Боссюэ, Фенелон, Вобан, Сен-Пьер, Д'Аржансон, Буленвиллье. Заметки о Франции XVIII века. Первые французские писатели этого века

В XVII в. наиболее крупные политические писатели творили в Англии, в XVIII в. первенство переходит к Франции. Впрочем, это было следствием интеллектуального приоритета, завоеванного французами во многих отраслях знания по сравнению с другими европейскими странами. Один из симптомов этого первенства проявился в господствующем влиянии французского языка. Если в начале ученые писали на латыни, а используя родной язык, не забывали переводить свои произведения на латинский, то в XVIII в. французский стал мировым языком, и французские книги распространились во всем цивилизованном мире. Умение говорить и писать по-французски предписывалось с тех пор каждому образованному человеку.

Между XVII и XVIII вв. существует большая разница в воззрениях на мир. Это было следствием прежде всего большого прогресса в естественных науках, начало которому было положено открытиями Коперника, дополненными свершениями Тихо Браге, Галилея и Ньютона, которые постепенно были восприняты всеми мыслителями и положили начало научной астрономии и физике. Интеллектуальному обновлению способствовало и открытие новых земель, произошедшее двумя веками ранее, вследствие чего стало возможным распространить представления, более или менее соответствующие истине, о том, что нации, до сих пор считавшиеся варварскими, имеют цивилизацию более древнюю, чем европейская, а в некоторых случаях ее превосходящую. Так фактически произошло с Китаем.

Но на развитие критического духа наибольшее влияние оказало наследие Возрождения и религиозной Реформации. Первая эпоха умножила контакты с классической мыслью и в некотором смысле повсеместно освободила умы от принципа авторитета, господствовавшего в Средневековье. Вторая эпоха, вызвав свободную дискуссию в отношении священных текстов, в известной мере подточила авторитет церкви. Ни в одну другую эпоху человеческий разум не доверял самому себе так, как в XVIII в., в фундаментальном антиисторизме своей культуры ощущавший наибольшее разочарование теми человеческими институтами, которые достались в наследство от недавнего прошлого и содержали в себе плоды невежества и варварства. В образованных классах распространялось убеждение, что человеческий ум, освобожденный от суеверий и невежества, сможет в короткое время изменить мир, изгнав из него многие страдания, нелепости и несправедливость.

Предваряя анализ политических писателей XVIII в., необходимо условиться о том, что когда речь идет о XVIII в. в культурном и политическом смыслах, следует иметь в виду не только отрезок времени между 1701 и 1800 гг., а скорее тот, который ограничивается 1715 г. - годом смерти Людовика XIV и 1789 годом, когда разразилась Великая французская революция, но, возможно, и 1815 годом, который ознаменовался концом наполеоновских войн. Потому что историческая эпоха, как уже упоминалось, никогда не соответствует точно веку в арифметическом смысле. Так, век XIX, понимаемый в смысле исторической эпохи, можно начать 1815г. и закончить 1914.

Такой подход, скажем, позволяет к концу XVII в. отнести великую славу Боссюе (1627-1704), который стал теоретиком абсолютизма Людовика XIV в полной противоположности со временами последующими. Боссюэ в своем сочинении «Политика, извлеченная из Священного Писания» допускает естественное состояние, хотя и утверждает, что народ, чтобы жить в безопасности, организует себя политически и доверяет высшую власть суверену и его законным наследникам. Единожды предоставив свои права, народ должен подчиняться принцепсу даже в том случае, если он злоупотребляет властью. Принцепс должен отчитываться о своем поведении только перед Богом. Как видно, теория божественного права короля приводит Боссюэ к выводам, значительно более радикальным по сравнению со средневековыми писателями и писателями XVI и XVII вв. Достаточно вспомнить Фому Аквинского: в «Сумме теологии» он оправдывал восстание в некоторых случаях и допускал, что народы могут выбирать форму политического режима, который посчитают более удобным. Он отдает предпочтение смешанному правлению, в котором три формы из традиционной аристотелевской классификации были бы слиты и смягчены.

После Боссюэ во Франции появляются писатели, творчество которых знаменует зарю XVIII в. Среди них можно вспомнить Фенелона (1651-1715), который в своей работе «Приключения Телемаха» описывает идеальный город Саленто, где принцепс мечтал не о расширении государства, а скорее о его расцвете в условиях мира и счастья народа.

Вобан, известный как военный инженер, опубликовал в 1707 году книгу «Королевская десятина», в которой предлагал заменить все налоги одним, соответствующим десяти процентам доходов. Его можно было бы назвать специалистом в области финансовой науки, хотя в его книге имеется прочувствованное описание нищеты трудящихся классов во Франции, выявляющее новую ментальность, начавшую распространяться среди руководящих классов страны. Впрочем, это подтверждается и тем фактом, что публикация «Королевской десятины» вызвала неудовольствие короля и двора.

Вскоре после этого аббат Сен-Пьер выступил с публикацией проекта, направленного на достижение всеобщего мира. Другая его работа узко политического характера « Полисинодия» намечает план радикальной реформы французского правительства. В этом произведении автор нападает на деспотизм министров, которых, полагает он, необходимо уволить, заменив советами или синодами из пяти человек, назначенных по выбору короля из наиболее представительных людей нации, т. е. из французской Академии, дворянства, магистратуры и т. д.

Идеи аббата Сен-Пьера распространялись также изустно в своего рода политической академии, названной по месту ее заседания Антресолью. Некоторое время власти не замечали эту академию, но поскольку она становилась все более многочисленной и активной, кардинал Флери, тогда первый министр Людовика XV, посчитал необходимым запретить ей собираться.

Другим писателем, предшественником новых времен, был маркиз д'Аржансон (1694-1757). Как полагают, он входил в состав общества интеллектуалов, собиравшихся на Антресолях для обсуждения политических проблем. Около 1730 г. д'Аржансон написал книгу «Соображения о правительстве Франции», которая была опубликована в 1765 г. В ней он защищает децентрализацию, борется с привилегиями дворянства и предлагает покончить с остатками феодального режима.

Прямо противоположным тенденциям Нового времени было творчество Буленвиллье /1658-1722/, автора нескольких работ. Наиболее важной был «Очерк о французском дворянстве», опубликованный после его смерти. В нем подвергается критике королевское всевластие, потому что монархия ограничила привилегии нобилитета, состоявшего из потомков франков-завоевателей, которых нельзя приравнять к плебеям, выходцам из побежденных галлоримлян. В соответствии с этими принципами Буленвиллье восхваляет феодальный режим и осуждает короля, который предполагал уравнять привилегии дворян и тех, кто родился плебеем. Его в некотором смысле можно рассматривать как предшественника Де Гобино и немецких писателей, которые в конце XIX - начале XX вв. хотели показать, что различные классы общества берут свое начало от расовых различий, и приписывали истощению высшей расы упадок политических организмов.

Подчеркнем также влияние, которое оказали Вольтер, Дидро, Д’Аламбер, энциклопедисты в целом. Это влияние было огромным, но по смыслу не всегда позитивным. Оно имело целью разрушить моральные и интеллектуальные основы существовавших тогда режимов и институтов, не предлагая взамен эффективного порядка. Так, нападая на христианство, это направление задевало, хотя и не непосредственно, божественное право, на основе которого оправдывалась абсолютная власть короля, а показывая абсурдность привилегий, оно разоблачало те же привилегии дворянства и клира. Но ни Вольтер, ни энциклопедисты в целом не предлагали новой системы правления, способной заменить существовавшую. Вольтер, высмеивавший Библию, был другом и пансионером нескольких суверенов, его современников, и принимал абсолютистский режим, лишь бы суверены правили по советам тех, кого он называл «честными людьми», т. е. философов, разделявших принципы Энциклопедии.

Поэтому во французской политической мысли XVIII в. реконструктивная функция, т. е. создающая новые теории взамен старых, почти исключительно выпала на долю двух великих персонажей: Монтескье и Жан-Жака Руссо.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >