ПРОИСХОЖДЕНИЕ, КОНЦЕПЦИИ И МОДЕЛИ ЖУРНАЛИСТИКИ

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЖУРНАЛИСТИКИ

Как и всякий общественный институт, журналистика прошла сложный исторический путь, прежде чем занять свое сегодняшнее положение в мире. Она возникла, совершенствовалась и росла под влиянием того общества, которому была призвана служить. Приступая к изучению теории печати, надо твердо усвоить, что пресса является продуктом и составной частью человеческой цивилизации, «зеркалом» национальной и мировой культуры, а содержание и формы ее деятельности прямо зависят от потребностей определенной социальной системы на конкретном рубеже истории.

По сравнению с другими институтами общества (государством, армией, церковью и др.) журналистика имеет короткую биографию. Она не существовала, например, в античном мире и во времена средневековья. Конечно, и в глубокой древности действовали службы сбора и распространения новостей, для этого применялись специальные средства. В этой связи часто вспоминают, например, древнеримские рукописные вестники «Акта сенатус», «Акта публика» и ежедневные выпуски «Акта дыорна попули романи». Последние расклеивались на стенах домов, продавались всем желающим, рассылались в провинции империи[1]. Некоторые исследователи называют подобные явления пражурналистикой или протожурналистикой.

Но ни вывешенные на городской стене распоряжения правителей, ни звучные сигналы герольдов, ни рукописные послания, доставлявшиеся гонцами, не были в собственном смысле слова журналистикой. Они относятся к ее предыстории, как и передача сведений с помощью огней на сторожевых башнях крепости или удары вечевого колокола, призывающего горожан к всеобщему сбору. Развитие, совершенствование форм распространения социально значимых сведений стало информационной предпосылкой зарождения прессы как качественно нового феномена в истории человечества.

На примере этой предпосылки видно, что истолкование журналистики как явления только информационного будет неполным и недостаточным ответом на вопрос о ее природе. Исследователи могут выстраивать в своем сознании прямую линию последовательного совершенствования техники передачи сигналов — от самой примитивной до новейшей, электронно-цифровой. Однако в действительности такая последовательность нарушалась под влиянием обстоятельств развития каждой конкретной нации. Так, для населения других стран древнеримские рукописные вестники не были обязательным этапом подготовки к изданию газет — они просто не существовали и не были известны в других культурах. Нередко печать привносилась в жизнь тех или иных народов извне, в «готовом» виде, а не как результат длительной эволюции средств информирования. Вот, например, воссозданные учеными способы обмена сведениями в истории башкир, одного из крупнейших этносов России. В древности привычной для них стала устная форма массового общения — йыйын, или народное собрание рода или племени. Авторитетными распространителями новостей были поэты-импровизаторы, в том числе и в XVII—XVIII вв., когда в Европе газеты уже завоевали довольно прочное положение. Первая в башкирском крае газета, «Оренбургские губернские ведомости», увидела свет только в 1838 г., причем родилась она по инициативе «сверху», исходившей от самодержавной власти[2].

Другие предпосылки складывались в сфере духовной культуры. Часть из них связана с духовной и творческой сущностью самой прессы. На протяжении веков формировались традиции публичного, полемически заостренного и страстного выражения взглядов по актуальным вопросам общественной жизни. Характерно, что уже древние римляне, высоко чтившие искусство публичной речи, различали ораторов и риторов. Ораторами считались государственные мужи, которые использовали слово как средство политической деятельности; риторами же назывались знатоки формальных правил красноречия, не дерзавшие публично судить о судьбах государства[3]. В дальнейшем ораторская линия получила необычайно сильное продолжение. Она стала неотъемлемым элементом культуры различных стран и народов. В феодальном обществе, где духовная жизнь зачастую приобретала религиозную окраску, широкую известность получали проповедники, вероучители, выступавшие одновременно и как идейные наставники своих слушателей в области гражданского поведения. Вспомним в этой связи таких яростных обличителей официальной церкви, как итальянский монах Савонарола (XV в.) и русский раскольник протопоп Аввакум (XVII в.).

Полемические тенденции активно проникали и в светское общение: в публичные выступления властителей и крамольные речи бунтарей, переписку политических оппонентов и литературно-исторические летописи. Таков один из истоков публицистики, которая своим подлинным рождением обязана появившейся позднее печати.

Особенно значимую роль сыграло распространение грамотности, которая из привилегии знатных сословий все больше превращалась в достояние средних слоев населения, становилась массовой. Этот процесс сопровождался непрерывным совершенствованием шрифта — системы знаков для написания текстов. Наряду с существованием орнаментальной графики церковного письма вырабатываются более простые в пользовании гражданские шрифты, развивается техника деловой и бытовой скорописи. В Европе деятели эпохи Возрождения горячо выступали против старинных готических шрифтов — сложных в написании, неудобочитаемых, утомляющих зрение.

Для культурного расцвета Руси решающее значение имело создание на рубеже IX—X вв. в славянско-русской азбуки и системы письма — кириллицы, связанное с именами легендарных братьев Кирилла и Мефодия. Но это было лишь началом долгой эволюции письменной речи из церковно-славянской (для узкого круга книжников) в общедоступную. На примере изданий петровского времени видно, что использование той или иной графики шрифта было прямо связано с популярностью и доходчивостью газетного слова. Поначалу газеты набирались древнерусским шрифтом. В 1708 году Петр I провел реформу и вместо архаичного полуустава ввел гражданскую азбуку, которая и до сего дня служит первоисточником русского шрифта. С 1710 года нововведение распространилось на газетную полиграфию, однако еще долгое время часть тиража выполнялась в прежней технике.

К числу материально-технических предпосылок возникновения журналистики относится прогресс в научной и производственной областях, расширивший материальную базу образования и культуры. Сменяют друг друга, становясь все более удобными, орудия и материалы для письма. Вместо громоздких свитков появляются первые книги, вместо дорогостоящего пергамента — бумага. В Германии Иоганн Гутенберг из Майнца (XV в.) первым в Европе применил наборный шрифт — отдельные литеры (буквы, знаки), из которых можно составить любой текст, и использовал виноградный пресс для напечатания Библии. Иногда ему ошибочно присваивают заслугу изобретения печатного станка, что было сделано задолго до него. Но он по праву считается создателем такого типографского процесса, которые ознаменовал начало новой эры в истории мировой культуры. Неслучайно в литературе утвердилось выражение «Галактика Гутенберга». В судьбе каждого народа есть подобные памятные страницы. В России высоко ценится дело первопечатника Ивана Федорова, который вместе с Петром Мстиславцем выпустил русскую книгу «Апостол» (XVI в.). На территории Америки печатный пресс был впервые использован для издания восьмистраничной брошюры, повествовавшей о землетрясении в 1541 г. Так расширялись возможности для тиражирования сообщений, анализа и оценки событий, для появления массовой читательской аудитории.

Забегая на пути истории вперед, упомянем здесь и другие великие технические новации, решительно изменившие скорость распространения массовой информации и, значит, сказавшиеся на развитии журналистики: изобретение телеграфа (1832), фотографии (1839), телефона (1876), звукозаписи (1877), телевидения (1884), радио (1895) и т.д. В полиграфии революционные перевороты совершили ротационная печатная машина (1846), заменившая плоскую печать отдельных листов на работу с рулоном бумаги, и строкоотливная машина линотип, изобретенная американцем О. Мергенталсром (1884), которая пришла на смену ручному набору отдельных литер.

Совершенствование средств фиксации и доставки информации, разумеется, не остановилось и в дальнейшем. В XX веке оно стало взрывным. Сравним время приобретения первых 10 млн клиентов новыми СМК (по подсчетам Всемирной газетной ассоциации).

Обычный телефон — 38 лет Кабельное ТВ — 25 лет Факс — 22 года Мобильный телефон — 10 лет Интернет — 10 месяцев

Для возникновения журналистики недостаточно было зрелости какой-либо одной из предпосылок. Требовалось одновременное воздействие целой группы факторов экономического, культурного, материально-технического порядка. И самое главное — должна была выявиться острая потребность общества в новом институте, иначе говоря, нужны были социальные предпосылки. Катализатором этого процесса стал переход от феодально-абсолютистского строя к буржуазному.

Закономерно, что периодика как неотъемлемый элемент общественной жизни и культуры поначалу возникла в европейских странах, а, скажем, не в Азии, где печатное дело получило высокое развитие гораздо раньше. Жители Кореи по праву считают своей национальной гордостью музей книгопечатания: здесь хранятся самое древнее на планете издание, выполненное с помощью досок-клише (751), и книга «Чик- чжи симчхе», напечатанная наборным металлическим шрифтом за 70 лет до изобретения Гутенберга. В Китае уже в VII—X вв. выходили рукописные газеты дибао, наборные шрифты применялись в типографиях начиная с XI в. Историки упоминают китайскую газету Kingpao («Вестник столицы») как старейшую в мире — правда, называя датой ее основания 911 г., они ссылаются на предание, а не на точные свидетельства. С 1361 года газета начала выходить регулярно, один раз в неделю. Однако китайские ученые говорят, что пресса, в современном смысле слова, на их родине появилась в начале XIX в., причем связывают это событие с издательской активностью иностранцев, открывавших для себя далекую страну[4].

Потребность в периодике раньше всего появлялась там, где быстрее шло становление капитализма. На европейском континенте самые первые газеты начали выходить даже до изобретения здесь книгопечатания. Это были рукописные листы новостей. В странах Европы они именовались «авизо», «нувель», «цайтунг», «коранто», «реляция»[5]. Любопытно, что так же, на традиционный лад называются и многие нынешние периодические издания: Le Nouvel Observateur во Франции, Neue Ziircher Zeitung в Швейцарии, De Courant, Nieuws van de Dag в Нидерландах и т.д. Историки германской печати свидетельствуют, что уже в 1300 г. в Кёльнском районе слово «газета» употреблялось в значении «сообщение о событии», «объявление», «новость». В 1443 году появились рукописные письма-газеты, просуществовавшие несколько столетий, — своим возникновением они во многом были обязаны купцам[6]. Подобные попытки предпринимались и в других государствах Европы. В России в начале XVII в. выпускались рукописные «Куранты», дававшие правителям информацию о событиях в мировой политике. Сегодня мы назвали бы их первым отечественным дайджестом (сборником перепечаток из других изданий), поскольку главными источниками материала служили публикации европейских газет, а также впечатления путешественников за рубеж, подобранные в Посольском приказе (министерстве иностранных дел, если опять же пользоваться современной терминологией).

Первыми периодическими печатными изданиями традиционно считаются вышедшие в 1609 г. еженедельные немецкие газеты Relation Aller (Страсбург) и Aviso-Relation oder Zeitung (Аугсбург). Этим годом издавна датируется рождение прессы. Правда, библиографы, изучавшие эти старейшие образцы печатной периодики, утверждают, что они начали издаваться еще раньше: до нас дошли далеко не первые их номера. В последние десятилетия широкое распространение получила версия о том, что первенство принадлежит ежемесячному изданию Annus Christi, выходившему в неприметном швейцарском городке Аахе (1597)[7]. Такие уточнения имеют существенное значение для истории печати, и, может быть, это не последняя поправка. Однако нам в учебном курсе важно зафиксировать тот период истории, когда печатная газета стала фактом европейской жизни, — рубеж XVI и XVII вв. Это были весьма скромные по внешнему виду и возможностям издания. Но их количество росло год от года, причем в разных странах. В XVII веке печатные газеты появились в Англии (1622), Испании (1661), Италии (1636), Франции (1611) и других государствах. По подсчетам историков, к 1630 г. их было не менее 30. Среди журналов первым зарегистрированным изданием считается Journal des Savants («Журнал ученого»), выходивший с 1655 г. в Париже. На нескольких страницах в нем печатались новости науки и техники. Если в начале XVII в. насчитывались единицы и десятки периодических изданий, то столетие спустя их было около 100, еще через век — 900, а к 1900 г. — около 50 тысяч. В 90-е годы XX в., по данным американского Центра для иностранных журналистов, на земном шаре выходило 9,5 тысяч одних только ежедневных газет.

В России родоначальницей периодической печати явилась газета «Ведомости», основанная по воле Петра I в 1703 г. (по иным версиям — в конце 1702 г.). В традиции своего времени, она именовалась пространно и патетически: «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и во иных окрестных странах...». Петр Великий был и одним из главных авторов публиковавшихся там сообщений. Между прочим, детальное изучение этой эпохи приводит исследователей к выводу, что император-преобразователь основал целый комплекс печатных изданий. Среди них, кроме газеты, заметное место занимали разнообразные летучие листки, выходившие по случаю знаменательных событий, особенно военных побед: юрналы, реляции, панегирики и др.[8]

Новые издания быстро обретали те признаки, которые отличали их от другой печатной продукции и без которых нельзя было бы говорить о самом факте существования прессы. Это — регулярность и периодичность выпуска, относительно большой тираж, широкое распространение, оперативность и актуальность информации. Практически сразу же произошло разделение печати на основные типы: газеты — оперативные, преимущественно событийные, журналы — более склонные к анализу и напоминающие книгу, календари — сравнительно редкие по периодичности обозрения событий, а также бюллетени, повременные справочники и др. Разумеется, система современной прессы выглядит гораздо богаче и пестрее. Кстати сказать, происхождение слова «газета» обычно связывают с мелкой монетой gazetta, которой в Венеции расплачивались за рукописные листки новостей (по другой версии, это преобразованный итальянский глагол «болтать, шуметь»). Однако нельзя не упомянуть о том, что общепринятым термином это слово стало с легкой руки Т. Ренодо — основателя первого во Франции национального издания под названием La Gazette (1631)[9].

Чем же обеспечивался успех молодой журналистики? Вспомним, что в XVII—XVIII вв. во многих странах Европы и Северной Америки утверждался новый, буржуазный уклад жизни, в том числе и путем революций. На смену феодальной замкнутости пришли все усиливающееся разделение труда между производителями и рыночный обмен товарами, причем в кооперацию между собой вступали жители разных городов, стран и континентов. Как следствие — оживились связи между населенными пунктами и государствами. Без источников оперативной информации наладить такое общение было бы невозможно. Человек вырывался из узкого круга представлений о жизни, его интересы и любопытство простирались все дальше за пределы непосредственного опыта, и именно пресса открывала ему окно в мир.

По свидетельству знаменитого немецкого историка печати Л. Са- ламона, жившего сто лет назад, уже в конце XVII в. в Европе появились книжки о пользе газетного чтения, в которых говорилось: «Кто желает вести осмысленный образ жизни, кто желает быть достойным членом общества и принимать участие в его государственной, торговой и гражданской деятельности, тот обязан интересоваться газетами: тот должен их читать, должен запоминать и взвешивать прочитанное; должен уметь приложить его на деле».

О том, что к созданию журналистики толкали экономические преобразования, свидетельствует содержание первых газет. Они в значительной мере заполнялись новостями промышленности и торговли. Подчиняясь духу времени, сами газеты становились товаром, а их издание уже на ранних стадиях развития журналистики начало приносить доходы. Так, во Франции уже к исходу XVIII в. газета Journal de Paris давала 100 тысяч ливров прибыли в год. Если поначалу многие газеты делались одним человеком, выполнявшим обязанности и редактора, и корреспондента, и издателя («персональный журнализм»), то вскоре издательства превращаются в довольно крупные предприятия, в штате редакций появляются наемные работники, функции которых заметно дифференцируются. В дальнейшем капитализация прессы стала одним из главных векторов ее развития.

Но было бы неверно объяснять успех журналистики одними экономическими причинами. Пресса едва ли не с момента своего рождения стала участницей идеологических и политических процессов. Идеологи нарождающейся буржуазии стремились использовать печать для распространения своих взглядов на общественное устройство, а феодально-монархические силы и ортодоксальная церковь с помощью газет отстаивали свое господство и привилегии. Никакое иное средство не могло конкурировать с прессой по способности влиять на сознание масс.

Неслучайно революционные подъемы в прошлом и настоящем сопровождаются лавинообразным ростом числа газет. Сравним: накануне Великой французской революции в королевстве выходило 60 периодических изданий, а в годы революции — 500. За владение правом на печатное слово и самими изданиями разворачивалась ожесточенная борьба, принимавшая самые крайние формы выражения. Так, в конце XVII в. в Англии был принят закон, запрещавший распространение газет по воскресеньям, дабы не нарушать святость этого дня недели. Во Франции Директория, придя к власти в 1795 г., специальным декретом установила смертную казнь для неугодных ей журналистов. Вслед за тем и Наполеон Бонапарт, получив власть, сразу заявил: «Газеты... должны делать добро, и только под этим условием я буду их терпеть». Он опубликовал декрет, согласно которому в Париже были закрыты почти все политические газеты, а оставшиеся фактически превратились в органы правительственной пропаганды[10].

  • [1] ыСоколовВ. С., Виноградова С. М. Периодическая печать Италии. СПб., 1997. С. 6—8.
  • [2] Кузбеков Ф.Т. Становление средств массовой информации Башкортостана иразвитие этнической культуры башкир (XIX в. — 1930—е гг.) : автореф. докт. дис. СПб.,2001. С. 33-39.
  • [3] 1вУченова В.В. У истоков публицистики. М., 1989. С. 8—9.
  • [4] Ли Д. Пресса Китая в условиях экономической реформы (90-е годы XX века).СПб., 2000. С. 3.
  • [5] Соколов В.С. Периодическая печать Франции. СПб., 1996. С. 8.
  • [6] Вороненкова Г. Ф. Путь длиной в пять столетий: от рукописного листка до информационного общества. 2-е изд., испр. и доп. М., 2011. С. 29—36.
  • [7] Мисонжников Б.Я. У колыбели периодической печати // Альянс: актуальные проблемы журналистиковедения и смежных областей знания / отв. ред. В.И. Чередниченко.Краснодар, 2009.
  • [8] Жирков Г.В. Эпоха Петра Великого: основание русской журналистики. СПб., 2003.
  • [9] История мировой журналистики / А.Г. Беспалова, Е.А. Корнилов, А.П. Корочен-ский, Ю.В. Лучинский, А.И. Станько. Ростов н/Д., 2000. С. 17.
  • [10] Скуленко ММ. История политической пропаганды. Киев, 1990. С. 103—104.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >