Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ.

Незаконные операции с наркотиками на протяжении многих десятилетий были объектом международно-правового воздействия. Применяемые ныне Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. (с поправками, оформленными Протоколом 1972 г.) и Конвенция о психотропных веществах 1971 г. охватывают широкий спектр правового регулирования, включая меры контроля над этими средствами и веществами, меры борьбы против таких правонарушений, как культивирование и производство, хранение, продажа, покупка, ввоз и вывоз наркотических средств и психотропных веществ в нарушение существующих правил. Новый международно-правовой акт — Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, принятая в 1988 г. и подписанная СССР 19 января 1989 г., — провозглашает искоренение незаконного оборота наркотиков коллективной обязанностью государств. В ст. 3 указанной Конвенции дан подробный перечень действий, преднамеренное совершение которых квалифицируется как уголовное преступление. В числе наиболее серьезных — производство, изготовление, экстрагирование, распространение, продажа, поставка на любых условиях, переправка, транспортировка, импорт или экспорт любого наркотического средства или психотропного вещества в нарушение конвенций 1961 и 1971 гг., которые сохраняют силу, а также культивирование опийного мака, кокаинового листа, растения каннабис в целях незаконного производства наркотических средств и др. Противоправными считаются публичное подстрекательство или побуждение других к совершению подобных правонарушений, вступление в преступный сговор в целях совершения таких действий.

Российское уголовное законодательство предусматривает уголовную ответственность за такие деяния, как незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, их хищение, склонение к их потреблению, незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 228—231 УК РФ). Комплексное значение имеет Федеральный закон от 8 января 1998 г. № З-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Он устанавливает основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту. Регламентация сопровождается отсылками к международным конвенциям.

Международные конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера содержат обязательства государств-участников относительно предотвращения и пресечения такого рода преступлений, наказания лиц, их совершивших, и взаимодействия государств в связи с осуществлением уголовной юрисдикции.

Первостепенное значение имеют конвенционные нормы, содержащие международно-правовую квалификацию преступного деяния в качестве своего рода всеобщего стандарта, предназначенного для единообразной нормативной характеристики состава преступления во внутригосударственном уголовном законодательстве. В связи с этим получили распространение конвенционные предписания о внутригосударственных мерах законодательного характера.

В российском законодательстве в последние два десятилетия появилось несколько новых норм, свидетельствующих о выполнении международных обязательств. Имеются в виду положения об угоне воздушного судна, о захвате заложников, о незаконном приобретении, хранении, использовании, передаче или разрушении радиоактивных материалов, о применении биологического оружия, о разработке, производстве, приобретении, хранении, сбыте, транспортировке биологического оружия и ряд других. На более высоком уровне такая тенденция воплощена в УК РФ. Прежде всего следует отметить включение в УК РФ в виде специальной главы (глава 34) статей о преступлениях против мира и безопасности человечества, в числе которых планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353), производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355), применение запрещенных средств и методов ведения войны (в ч. 2 ст. 356 особо выделено «применение оружия массового поражения, запрещенного международным договором»), геноцид (ст. 357). В различных главах Кодекса впервые предусмотрены такие преступные деяния, как террористический акт (ст. 205), пиратство (ст. 227), нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360). С учетом новых международноправовых норм в УК РФ сформулированы положения об угоне судна водного (а не только воздушного) транспорта (ст. 211), о нарушении законодательства не только о континентальном шельфе, что было и в УК РСФСР, но и об исключительной экономической зоне (ст. 253).

Конвенции ориентированы на обеспечение неотвратимости уголовного преследования и наказания лиц, которые именуются предполагаемыми преступниками и виновность которых устанавливается соответствующими национальными судами на основе национального уголовного законодательства. Каждая конвенция предусматривает меры для установления государствами своей юрисдикции, включая заключение предполагаемого преступника под стражу и проведение предварительного расследования фактов.

Перечень оснований для осуществления государством юрисдикции можно показать на примере ст. 5 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.:

«1. Каждое государство-участник принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми для установления его юрисдикции в отношении преступлений, указанных в статье 4, в следующих случаях:

a) когда преступления совершены на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, или на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в данном государстве;

b) когда предполагаемый преступник является гражданином данного государства;

c) когда жертва является гражданином данного государства и если данное государство считает это целесообразным.

2. Каждое государство-участник аналогичным образом принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию в отношении таких преступлений в случаях, когда предполагаемый преступник находится на любой территории под его юрисдикцией и оно не выдает его в соответствии со статьей 8 (в ней регламентируются вопросы выдачи. — Лет.) любому из государств, упомянутых в пункте 1 настоящей статьи». В отдельных конвенциях встречаются модификации положений п. 1 ст. 5 указанной Конвенции, однако формулировка п. 2 типична для ряда конвенций.

Согласно нормам конвенций применительно к таким преступлениям международного характера, как пытки, посягательство против лиц, пользующихся международной защитой, захват заложников, захват воздушных судов, действия, направленные против безопасности гражданской авиации и безопасности морского судоходства, незаконные действия в отношении ядерного материала, незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, действует принцип универсальной юрисдикции, поскольку соответствующие юрисдикционные действия входят в компетенцию любого государства, на территории которого оказался предполагаемый преступник, независимо от места и иных обстоятельств совершения преступления.

Конвенции предусматривают альтернативную процедуру реализации юрисдикции: государство либо выдает предполагаемого преступника заинтересованному, требующему выдачи государству, либо осуществляет в отношении такого лица уголовное преследование на основе собственного законодательства.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >