ и 3 начальные школы с общим количеством около 3 тыс. детей. Была построена больница в сел. Мухол, расширена больница в сел. Гунделен и открыто 12 фельдшерско-акушерских пунктов. Работает 13 клубов, 16 библиотек. Предусмотрены большие средства на приобретение балкарской литературы в библиотеки. (29). Для развития средств связи отпущено 560 гыс. рублей. На благоустройство балкарских сел и районных центров было израсходовано около 1 млн. рублей. На ремонт и восстановление дорог и мостов в балкарских ущельях было предусмотрено свыше 4 млн. рублей. Были построены магазины, столовые. Только в 1958 г. строятся магазины и столовые с общими затратами 1390 тыс. рублей. С момента организованного возвращения балкарцев в республику было построено и приобретено 2600 домов, строится 1200 домов, вновь организовано 18 балкарских колхозов.(ЗО).

Итак, в период 1953-1964 гг. институциональное выражение советской национальной политики на Северном Кавказе обретает формы, близкие к завершённым: складываются и административно-территориальные карты, которые почти без изменений просуществовали до конца советского периода. Несмотря на различные трудности и проблемы при возвращении депортированных народов на родину, государство сумело создать условия для социально-экономического и культурного развития вновь образованных республик, а также сохранить определённую стабильность в регионе,

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >