Внешнеполитический фактор в процессах применения постулатов рыночного фундаментализма к экономической политике Российской Федерации и Кыргызской Республики

В декабре 1991г. политическое противостояние Президентов СССР и РСФСР закончилось победой последнего подписанием «Беловежских соглашений». Для граждан РФ информационноидеологическое обоснование этого акта сосредотачивалось вокруг безусловной тупиковости советского пути развития России, «вынужденной нести ответственность за дотационные Союзные Республики». В этих условиях «кардинальное реформирование экономической системы» при «дальнейшей демократизации» общественных отношений, при освобождении от «бремени» республик, представлялись политическим руководством РФ безальтернативной программой действий. Одновременно, открытие российского информационного пространства позволило Западу осуществлять одностороннюю пропаганду, как образа, так и уровня жизни граждан западных государств.

В практической плоскости Президентом РФ в качестве нового экономического курса была избрана стандартная программа макроэкономической стабилизации МВФ («шоковая терапия»). Решение было принято, несмотря на то, что программа практически не обсуждалась в стране; у нее были противники, как среди российских, так и среди западных специалистов; она встретила решительную оппозицию со стороны значительной части российского политического и научного спектра. Основанием для выработки конкретных предписывающих рекомендаций, в соответствии с которыми Западом определялся набор и пропорции практических мер по реформированию экономик России, Кыргызстана и остальных постсоветских стран послужил «Вашингтонский консенсус».

Так же как в 70-х в США, в 90-х гг. в РФ политических лидеров привлекала в неолиберальных подходах возможность переложить на рынок ответственность за существующие трудности и нарастающие проблемы. Не менее привлекательной для власти была возможность устранения - путем селективного применения принципов либерализма - неугодных элементов (например, программ социального обеспечения). Капитал прельщала возможность уйти из-под государственного регулирования, налогового обложения и контроля со стороны национальных демократических институтов.

Следует отметить, что культивируемый в сознании россиян в период «холодной войны» идеологический образ Запада (как врага) в совокупности с оставшимися у политического руководства новой России «великодержавными» амбициями явился препятствием, не позволяющим МФО осуществлять прямое управление процессом политико- экономических реформ в РФ. Этот процесс осуществлялся опосредованно, через заинтересованных представителей национальной научной, экономической и политической элиты.

Уже в 1995г. нарастание кризисных тенденций в экономике[1] сделало очевидной взаимосвязь рекомендованной МФО стратегии и последствий выполнения РФ этого набора политико-экономических рекомендаций. Кроме того, все отчетливее проявлялся политический характер, как рекомендаций, так и самих МФО, созданных и контролируемых США. Накопленная к текущему столетию информация выявила доминирующую, по отношению к политической сфере США роль транснационального финансового олигархического капитала (ТФОК), который в собственных эгоистических интересах осуществлял как прямое, так и опосредованное управление процессом политико- экономических реформ в РФ, через Администрацию США и подконтрольные им МФО. Цель, преследуемая ТФОК: обеспечение беспрепятственного доступа к ресурсам России.

В 1995г. политическое руководство РФ получило кредиты у национального олигархического капитала под залог акций государственных предприятий, что дало возможность последнему присвоить важнейшие государственные активы. Политическая сфера, с целью финансового обеспечения своей политической деятельность, а также удовлетворения возрастающих запросов элиты бизнеса по присвоению государственных средств и переводу их за границу[2], сделала упор на кредиты и гранты, предоставляемые МФО. Благодаря новым трансфертам финансово-промышленная олигархия получила возможность использования государственных средств для финансирования спекулятивных операций с высокодоходными государственными облигациями за счет экспорта нефти, газа, металлов, благодаря минимальным налогам и т.д. Суммы кредитов, ссужаемых МФО увеличивались[3], что влекло ухудшение политической и экономической ситуации.

Одной из причин провала стратегии «шоковой терапии» в России явился тот факт, что национальные традиционные ценности, а так же психология коллективизма не могли быть моментально трансформированы в корпоративный индивидуализм, свойственный западному капитализму. Это обстоятельство не было учтено сторонниками философии шоковой терапии и лежащей в ее основе теории рационального выбора, которая игнорирует культурные и исторические факторы как «не относящиеся к делу».

Основные политические результаты выполнения рекомендаций «Вашингтонского консенсуса» в РФ проявились в том, что власть лишилась общественной поддержки, усилились региональные центробежные тенденции. Федеральное правительство утрачивало способность контролировать события, а государственное управление теряло легитимность. Власть оказалась коррумпирована связями с олигархией, утрачивала способность эффективно осуществлять какую-либо политику реформ, которая затрагивала бы интересы истэблишмента, отстаивающего собственные частные эгоистические, а не национальные интересы. Стало очевидно, что без изменения политической ситуации экономическое оживление невозможно.

Ведущие западные экономические эксперты заговорили о том, что причина хронически-кризисной социально-экономической ситуации в РФ состоит в политике руководства России, а не в умышленнодеструктивном характере рекомендаций Запада[4].

В 1998г. в своей книге «Геноцид» С.Глазьев анализирует причины глубокого разрушения научно-промышленного потенциала РФ и деградации ее социальной сферы. Рассматривая тенденции формирования нового мирового порядка, и места в нем России он настаивает на том, что реформа осуществлялась в интересах иностранного капитала.

По мнению С.Глазьева «концепция «Вашингтонского консенсуса» предусматривает максимальное ограничение роли государства как активного субъекта экономического влияния и ограничение его функций контролем над динамикой показателей денежной массы, которые систематически занижаются в целях борьбы с инфляцией. Для этого урезаются социальные расходы, прекращается финансирование науки, сворачиваются государственные инвестиционные программы, не финансируются государственные закупки, не выплачивается зарплата и т.д. Принципы консенсуса разрабатывались для установления контроля над формированием экономической политики слаборазвитых государств с целью обеспечения гарантий беспрепятственной деятельности на их территории международного капитала. Этим объясняется примитивность концепции, сведение ее к минимизации государственного регулирования экономики, ограничение его вопросами поддержания правопорядка и защиты прав собственности, либерализации цен, устранению влияния государства на воспроизводственные и инвестиционные процессы путем привязки национальной валюты к доллару и сведению денежно- кредитной политики к формальному планированию прироста денежной массы в зависимости от прироста валютных резервов.

С точки зрения интересов МВФ, смыслом этой политики было не обеспечение общественного экономического благосостояния и роста, а демонтаж национального политического суверенитета стран- заемщиков в интересах международного капитала, осуществление жесткого контроля над действиями национальных правительств, обеспечение соответствия проводимой ими политики потребностям иностранных «инвесторов». Содержание рекомендаций есть технология такого контроля. Задавая жесткий план прироста денежной массы, либерализации цен и внешней торговли, МВФ одновременно блокирует свободу действий во всех других вопросах экономической политики становящегося таким образом подконтрольным правительства. Такая политика не обеспечивает экономический рост, но гарантирует управляемость государства, что важно для международного капитала, заинтересованного в установлении контроля над соответствующими странами. При этом МВФ отводилась руководящая роль в формировании экономической политики государства»[5]. «Стратегия копирования», используемая КР позволяет говорить о том, что данное мнение С.Глазьева применимо по отношению к процессу реформирования в КР в полной мере.

Политическое руководство РФ во главе с Президентом В.В.Путиным, используя благоприятную мировую конъюнктуру на энергоносители, рассчиталось по долговым обязательствам перед МФО, освободившись, тем самым от обусловленности кредитов. Жесткое ограничение доступа олигархии к политической деятельности и законотворчеству в области государственной политики, позволили РФ осуществлять самостоятельную, социально-ориентированную экономическую политику кейнсианского типа. Избрание Президентом РФ Д.А.Медведева характеризуется преемственностью политического курса, что позволяет России продолжить осуществление долгосрочных стратегических экономических программ, разработанных в начале XXI в.

Иная схема взаимоотношений сложилась у МФО с КР. Обретя в 90-х гг. суверенитет, республика оказалась в условиях жесткого экономического кризиса при неопределенности, как путей стабилизации, так и ориентиров дальнейшего развития экономики. По сравнению с РФ, положение КР усугублялось тем, что она лишилась прямых централизованных дотаций за счет общесоюзного бюджета, которые «к началу 90-х гг. достигали 1/7 ВВП Киргизской ССР[6]».

В этих условиях, Кыргызстан, с одной стороны имел пример России, на которую не мог не ориентироваться, избравшей стратегию «шоковой терапии». С другой стороны только МФО предложили КР неограниченную финансовую, техническую, консалтинговую и прочую «поддержку», обусловленную «выполнением некоторого набора рекомендаций».

Период 1992-2005 гг. характеризуется безусловностью выполнения республикой доктринального набора неолиберальных рекомендаций, основанных на монетаристских концепциях, при естественной, для капиталистических отношений, монополизации национального рынка. Его малая емкость при ограниченности ресурсов вывели конкурентную борьбу из правового русла. Крайняя степень коррумпированности политико-экономических отношений в обществе, привели, в конечном итоге (2005г.), к концентрации всех основных сегментов экономики, приносящих сколько-нибудь значимые доходы, в руках так называемой «семьи» экс-президента А.Акаева[7]. Эта ситуация, не устраивающая ни общество в целом, ни его политическую и экономическую элиту, не принадлежащую к «семье», завершилась побегом экс-президента из страны. Ситуация повторилась в более жёстком варианте при экс-президенте К.Бакиеве и его «клане». Теперь она закончилась кровавыми событиями 2010г., которые не могут именоваться иначе как «национальная трагедия» кыргызского народа, сопровождаемая гуманитарной катастрофой.

Основными результатами политики «Вашингтонского консенсуса», как вульгаризированной версии приложений неоклассической теории, отличающейся примитивизацией экономической политики, в КР (1992-2005 гг.) стали: дезинтеграция экономики, деиндустриализация страны[8], снижение эффективности и конкурентоспособности производства[9], его структурная деградация, глубокое разрушение научно- производственного потенциала, рост безработицы и т.д. Воплощение в постсоветских странах «неолиберальной политической модели способствовало сокращению и приватизации систем социальной защиты, что усилило бедность и социальное обособление»[10].

В 1992г. в постсоветских странах возникло новое явление - безработица, которое изначально было воспринято обществом позитивно, как признак «экономической свободы личности»[11]. Монетаристские концепции[12], на основе которых осуществлялось неолиберальное реформирование экономических систем постсоветских стран, предполагали наличие в строящихся конструкциях как «естественной нормы[13]», так и «фактического уровня» безработицы.

В дальнейшем, по мере увеличения количества безработных, явление становится одной из основных причин ряда общественно опасных процессов в КР: криминализации общества, росту коррупции, уровня бедности, социальной напряженности и т.д. В республике в качестве национальной проблемы безработица стала восприниматься после 1995г. Ее официально зарегистрированной уровень, рассчитанный по отношению к экономически активному населению, в 1995г. составлял 2,9%, в 1999г. - 5,5%. В 1997г. численность безработных составила 103,5 тыс. чел., к 1999г. - 173,5 тыс. В 2005г. показатель занятости составил 59,9%, что почти соответствует данным КИОДХ - 59,5%[14]. В 2006г. численность экономически активного населения - 2062,7 тыс. чел., из которых занятые - 1716,5 тыс.[15]. В 2008г. в КР действовало 271,7 тыс. крупных, средних и малых предприятий, где были заняты 1 160,3 тыс. чел. (по данным сплошного обследования этот показатель составляет 1 709,8 тыс.)[16]. Уровень безработицы в республике составя- ет 16,8%, что в два раза превышает показатель КИОДХ (8,1%). Преобладают структурный и скрытый характер безработицы. Остро вопрос стоит в высокогорных районах и малых городах. Характерна большая доля неформального сектора экономики; стихийность и масштабность внешней и внутренней трудовой миграции.

Положение спасает тот факт, что за пределами КР трудовую деятельность осуществляют 350 тыс. граждан КР, которые в 2008г. заработали в РФ и РК и перевели в КР до 800 млн. долл.[17]. В случае возвращения трудовых мигрантов в КР уровень безработицы составит 33,8% (по регионам от 26,7% до 21%).

Только в 2007г. в целях повышения уровня занятости населения, снижения реального уровня безработицы Правительством КР разработана Программа «Национальная политика занятости населения КР до 2010г.». К ее реализации привлечен ряд министерств и комитетов[18].

США, использовавшие в 30-х г. систему общественных работ в борьбе с безработицей в период Великой депрессии у себя в стране, в аналогичных кризисных условиях рекомендовали КР прямо противоположный монетаристский набор мер, стимулирующий ее рост.

Меры, рекомендованные и осуществляемые в республике США через внешнеполитическое агентство ЮСАИД[19] и подконтрольные

МФО в области социальной политики: сокращение государственных расходов на социальные нужды (замораживание заработных плат, ликвидация социальных программ, дотаций, льгот и т.д.), ограничение бюджетных ассигнований на образование и здравоохранение, реформирование пенсионной системы и т.д.

В результате исполнения рекомендаций КР вошла в перечень, составленный экспертами МВФ, 20 беднейших стран мира[20]. По официальным данным, порог бедности в КР на конец 2007г. - 920 сом. (исходя из официального учетного курса долл. США, установленного НБ КР на 11.07.2008 (43,45 сом/долл.) это 21,17 долл.) на человека в месяц[21]. В 2009г. в КР 39,9% населения относится к категории бедных (доходы 860 сом. или 19,79 долл.), в том числе 9,1% являются крайне бедными (560 сом. или 12,88 долл.). Только 12,2% населения имеют доходы свыше 2 200 сом (50,63 долл.). Несмотря на такой уровень жизни, из 5,27 млн. населения в настоящее время адресную социальную поддержку получают только 18%. В общей сумме трат, расходы населения на продовольствие в 2007г. составили 52,7%, в 2008г. - 52,9%[22]. Реальные показатели еще хуже.

4

Минимальная потребительская корзина (МПБ) в КР в 2007г. составила 3400 сом (78,25 долл.). В 2008г. МПБ - 3693 сом (85 долл.). В КР МПБ состоит из 12 наименований продовольственных, непродовольственных товаров и услуг[23] [24]. Для трудоспособного населения МПБ составляет 4082 сом, для пенсионеров - 3 208 сом, для детей - 3 158 сом. В 2004г. у работников сферы образования соотношение средней зарплаты к минимальному прожиточному бюджету - 78%, у работников образования и социальной сферы - 65,2%, у коммунальщиков - 97,6%. В 2008г. это соотношение изменилось соответственно 95,1, 97,2 и 104% от уровня 2004г.[25].

В КР среднемесячная номинальная заработная плата в 2008г. составляет 5422 сом. (124,7 долл.). По сравнению с 2007г. она увеличилась на 36%, при увеличении объема расходов на душу населения - на 42% и годовой инфляции в 20%[26] [27]. Среди стран СНГ КР находится на последнем месте по размеру минимальной заработной платы - 2,42 долл.11.

Для МВФ такая ситуация является приемлемой[28].

В отношении пенсионной системы, еще в 1993г. МВФ рекомендовал КР меры по ее реформированию. Предлагался переход на накопительную систему при создании негосударственных (коммерческих) пенсионных фондов (НПФ). С этой целью, с 1993 по 2009 гг. в КР создан НПФ[29], происходит целенаправленное снижение уровня замещения[30] и пенсионного возраста, осуществляется комплекс мероприя9

тий, позволяющих МВФ осуществить законодательное[31] [32] и идеологическое обеспечение этого процесса в республике.

На 1.01.2007г. в КР -489,1 тыс. пенсионеров или 10% населения. 65% из них живет в сельской местности[33]. В структуре экономики КР доминируют сельское хозяйство полунатурального типа, обширный неформальный сектор, массовая трудовая эмиграция и рост зависимости потребления от денежных переводов мигрантов из-за границы[34]. Данные обстоятельства, в совокупности со снижением пенсионного обеспечения, гарантированного государством, по идее МВФ, должны создавать на территории КР конкурентные преимущества для коммерческих (частных) НПФ. В условиях, когда национальные и иностранные акторы в республике имеют равные права, при безусловных финансовых, информационных, маркетинговых преимуществах последних, очевидно, что МВФ предполагает переход средств НПФ под контроль западных частных экономических структур.

В 1992-94 гг. в КР сокращение объемов производства (1992г. - 14%, 1993г. - 16%, 1994г. - 20% и т.д.) сопровождалось снижением уровня валовых накоплений к ВВП: в 1993г. - 19,9%; в 1994г. - 11,6%. К 2005г. снизился реальный объемов ВВП (около 2,5 млрд. долл. США). Доля промышленного производства сократилась с 25% в 2003г. до 16% в 2005г., а доля сельского хозяйства - с 34% в 2003г. до 30,5% в 2005г. за счет расширения доли сектора услуг, которая, начиная с 2002г., превысила долю сельского хозяйства и в 2005г. составила 38,1%[35].

До настоящего момента в КР неуклонно растет внешний долг[36] и чистая величина заимствованного капитала из-за границы. Остается высоким дефицит счета текущих операций. Несбалансированность по торговому балансу компенсируется притоком внешних инвестиций и другими видами внешнего капитала. Показатели отношения внешнего долга к ВВП и коэффициента обслуживания долга к экспорту и доходам бюджета находятся на неустойчиво высоком уровне. Разбалансированы как внешние позиции (торговый баланс, условия торговли, внешний долг и т.д.), так и внутренние (структура бюджета, внутренний долг, инфляция и низкий рост ВВП).

В экономическом отношении КР представляет интерес для Запада исключительно как транзитная территория с незначительным гидроэнергетическим потенциалом[37]. Множество не всегда совместимых требований оставляет МФО свободу в оценке состояния экономики КР, ее соответствия предъявляемым требованиям, а, следовательно, и дает возможность политического и экономического давления (в частности, путем сокращения помощи и кредитов). Выборочно прибегая к неолиберальным принципам, Запад добивался проведения в КР либерализации торговли товарами и услугами, дерегулирования инвестиционной деятельности, приватизации государственных предприятий и т.п. Экономическая зависимость, в которой сегодня находится страна, позволяет США решать геополитические задачи в рамках стратегического плана «Большая Центральная Азия», разработанного с целью «соединения в единое военно-стратегическое и геополитическое целое ЦА и Афганистан с так называемым Большим Ближним Востоком, подразумевающее перевод региона из-под влияния России под контроль Запада»[38].

Несмотря на очевидные кризисные явления, с 1992 по 2010 гг. политическое руководство КР ежегодно докладывает о «росте экономики»[39]. С этой целью используются объективные абсолютные макроэкономические показатели, но такая практика, тем не менее, является манипулятивной[40].

Семнадцать лет буквального следования «иностранным рекомендациям» не принесли республике ожидаемых результатов. В 2009г. экс-президент КР К.Бакиев в числе основных национальных интересов назвал «экономическую самостоятельность (возможность контроля над экономическими процессами)»[41], которой страна фактически не обладает.

Внешне, во взаимоотношениях КР с МФО ничего не изменяется. Представители «доноров» участвуют в расширенных заседаниях Кабинета министров КР, разрабатывают стратегические и узкоспециальные курсы и программы «развития» экономики, обучают чиновников[42], продолжают кредитование и выделение грантов[43] и т.д. Фактически, вопреки рекомендациям МФО в 2005-2010 гг. в КР роль государства в реформировании экономической сферы усиливалась (субсидирование государством ряда промышленных предприятий, создание новых хозяйствующих субъектов). Однако доходы от деятельности предприятий, оставшихся в ведении государства, распределялись частным компаниям[44], у которых они находились в доверительном управлении.

Обладая квалифицированными трудовыми ресурсами и научнотехнологическим потенциалом, в результате проводившейся экономической политики практически все постсоветские страны стали бедными государствами. Вопреки многочисленным декларациям и оптимистичным прогнозам проводников политики «Вашингтонского консенсуса», ее последовательное осуществление не привело к экономическому подъему. И не могло привести вследствие глубокого («шокового») разрушения основных воспроизводственных контуров и хозяйственных связей, составлявших каркас советской экономической системы. Реальные результаты практического применения основных постулатов рыночного фундаментализма подтверждают как экономическую несостоятельность их применения на постсоветском пространстве, так и эгоистические политико-экономические цели Запада, рекомендующего их применение.

Основной постулат неолиберального рыночного фундаментализма, на основе которого строилась политика реформ, заключался в том, что государству необходимо самоустраниться от экономического регулирования, а рыночные механизмы сами обеспечат распределение ресурсов оптимальным образом. Практическое применение этого постулата в КР привело к гиперинфляции в начале 90-х гг.[45], когда в отсутствие государственного регулирования субъекты рынка перекладывали издержки друг на друга. Возникла инфляция издержек, когда в технологических цепочках, разорванных процессом приватизации, каждый участник производственного процесса пытался максимизировать цены, пользуясь безальтернативностью кооперационных связей, определенных сложившейся технологической структурой советской экономики. Жесткость технологических цепочек привела к тому, что стремление каждого постсоветского предприятия, оторванного от других возникшими границами и процессами приватизации, максимизировать прибыль привело к гиперинфляции издержек. Она вызвала обесценивание сбережений и основного капитала, стимулировала отток капиталов.

И в РФ и в КР МФО пропагандировали идею о необходимости отказа от «дискредитировавшего себя» государственного вмешательства и «вернуться к свободному рынку и свободной конкуренции»[46], которые должны «автоматически обеспечить наиболее рациональное и эффективное распределение ресурсов и капиталовложений, путем расширения свободного выбора»[47] как минимум в кризисных ситуациях. Семнадцать лет настоятельно рекомендуя и пропагандируя в КР государственное невмешательство в экономические процессы, МВФ в 2009г. «позитивно оценил масштабы финансовых вливаний», которые осуществляют страны «большой двадцатки» для государственного стимулирования национальных экономик в условиях мирового кризиНесостоятельным и практически вредным оказался другой постулат рыночного фундаментализма о недопустимости активной денежно-кредитной политики и сведении последней к жесткому количественному регулированию денежной массы[48] [49]. Предполагалось, что при помощи инструментов макроэкономической стабилизации за счет количественного регулирования денежного предложения[50] удастся обеспечить макроэкономическую сбалансированность и подавить инфляцию. Экономика отреагировала на сжатие денежной массы массовыми неплатежами и бартерными операциями, породив разнообразные денежные суррогаты, что привело к существенному ухудшению качества денег, усугубило инфляцию и вызвало глубокое расстройство денежного обращения. Зона действия национальных валют была сокращена, монетаристская политика привела к установлению жесткого контроля над объемом денежной массы и практическому осуществлению в период 1994-1996 гг. политики привязки национальных валют к доллару, что привело к значительной переоценке местной валюты с точки зрения реальной стоимости (+90%)[51].

В коллективной монографии «Обучение рынку»[52] был приведен анализ этих процессов на примере разных стран. Многократные исследования зависимости между приростом денежной массы и темпом инфляции, предпринимавшиеся исследователями по динамическим рядам всех стран с переходной экономикой, доказали, что статистически значимой зависимости нет. Вопреки предположениям рыночных фундаменталистов практический опыт доказал, что не существует формулы, которая бы описала зависимость между приростом денежной массы и темпом инфляции, потому что инфляция - явленнее многомерное.

Не подтвердился еще один, внешне очевидный постулат рыночного фундаментализма о том, что частная собственность всегда эффективнее государственной. Опыт перехода к рыночным отношениям показал, что принципиальное значение для эффективности управления имуществом имеет способ его приобретения. Постсоветские страны пережили быструю и экстенсивную приватизацию. Реализованная во многих из них купонная[53] модель приватизации дала противоположный результат. Многие собственники, овладевшие предприятиями, часто не вполне законным способом, не имея во многих случаях управленческого опыта и необходимых знаний, раззорили случайно доставшиеся им предприятия, распродали производственные фонды или, в лучшем случае, сдали их в аренду. При этом, чем сложнее была технология производства и выше технический уровень выпускаемой продукции, тем проблематичнее оказывалась судьба приватизированных предприятий.

Вопреки прогнозам экспертов МФО «производительность труда не увеличилась, а сократилась в 4 раза по сравнению с уровнем, достигнутым на государственных предприятиях в СССР в 1990г.»[54]. Но были открыты границы для процессов международного перемещения капиталов, в т.ч. и краткосрочных.

Ускоренная приватизация, проведенная в постсоветских странах, осуществлялась по рекомендациям МФО при одобрении «развитых» стран Европы, выход которых из послевоенной разрухи стал возможен только благодаря организующей и руководящей роли государств в этом процессе. Приватизация в самих Европейских странах началась позже, чем в РФ и КР и имела иную мотивационную основу. Если в постсоветских странах процесс мотивировался необходимостью усиления эффективности управления, то в Европе у правительств возникла потребность в ресурсах на покрытие бюджетного дефицита[55].

Г.Долгова считает, что приватизация на постсоветском пространстве «является общественным явлением, охватившем как экономику, так и политику. Политической составляющей рекомендованной Западом модели приватизации «явилось ослабление управленческих функций государства, усиление воздействий иностранного капитала и западных государств во внутренней и внешней политике развивающихся стран. Основанная на общетеоретических принципах она следовала интересам и политическим амбициям реформаторского руководства. Политическими были цели приватизации: изменить социально- экономическую основу государств, внедрить западную парадигму, обеспечить формирование «демократической политической системы» и ее общественную поддержку. Политическим был механизм разработки и реализации государственной политики приватизации. Кроме того, «характер процесса диктовался политическими обстоятельствами: идеологическими установками, персональными предпочтениями, расстановкой политических сил и т.д.»[56].

Проблемы, возникшие в процессе социальных трансформаций в постсоветских странах, делают закономерным тот факт, что адекватность рекомендаций ставится под сомнение. По мнению Ж.Сапира[57] «в период 1992-1998 гг. процесс экономической трансформации рассматривался через призму упрощенных макроэкономических доктрин. Не следует забывать, что макроэкономические предписания всегда должны быть подкреплены микроэкономическим анализом. Последний имеет своим объектом институциональную систему (правила и стандарты, характерные для конкретного рынка) и структурную организацию (происхождение компаний, состояние инфраструктуры, качество ресурсов). Такой анализ в постсоветских странах был проигнорирован МФО в рамках подходов, сформулированных Вашингтонским консенсусом. Необходимость изучения структурных аспектов, прежде всего динамики производства и распределения и их учета в экономической политике начинает осознаваться как актуальная задача»58.

Критика по поводу осуществляемых реформ начала звучать уже в 1992-1993 гг. Во всех постсоветских странах воплощение стабилизационных программ приводило к значительному экономическому спаду. Это дало основания Р.Портесу предположить, что «подобная политика порочна, поскольку отказывается принимать во внимание микроэкономическую и институциональную ситуацию, которая в странах с переходной экономикой значительно отличается от условий в государствах с развитой рыночной экономикой»59. Резкое сокращение потребления, характерное для традиционных стабилизационных программ, приводит к замедлению процессов реструктуризации на микроэкономическом уровне. Подобные явления позволяют заключить, что экономический спад сам по себе является причиной инфляции. Более того, последствия общего спада бьют по мелким и средним предприятиям гораздо тяжелее, чем по крупным компаниям. В контексте экономик, формирующихся на базе бывшей советской хозяйственной системы, этот фактор оказался наиболее существенным: он способствовал замедлению темпов становления новых частных компаний, появление которых было необходимо для реструктуризации промышленных предприятий. Негативные последствия монетаристской политики сказались в сфере потребления, с точки зрения его количества и качества, что в свою очередь ослабило ее положительный эффект в области контроля над спросом. Внимание к мероприятиям макроэкономического плана было сочтено неоправданно преувеличенным, а также было выдвинуто предложение сместить акценты: приоритетом должна быть не борьба с инфляцией как таковой, но усилия, направленные на подъем производства и увеличение инвестиций. В целом, эффективность традиционных инструментов стабилизационной политики была поставлена под сомнение в контексте проблемы общей архитектурной структуры экономики и обусловленного ею микроэкономического поведения60. Кроме того, внимание, уделяемое отдельными авторами выявлению истинных причин экономического застоя, не означает их согласия с радикальной монетаристской политикой. Готовность к тому, чтобы пожертвовать рублевой зоной, как предлагал Дж.Сакс, в интересах монетаристской [58] [59]

политики могла бы быть в значительной степени охлаждена своевременным учетом подстегивающего депрессию факта упадка торговых отношений в СНГ, что было прямым порождением этой политики.

Полемика о природе стабилизационной политики в странах с переходными экономиками не затихала никогда, о чем, в частности, свидетельствует выпуск журнала Economie Internationale №54 за 1993г., в котором ряд материалов посвящен полемике по стандартным макроэкономическим программам. Эти аргументы были в последующем развиты в многочисленных публикациях.

Одна из этих работ показывает необходимость построения сильной системы платежей и переводов: игнорируя эту задачу, жесткая политика в монетарной и бюджетной сфере может стать опасной для финансовой системы в целом[60]. Другая посвящена проблемам банковской системы[61]. Сама специфика постсоветской банковской системы такова, что любая жесткая монетаристская политика становится потенциально опасной. Третья анализирует все болезненные последствия стабилизационной программы ортодоксального типа, которые «непременно скажутся в полной мере в постсоветских условиях»[62]. Чрезмерно жесткая монетаристская политика давала толчок к таким явлениям, как внутренние задолженности компаний и негативный отбор в банковской системе. Возрастание системного риска в финансовой сфере и замедление роста инвестиций и процессов реструктуризации способствовали консервации структурных оснований дестабилизации. Стремительное сокращение расходов в социальной сфере подстегивало депрессию, содействовало процессам замещения национальных институций локальными и затрудняло адаптацию рынка труда к меняющимся условиям.

Ряд непредвиденных обстоятельств поставил под сомнение адекватность мер, предлагаемых Вашингтонским консенсусом. Подобные процессы были, в той или иной степени, предсказаны критиками, а потому было бы преувеличением говорить, что произошедшее было абсолютной неожиданным. На самом деле, можно говорить о жесткой логике в композиции обстоятельств, приведших к современной ситуации, даже если эту логику нельзя признавать объективной в рамках методологических и теоретических установок, разделяемых ортодоксальными экономистами.

Демонетаризация постсоветских экономик стала явлением, противоречащим прогнозам, выработанным в контексте теоретических установок традиционной макроэкономики. Замедление инфляции способствовало тому, что компании перестали использовать национальные валюты во взаимных расчетах. Таким образом, очевидно, что мы имеем дело со специфической монетарной динамикой, которая, несмотря на любые расчеты, была порождена политикой, сознательно понизившей уровень ликвидности экономики.

Низкая инфляция не привела к ожидаемому результату: расширению денежного обращения. Для этого необходим чисто операционный подход к деньгам. Рост демонетаризации породил тенденцию к фрагментации денежной системы, что и предсказывалось в критических откликах.

Следовательно, свободное ценообразование, в целом осуществленное к 1997г. и строгая бюджетная политика не являются мерами, достаточными для того, чтобы деньги стали унифицированным элементом системы обращения. Этот факт требует переосмысления рас- суждений об обязательности сокращения бюджетных расходов. Необходимо также отказаться от взгляда на денежную стоимость как причину дефицита и воспринимать ее лишь как один из факторов в системе рыночных отношений: только тогда можно будет адекватно оценивать экономические реалии. Демонетаризация, по существу, стала формой отказа от ценовой системы, воспринимавшейся некоторыми как слишком обременительная. Эта тенденция продемонстрировала способность использовать другую ценовую систему, что и достигалось отказом от денег в период низкой инфляции.

Воздействие стабилизационных мер на экономическую активность было противоречивым по своим последствиям. Факторы, способствовавшие спаду экономической активности, легко идентифицируются и многие из них не связаны прямо с жесткой монетаристской и бюджетной политикой. Наиболее очевидным из этих факторов можно считать сокращение военного производства в России и его полную ликвидацию в КР. Следует упомянуть дезорганизацию, вызванную упразднением СЭВ и последующим распадом СССР. Наконец, следствием стабилизационной политики можно считать разрушение торговых связей между предприятиями, поскольку одной из главных причин этого процесса была ликвидация рублевой зоны - прямой итог этой политики. Преувеличением было бы утверждать, что экономическая депрессия была следствием исключительно стабилизационной политики, однако не следует искать адекватных объяснений только во внешних по отношению к этой политике обстоятельствах.

Подводя итоги можно констатировать, что результаты макроэкономических реформ в постсоветских странах не совпали с прогнозами, которые делались создателями «Вашингтонского консенсуса» в процессе составления программ и рекомендаций. Авторы изменили характер своих утверждений после того, как очевидными стали последствия реализации этих рекомендаций. Фактически, применение в постсоветских странах неолиберальных доктрин, основанных на монетаристских концепциях, подрывают образование и здравоохранение, ведут к росту неравенства и уменьшают долю труда в доходах. Поскольку сегодня признается реальная значимость таких явлений, как государство и институции, необходимо подвергнуть критическому политико-экономическому анализу всю совокупность рекомендаций и требований Вашингтонского консенсуса. Сравнение стандартной макроэкономики и реальности ставит адептов этой экономической парадигмы в положение, когда им необходимо пересматривать ее фундаментальные теоретические основания.

Одной из основных предпосылок успешного развития государств, стремящихся реформировать свою экономику в конце 1980г. являлась свобода от рекомендаций (Вашингтонского консенсуса), основанных на идеях, которые были привлекательны для разработчиков и тех, кто с ними сотрудничал. Санкционированные доктрины разрабатываются и применяются ради удовлетворения своекорыстных интересов обретения власти и выгоды их создателей. Предполагалось, что этим доктринам должны обучаться бедные. Наиболее наглядно пагубность выполнения рекомендаций Вашингтонского консенсуса можно наблюдать, сравнивая кризисное положение экономик стран, их выполнявших, с успехами стран их проигнорировавших. В выпуске «Research Observer» Международного Банка (август 1996г.) председатель Совета экономических советников при президенте США Дж.Стиглиц извлекал «уроки из восточно-азиатского чуда», среди которых он особенно отмечает тот, что в восточно-азиатских странах, преуспевших на пути экономического развития, «правительство взяло на себя основную ответственность за осуществление экономического роста», отбросив теории, полагающиеся на самоорганизацию рынков. Эти страны прибегают к политическому вмешательству ради улучшения передачи технологий, относительного равенства, образования и здравоохранения, наряду с промышленным планированием и координацией. «Доклад ООН по экономическому развитию человечества» за 1996г. делает акцент на правительственной политике по «распространению опыта и удовлетворению жизненно важных общественных потребностей», отмечая, что такая политика служит «трамплином для длительного экономического роста»[63]. Через год после того, как экономике стран Азии был нанесен тяжелый удар из-за финансовых кризисов и рыночных крахов, Дж.Стиглиц - теперь главный экономист ВБ - повторил свои выводы[64].

Общий вывод можно сформулировать, основываясь на мнении одного из ведущих инвесторов мира финансиста Дж.Сороса «эра рыночного фундаментализма, т.е. безоглядной веры в способность рынков корректировать самим себя - подошла к концу. Это подтвердила нынешняя экономическая катастрофа, которая была порождена самим же рынком».

Проведенный анализ показывает, что «помощь» МВФ ухудшает экономическое, социальное и финансовое положение стран, которым она оказывается. Выигрывают от нее только частные международные инвесторы в виде транснациональных финансовых олигархических структур. МВФ выделил на такую «помощь» беспрецедентную сумму, и в каждом случае Фонд требует введения высоких процентных ставок (с целью защиты валютного курса), усиления давления на реальный сектор экономики (приводящий его к разрушению), жестких бюджетных сокращений (снижающих жизненный уровень населения, часто ставя его на грань вымирания). Исследование, осуществленное Б.Джонсоном и Б.Шефером в 1997г. для «Фонда наследие» (Heritage Foundation), показало, что «в период с 1965 по 1995 гг. МВФ пытался «спасти» 89 стран. Сегодня 48 из них находятся не в лучшей ситуации, чем до того, как получили деньги МВФ, а 32 стали еще беднее, оказавшись в экономическом коллапсе»[65]. «Стратегические программы реформ, созданные МВФ для незападных стран, полностью провалились»[66]. Практика западной «помощи» беднейшим странам сегодня выглядит следующим образом: в среднем их совокупный внешний долг увеличивается ежегодно на 5%[67], и каждый день они суммарно платят Западу по процентам 200 млн. долл.[68]. Долг стран третьего мира вырос до 2,5 трлн, долл., стоимость его обслуживания - до 375 млрд, в год (по состоянию на 2004г.)[69].

В интервью компании некоммерческого телевидения Пи-Би-Эс Дж.Сорос заявил, что «финансовая система стоит на краю катастрофы». «Нынешний кризис - самый серьезный с 30-х гг.»[70]. В 1995г. в Мадриде состоялось заседание «Трибунала народов» (объединившего 12 известных на западе юристов и экономистов), который вынес следующий приговор: программа стабилизации МВФ, использованная во многих странах, является «доло гомицидом»[71], представляющим собой разновидность геноцида[72]. Трибунал подчеркнул, что деятельность МВФ, которая привела к экономическим, социальным и гуманитарным катастрофам в незападных странах, должна рассматриваться как преступление, а не как ошибка, т.к. Фонд продолжает навязывать свою программу реформ в других странах и дальше, не обращая внимания на ее разрушительные последствия[73].

  • [1] В 1998г. по сравнению с 1991г. ВВП РФ сократился на 50%; отток капитала за рубеж превысил приток денег в виде кредитов МФО в страну; безработица увеличилась с почти нулевого уровня до 10%; уровень пенсионного обеспечения, социальных выплат, минимальнойз/п в реальном выражении резко упал. (См.: Реддавей П. Доклад на слушаниях в Подкомитетепо общему надзору и исследованиям Комитета по банковскому делу Палаты представителейСША. - Transitions. - Vol. 4, №1, June 1999. - Р. 6: http://rusref.nm.ru/indexpubl98.htrn) В РФпотеря национального богатства за 1991-1997 гг. составила 1,75 трлн, долл., что в четыре разапревышает ущерб, понесенный СССР в годы Великой Отечественной войны. По официальным данным, ВВП сократился в 2000г. вдвое по сравнению с 1990г. Спад производстванаблюдался во всех ключевых отраслях промышленности, даже в топливной, в которой онсоставил 32% в 1999г. (против 1990г.). Потери - более 50% - пришлись на долю обрабатывающей промышленности (химическая, нефтехимическая, машиностроение и металлообработка), во многом определяющие технический прогресс страны. Устойчивый в позднесоветскиевремена рост инфраструктур социального блока, культуры, науки, сменился их упадком иразрушением. В 1986г. строилось нового жилья около 500 кв. м. на 1000 чел. населения, в2002 - около 200. В 88г. ввели в действие 350 тыс. кв. м. площади вузов, в 2002 - около 120тыс. В 1988г. в РСФСР было построено школ и ПТУ на 70 тыс. мест, в 2000 - ничего не построено. В 1988г. в РСФСР было введено в действие детских садов и яслей на 400 тыс. мест, в2000г. в РФ - около 1 тыс. В 1990г. в РСФСР было построено домов-интернатов для инвалидов и престарелых на 7,2 тыс. мест, в 2001 в РФ - на 1,34 тыс. мест. В 1987г. в РСФСР быловведено в действие санаториев на 16 тыс. коек, в 2002 в РФ - около 1 тыс. В 1986г. быловведено в строй больниц на 42 тыс. коек, в 2002 - на 7 тыс. В 1994г., в результате закрытияили приостановки большинства предприятий ВПК (их насчитывалось около 3 000) былиуволены или отправлены в длительные вынужденные отпуска около 15 миллионов человек»(См.: Починок А. Новейшие тенденции на рынке труда // Отечественные записки. - №3 (12). -2003.)
  • [2] Согласно оценкам, сделанным ВБ, за 1992-1996 гг. эти люди ответственны за бегство капитала из РФ в размере 88,7 млрд, долл., причем ни одному из них не было предъявлено обвинение. Эти и другие данные позволяют оценить общие масштабы бегства капитала с 1992г.по 1998г., как минимум, в пределах 100-120 млрд. долл, (по другим оценкам, до 300 млрд,долл.). (См.: Реддавей П. Указ.соч.)
  • [3] После неоднократных обещаний в 1997г. не обращаться более за финансовой помощью кМВФ правительство РФ в июле 1998г. запросило и получило (не без нажима со стороныАдминистрации США) не только сумму, предназначенную для компенсации падения мировых цен на нефть и последствий азиатского финансового кризиса, но и дополнительные 17,1млрд, долл., в т.ч. 11,6 млрд. долл, от МВФ. Основная цель кредита состояла в предотвращении девальвации рубля. Первый транш от МВФ в 4,8 млрд. долл, был истрачен (и потерян) впопытках поддержать рубль. Через три недели, 17.08.1998г. правительство РФ фактическидевальвировало рубль, заявив, что расширяет предел валютного коридора с 6,3 до 9,5 руб. за1 долл, (в действительности уже к 8.09.1998 официальный курс упал ниже 20 руб.). Правительство также объявило 90-дневный мораторий на платежи банков и предприятий по иностранной задолженности и реструктуризацию задолженности по государственным краткосрочным обязательствам. Это означало, что иностранные и внутренние владельцы обязательств могли ожидать возврата лишь 20-30 центов на доллар. Все это привело к приостановке предоставления западных кредитов России. (См.: Там же)
  • [4] В конце XX в., когда стал очевиден деструктивный для экономики РФ характер рекомендаций, авторитетные американские специалисты заговорили о том, что «начиная с 1992г. МВФ,ВБ, правительства стран «большой семерки» и другие организации не смогли разобраться вриторике высших российских руководителей, которые заявляли, что следуют предписаниямМВФ, а на самом деле взращивали криминальный капитализм. До начала 1997г. официальные круги на Западе не обращали внимания на очевидные проблемы и не делали серьезныхзаявлений по этому поводу, а напротив, пытались убедить западные деловые круги и общественность, что российская экономика в полном порядке и готова принять иностранные инвестиции. При этом кредиты и политические рекомендации Запада не только не сдерживали,но, скорее, способствовали развитию большинства негативных экономических процессов».Идея состоит в том, что кризисное состояние экономики России не есть результат выполнения рекомендаций Запада, а его «введение в заблуждение» (Авт. - в течении 7 лет?) российскими руководителями. В то же время «Западу нужно перестать учить и не заставлять россиян делать то, что хотелось бы ему. Этого уже было более чем достаточно». Выводы американских экспертов сводились к тому, что «в условиях России шоковая терапия была обреченана неудачу, а кредиты и политические рекомендации Запада не сдерживали, а способствовалиразвитию негативных процессов». Еще в 1998г. они признавали, что «позитивные результатыможет принести экономическая стратегия кейнсианского типа». (См.: Там же.)
  • [5] Глазьев С.Ю. Геноцид. - М.: Терра, 1998: http://rus-sky.com/history/library/glazyev/
  • [6] Абахш Р. Геополитическая и геоэкономическая трансформация ЦА и Европы: сравнительный анализ / Саясат. - 1995. - №7. - С. 68-83. Экс-президент А.Акаев признает, что «Дотациииз центра, доходили до 25% республиканского бюджета». (См.: Акаев А. Как двинуть Киргизию. - М.: ИА 24.kg. - 14.01.2009. - http://www.centrasia.ru/newsA.php) Средства шли, преимущественно, на развитие экономики республики (строительство промышленных объектов,ГЭС, науку и т.д.). В новейшее время дефицит бюджета составляет примерно ту же цифру, нопри отсутствии государственного субсидирования экономики. Средств не хватает на обеспечение даже «защищенных» статей бюджета (з/п работникам бюджетной сферы, здравоохранение, образование и т.д.).
  • [7] После событий 24.04.2005г. на поиски активов «семьи» экс-президента А.Акаева былоуплачено 500 тыс. долл. США частной западной фирме «Либерман и Ко». Обществу не из
  • [8] В середине 1993г. из 500 пром. предпр-й в режиме неполной занятости и приостановки пр-ва работало 100. Полностью простаивали 10 крупных заводов. В состоянии частичной безработицы находилось около 26% занятых в пром-ти. В 1990г. доля индустриального секторасоставляла 42%, к концу 2005г. - 12-16%. Сегодня экономика страны носит выраженныйаграрный характер. (См. Омаров Н.М. Государства ЦА в эпоху глобализации: поиски стратегии развития. - Б.: 2008. - С. 81.) С учетом того факта, что в мире не существует аграрно-развитых стран подобный курс развития КР не представляется перспективным.
  • [9] В 2008г., после распада СССР ВВП КР составляет 52% от уровня 1990г. при прекращениидотаций из Москвы. (См.: Тугольбаева Г. Данные Мин. труда и соц. развития КР. - Бишкек:AKHpress, 4.08.2008: http://www.gmpr.ru/dynamic.php?dynamic=727) Темпы спада производства для экономики КР относительно 1990г.: в 1992г. снижение - 26,7%, в 1993 г. - 44,7%, в1994г. - 60,1%, в 1995г. - 65,1%. Падение пр-ва в регионах КР от 35 до 70%. Структура отраслей при этом и специализация регионов оставались прежними, хотя происходило перераспределение их объемов как во внутриреспубликанской, так и во внутриотраслевой структуре.Продукция многих конечных стадий обработки (особенно машиностроения) оказалось неконкурентоспособной, теряла рынки сбыта, являлась невостребованной. (См.: Социально-экономическое развитие КР 1993-1999г. - Бишкек: ИСК КР, 1999.)
  • [10] 1(1 Вшивцева М.Н. Глобализация как явление и ее роль в структуре современного политического процесса: Автореф. дисс. ... д-ра полит, наук: Екатеринбург, 2005. - С. 35.
  • [11] В советский период граждане обладали не только конституционным правом «на труд», но инесли уголовную ответственность за «тунеядство». С 1992г. граждане получили свободувыбора места работы (по окончании ВУЗа), возможность заниматься предпринимательскойдеятельностью, трудиться или быть на иждивении.
  • [12] Содержание монетаристской концепции естественного уровня безработицы заключается втом, что в условиях равновесия сохраняется стабильный и оптимальный для экономики ееестественный уровень. По мнению монетаристов М.Фридмена, Т.Саржента, и Р.Люкса-младшего, естественная безработица не зависит от макроэкономических факторов и определяется только микроэкономическими. Они считают, что снизить естественный уровень безработицы с помощью гос. регулирования можно только сокращением расходов на соц. программы и жесткий финансово-бюджетной политикой. На основе теории инфляции и безработицы монетаристы рекомендуют государству комплекс регулятивных мероприятий: снижение гос. расходов за счет сокращения соц. программ, расходов на выплаты пособий; поддержание мин. ставок з/п; ослабление влияния профсоюзов; проведение кредитно-денежнойполитики на основе денежной конституции и т.д. (См.: Гусейнов В.Н История экономическихучений. - Новосибирск: СибУПК, 1997; Титова Н.Е. История экономических учений. - М.:ВЛАДОС, 1997.)
  • [13] Термин «естественная норма безработицы» был введен М.Фридменом для характеристикиее уровня. «Естественная норма безработицы, - писал он, - это уровень безработицы, не учитываемый вальрасовской системой уравнений общего равновесия; она отражает реальнуюструктуру рынков товаров и труда, их несовершенство, стохастические колебания спроса ипредложения, затрат на сбор информации о вакантных рабочих местах и их доступности, поперемещению трудовых ресурсов и т.д.». (См.: Тарасевич Л.С., Гребенников П.И., ЛеусскийА.И. Макроэкономика. - М.: ВО, 2006. - 654 с.)
  • [14] Интегрированное обследование домохозяйств КР. - 2005: http://www.polysphere.org/news/?id=83
  • [15] В 2006г. в соответствии с постановлением правительства от 22.03.2006г. №184 «О единовременных обследованиях занятости населения», Госкомитетом по миграции и занятости иИСК, в целях выявления реального уровня безработицы и наличия трудового потенциала,проведено единовременное обследование занятости населения. Обследование проведено сучетом требований Международной организации труда (МОК).
  • [16] Мониторинг предприятий всех форм собственности на предмет получения сведений оналичной численности работающих. ИСК. - 2008г.
  • [17] Казахстанские инвесторы выводят активы из Кыргызстана // Бизнес & Власть. - Информационно-аналитическая служба BRCA. - 05.08.2008.
  • [18] Мин. экономики и финансов, Госкомитет по миграции и занятости, Нац. стат. комитет,специально созданная Межведомственная рабочая группа по мониторингу за реализациейпрограммы. (См.: Постановление Правительства КР «О мерах по сокращению безработицы»от 09.02.2007.)
  • [19] USAID действует на основании двухстороннего соглашения с Правительством КР и являет ся самой крупной организацией-донором от одного государства. Программы USAID в КРвыполняют по контрактам и грантам 40 местных и межд. орг-ий, включая американские коммерческие компании и НПО. USAID начало свою деятельность в КР сразу, после открытия в1992г. посольства США. С 1990 по 2009 гг. через программы USAID предоставило КР кредиты и гранты на сумму более 360 млн. долл, на реформирование экономической, социальной иполитической сфер. На деньги USAID и при соотв-м его рук-ве в рамках программ действуютвсе министерства КР, ряд правит-х, неправит-х и комм, орг-ий. Под руководством USAIDреформирована (коммерционализирована) система здравоохранения КР, разработано коммерческое законодательство, реформирована система налогового управления и формирования гос. бюджета, созданы НПО и СМИ. В данное время USAID уделяет основное вниманиеразвитию предпринимательства в КР и созданию преференциональных условий для иностранных инвесторов. (См.: Программы USAID в КР в 2008г.: http://centralasia.usaid.gov/RUS/page.php?page=r_ailicle-l5 ) USAID продвигает внешнеполитические интересы США в КР путем реформирования ее экономики через укрепление фискальной политики, децентрализацию и усиление налогового администрирования, снижение
  • [20] В опубликованном 4.03.2009 МВФ отчете называются 20 беднейших стран «третьего мира», среди которых Ангола, Вьетнам, Гана, Гондурас, Киргизия, Молдавия, Монголия, Нигерия, Папуа-Новая Гвинея, Судан. Представители МВФ заявили, что в 2009г. странам «третьего мира» потребуется более 25 млрд. долл, дополнительного финансирования. (См.: ДанныеМВФ /Регнум, 04.03.2009/. - №3(402)-4(403). - 06.03.2009: http://businesspress.ru/newspaper/article_mld_33_ald_469295.html)
  • [21] Орозбаков С. Заявление директор Бишкекского центра экономического анализа. - 2009. -http://www.for.kg/ru/news/
  • [22] Уровень жизни населения. ИСК КР. - Бишкек: 2003-2009; Информационный бюллетень попродовольственной безопасности. ИСК КР. - Бишкек: 2008.
  • [23] Доля населения, относимого к бедному превышает 60% от его численности. В состояниикрайней бедности находятся 20% населения. (См: Омаров Н. Указ. соч. - С. 84.)
  • [24] К примеру, в РФ потребительская корзина состоит из 450 наимен. В европейских странах иСША - более 1000 наимен.
  • [25] НСК КР. Экспресс-информация. - Бишкек: 14.01.2009; Информационный бюллетень попродовольственной безопасности. НСК КР. - Бишкек: 2008.
  • [26] Кыргызстан в цифрах. НСК КР. - Бишкек: 2009; Социальные тенденции КР. НСК КР. -Бишкек: 2009. По другим данным НСК среднемес. з/п в 2008г. - 4 844 сом. Или 111,48 долл.(См.: НСК КР: http://www.stat.kg/.)
  • [27] МСК СНГ: http://www.cisstat.com/rus/
  • [28] 2S «Несмотря на суровые макроэкономические последствия внешних шоков для КР увеличение з/п и пенсий всех проблем внутри государства не решат». (См.: Рои ван Роден (зам. рук.Управления Ближнего Востока и ЦА МВФ). Доклад миссии МВФ. Кыргызстану грозит бедность? - 04.08.2008. - AKHpress: http://www.tazar.kg/news.php?i=9110)
  • [29] Первый и единственный НПФ «Кыргызстан» был создан задолго до принятия Закона обНПФ, в 1994г. Он действовал на основе, действовавшего в то время Закона о лицензировании, который предусматривал лицензирование НПФ и Управляющей компании. (См.: Какработает Негосударственный пенсионный фонд «Кыргызстан»: http://www.npf.kg/activity.html)
  • [30] 3(1 До 1991г. коэф. замещения - более 63%. Расходы на социальное обеспечение в КР составляли 6% ВВП, при значительных дотациях из Москвы. В 1994г. ср. размер пенсии в КР сни
  • [31] В Кирг. ССР до 1991г. пенс, возраст - 60 лет для муж. и 55 для женщ. По настоянию МФОв 1997г. в пенс, законодательство КР был внесен ряд существенных изменений: постепенноеповышение пенс, возраста с 60 до 63 лет для муж. и с 55 до 58 лет для женщ. Кроме того, быланнулирован ряд льгот, в частности, ранний выход на пенсию представителей некоторыхпрофессий и групп населения. (См.: Тугольбаева Г. Указ, соч.) Каждый год трудовой возрастпродлевали на 4 мес. С 1999г. по 2007г. пенс, возраст муж. - 63г., жен - 58 лет. С 1999г. по2007г. пенс, возраст муж. - 63г., жен - 58 лет. В 2006г. Парламент КР принял закон, в котором установлен новый порог пенс, возраста, в сторону его уменьшения. Президент КРК.Бакиев наложил на закон вето. Депутаты вынесли этот вопрос на рассмотрение во второйраз, и большинством голосов преодолели президентский запрет. (См.: Парламентарии Кыргызстана установили новый порог пенсионного возраста // МТРК Мир. Новости содружества. - 29.03.2007: http://mirtv.rU/content/view/l 1159/48/) С 1.01.2007г. право на пенсию по возрастуимеют муж. по достижении 61г., женщ. - 56 лет, а с 1.01.2008г. мужчины в 60 лет, женщины - 55 лет. (См.: Текущая информация о пенсионном обеспечении граждан в КР. Указ, соч.)
  • [32] В 1997г. принят и вступил в действие Закон КР О государственном пенсионном социальном страховании (переход от системы государственного пенсионного обеспечения к государственному социальному страхованию). Пенсии были разделены на базовую и страховые части. (См.: Социальный Фонд Кыргызской Республики http://www.sf.kg/default.aspx) Тарифыстраховых взносов в Пенсионный фонд для работодателей: 19%; для работников - 8%. (См.:Закон КР «О тарифах страховых взносов по государственному социальному страхованию» от8.08.2006г. №162.) Отчисления граждан КР в Соц. фонд будут увеличены с 8 до 10%, где 2%пойдут в накопительный пенс. фонд. Поправки в ряд законов КР, в частности «О государственном пенсионном социальном страховании», «О государственном социальном страховании», одобрены 12.06.2009 депутатами Жогорку Кенеше. Система создания накопительногопенс, фонда предполагает, что каждый работающий гр-н КР к ранее отчислявшимся в пенс,фонд 8% процентам будет доплачивать еще 2% непосредственно в накопительный фонд.(См.: ИА «24.kg» . 12.06.2009: http://www.paruskg.info/?p=10954)
  • [33] Текущая информация о пенсионном обеспечении граждан в КР. Указ. соч.
  • [34] Тугольбаева Г. Указ. соч.
  • [35] В мировой экономической науке не существует понятия «аграрно-развитое государство» впротивовес «промышленно-развитым странам».
  • [36] Внешний долг КР (млн. долл. США): 1993г. - 145 922; 1994г. - 284 728; 1995г. - 455 021; 1996г. - 727 610; 1997г. - 875 550; 1998г. - 1 099 204; 1999г. - 1 312 043; 2000г. - 1 396 353;2001г. - 1 436 206; 2002г. - 1 579 050; 2003г. - 1 808 524; 2004г. - 1 949 419; 2005г. - 1882 230; 2006г. - 1 980 142; 2007г. - 2 076 600; 2008г. - 2 127 885; 15/07/2009г. - 2 427 982.(См. Министерство финансов КР: http://www.minfin.kg/modules/smartsection/ item.php?itemid=778)
  • [37] Единственная отрасль, оставшаяся в 2009г. в ведении государства (гидроэлектроэнергетика). МФО требуют от президента КР скорейшей ее приватизации или «повышения существующих тарифов на электроэнергию». (См.: Poverty Predictions. Growth and Debt Sustainability inLow I home CIS countries. IMF. W. 2008.) В феврале 2010г. началась приватизация электрических распределительных сетей (ОАО «Северэлектро»), После бегства из страны экспрезидента К.Бакиева процесс был остановлен, а сопутствующее приватизации двукратноеповышение тарифов - отменено.
  • [38] зх Матвеев А. ВПК: По рецептам Бжезинского // ЦА вновь становится ареной борьбы мировых держав. - 10.12.2008: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st= 1228888980
  • [39] Если воспользоваться хрестоматийным определением экономики, как «отношений по поводу производства, распределения ....», то «рост экономики» означает «рост отношений», чтосамо по себе является тавтологией.
  • [40] По рекомендации МВФ, в КР уровень экономического развития отождествляется с темпамиприроста ВВП. При этом методы, учитывающее объем производства, инфляцию и прочиемакроэкономические параметры (методы экстраполяции (линейной и нелинейной), методдефляции, методика самого МВФ (в основе которой лежит макромодель прогноза ВВП паоснове оценки изменения объемов и инфляции его элементов), метод конечного использования ВВП, метод исчисления валового накопления) в КР игнорируется. Распределительныйметод, используемый в КР, предполагает исчисление ВВП как простую сумму доходов всехпредприятий, учреждений и населения, занятых производством материальных благ и оказанием услуг: сумма первичных доходов (заработная плата, прибыль и другие доходы), перераспределенных доходов (проценты по вкладам, доходы от облигаций, дивиденды, поступления по социальному страхованию и др.) и амортизационных отчислений основных производственных и непроизводственных фондов. (См.: Методы прогнозирования ВВП. -http://www.ponauke.com/pip/023.php) При этом ВВП исчисляется в денежном (сомовом) выражении, без учета инфляции. К примеру: при инфляции 10% и падении объемов производства 5%, темп роста ВВП все же составит 5%. Данное манипулирование с объективнымицифровыми данными позволяет политическому руководству страны, на протяжении всегоновейшего времени с 1992г., заявлять об устойчивом «росте экономики страны». В своюочередь, МВФ с 1996г. заявляет о достижении «макроэкономической стабилизации» и«устойчивом экономическом развитии» КР.
  • [41] Бакиев К. Механизм долгосрочных изменений - курс Президента КР. Бишкек. - 3.04.2009.-С. 1.
  • [42] Проект USAID по улучшению бизнес среды по просьбе Премьер-министра КР И.Чудиноваоказывает консультации Правительству КР по оптимизации процедур принятия решений,внедрению новых методов, которые «позволят повысить качество управленческих решений».Консультирует Правительство эксперт Проекта К.Филлипов, путем внедрения в практикуработы аппарата методики Анализа Регулятивного Воздействия (АРВ). Проект будет обучатьсотрудников аппарата и ведомств, занимающихся АРВ. (См.: Международный эксперт помогает Правительству КР по улучшению качества управленческих решений. - 15.02.2008:http://www. bei-ca.net/ViewMediaRus.asp?MediaHighlightID= 134)
  • [43] В июле 2009г. в СМИ распространена информация о том, что ВБ, совместно с ЕБРР и др.МФО выделил очередной кредит КР (66 млн. долл.) на строительство автодороги Баткен -Исфана. Первый транш - 35 млн. долл, уже выделен.
  • [44] В числе вледельцев и топ-менеджеров этих компаний неизменно присутствовали известныеамериканские бизнесмены, юриств, политики (экс-сенаторы) и политтехнологи.
  • [45] Годовые темпы инфляции в КР имели величины: в 1991г. - 180%, в 1992г. - 1259%, в1993г. - 1365%, в 1994г. - 87%, в 1995г. - 31,9%, в 1998г. - 17,5%, в 1999г. - 32%. (См.: Шестакова В.И. Формирование региональной экономики Кыргызстана в период перехода крыночным отношения // Полисфера. - 26.10.2008: http://www.polysphere.org/news/?id=83)
  • [46] Ytrgin D. & Stanislaw J. The Commanding Heights. The Battle Between Government and theMarketplace That is Remaking the Modern World. N.Y., 1998.
  • [47] Hryan I. & Farrell D. Market Unbound: Unleashing Global Capitalism. N.Y., 1996. Gray I. FalseDawn, The Delusions of Global Capitalism. N.Y., 2002. 4S Меры, объявленные G20, довели общий объем пакета поддержки экономики в среднем до2% ВВП, или суммарно 820 млрд. долл, в 2009г. и до 1,5% ВВП - на 2010г. РФ выделила наподдержку экономики в 2009г. 4,1% ВВП, что является максимальным показателем средистран G20, в 2010г. - 1,3% ВВП. США выделяют 2% и 1,8% соответственно, хотя в этих сум-
  • [48] мах не учитываются масштабные меры по поддержке финансовой системы (это 4,5% ВВП в2009г. (700 млрд, долл.) и 0,9% - в 2010г.). Глава МВФ Д.Стросс-Кан отметил успешностьпредпринятых странами шагов по поддержке экономики. США предлагали установить 2%ориентир по бюджетной поддержке экономик для всех ведущих стран, однако Евросоюз неподдержал эту идею. МВФ учитывает шаги стран «двадцатки» по повышению ликвидностифинансового сектора. По новой оценке экспертов Фонда, общий объем этих мер вырос запоследнее время на 4,5% до 32% ВВП. (См.: Россия заплатит кризису больше всех. - ИА«Финмаркет». - 27.04.2009: http://news.mail.ru/politics/2545008/comments/ ?replyto= 1А41800036CC89D1 &thread=62B917С420А0Е0СЗ)
  • [49] С 1993 г. правительством КР начала проводиться жесткая монетаристская политика в экономике. НБКР стал независимым и начал осуществлять жесткий контроль за денежным обращением, не допускающий роста денежных агрегатов, тем самым, пытаясь сдержать темыинфляции. В мае 1993г. была введена национальная валюта - сом. НБКР стремился поддерживать стабильность национальной валюты и сдерживать инфляцию и это ему до 1998г.удавалось. С августа 1999г. курс доллара стал расти. (Шестакова В.И. Указ, соч.)
  • [50] К примеру: предприниматели в этот период платили от 10 до 30% комиссионных за обналичивание. Невозможность изыскать наличные деньги на выплату заработной платы вынуждала работодателей выдавать заработную плату либо собственной продукцией, либо товарами, обмененными по бартеру.
  • [51] Сапир Жак. Вашингтонский консенсус и российские реформы: история провала // Между-нар. журн. социальных наук. - М.: 2001. -№33. - С. 53-66
  • [52] Обучение рынку / Глазьев С.Ю. Болотин Б.М., Куликова Н.В. и др. - М.: Экономика, 2004.- http://www.chtivo.ru/chtivo=3&bkid=507235.htm
  • [53] В 1992г. в КР началась программа приватизации (П) с использованием начисленных нас-юспец, платежных средств (СПС), которые рассчитывались исходя из трудового стажа и з/п, ипредоставляли возможность получения на них соотв-й доли гос. собст-ти. Но из-за несовершенства нормативно-правовой базы, низкой осведомленности населения о формах П, неэффективного метода самого использования СПС в 1993г. было реализовано только 3% СПС.Из-за высокой инфляции номинальная стоимость СПС уменьшалась. В результате сложилосьотрицательное отношение общества к П. Положение изменилось в 1994г., когда СПС населения были заменены на новый инструмент - приватизационные купоны (ПК), представлявшиесобой более ликвидные ЦБ. Последние отличались от СПС: имели ликвидность, связанную сих свободной куплей-продажей; не имели именного характера и денежного выражения. Конвертация СПС на ПК осуществлялась следующим образом: СПС, стоимость которых выражалась в руб., обменивались на сомы, а последние обменивались на купонные очки (упаи).По-существу владельцы ПК должны были стать обладателями акций, т.е. измерением ПКявлялось определенное кол-во акций. При этом 25% акций приватизируемых предпр-ий резервировались для обмена на ПК. Декларировалось, что граждане могли участвовать на купонных аукционах непосредственно или через инвестфонды. Решение Пр-ва об обмене СПСна ПК, держатели которых могли диверсифицировать направления своих инвестиций путемраспределения общего числа очков ПК между различными акциями, привело к активизациипроцесса. ПК получили 2617,7 тыс. гр-н или 75,5% нас. КР. Специализированные инвестиционные фонды (СИФ) аккумулировали ПК для обмена их на акции приватизируемых предпр-ий посредством участия на крупных аукционах. В начале 1996г. в КР было лицензировано 27СИФ, которые аккумулировали ПК 112 тыс. чел. на сумму 411,1 млн. упаев. СИФ предоставили 338,3 млн. упаев и приобрели акции на сумму 24,9 млн. сомов. Всего на купонных аукционах населением и инвестфондами было обменено на акции предпр-ий более 2 млрд, упаев,что составляет более 70% от общего кол-ва упаев, выданных нас. в процессе обмена на СПС.В качестве мех-ма реализации невостребованных ПК Правительство КР выбрало их продажуна открытых денежных аукционах. С апреля 1995г. было проведено 9 аукционов, на которыевыставлены ПК на сумму в 430000 тыс. упаев, из них продано 318850 тыс. упаев на сумму 7,9млн. сомов. (См.: Алышбаева А. Кыргызстан: Опыт преобразования государственной собственности. - СА and СС Press АВ Издательский дом (Швеция): http://www.ca-c.org/joumal/cac-02-1999/st_12_alyshbaeva.shtml) Фактически, упаи скупались у населенияСИФами, предпринимателями, руководителями, маклерами и т.д. по цене бутылки водки, агос. собств-ть приватизировалась по остаточной стоимости. В результате, узкий круг элитыКР, в полном соответствии с действующим на тот момент законодательством, в обмен наэфемерные упаи стал обладателем реальной собственности по остаточным ценам (десятилетняя волга стоила 25 руб., пятидесятилетнее строение в центе Бишкека площадью 1000 м2приватизировалась по цене подержанного легкового авто, и т.д.).
  • [54] Глазьев С. Кто и как разрушал СССР. - 02.05.2006: www.glazev.ru
  • [55] Австрия. В 1946г. более 70% предпр. были национализированы, в т.ч. 3 КБ, предпр. тяжелой, нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей пром-ти. В 1993 г. прав-во приступило креализации программы приватизации пром. холдингов, в рамках общего плана привлеченияиностр. инвестиций. Великобритания. Гос. сектор экономики образовался после Второй мировой войны. Послевоенное восстановление и реконструкция наиболее капиталоемких отраслей пром-ти осуществлялись на гос. ср-ва. Доля инвестиций в огосударствленные после войны отрасли эк-ки - 40%. Приватизация пров-на в 1980-х гг. У гос. сектора осталось 20% потреб. расходов и 9% инвестиций в основной капитал. Бюджет перераспределяет 40% нац.дохода. Гос-во - работодатель 50% занятых в здравоохранении и 2/3 работающих в сфереобразования. Нидерланды. Приватизация осущ-сь прав-ми 23уда Любберса (1982-1994) иВима Кока (1994-2002). В качестве эксперимента в Нидерландах в середине 1990-х гг. былиприватизированы ряд объектов сферы культуры - группа нац. музеев, всего 21 музей. Испания. Приватизация началась с середины 1980-х и проводились двумя прав-ми - до 1996г. -социалистами, с 1996 по 2004 - консерваторами (доля гос. фирм в ВВП страны уменьшиласьс 3% в 1995г. до 1% в 2002т). Италия. К 1960-м гг. прав-во Италии контролировало от 40%нац. экономики, а в отдельных отраслях эта доля - 90%. В 1992г. прав-во приступило к программе частичной реализации предприятий гос. сектора. За период с 1993-2000 гг. из-под гос.контроля в частные руки перешли предпр. пищ. сектора, предпр. металлургии, банки, теле-коммуникац. компании, трансп. предпр., сеть автодорог. Финляндия. Гос. комп, созданы после Второй мировой войны, в усл-х недостаточного развития рынка капитала, вследствиечего вариант создания госсобств. стал единств, выходом для подъема экономики. Гос. собственность в качестве стимула к развитию присутствовала в лесной пром-ти (Enso и
  • [56] Долгова Г.Н. Российская приватизация как политический процесс: Дисс. ... д-ра политических наук: Саратов, 2005. - С. 332.
  • [57] Жак Сапир - экономист и специалист по современной России. Возглавляет Центр по изучению форм индустриализации и отдел докторантуры и занимается сравнительными исследованиями процессов развития в высшей школе по изучению социальных наук в Париже (54Boulevard Raspail, 75006 Paris. Email: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script ). С 1991г. исполняет обязанностипредседателя двусторонней франко-российской группы, изучающей проблемы монетаристских и финансовых преобразований.
  • [58] 58 Camp Жак. Указ. соч. - С. 53-66.
  • [59] Portes A., Sensenbrenner J. Embeddedness and Immigration: Notes on the Social ... Sociology.N.Y.: Russell Sage Foundation, 1993. P. 377-402. 6(1 Zhukov S. V. and Vorobyov A. Y. Reforming the Soviet Union: Lessons from Structural Experience.1992.
  • [60] Aglietta М. & Moutot Р. Redcploycr les reformes', Economie Internationale. (1993), №54, pp. 67-ЮЗ.
  • [61] Pitiot H. and Scialom L. «Systeme bancaire et derapage monetaire», Economie internationale,№54, 2eme trimestre 1993.
  • [62] Canup Ж. Указ. соч.
  • [63] http://www.vuzlib.net/beta3/html/l/4799/4824/
  • [64] «Кризис в Восточной Азии не является опровержением восточно-азиатского чуда», - писалон. «Остаются основные факты: ни в одном другом регионе земного шара никогда не былотакого роста доходов и избавления от бедности такого большого числа людей за столь короткое время». «Изумительные достижения» иллюстрируются десятикратным ростом доходов надушу населения в Южной Корее за три десятилетия - беспрецедентный успех «с весомымидозами правительственного вмешательства», в нарушение Вашингтонского консенсуса, но всогласии с экономическим развитием США и Европы, - добавляет он. (См.: Отчетный доклад. Ежегодная конференция ВБ по экономике развития, 1997; ВБ, 1998; Ежегодные Лекциидля широкой публики, 1998: http://www.ecsocman. edu.ru/db/msg/24.html)
  • [65] Коласки Б. Под огнем критики. - Intellectual Capital. - Вып. 2. - 14-21.10.1998:hltp://www.imellectualcapital.ru/ iss2-38/
  • [66] Брайан Джонсон - соавтор ежегодного «Индекса экономической свободы» (Index of Economic Freedom)
  • [67] Саркисянц А. МВФ и Россия в меняющемся мире // Независимая газета. - 20.03.2001. - №5.
  • [68] 64 American elite and sociologist: http://www.rus-sky.cirg/history/library/kennedy/
  • [69] Это больше, чем тратят все страны третьего мира на здравоохранение и образование, и в 20раз больше того, что развивающие страны получают ежегодно в качестве экономическойпомощи. Почти половина населения мира живет на менее чем 2 долл, в день, примерностолько же они получали в начале 70-х г. В то же время от 70 до 90% частного капитала инедвижимости в странах третьего мира принадлежат одному проценту семей этих стран (более точные показатели зависят от конкретной страны) (См.: James S. Henry, Across the Board,Март/апрель 2004. - С. 42-45.)
  • [70] Сорос Дж. Мировой экономике нужен новый двигатель. - 27.10.2008. - «Вести. Ru»:http://news.mail.ru /politics /2085745/
  • [71] «Гомицид» - убийство людей, «доло» - способ осуществления преступления посредствомсознательного обмана в контракте или договоре.
  • [72] В 1954г. СССР присоединился к международной конвенции ООН «О предупреждениипреступления геноцида и наказании за него». Согласно конвенции, геноцидом признаетсяпреступление, совершаемое «с намерением уничтожить, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую». В конвенции подчеркивается, чтогеноцид не обязательно подразумевает применение физического насилия и ведение войны. Вкачестве инструментов преступления конвенция, выделяет «предумышленное создание длякакой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на ее полное или частичное физическое уничтожение», и «меры, рассчитанные на предотвращение деторождения всреде такой группы». (См.: Конвенция ООН о предупреждении преступления геноцида инаказании за него. Принята 09.12.48. // Ведомости ВС СССР. - 1954. - № 12.) Идеологическим «прикрытием» геноцида Запада в отношении населения РФ в 1992-1998 гг. и КР в 1992-2010 гг. стала доктрина «общечеловеческих ценностей», центральное место в которой занимает концепция приоритета прав человека в государственном устройстве и политике. Однакофактическая реализация доктрины осуществлялась путем последовательного нарушения правподавляющего большинства граждан на труд, образование, достойное существование, насаму жизнь. Вместо общечеловеческих ценностей добра, мира и справедливости вследствиереально проводившейся в постсоветских странах политики насаждались человеконенавистнические ценности вражды, стяжательства, насилия, зла и произвола. (См.: Глазьев С.Ю.Геноцид. Указ, соч.)
  • [73] Ваджра А. Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии / Предисл. М Калашникова. -М.: ACT: Астрель, 2007. - С. 395.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >