Английские политические писатели XVIII века и Бенедикт Спиноза

Мы уже видели, что в XVII веке в Англии после ожесточенной борьбы, длившейся почти сто лет, были существенно ограничены полномочия короны в пользу парламента. Естественно, борьба шла и с помощью оружия, и с помощью пера. В это время появилась целая плеяда английских политических писателей, которые поддерживали то парламент, то корону. Мы будем вести речь только о наиболее важных из них, о тех, чья слава дошла до потомков и распространилась даже за пределы Великобритании.

Часто можно слышать, что англичане - народ исключительно практичный, не склонный решать политические проблемы на основе общих теорий. Но это утверждение, хотя и с некоторым основанием, находящее свое подтверждение в политическом темпераменте англичан XIX в. и века настоящего, является ошибочным, если его применять к английским политическим писателям XVII в., среди которых были великие конструкторы доктрин. И это происходит прежде, чем во Франции Монтескье и Руссо предложат те доктрины, которые их прославят. У одних английских писателей XVII в. мы встречаем почти современное осмысление реальности, в то время как у других все еще остаются черты средневекового мышления.

Наиболее старым английским политическим писателем после Томаса Бекета и Иоанна Солсберийского, кажется, идет Иоанн Фортескью, родившийся около 1395 г. и умерший в 1476 г. Он, участвовавший в войне Алой и Белой розы, написал около 1460 г. трактат, озаглавленный «De laudibus legum Angliae» /О благодатных законах Англии!, который был напечатан в 1537 г. Другая его работа «Dominium regale et politician» /Королевская власть и политика/ была менее известна. По мнению автора, королевская власть была абсолютной монархией, а политика ее смягчена дворянской ассамблеей и представителями коммун. Он больше в первой, чем во второй, работе выказывает себя сторонником ограниченной монархии и поэтому «О благодатных законах Англии», написанная в XV в., имела, возможно, большую популярность в XVII в. во время борьбы между короной и парламентом. Политические идеи Форгескью приближались к идеям монархомахов конца XVI в., предшественником которых он может рассматриваться в очень смягченной форме.

Среди английских политических писателей XVII в. первым в хронологическом порядке идет Френсис Бекон, канцлер Якова I, о котором мы вспоминали в связи с обвинением его в растрате. Человек, умственно превосходивший свое время, отдавший дань почти всем наукам, писал также о политике и учил распознавать признаки приближения революции, временами проявляя себя тонким, незаурядным психологом.

Напротив, писателем, у которого в сознании сохранялось средневековые позиции, был Филмер, который около 1600 г. написал произведение «Патриарх», опубликованное в 1683 г. Эта работа, сегодня полностью забытая, была многие годы достаточно известна тем, что Локк посвятил одну часть своей работы «Гражданское правление» ее опровержению и даже Руссо счел необходимым выпустить несколько критических стрел против «Патриарха» в своем «Общественном договоре».

Филмер был сторонником абсолютизма, который, по его мнению, легитимен, потому что король происходил по прямой линии от Адама, отца всех людей. Такого рода идея, вероятно, была навеяна Филмеру клановой организацией на севере Шотландии, где каждый клан полагал себя происходившим от одного предка, от которого считался происходившим по прямой линии родства глава клана.

Наиболее знаменитым писателем был Милтон, великий поэт, автор «Потерянного рая», который жил во время первой Английской революции и умер во время реставрации Стюартов. В одном из произведений политического характера он выступает в защиту английского народа и оправдывает казнь Карла I, выставляя себя республиканцем. Для Милтона республика была формой правления, наиболее соответствующей божественной воле; в «Аэропагитике» («Речь в защиту свободы печати»), высоком произведении политического характера, он защищает свободу печати, утверждая, что тот, кто убивает мысль, более преступен, чем убийца тела человека.

Но наибольшей славой среди политических писателей XVII в. пользовался Томас Гоббс. Он родился в 1588 году, в момент, когда Непобедимая армада Филиппа II угрожала Англии. Он учился в Оксфордском университете, но с небольшим успехом, потом, изучив классические языки, перевел на английский Фукидида, автора, оказавшего большое влияние на его мысль. Впоследствии много путешествовал по континенту в качестве наставника детей знатных англичан, среди которых был сын герцога Девонширского. Эти поездки способствовали установлению отношений с главными интеллектуалами того времени, в числе которых был Декарт. В первые годы гражданской войны Гоббс находился во Франции, где в 1642 г. вышло его сочинение «De Cive» / «О гражданине»/ на латыни. Возвратившись в Англию, он опубликовал почти десять лет спустя «Левиафана» на английском - произведение, в котором высказал и подтвердил принципы, аналогичные тем, что были выражены в «De cive». Гоббс - теоретик абсолютизма, оправдываемого тем не менее не в манере Филмера, а потом и Боссюэ, как формы правления, соответствующей божественной воле, но в манере в целом рациональной, той, которая наиболее приспособлена к человеческой природе.

Оправдывая абсолютистское правление, Гоббс отталкивается от описания естественного состояния, которое, как полагали в том столетии повсеместно предшествовало социальному государству. В этом описании присутствует, без сомнения, воспоминание о первой книге Фукидида, в которой автор изображает отдаленную эпоху, когда люди жили грабежом и насилием и имели в качестве единственного закона - закон наиболее сильного кулака.

Таковыми, по мнению Гоббса, существовали привычки и обычаи всех примитивных людей, от которых не были застрахованы ни человеческие личности, ни имущество. Каждый должен был защищаться от насилия любого другого, и каждый человек оказывался волком для всех других людей /homo homini lupus est/ повсеместно и постоянно шла война каждого против всех /helium omnium contra omnesl.

Чтобы выйти из состояния хаоса, все индивиды уступают свои суверенные права государству, и каждым отдает все свои силы на службу государству с таким расчетом, чтобы оно могло утихомирить всеобщие страсти и предложить выход из невыносимых обстоятельств. Личная собственность, по Гоббсу, берет свое начало из закона и, следовательно, из воли государства, поэтому оно по собственному усмотрению может ее и ограничить. Гоббс допускает существование Бога, но определение, каким должна быть форма культа, относится к государству, которое может всё, за исключением распоряжения жизнью своих подданных, поскольку это противоречило бы цели, провозглашенной индивидами, подчинившимися его суверенитету. Следовательно, государство не может обязать подданных к несению военной службы.

Идея естественного состояния, предшествующего политически организованному обществу, не нова. Монархомахи ее уже сформулировали, и она не была совершенно не знакома писателям классической античности. Но в то время как монархомахи с целью ограничить царскую власть, отталкиваясь от естественного состояния, утверждали, что люди в договорном соглашении, из которого рождается государство, предусмотрели отчасти и свои права, то Гоббс, в отличие от них, утверждал, что люди, напуганные условиями жизни в естественном состоянии, уступают почти все права государству.

Из всех форм правления Гоббс предпочитает абсолютную монархию, которая отстоит дальше всего от естественного состояния, потому что в ней государственная воля идентифицируется с волей одного - единственного индивида. Он добавляет, что те, кто упоминает о вырожденческих формах правления, т. е. олигархии, демагогии и в особенности тирании, имеют в виду изобретения тех, кто хотел бы подорвать действующие режимы.

Определяя всевластие, которое государство получает от него, Гоббс сравнивает его с огромной, чудовищной рыбой, о которой рассказывает Библия, т. е. «Левиафаном»: будучи самой крупной из всех рыб, она может запретить другим рыбам глотать более мелких.

Гоббс написал «De cive» в защиту абсолютизма, к которому стремился Карл I. «Левиафан» был опубликован во время триумфа Кромвеля, который, возможно, хотел извлечь выгоду из теорий писателя. Во время диктатуры лорда-протектора Гоббс совершил акт подчинения и хотел таким образом возвратиться в Англию. Это и послужило причиной многих беспокойств для него после реставрации Стюартов. Он был обвинен в атеизме и должен был снова взяться за перо, чтобы защищаться от обвинений. В конце концов примирившись со Стюартами, он обрел покой и умер в возрасте девяноста лет.

Уже в конце своей жизни он написал «Историю английской гражданской войны». С большой проницательностью Гоббс отмечает среди интеллектуальных причин гражданской войны классическое образование молодежи, одним из следствий которого было распространение концепции политической свободы.

Джон Локк родился в 1632 г., умер в 1704 г. Он персонифицирует либеральную тенденцию, противоположную абсолютистской линии Гоббса. Его «Очерк о гражданском правлении» был опубликован в 1690 г., меньше чем через два года после второй английской революции, произошедшей в конце 1688 г. Естественно, что при столь короткой временной дистанции писатель, трактующий политические проблемы, должен был оправдать или осудить произошедшую революцию. Локк ее оправдывает. В своем «Очерке о гражданском правлении», он, отталкиваясь от той же гипотезы Гоббса, т. е. концепции естественного состояния и последующего социального договора /концепции, как уже было сказано, разделяемой многими политическими писателями XIV и XVIII вв./, приходит к выводам противоположным гоббсовским. Локк, действительно, не допускает эту наводящую страх, ужасную helium omnium contra omnes, которая была описана его антагонистом, но утверждает, что человек даже в естественном состоянии сохраняет разум и сдерживается чувствами естественного равенства. Это приводит к тому, что обычно каждый индивид может сохранить личную свободу и наслаждаться плодами собственного труда. Не хватает только власти, которая могла бы гарантировать эти права, и поэтому индивиды соглашаются поделиться частью этих прав, доверив государству право судить и наказывать, а также бремя защиты от внешних угроз. Это уменьшение объема индивидуальных прав происходит по контракту, и тот, кто наделяется публичной властью, не может использовать ее по своему усмотрению, потому что сама власть ему доверена для защиты прав индивидов. Поэтому, если он ею злоупотребляет, он нарушает контракт, и в этом случае народ вновь приобретает свой первоначальный суверенитет, иными словами, он может законным образом восставать.

Для Локка частная собственность находит свое основание в естественном праве, которое означает, что любой индивидуум может пользоваться плодами собственного труда. Государство, таким образом, не создает ее, но признает и защищает. Земля без труда человека не произведет ничего, кроме чахлого кустарника и диких плодов. Только труд человека обеспечивает то, что она производит: фрукты и зерно, и справедливо, что тот, кто затратил время и труд, имеет абсолютное право наслаждаться его плодами. Между прочим, можно заметить, что теория Локка, поддержанная даже некоторыми экономистами XIX в., была бы справедливой, если бы обрабатываемая земля не была ограниченной, т. е. чтобы любой желающий мог занять тот участок, который он в состоянии обработать. Но поскольку в цивилизованных странах земля ограничена, ясно, что те, кто уже занял ее, будут препятствовать другим эксплуатировать по праву то, что предоставляет им преимущество.

Локк полагает, что выбор религии должен быть свободным и не зависеть от государства. Однако он противник толерантного отношения к атеистам по причинам морального характера и к католикам, поскольку они отрицают толерантность по отношению к другим религиям. Локку принадлежит почти полная разработка теории трех фундаментальных властей, которую потом будет углублять и модифицировать Монтескье. По Локку, эти три власти таковы: законодательная, исполнительная и федеративная, под последней он понимает власть, регулирующую отношения с заграницей. Исполнительная и федеративная власти доверены королю, законодательная же власть оставлена обществом для себя и осуществляется парламентом. Поскольку частная собственность не является созданием государства, налоги, которыми она облагается, должны быть одобрены парламентом, получающим от общества мандат на защиту своих прав.

Как видно, «Очерк о гражданском правлении» Локка есть доктринальное оправдание английской революции 1688 году. И в заключение напомним, что Локк в цитируемом произведении проявляет себя оппонентом, хотя и случайным, всеобщего избирательного права.

Бенедикт Спиноза, родившийся в Голландии в 1632, умерший в 1677 году, известен прежде всего как философ. Он написал также «Богословско-политический трактат», опубликованный в 1670 году, и «Политический трактат», который не смог завершить, и он увидел свет после его смерти.

В этом трактате автор начинает с замечания, что философы рассматривают людей не такими, каковы они есть, а такими, какими они должны быть, в то время как политики отдают отчет в том, что природа человеческая искажена, и знают, что страсти являются неотъемлемой частью человеческой природы. Поэтому в естественном состоянии право распространяется до тех пределов, до которых доходит сила, и в этой силе каждый имеет право на все.

В этом отношении, казалось бы, он следует за Гоббсом, но лишь до определенного момента, ибо приходит к другому заключению. Действительно, по Спинозе, человек имеет разум, который убеждает его, что общество полезно, что мир предпочтительнее войны, любовь - ненависти. Поэтому, если люди уступили государству свои права и предоставили ему материальную силу, они сделали это для того, чтобы государство обеспечило людям возможность жить в мире и справедливости. Поступая противоположным образом, государство разлагается, не достигает своих целей и, следовательно, в соответствии со своей собственной природой оно должно действовать так, чтобы люди были управляемы мудро и справедливо. Кроме того, индивидуум не отчуждает свою свободу мыслить и, следовательно, его мысль остается свободной до тех пор, пока она не воплощается в восстание материальное.

Переходя к анализу различных форм правления, Спиноза замечает, что абсолютная монархия есть скрытая аристократия и что только номинально король обладает неограниченной властью: фактически управляют его чиновники. Лучшей монархией была бы монархия эгалитарная и ограниченно социалистическая в том смысле, что земля и здания принадлежали бы государству, сдающему их в аренду частникам. Власть короля должна быть ограничена Советом, состоящим из членов, избранных самим королем по списку, представленному главами семей. В последующем он кратко говорит об аристократии и, кажется, расценивает демократию наиболее совершенной формой правления. На этом пункте, к сожалению, произведение обрывается, поскольку смерть не дала автору его завершить.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >