Физические качества.

Состояние здоровья — это не только частное дело корреспондента, но и вопрос его готовности полноценно функционировать, а значит — критерий профессиональной пригодности. Конечно, среди крупных публицистов встречаются люди с ослабленным здоровьем, но они трудятся вопреки своим недугам, тратя на это дополнительные силы. Таким человеком была Мариэтта Шагинян, известнейшая в советские годы очеркистка и писательница. Работавшие с ней газетчики вспоминают, что уже в пожилом возрасте, в очках с толстыми стеклами и со слуховым аппаратом она по редакционному заданию неутомимо путешествовала по стройкам первых пятилеток, в годы войны — по эвакуированным заводам, по зарубежным городам. Но подобные исключения лишь подтверждают, что физическая и психическая выносливость является нормативным требованием к профессионалам.

М.С. Шагинян

Особенно тяжелые испытания достаются репортерам — тем корреспондентам, кто добывает оперативную событийную информацию. Вот неполный перечень «зачетов по выносливости», через которые за один год прошла журналистка информационной программы регионального телевидения, чтобы подготовить свои сюжеты: прыгала с парашютом, вместе с пожарными преодолевала на учениях препятствия, в группе спелеологов спускалась в пещеру, одетая в каску и гидрокостюм...

В связи с последним примером нельзя не коснуться болезненной темы феминизации редакционных штатов. На заре журналистики она была почти исключительно мужским занятием. Историки обнаружили, что среди 400 членов дореволюционного союза журналистов в России числилась всего одна представительница слабого пола. В XX веке ситуация постепенно, но неуклонно менялась. Женщины добились фактически равных с мужчинами прав на творческое самовыражение и в отечественной, и в мировой прессе, заметно обогатив ее содержание, формы, стиль. Однако современная ситуация складывается так, что начинает вызывать тревогу у специалистов: все чаще встречаются «дамские» по составу редакции, особенно в местной печати. Тому есть много причин объективного и конъюнктурного характера. Нас в данном случае занимают не они, а то, что в силу особенностей роли женщин в семье и в обществе им труднее, чем мужчинам, даются психические и физические перегрузки.

Из опыта поколений журналистов известно, что наибольшая нагрузка ложится на зрение, опорно-двигательный аппарат, нервную систему и, конечно, сердечную мышцу. С учетом этих наблюдений венгерские медики предложили ряд мер по укреплению здоровья журналистского корпуса:

  • • при приеме на работу обязательно проверять физическую пригодность;
  • • создавать условия для регулярных занятий спортом, популяризировать активные формы отдыха;
  • • запретить курение в редакциях, учитывая, что журналисты курят гораздо больше, чем население в целом;
  • • популяризировать рациональное питание и бороться с потреблением алкоголя;
  • • организовывать постоянное врачебное дежурство для контроля здоровья журналистов, проводить их медицинские обследования;
  • • осуществлять специальную программу для лечения гипертонической болезни и заболеваний опорно-двигательной системы.

Приведенные рекомендации адресованы работодателям. Однако главную ответственность за дееспособность редакционных сотрудников несут, конечно же, они сами. Им в первую очередь надлежит следить за удобством письменного стола и своей осанкой, соблюдением гигиены чтения и психологически здоровых отношений с товарищами и т.д.

Рассмотрение критериев профессионализма будет неполным, если не учитывать, что они не полностью совпадают в разных странах. Участившиеся контакты российских журналистов с зарубежными коллегами ясно демонстрируют эти различия. Некоторое время назад редакция «Известий» организовала совместное издание «Мы/We» с американской корпорацией Херста. Вот наблюдения известинцев: «Слишком велика разница между тем, что считается эталоном в нашей журналистике, и тем, чему отдается предпочтение в американской. У нас ценится публицистичность, у них — факты... У нас принято считать, что наш читатель умный, информированный, сам обо всем догадается. У них все должно быть точно: кто сказал, что сказал, когда сказал и что из этого следует... Все точно, но, на наш вкус, несколько суховато». Впрочем, и внутри России нет универсальных требований ко всем журналистам. По мере разделения прессы на качественную и популярную, а тем более при наличии бессчетных «промежуточных» вариантов унифицированный портрет профессионала все больше становится абстракцией.

На практике такое расхождение в представлениях оборачивается производственными и личными драмами. Журналист «старой» закалки рассказывал в профессиональной прессе, как его пригласили делать газету «для настоящих мужчин». По его концепции, следовало держаться раскованного, но пристойного стиля. Однако владельцы издания категорически потребовали, чтобы оно выходило в стилистике «желтой» прессы — с грубыми приемами, с материалами о закулисной жизни казино и домов свиданий и т.п. Автор этой истории не смог ужиться в такой среде, хотя в материальном отношении предложение было привлекательным.

С критериями оценки качества труда тесно связаны представления о карьере в журналистике. В словарях карьера описывается как успешное продвижение в области общественной, служебной, научной и прочей деятельности. Естественно, что на такое развитие своей биографии рассчитывает каждый человек, вступающий на журналистское поприще. Однако что считать успешным продвижением? Восхождение по служебной лестнице — от хроникера до главного редактора? Или достижение известности и популярности у широкой публики? Или рост зарплаты, гонораров и других доходов? Однозначный ответ дать невозможно. Исследователи вопросов карьеры рассматривают как равноценные варианты движение по вертикали (повышение в должности) и по горизонтали (рост квалификации). В журналистике дело обстоит еще сложнее. Она одновременно является и творческой деятельностью, и областью массового общения, и отраслью производства, где действуют административно-служебные отношения, и сферой товарно-денежного, экономического обмена. Соответственно она дает возможность для реализации способностей различного рода, а значит,

А.А. Аграновский

и карьера может развиваться в нескольких направлениях. В частности, работа в прессе нередко служит трамплином для политических и общественных деятелей.

Вот пример того, как именно в публицистике реализуется творческий потенциал личности. Классик отечественной публицистики известинец Анатолий Аграновский принадлежал к журналистской семье. Его отец тоже работал в «Известиях», а брат известен и как талантливый газетчик, и как исследователь труда журналиста. Сам Анатолий Абрамович не занимал руководящих постов в редакции.

Товарищи по работе писали о нем так: «...Стал членом Союза писателей СССР, издал более двадцати книг, написал несколько повестей и киносценариев... Но, как и отец, до конца дней считал себя журналистом... Я порой поражался его привязанности к газете. Он мог бы совсем уйти в литературу. Но сделай он это, Аграновский не был бы Аграновским»[1].

Эти слова принадлежат перу Льва Толкунова, профессиональная биография которого выстроилась по гораздо более сложной линии: довелось поработать и фронтовым корреспондентом «Правды», и редактором «Известий», и председателем правления Агентства печати «Новости», и руководителем одной из палат Верховного Совета СССР — и потом вернуться на свой прежний пост редактора газеты.

I

Ю.П. Щекочихин

В более близкие нам годы Геннадий Селезнев, еще будучи студентом журфака Ленинградского университета, стал редактором областной молодежной газеты «Смена», затем возглавлял «Комсомольскую правду», «Правду» — а после этого два срока подряд избирался председателем Государственной Думы. На родном факультете он удостоен звания почетного профессора. Мастер журналистских расследований Юрий ГЦекочи- хин тоже стал депутатом Думы, но до последних дней жизни оставался заместителем главного редактора «Новой газеты».

Варианты построения карьеры, как видим, и в самом деле многообразны. Но для подавляющего большинства сотрудников прессы естествен изначально избранный путь корреспондента. Их карьера в меньшей степени связана с административным ростом или достижениями в других сферах деятельности — главным образом она выражается в совершенствовании профессионального мастерства, открытии новых тем и новых граней своей личности, завоевании уважения аудитории и товарищей по цеху. По этому пути развивалась биография Д. Травина. В молодости он успешно начал работать в науке и органах исполнительной власти, вращался в кругах экономистов-либералов. Случайно соприкоснувшись с газетным делом, увлекся им и скоро стал штатным обозревателем по вопросам экономики и политики, автором нескольких книг публицистики. В одной из них содержится такое признание: «...Мои вчерашние друзья и коллеги сделались министрами и преуспевающими бизнесменами. Размер моих сегодняшних газетных гонораров, наверное, сопоставим с тем, что они тратят на чаевые. Тем не менее я нисколько не жалею о своей журналистской судьбе...». Конечно, в редакционных кулуарах не являются тайной и другие жизненные стратегии. Секреты восхождения к славе одного тележурналиста газеты описывали следующим образом: выгодно женился, причем не однажды, оброс связями, умеет держать удар, не краснеть, уверенно блефовать... Однако чтобы обучиться такому «искусству», не стоит поступать в классический университет.

Как и всякий результат напряженного труда, помноженного на природные способности, успех в журналистике заслуживает публичного оглашения и поощрения. Критериев оценки уровня специалиста несколько, но в рыночной экономике главный среди них — заработная плата. В нашей стране исторически сложилось так, что рядовые журналисты никогда не относились к людям обеспеченным. «Условия труда были очень плохими, — так современные исследователи оценивают обстановку в редакциях конца XIX в. — Исключение составляла элита, имевшая свободный режим работы и высокие гонорары»[2]. За репортерскую строчку платили от копейки до десяти. Признанный король репортажа В. Гиляровский получал по 5 копеек за строку, писатель Н. Лесков — 15 копеек, А. Чехов — 20 копеек. Средний газетчик мог за год заработать 120—150 рублей, тогда как для сравнительно обеспеченной жизни в Петербурге требовалось около 2 тысяч.

В современной России нет точной статистики журналистских доходов, им можно давать лишь сравнительные оценки. Известно, однако, что это по-прежнему далеко не самый прибыльный род занятий, хотя отдельные телезвезды зарабатывают тысячи долларов в месяц. Существенно разнятся доходы исполнителей и менеджеров; так же заметно различаются доходы в столице и в провинции. В самый разгар экономического кризиса в 2000-х гг. зарплата стала темой конференции в сети Professionali.ru. По оценкам москвичей, в столице зарплата «простого» корреспондента до недавнего времени составляла 30—40 тысяч рублей, с учетом кризиса она понизилась примерно на четверть, а то и вдвое. Из регионов ответили так: средняя зарплата по городу 8—10 тысяч, если не изворачиваться и не искать подработку, можно пойти по миру.

Помимо заработной платы актами признания заслуг служат разнообразные премии и призы, присуждаемые журналистам в конкурсном порядке. Вручение престижных премий общенационального Союза журналистов приурочено ко Дню российской прессы (13 января). Представители телевидения получают награды на фестивале «ТЭФИ». Региональные союзы журналистов проводят собственные конкурсы. Кроме того, существует множество конкурсов, которые проходят под эгидой ведомств, творческих союзов, общественных организаций, заинтересованных в освещении их деятельности в СМИ или стремящихся поддержать авторитет журналистики. В качестве примера сошлемся на премию Артема Боровика под девизом «Честь. Мужество. Мастерство». Она присуждается благотворительным фондом, основанным в память об этом трагически погибшем журналисте, создателе и руководителе холдинга «Совершенно секретно».

Развивая отечественные традиции, имеет смысл внимательно изучить опыт других стран, где используется рейтинговая система оценки журналистских достижений по довольно жестким параметрам. Например, в Америке принято публиковать списки наиболее отличившихся за год журналистов. Их квалификация оценивается по шкале в виде «звездочек» — от 1/2 * до ****. Для репортера критериями качества труда являются прежде всего беспристрастность, точность и взвешенность, а также глубина информирования, литературное мастерство и последовательность. Для обозревателя — достоверность содержания, регулярная публикация материалов, вызывающих общественный интерес, плюс глубина выводов, доказательность и последовательность. Уровни качества оцениваются как «хорошо», «очень хорошо», «блестяще» и, наконец, «исключительно». В справочниках по массмедиа против фамилии журналиста, попавшего в список лучших профессионалов, указывается количество «звездочек», которых его удостоили эксперты. Такими сотрудниками редакции особенно дорожат, их труд оплачивается выше, чем работа менее именитых коллег.

К журналистскому сообществу применимо понятие «элита». Эта тема слабо разработана в литературе. Между тем очевидно, что, как и всякая корпорация, журналистский корпус делится на основную массу профессионалов и «верхушку» — признанных мэтров публицистики, главных редакторов и других менеджеров. Они постоянно общаются с ведущими представителями политики, бизнеса, искусства, армии и нередко фактически входят в их круг. Элита отличается от рядовых коллег по уровню известности, режиму работы, доходам, образу жизни. Характерно, например, что наряду с общими для всех журналистов объединениями, построенными на самых демократических началах, в столице и регионах образуются клубы главных редакторов, для них даже создан специальный журнал с таким названием. Различия возникают объективно, но их опасно углублять и подчеркивать. Журналистика зиждется на корпоративной солидарности, изоляция от товарищей может свести на нет успех, для достижения которого было потрачено немало сил.

Отдельную группу составляют владельцы СМИ. Среди них немало людей, которые никогда не были связаны с прессой профессионально и не стремятся к этому. Их надо относить к членам предпринимательской, а не журналистской корпорации. В более сложном варианте собственник одновременно является и редактором, а то и автором своей программы или издания. Таков, например, Павел Гусев — главный редактор «Московского комсомольца» и фактический владелец мощной информационно-финансовой группы, председатель правления Союза журналистов Москвы. Он говорит, что считает себя журналистом, поскольку несколько раз в год выступает в прессе. Однако главный свой талант Гусев видит в мастерстве редактора. При этом по образу жизни он подобен другим очень состоятельным бизнесменам, отнюдь не сотрудникам своих редакций: ездит в бронированном автомобиле, при охранниках, увлекается дорогостоящей охотой в экзотических странах и т.п. Так что если причислять его к элите, то все-таки к предпринимательской.

  • [1] Уроки Аграновского / отв. ред. И.Н. Голембиовский. М., 1986. С. 7.
  • [2] Сонина Е.С. Петербургская универсальная газета 1880-х годов: историческиеособенности развития : автореф. дис.... канд. филол. наук. СПб., 2000. С. 16.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >