ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Гражданско-правовая ответственность наступает за нарушения экологического законодательства и является одной из форм правовой охраны окружающей среды.

Применение этого вида ответственности до настоящего времени не получило достаточно широкого распространения в практике природопользования и охраны окружающей среды судебными органами.

Экологическое законодательство закрепляет своими нормами принципы возмещения вреда окружающей среде, причиненного индивидуальными предпринимателями, юридическими лицами, а также государственными органами и должностными лицами. В этих целях применимы общие положения гражданского права об обязательствах, возникающих из причинения вреда. Для сохранения благоприятного состояния окружающей среды являются понятия экологического вреда и его возмещения, которое в натуре, могут быть реализованы в денежном выражении либо способами определения размера причиненного вреда.

Сущность меры гражданско-правовой ответственности, заключается в возмещении имущественного ущерба, к примеру, в связи с нарушением земель сельскохозяйственного назначения, либо необходимость в ее восстановлении. Нарушенные права рассматриваются судом на основании гражданского, гражданско-процессуального законодательства. Для исчисления размера вреда успешно применяются специальные таксы, оценки ущерба с учетом понесенных затрат.

Основными нормативными правовыми актами, регулирующие указанные отношения, являются: Закон «Об охране окружающей среды», гражданское законодательство, гражданско-процессуальное законодательство, а также природоресурсное (Земельный, Водный, Лесной кодексы и другие отраслевые законы).

Так, в законе «Об охране окружающей среды» содержатся исходные положения, позволяющие реализовать нормы о возмещении вреда окружающей среде (ст. 77).

В указанной статье устанавливается принцип полного возмещения вреда окружающей среде, причиненного индивидуальными предпринимателями, юридическими, физическими лицами и иными лицами в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, которые обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством (п. 1 ст. 77). Определен порядок компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области ее охраны. Законодательство в области охраны окружающей среды устанавливает, что компенсация вреда осуществляется добровольно либо по решению суда или арбитражного суда (п. 1 ст. 78 Закона).

Определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния природы ее отдельных объектов, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии — в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

Так, ст. 57 ЗК РФ закрепляет правило о возмещении убытков при изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд, ухудшения качества земель, временным занятием земельных участков, ограничении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков производится в полном объеме, в том числе упущенная выгода и причиненные путем изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд; ухудшение качества земель в результате деятельности других лиц; временным занятием земельных участков.

В связи с этим следует обратить внимание, что ст. 62 ЗК РФ частично дублирует ст. 57 ЗК РФ, в которой дается понятие возмещение убытков, причиненных путем изъятия земельного участка для государственных или иных муниципальных нужд. Эти убытки могут возникнуть как из договоров, так и из обязательств вследствие причинения вреда.

В целом, размер убытков землепользователям определяется на основании Положения о порядке возмещения собственникам земельных участков, землевладельцам, землепользователям, арендаторам потерь сельскохозяйственного производства, утвержденного постановлением Правительства РФ от07.05.2003 г. № 262 (ред. от 31.03.2015) либо на основании специальных Правил возмещения (методик).

Положением устанавливается порядок возмещения убытков землепользователям, причиняемых изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением их прав или ухудшением качества их земель. При ограничении прав землепользователей или ухудшение качества их земель в результате деятельности организаций и граждан размеры убытков и потерь устанавливаются землеустроительным проектом.

При расчетах размеров возмещения убытков применяются действующие на момент изъятия земельных участков или на момент составления акта цены на оборудование и материалы, а также расценки на строительно-монтажные и другие работы. Расчеты убытков согласовываются с заинтересованными сторонами и оформляются актом, который регистрируется местной администрацией. Споры о размерах возмещения убытков разрешаются судом или арбитражным судом (в соответствии с их компетенцией) либо третейским судом.

Сложившаяся практика работы федеральных районных судов по таким категориям дел подразделяется в зависимости от обстоятельств конкретного дела на следующие четыре элемента:

  • а) стоимость неиспользованных затрат, вложенных в землю, ее порчи
  • (удобрения, орошения и т.д.);
  • б) стоимость недополученного урожая или иной продукции;
  • в) расходы на рекультивацию земли;
  • г) компенсации за порчу или уничтожение строений, сооружений, насаждений и посевов.

Убытки, включая упущенную выгоду, возмещаются организациями и гражданами, деятельность которых ограничивает права пользователей земельными участками или ухудшает их качество.

В указанном постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 в п. 34 подчеркивается, что «Вред, причиненный окружающей среде, а также здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объеме (п. 1 ст. 77, п. 1 ст. 79 Федерального закона «Об охране окружающей среды»). В п. 35 постановления указывается, что «В соответствии со статьей 1064 ГК РФ и статьи 77 Федерального закона «Об охране окружающей среды» вред, причиненный окружающей среде, подлежит возмещению виновным лицом независимо от того, причинен ли он в результате умышленных действий (бездействия) или по неосторожности.

Как правило, производится полное возмещение вреда окружающей среде, компонентом которой являются, например, лесные ресурсы (ст. 78 Федерального закона «Об охране окружающей среды»). Исчисление размера взыскания за ущерб, причиненный лесному хозяйству определяется и утверждается постановлением Правительства РФ на основании лесного законодательства (ст. 100 ЛК). В случаях систематического нарушения законодательства в области охраны окружающей среды в результате деятельности юридических и физических лиц, граждане имеют право требовать ограничить такую деятельность либо вовсе остановить ее.

Суммы ущерба, взысканные по решению суда (арбитражного суда) передаются потерпевшей стороне (гражданину, субъекту хозяйственной деятельности) для принятия мер по восстановлению потерь или в экологический фонд, если природный объект находится в общем пользовании.

В Законе «Об охране окружающей среды» определен срок исковой давности о компенсации вреда окружающей среде, который равняется двадцатью годами (п. 3 ст. 78). Определение срока подачи искового заявления о компенсации вреда окружающей среде представляется важным с точки зрения защиты природных объектов при любом общественном строе и любом правительстве, если не изменится к этому времени законодательство.

Кроме того, введена статья в Законе, которая защищает здоровье гражданина Российской Федерации, а также имущество, в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды.

Возмещение вреда в теории права традиционно рассматривается как гражданско-правовой институт. Вместе с тем на практике, как отмечается в теории гражданского права, что «в случаях причинения вреда, кому бы то не было и в чем бы он не выражался, вредоносные последствия обычно не могут быть заглажены с помощью какого-то одного правового института (к примеру, страхования или пенсионного обеспечения). Для достижения максимального социального эффекта требуется взаимодействие различных правовых средств, в числе которых видное место принадлежит обязательствам из причинения вреда»[1].

Институт возмещения экологического вреда включает в себя совокупность правовых норм, регулирующих условия и порядок применения различных правовых способов возмещения экологического вреда. Проблема применения правовых норм о возмещении экологического вреда связано с тем, что наука и практика, как правило, бессильны в определении реального ущерба, наступающего при негативном воздействии на окружающую среду. Однако не учитываются существенные различия экономического и правового понятий экологического вреда.

Экологический вред как экономическая категория представляет собой выраженные в денежной форме фактические и возможные потери в хозяйственной деятельности, обусловленные ухудшением экологической ситуацией в результате антропогенной деятельности. Экологический ущерб представляет собой потери экономики и общества, связанные с осуществлением превентивных природоохранных мероприятий.

По своему экономическому содержанию ущерб окружающей среде понимается как совокупность прямых и косвенных потерь, вызванных загрязнением окружающей среды. При этом прямые потери включают стоимость природного объекта, стоимость недополученной природной продукции, а косвенные потери — затраты на ликвидацию последствий загрязнения окружающей среды.

Экономическое содержание понятие «ущерб окружающей среде» имеет более широкие границы в отличие от правового понятия «вред окружающей среде».

Ущерб как правовая категория понимается в виде уничтожения или повреждения наличного имущества, потеря прибыли, расходы, призванные обеспечить наиболее полное восстановление материальных и личных нематериальных благ потерпевшего, которым причинен вред.

Ущерб как экономическая категория основывается на целостной оценке реального и вероятного ущерба окружающей среде. Компенсация вероятного вреда в рамках гражданского права невозможна, поскольку такой подход противоречит основным принципам гражданско-правовой ответственности. При этом необходимо достаточно четко отграничивать понятия «экологический ущерб» и «экономический ущерб». Данные категории разделены по объекту посягательства. Экономический ущерб включает, в частности, дополнительные затраты на очистку воздуха и воды, используемых в технологических процессах, дополнительные затраты в связи с потерями ресурсов и продукции в результате изменения урожайности в сельском хозяйстве, продуктивности лесных угодий, дополнительные затраты на оплату больничных листов, связанные с заболеваемостью работников производства, и другие виды локального ущерба[2].

Наиболее правильное определение экологического вреда содержится в работах М.М. Бринчука, который рассматривает экологический вред как любое ухудшение окружающей среды, происшедшее вследствие нарушения правовых экологических требований[3]. Как справедливо отмечает М.М. Бринчук, признание платежей за негативное воздействие на окружающую среду в качестве инструмента налогового законодательства недопустимо, поскольку такой подход существенно снижает потенциал данной меры в достижении цели охраны окружающей среды[4].

Таким образом, правовое определение понятия экологического вреда следует формулировать с учетом разграничения данного вреда на реальный вред, вызванный нарушением экологического законодательства и возмещаемой в порядке гражданско-правовой ответственности, и предотвращенный вред, который компенсируется посредством взимания платежей за негативное воздействие.

Размеры и взимание платежей возникает в отличие от юридической ответственности не на основании правоотношения, а на основании одного лишь факта негативного воздействия, выразившегося в форме выброса загрязняющих веществ в атмосферный воздух, сброса вредных веществ в водную среду, загрязнение почв, недр и размещения промышленных и бытовых отходов на поверхности земли.

Определение размера и взимание платежей за воздействие на окружающую среду закреплен в постановлении Правительства РФ от 03.03.2017 № 255 (ред. 26.12.2013) «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение вредных отходов, другие виды вредного воздействия», а также Методические указания по оценки и возмещению вреда, нанесенного окружающей природной среде в результате экологических правонарушений, утвержденные приказом Госкомэкологии России от 6 сентября 1999 г. Как показывает практика, выплата компенсационных платежей в полном объеме чаще всего невозможна, так как экономический ущерб от загрязнений, как правило, превосходит финансовые возможности предприятий, которые ограничены его прибылью[5]. Имеется отдельное Постановление Правительства РФ от 7 мая 2003 г. № 262 (ред. от 31.03.2015) об утверждении правил возмещение собственникам земельных участков вреда, убытков, причиненных в результате деятельности других лиц. Основаниями для возмещения убытков субъектов права землепользователям являются: различные соглашения, акты государственных органов исполнительной власти или органов местного самоуправления; соглашение о сервитуте; акт решения суда; соглашение о временном занятии земельного участка между субъектами права землепользования в пользу которого осуществляется временное занятие земельного участка и другие (ст. 1).

В целях совершенствования правовой основы для платежей за загрязнение желательно принять комплексный закон «О плате за природопользование»[6].

Таким образом, платежи за негативное воздействие и гражданско- правовая ответственность за экологический вред имеет единую целевую направленность. Разграничение названных институтов проводится по следующим основаниям. Следует напомнить, что существующий механизм взимания платежей за негативное воздействие предполагает платность как правомерного, так и неправомерного воздействия, т.е. осуществляемого с превышением установленных нормативов. Плате жи взимаются по факту негативного воздействия независимо от правомерности такого деяния. Именно такой признак как правомерность вредного воздействия применительно к механизму платежей, имеет значение только для определения размера платы. Противоправное воздействие является основанием для взимания повышенной платы. Кроме того, виновность деяния также не может служит основанием для разграничения названных институтов, поскольку выявление вины причинителя вреда не исключает взимание платежей. Ведь взимание платежей осуществляется как при наличии, так и при отсутствии таких условий, как противоправность и виновность деяния. Представляется, что выделение данных условий в качестве критериев разграничения институтов платежей за загрязнения и гражданско-правовой ответственности за причиненный экологический вред не имеет под собой теоретического обоснования.

Следующим критерием разграничения гражданско-правовой ответственности и платежей за негативное воздействие назван гипотетический характер, то его возмещение осуществляется в рамках механизма платы.

Объективным критерием для проведения разграничения является классификация экологического вреда на реальный и предотвращенный вред.

Оценка такого вреда должна осуществляется с учетом затрат на устранение негативных изменений окружающей среды. Следует иметь ввиду, что в литературе также предпринимались попытки исследования вопроса об оценке ущерба окружающей среды с позиции экономической оценки ущерба от нарушения условий рационального хозяйствования.

В этой связи высказывались суждения о неспособности науки и практики в определении реального ущерба, наступающего при нарушении общих условий рационального хозяйствования[7]. К этой позиции следует отнести и И. П. Лаптева, а также Б. Г. Розовского[8] Так, Б. Г. Розовский исходит из признания такого ущерба, который причинен имущественным благам вследствие загрязнения окружающей среды. А ущерб, который связан с расходами на восстановление леса, рыбных запасов и т.д., по мнению автора, методологически неверен, так как при этом мы получаем новое благо, окупающее производственные затраты[9]. Вместе с тем рассматриваемая точка зрения не нашла отражение в действующем законодательстве, и она нуждается в теоретическом обосновании с целью выработки общего понятия «экологический ущерб». К сожалению, в законодательстве не решен вопрос о размер вреда, который подлежит компенсации в пользу государства и природопользователя.

Что касается современного законодательства, регулирующее отношения по экономической оценке воздействия хозяйственной или иной деятельности на окружающую среду, то ее необходимо отнести к числу методов экономического регулирования в области охраны окружающей среды наряду с методом возмещения вреда окружающей среде и другими методами (ст. 14 ФЗ «Об охране окружающей среды»). При разрешении исковых требований о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, судам необходимо устанавливать не только факт причинения вреда, но и его последствия, выразившиеся в виде ее деградации естественных экологических систем, истощение природных ресурсов и иных последствий. В целях правильного разрешения вопросов, требующих специальных познаний в области экологии, в том числе и при определении размера вреда, причиненного экологическим правонарушением, по делу должны проводится соответствующие экспертизы с привлечением специалистов: экологов, санитарных врачей, зоологов, ихтиологов, охотоведов, почвоведов, лесоводов и других (п. 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21). Иначе говоря, в законодательстве нашла признание концепция стимулирующей роли экономической оценки ущерба и возмещение его окружающей среде в обеспечении внедрения безотходных технологий и предотвращения реального экологического вреда.

Исходя из сказанного, можно определить место и роль института платежей за негативное воздействие на окружающую среду, которая состоит в финансировании природоохранной деятельности государства. Платежи за загрязнение являются источником финансирования государственных природных программ, которые формируются в соответствии с принципом приоритетности тех или иных государственных задач, значимость которых определяется государственными органами.

Большинство ученых придерживаются мнения о компенсационной природе названных платежей. Это мнение обосновывается сторонниками данной теории путем выявления таких характеристик платежей как: соотнесение с размером вреда, причиняемого окружающей среде выбросами, сбросами загрязняющих веществ, иными видами вредного воздействия; во-вторых, целевой характер ее использования на осуществление природоохранных мероприятий[10].

М.М. Бринчук отмечает, что признание платежей за негативное воздействие на окружающую среду в качестве инструмента налогового законодательства недопустимо, поскольку такой подход существенно снижает потенциал данной меры в достижении целей охраны окружающей среды[11]. Необходимо отметить, что судебная практика развивается также по пути признания компенсационной природы платежей за загрязнение.

Подобная позиция высказана в судебных актах Конституционного суда РФ и Верховного Суда РФ. Анализ судебной практики по применению законодательства, регулирующего порядок возмещения вреда окружающей среде в результате ее загрязнения и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, свидетельствует о необходимости более точного разграничения оснований взимания платежей за загрязнение окружающей среды и гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда.

Платежи за загрязнение и за другое негативное воздействие на окружающую среду взимается на основании факта негативного воздействия, выразившегося в форме выброса загрязняющих веществ в атмосферный воздух, сброса вредных веществ в водную среду, загрязнение почв, недр и размещение промышленных и бытовых отходов на поверхности земли. Обязанность внесения данных платежей возникает в отличие от юридической ответственности не на основании правонарушения, а на основании одного лишь факта негативного воздействия. Для возникновения обязанности деяния по взиманию платы не требуется постановления противоправности деяния и вины причинителя вреда.

Порядок определения размера и взимания платежей за воздействие на окружающую среду закрепляется постановлением Правительства РФ. Так, постановление Правительства РФ от 8 мая 2007 г. № 273 (с изм. от 11 октября 2004 г. № 1038) «Об исчислении размеров вреда, причиненного лесам вследствие нарушения законодательства»[12] является основанием для взимания повышенной платы.

Земельно-правовая и водно-правовая ответственности за экологические правонарушения.

В 70—80 годы в литературе довольно широкое распространение получила точка зрения, согласно которой некоторые ученые признавали в качестве самостоятельного вида юридической ответственности — земельно-правовую ответственность и водно-правовую ответственность[13].

Авторы ряда работ утверждают, что эти виды юридической ответственности являются специальными. В основе своих выводов они, ссылаясь на изъятие водных и земельных объектов и принудительное прекращение пользование ими со стороны правомочных органов, указывают, что по своей юридической природе эти меры ответственности не могут быть отнесены к мерам уголовного, административного, трудового или гражданского права[14].

Вопрос о водно-правовой ответственности как о самостоятельном виде юридической ответственности является спорным.

Признаки, характеризующие водно-правовую ответственность, сходны с другими видами юридической ответственности, особенно с административной. В свете восприятия отраслевого признака для классификации видов юридической ответственности возникает вопрос: а значит ли это, что каждой отрасли права соответствует «своя» ответственность? Правильный ответ на этот вопрос имеет важное практическое значение. В чем заключается специфичность мер указанных видов ответственности, которые по существу нельзя отнести их к уголовным, административным, материальным либо дисциплинарным санкциям?

В обоснование этих позиций авторы приводят доводы о том, что водные и земельные правоотношения имеют специфические особенности, обуславливающие необходимость применять к нарушителям такие меры воздействия, которые свойственны только водным и земельным правоотношениям и по своей сущности не могут быть отнесены к другим видам ответственности. Таковыми мерами являются: лишение прав пользования одними объектами, земельными участками; восстановление нарушенных прав водопользователей; возложение обязательств и предоставление новых прав. Но достаточно ли этого для обоснования существования самостоятельных видов юридической ответственности? Представляется, что нет. Лишение права пользования водным объектом или земельным участком осуществляется преимущественно на основе норм административного права и в административном порядке. Не признать этого — значит, следует расширить классификацию видов юридической ответственности. Кроме того, для скорейшего решения этого вопроса необходимо наделить соответствующими правами органы специальной компетенции для применения к виновным санкции (Росприроднадзор и другие контролирующие органы РФ). Известно, что Росприроднадзор не имеет права принимать решения по ограничению использования водных и земельных ресурсов. Окончательное решение выносит федеральный судья. В этой связи следует изменить существующее водное и земельное законодательство, в сторону усиления санкций, дополнив его соответствующими нормами.

Что касается восстановления нарушенных прав водо-землепользо- вателей, то эти меры относятся не к мерам юридической ответственности, а к мерам принудительного исполнения обязательств.

Согласно ст. 68—69 Водного кодекса РФ предусмотренные виды ответственности: административная, уголовная и материальная, не всегда могут быть реализованы на практике в связи с возникающими препятствиями и с которыми часто сталкиваются работники Ро- сприроднадзора, привлекая юридических и физических лиц к ответственности.

Если ранее органы управления природопользованием сами могли применять административные санкции и меры принудительного характера, то существующие исполнительные органы не наделены такими правами. Вся процедура применения санкций проходит через правоохранительные органы и судопроизводство. Зачастую, решение вопроса о привлечении к ответственности виновного затягивается на долгие годы.

Можно согласиться с учеными, отстаивающими свою точку зрения по поводу самостоятельных видов ответственности как водноправовая и земельно-правовая.

Таким образом, основания принудительного прекращения права пользования водными и земельными объектами могут быть нарушения, связанные с бесхозяйственной эксплуатацией оросительных и водохозяйственных сооружений и устройств, неплановым забором водных ресурсов, а также с использованием их не по назначению. По своей юридической природе данная мера ответственности принадлежит только водному и земельному праву.

В качестве меры применения наказания включаются такие как лишение права пользования водами, земельными участками субъектов права природопользования. Органами, применяющие такие меры, которыми являются Росприроднадзор РФ, Росреестр РФ и Управления по имущественным и земельным отношениям в региональных органах на местах.

Так, ограничение используемых водных объектов в сельском хозяйстве могут наступать для фермеров, индивидуальных предпринимателей, сельскохозяйственных организаций, арендаторов и других водопользователей в случаях систематического невыполнения требований, закрепленных в водном и земельном законодательстве.

Характеризуя водно-правовую и земельно-правовую виды ответственности, необходимо обратить внимание на недостатки водного и земельного законодательства. На наш взгляд, следовало бы включить в водный кодекс РФ в качестве самостоятельного состава такие правонарушения как: переуступка права водопользования без разрешения органов водоохраны; несвоевременная очистка находящегося на территории субъектов права водопользования и землепользования мелиоративных систем и проведение других мероприятий по надлежащему уходу и содержанию водоемов и земель в удовлетворительном состоянии.

Таким образом, если признать указанные виды ответственности самостоятельными и специальными, то необходимо изменить и дополнить ряд законодательных актов на федеральном и местном уровне, изменить структуру государственных исполнительных органов, на что нужно будет потратить большие финансовые средства. Иначе говоря, это труднорешимое и дорогостоящее мероприятие.

Более реальным в этой связи представляется совершенствование системы органов в целом органов управления природопользованием и охраной окружающей среды, а также правоохранительных органов, совершенствование правовых норм и практики их применения в рамках существующих видов юридической ответственности.

  • [1] Гражданское право: учебник / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Норма,1997. Ч. 2. С. 694-695.
  • [2] Шимова О.С., Соколовский Н.К. Экономика природопользования. М.: Инфа, 2005.С. 170.
  • [3] Бринчук М.М. Экологическое право: учебник. М., 2003. С. 326.
  • [4] Бринчук М.М. Указ. раб. С. 376.
  • [5] Шимова О.С., Соколовский Н.К. Указ. раб. С. 289.
  • [6] Петрова Т.В. Правовые проблемы экономического механизма охраны окружающей среды. М.: Зерцало. 2000. С. 118.
  • [7] Рабинович Ф.Л. Вина как основание договорной ответственности предприятия. М.:Норма, 1975. С. 71.
  • [8] Розовский Б.Г. Правовое стимулирование рационального природопользования.Киев, 1981. С. 17.
  • [9] Розовский Б.Г. Указ. раб. С. 17.
  • [10] Петрова Т.В. Правовые проблемы экономического механизма окружающей среды.М: Норма, 2000. С. 115.
  • [11] Бринчук М.М. Экологическое право: учебник. М.: Норма, 2003. С. 326.
  • [12] Российская газета. 2007. 23 мая.
  • [13] Измайлов О.В. Проблемы государства и права на современном этапе. М.: Юрид.лит., 1973. С. 743.
  • [14] Колбасов О.С. Указ. раб. С. 220.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >