Журналистская информация.

Различные сферы общественной жизни поставляют своеобразные по содержанию и значимости факты. В соответствии с делением общества на сферы деятельности выделяется несколько видов информации: экономическая, политическая, техническая, духовная, военная, торговая, научная и др. Все они необходимы для нормального функционирования и развития общественного организма, и их не нужно сравнивать между собой по степени важности. Ведь торговля не может заместить науку, а экономика — духовное творчество.

Несомненно, что журналистская информация является социальной. Более того, по степени своей значимости и распространенности она, может быть, «самая социальная». Неслучайно в США в 1990-е гг. открылся музей новостей, который обошелся в несколько миллионов долларов. Но к какому тематическому виду ее отнести? В прессе публикуются и экономические, и научные, и политические, и прочие известия. Но почему иногда спортивные новости выносятся на первые полосы газет, тогда как обычное их место — на последней? Почему об одних встречах президента говорится подробно, а о других — короткой строкой? Почему некоторые сообщения о «плохих» событиях профессионалы и аудитория считают хорошей репортерской работой? Вероятно, ответы на подобные вопросы не связаны напрямую с тематикой публикаций.

Коренная особенность журналистской информации заключается в том, что ее социальная и «человеческая» сущность предстает подчеркнуто ярко и зачастую доводится до обострения идейных и политических противоречий. Это относится ко всем тематическим направлениям публикаций. Уже в 30-х гг. прошлого столетия исследователям прессы было ясно, что «новость — чисто общественная категория. Сам по себе факт новостью не является... Как отец вне отношения к сыну есть просто человек, так и факт вне отношения к читателю и к другому факту есть просто событие»[1].

На журналистику распространяются все требования, которые предъявляются к социальной информации. Но в деятельности прессы идеологическое и управленческое начала переплетаются нерасторжимо, они просто не существуют друг без друга. В науке принято говорить о духовно-практической природе журналистского творчества — именно так, одним сложным словом обозначается единство двух названных начал. Поэтому предлагаемое далее разделение на две группы черт, присущих журналистской информации, носит в значительной мере условный, систематизирующий характер.

В духовном отношении она характеризуется идейной насыщенностью и заостренностью. В прессе особенно важно бывает добиться, чтобы аудитория усвоила определенные идеи, взгляды, нравственные, политические или иные ценности, находящиеся, как правило, в тесной связи с текущими событиями. Этим пресса отличается от таких институтов воспитания, как семья и школа, ориентированных на общее развитие личности. Впрочем, любое выступление от первого лица несет в себе явную или косвенную оценку. Вот тому пример. В своем романе «Бесы» Ф. Достоевский заявляет: «Как хроникер, я ограничиваюсь лишь тем, что представляю события в точном виде... и не виноват, если они покажутся невероятными». Но всякий, кто читал роман, знает, что трудно выстроить более пристрастное, идеологически напряженное произведение, чем «Бесы». Про журналистику еще определеннее, чем про литературу, можно сказать, что она служит как бы увеличительным стеклом при выражении социальных взглядов, эмоций и суждений, даже если оценочность тщательно маскируется под объективность. С другой стороны, неизбежная окрашенность журналистских текстов совсем не обязательно выражается в грубой тенденциозности, подмене факта его субъективной трактовкой. Мастерство и честность публициста как раз и проявляются, кроме прочего, в умении соединить достоверность сообщения с его личностным пониманием.

Материалы печати, телевидения и радио подчеркнуто актуальны. Это качество иногда ошибочно смешивают с оперативностью, т.е. с быстротой реакции на события. Но актуальность выражается не просто в скорости передачи сообщений. Не обходить острых тем, не бояться затрагивать так называемые трудные вопросы, возникающие у населения, — вот ее суть. Далее, слово прессы обращено к массовой аудитории — и в этом его отличие, например, от личного общения собеседников. Подсчитано, что автор публикации в общенациональной газете обращается к такой аудитории, с которой он смог бы пообщаться только за 250—300 лет устных выступлений. В данной связи возникают своеобразные требования профессионально-творческого порядка. Хороший журналист владеет искусством излагать любые, самые сложные темы доходчиво, популярно. Ведь среди его читателей и слушателей есть и профессор, и крестьянин, и домохозяйка, и государственный деятель.

В социально-управленческом отношении журналистскую информацию характеризует прежде всего документализм в отражении действительности. Имеются в виду и неизменная опора на факты, и точность в отображении явлений, тенденций общественного развития, и доказательность суждений и оценок. С точки зрения методики труда данное качество имеет первостепенную важность. «Цитаты. Цифры. Факты и фактоиды... Журналист без фактов, как калека без костыля... Самому себе не верит без фактов и фактоидов», — такой автопортрет нарисовал однажды известный обозреватель-международник «Известий» Ст. Кондрашов.

В связи с тем, что многих студентов привело в журналистику увлечение литературным творчеством, надо провести отчетливую границу между репортерским и художническим подходами к сбору фактов. Искажение действительности в угоду авторской фантазии идет вразрез с законами и этикой журналистики. Из уст кинорежиссера С. Соловьева, снявшего фильм о писателе И. Тургеневе, не странно слышать следующие признания: «Я был во французском имении Тургенева, и оно на меня не произвело ни малейшего впечатления. В Чехии мы нашли куда более убедительное для легенды место». Для корреспондента подобное сочинение «легенд» — профессиональный грех.

Печать оперативна, что дает ей возможность познавать мир в процессе развития социальной практики, находиться в самой гуще событий. Репортеры нередко указывают дорогу и объекты внимания специалистам, ученым, художникам, способным более обстоятельно разобраться в новых явлениях. Индикатором оперативности служит использование таких слов, как «вчера», «сегодня» и «завтра». Поэтому, в частности, многие деловые люди начинают рабочий день с того, что просматривают свежую прессу и знакомятся с выпусками новостей по радио или в Интернете.

Журналистике присуща особая краткость материалов. Экономное использование площади и времени обусловлено и технологией производства информационной продукции, где строго задаются форматы публикаций, и дороговизной каждой строки или секунды вещания, и, что особенно важно учитывать, поведением аудитории. «Это не роман — места мало, времени мало, читают на ходу», — так писатель В. Шукшин определял жанровое своеобразие рассказа. Но рядом с прессой даже небольшой литературный рассказ выглядит как «роман». Иначе невозможно добиться тематической универсальности каждого выпуска и отразить в нем весь мир.

Одновременно журналистика отличается аналитичностью взгляда на события. На журналисте лежит огромная ответственность за верное осмысление и точную систематизацию, трактовку лавины разнообразных фактов. К ней в полной мере относятся слова писателя Л. Леонова, который как-то заметил, что литераторам надо интересоваться наукой, учиться у нее точности мысли и языка, ведь каждое произведение — это «операция на мозге». Проникновению в глубину явлений способствует регулярность прессовой информации. Изо дня в день пополняя знания и представления аудитории, журналисты дают ей возможность постоянно находиться в потоке современности и ощущать свою причастность к огромному социальному миру. Кроме того, регулярное обращение к читателям незаменимо по силе своего воздействия. Неслучайно, например, один из видных политиков современности Дж. Андреотти в течение сорока лет вел персональную колонку в итальянской газете «Эуропео», несмотря на занятость государственными делами.

Разноплановые характеристики прессовой информации совмещаются благодаря профессиональному мастерству работников редакций. Нельзя понять специфику и социальную значимость журналистики, если не учитывать, что это творческий процесс, во многом близкий к труду литератора, кинематографиста, ученого, создающих каждый раз новое, неповторимое произведение. «Новаторы никогда не стареют. Стареют подражатели, эпигоны... — писал о ничем не заменимой ценности творчества художник и критик Ю. Анненков. — Если кто-нибудь начнет сегодня писать картины, как Леонардо да Винчи, он будет смешон, что, однако, ничуть не уменьшит свежести Леонардо». Профессионально выполненные публикации в прессе тоже несут на себе приметы личности автора — его интеллекта, одаренности, психического состояния, даже пола и возраста. Вот почему, в частности, мастеров пера коробит, когда плоды их творческого труда именуют не произведениями, а, в духе торгово-рыночной конъюнктуры, информационными продуктами.

С другой стороны, журналистские публикации в значительной мере являются результатом коллективных усилий, а то и индустриальной обработки текстов. В редакциях многих стран, особенно на американском континенте, выстраивается своего рода информационный конвейер. Эта практика приходит и в нашу страну. Но в целом российской прессе традиционно ближе иная форма отношений журналиста с действительностью — здесь получила развитие авторская, комментирующая, публицистическая трактовка событий. В своих истоках она близка к художественному творчеству, и по отношению к ней будут справедливы слова Л. Толстого: «Произведение искусства хорошо или плохо от того, что говорит, как говорит и насколько от души говорит художник... Из этих трех основных условий... главное — последнее: без него, без любви к предмету, нет произведения искусства». Впрочем, ни редактору, ни корреспонденту нельзя навязать ни какое-либо понимание профессии, ни тот или иной стандарт организации производства. Журналистика — профессия свободных людей, и в ней каждый делает выбор методики труда самостоятельно, что, конечно, не надо понимать как игнорирование производственных правил и регламентов.

Итак, журналистская информация соединяет в себе документальную обоснованность сведений, их осмысление с позиций социальных интересов и свидетельства личного отношения к ним автора.

  • [1] Кузъмичев В А. Печатная агитация и пропаганда. М.; Л., 1930. С. 18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >