Усиление интеграции с Российской Федерацией - «безусловный приоритет» в многовекторной внешней политике Кыргызской Республики

В середине XIX в. «сложное международное положение, угроза со стороны китайских феодалов и гнет кокандских ханов вынуждали киргизский народ обратиться за помощью к России. Он усиленно добивался её покровительства»[1]. В период 1855-1864 гг. территория Северной Киргизии, а в 1876г. Южная Киргизия вошли в состав Российской империи[2]. Процесс осуществлялся преимущественно мирным путем благодаря русской дипломатии, успехи которой, по словам Ф.Энгельса «имеют под собой весьма осязаемую материальную основу». Русские дипломаты «правильно использовали существующее положение вещей», чтобы «сделать Россию великой, могущественной»[3].

В советский период в Кыргызстане «был создан мощный экономический комплекс, основу которого составили многоотраслевая индустрия и крупное сельское хозяйство, передовая наука и квалифицированные кадры»[4] [5]. Самосознание кыргызов в советский период их истории было самосознанием людей, отождествляющих себя с великим народом, чувствующих себя частью великого народа, гражданами це-

?09

лостного многонационального государства .

Современный Кыргызстан - малое государство, политический вес которого в геополитическом формате уготавливает ему единственно возможную роль - стать буфером между великими державами, одновременно пытаясь совместить собственные социально- экономические устремления и тенденции, диктуемые глобализацией.

Классики геополитики доказывают, и с ними нельзя не согласиться, что проблема суверенитета прямым образом зависит от геополитической самостоятельности, самодостаточности, автаркийности региона. КР стремится к подлинному суверенитету, а для этого, в первую очередь, он должен решить проблемы территориальной самостоятельности. Но такой самодостаточностью могут обладать только крупные государства, расположенные в регионах, стратегически защищенных от возможного нападения (военного, политического, экономического) других государственных образований, региональных или глобальных акторов.

Малые размеры территории, численности населения, экономического потенциала и т.д. определяют стремление республики вступать не только в двусторонние межгосударственные отношения, но и входить во все возможные экономические и военно-политические организации блоки и союзы[6].

Оценивая современный этап международных отношений, необходимо указать на его, в целом, неблагоприятный характер для функционирования малых государств. Первопричиной является усиливающийся процесс неравномерной глобализации с сохраняющимся доминированием в ней экономической составляющей при очевидном отставании сходных процессов в политической и социальной сферах. В результате усиливающейся конкуренции между сильными и слабыми государствами, очевидна подчиненная роль, которая отводится государствам менее развитым, что приводит к росту хаотизации и непредсказуемости в международных отношениях, прямо угрожающей национальной безопасности и суверенитету малых стран. Этим, в значительной степени, подтверждается справедливость предложенной Н.Омаровым дефиниции современного этапа международных отношений как эпохи «стратегической неопределенности», которая характеризуется практикой односторонних решений со стороны более сильных держав[7].

Национальный суверенитет КР защищает современная система международного публичного права, базой которой является Устав ООН[8]. Система выстроена на концепции национального суверенитета и его производных, что отвечает условиям Вестфальской государство- центричной модели. Эта модель предполагает упорядоченность, стабильность и предсказуемость поведения в международных отношениях[9]. Однако практика показывает, что международное право оказалось не в состоянии защитить Югославию от бомбардировок, а Афганистан и Ирак от оккупации со стороны США. На очереди Иран, Северная Корея и еще целый ряд так называемых «стран-изгоев». Негативная практика сужения полномочий ООН военно-политическими альянсами является адаптированным к современным реалиям проявлением экспансионизма и гегемонизма в мировой политике. Безусловное осуждение со стороны КР должна найти получающая все большее распространение практика использования принципа «гуманитарных интервенций», как формы вмешательства развитых стран мира во внутренние дела других государств, приводящая к подрыву принципа национального суверенитета[10].

КР, при определении внешнеполитических приоритетов страны на глобальном и региональном уровнях, оценивает потенциальное воздействие глобальных угроз безопасности на внутреннее и внешнее развитие республики. Данная проблема, в силу особой уязвимости и подверженности КР внешнему воздействию, имеет ключевое значение для его будущего. Это обусловлено перманентным нарастанием угроз международного терроризма, религиозного экстремизма и транснациональной организованной преступности, которые угрожают самому существованию республики как самостоятельного политического института. Последнее подтверждается событиями в Баткене (1999-2000 гг.). При безусловной поддержке мирового сообщества КР удалось ликвидировать угрозу, в первую очередь, благодаря активной военной и технической помощи России и сопредельных стран ЦА. КР никогда не подвергала сомнению необходимость укрепления единого военностратегического пространства[11] с РФ, исходя при этом из необходимости ее военного присутствия. Двусторонние межгосударственные документы[12], составляющие правовую основу военного взаимодействия РФ и КР, являются важнейшими условиями внутренней стабильности республики и эффективного осуществления ею активной внешней политики с другими государствами[13].

Несмотря на ряд проблем как объективного, так и субъективного характера, в новейшее время КР и РФ удалось сохранить единое информационное, образовательное, таможенное и прочее пространство. Данное обстоятельство «предопределено объективными факторами: вековыми политическими, хозяйственными и духовными связями; общностью целей двух государств в осуществлении преобразований, необходимых для преодоления кризисных явлений в социально- экономической области. Укрепление и развитие особых взаимоотношений с РФ вследствие исторических, экономических, политических, социальных, этнических, культурных и прочих факторов являются приоритетным вопросом внешней политики КР»[14].

Внешняя политика и РФ и КР детерминирована внутренними, в первую очередь экономическими процессами. Перспективная стратегия социально-экономического и политического развития КР, осуществление комплекса широкомасштабных реформ, призванных обеспечить «достойное существование» граждан республики возможно только при внешнем содействии и экономической взаимосвязи с ин- тенсивно-развивающимися внешнеполитическими акторами. КР заинтересована в сотрудничестве с РФ, прежде всего, с целью решения внутренних экономических проблем и обеспечения безопасности[15]. Интересы России в КР лежат в области геополитики и собственной безопасности, а уже затем в области геоэкономики.

Внешнеполитическая стратегия РФ обусловлена дуализмом причинно следственной взаимосвязи экономики и политики. Создание «современного и сильного» Российского государства возможно только при проведении им активной внешней политики[16]. Однако, для того, чтобы «успешно решать международные задачи» России необходимо «решить свои собственные неотложные проблемы социально- экономического порядка»[17].

Активизация российско-кыргызских отношений является обоюдовыгодной[18], должна бать долгосрочной и нуждается в закреплении двусторонних стратегических политических планов созданием соответствующих программ экономического взаимодействия. В наиболее общем виде можно согласиться с выводом С.Тулакова: «Киргизия важна для России в аспекте ее безопасности. Она нуждается во внешней помощи. В данном случае экономика не должна довлеть над политикой, но и политика не должна обладать абсолютным приоритетом над экономикой. Необходимо искать разумный баланс между ними, что соответствовало бы долговременным национальным интересам России в наибольшей степени»[19].

  • [1] 2°5 [4СТОрИЯ Киргизской ССР. С древнейших времен до середины XIX в. - Т. 1. / Под ред.В.М.Плоских. - Фрунзе: Кыргызстан, 1984. - С. 579.
  • [2] http://wapedia.mobi/ru/Kiipni3HB#2.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - T. 22. - С. 16.
  • [4] Ивасенко Л. История Кыргызстана. - AllKyrgyzstan.com. - 18.09.2007: http://www.allkyrgyzstan.com/ kyrgyzstan/history.htm
  • [5] Койчуев I, Мокрынин В., Плоских В. Кыргызы и их предки. - Б., 1994 г.
  • [6] Для экономических региональных организаций более-менее четко определен нижний предел - рынок в 50 млн. чел. - самодостаточный рынок для большинства видов производств.Если рынок меньше, интеграцию нет смысла создавать - проблема сбыта продукции дляинтегрирующихся сторон окончательно не решена. Верхний же предел целесообразности неопределен, но, по всей видимости, он связан с транспортными ограничениями. Для военнополитических организаций можно определить нижний предел целесообразности: военнаямощь этой организации должна быть сопоставима с мощью общего вероятного противника.Анализируя верхний предел целесообразности не следует забывать о таком важнейшем егофакторе как внутренняя идентичность. (См.: Карабаев Э.О. Указ, соч.)
  • [7] Омаров Н. Внешняя политика современного Кыргызстана: пути и методы оптимизации. -17.10.2006: http://www.apn.kz/publications/article6445.htm
  • [8] Принцип суверенного равенства государств зафиксирован в ст. 2.1 Устава ООН.
  • [9] Токтомушев А.Ч. Проблема гуманитарной интервенции. - Б.: 2007. - С. 14.
  • [10] Омаров Н. Там же.
  • [11] На вооружении армии КР находится оружие и техника советского образца. Техника, вооружение, боеприпасы, комплектующие и запасные части поставляются из РФ, преимущественно в виде гуманитарной помощи. Военнослужащие КР проходят обучение и переподготовку в военных ВУЗах и академиях РФ.
  • [12] Договор и Соглашение «О военной службе граждан РФ в ВС КР и их статусе» и «О порядке прохождения военной службы офицерами, прапорщиками, сверхсрочниками, женщинамиРФ в Вооруженных силах КР» (1994г.) и т.д.
  • [13] Дислоцирование российской авиационной базы в г. Кант гарантирует республике нейтрализацию военной угрозы, исходящей вследствие дислоцирования американской военной базы«сил антитеррористической коалиции» в аэропорту Манас (г.Бишкек). База создана 10.2003г.Это явное проявление стремления укрепить геополитическое влияние в регионе и воспрепятствовать получению США стратегических преимуществ. (См.: Тер-Погосяп А. Интересы иположение России в ЦА. Указ, соч.)
  • [14] Рудое Г. Указ. соч. - С. 44.
  • [15] 214 В Концепции внешней политики КР (2007г.), в качестве «жизненно важных» направленийвнешней политики названы: «содействие привлечению иностранных инвестиций, интеграцияКР в региональные и мировые экономические связи, обеспечение национальной безопасности, прежде всего в партнерстве с РФ» (См.: Концепция внешней политики КР. УтвержденаУказом Президента КР от 10.01.2007г. УП №2.)
  • [16] 22(1 Центрально-азиатские государства являются приоритетным направлением для российскойдипломатии. Эта позиция четко прослеживается в первых двух основополагающих внешнеполитических документах, принятых при президенте В.Путине, - «Концепции национальнойбезопасности РФ» и «Концепции внешней политики РФ». (См.: Концепция национальнойбезопасности РФ. От 10.01.2000; Концепция внешней политики РФ. От 28.06.2000.) Такой жевывод следует из послания президента Федеральному собранию 2000-2005 гг. (См.: Посланиепрезидента РФ В.Путина Федеральному собранию 2000-2005 гг.)
  • [17] Попытка выстроить развитое сильную экономику в отрыве от международной жизни - этобессмысленная затея. Если мы сможем получать больше денег от внешней торговли, значит,у нас будет больше доходов для решения наших внутренних задач, - увязывает внешнюю ивнутреннюю политику Президент РФ Д.Медведев. Если бы сегодня наша внешняя торговлябыла лучше диверсифицирована, то мы не так сильно пострадали бы от снижения цен нанефть. (См.: Белов С. Быть сильными и современными // Российская газета. Центральныйвыпуск. -№4960 (136). - 27.07.2009: http://www.rg.ru/2009/07/27/medvedev)
  • [18] Несмотря на мировой экономический кризис, в 2009г. РФ списала долг КР (193 млн.долл.). Взамен российская сторона должна получить 48% акций АО «ТНК Дастан» и зданиеторгового представительства РФ, расположенное в г. Бишкек (это 5% долга). Кроме того РФпредоставила КР льготный кредит в 300 млн. долл. Условия кредита: 0,75% годовых на 40 летс 7-летними «каникулами». (См.: Министерство финансов КР: http://www.minfm.kg/) 350 тыс.кыргызстанцев осуществляют трудовую деятельность в РФ, обеспечивая поступление в республику более 800 млн. долл, в год. В то же время российские компании осуществляют инвестирование в стратегические для республики отрасли. К примеру, российская компания Газ-промнефтьазия стала фактическим монополистом в КР по поставкам и розничной реализациинефтепродуктов.
  • [19] Тулаков С.Ж. Центральная Азия во внешней политике современной России: Опыт политологического анализа: Дисс. ... канд. полит, наук: СПб, 2003. - С. 160.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >