2.1. Уголовная ответственность за незаконную добычу диких животных в современном законодательстве

Объективные признаки состава преступления о незаконной добыче диких животных в современном уголовном законодательстве

Развитие уголовного законодательства об экологических преступлениях, отмеченное выделением их в самостоятельную 26 главу в Уголовном кодексе РФ 1996 года, существенным образом повлияло на решение вопросов определения объекта составов преступлений, посягающих на животный мир. Бесспорно, что вопрос об объекте преступления является несколько сложным и дискуссионным. Это, несомненно, вызвало полемику в научной литературе. В этой связи остановимся на концепции, определяющей объект преступления как общественные отношения, охраняемые уголовным законом[1]. Основываясь на выработанной теорией уголовного права классификации объектов преступлений[2] на уровне общего проследим, какое значение придает законодатель экологическим интересам в соотношении с другими общественными отношениями, охраняемыми уголовным законом.

Раздел IX УК РФ 1996 года, кроме главы 26 - Экологические преступления, содержит и другие главы, объединенные общим названием «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Следует не согласиться с имеющимся в научной литературе мнением о выделении экологических преступлений только по признаку родового объекта, ибо согласно с упомянутой классификацией, родовым объектом для данных преступлений является совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок. Глава об экологических преступлениях Уголовного кодекса сформирована на базе видового объекта, поэтому понятие экологического преступления является ничем иным, как видовым понятием, включающим в себя целый комплекс видовых признаков.

К сожалению, в Уголовном кодексе не дается определения экологического преступления, поэтому установление видового объекта преступлений, посягающих на животный мир, представляет определенные сложности, обусловленные зависимостью объекта от исторических условий, политической коньюктуры, экономической системы, уголовной политики государства. Анализируя уголовное законодательство прошлых лет, отметим, что до принятия Уголовного кодекса 1960 года преступления против животного мира рассматривались в качестве нарушений правил производства промыслов1.

Профессор А.Н. Трайнин еще в 1938 году отмечал, что эти преступления нарушают хозяйственную жизнь страны посредством нарушения правил производства промыслов в области природы[3] [4]. Такую же позицию с некоторыми уточнениями занимали Н.А. Беляев, З.А. Вышинская, А.А. Пи- онтковский, Г.Л. Кригер и некоторые другие криминалисты1. Это было вызвано, видимо, тем, что преступления против природы в УК РСФСР 1926 года содержались в главе «Преступления против порядка управления». Чуть позже указанные деяния прочно обосновались среди хозяйственных преступлений.

Полагаем, что для рассматриваемого времени такой подход был вполне оправдан: в период индустриализации страны природные ресурсы расценивались, в основном, как источники удовлетворения материальных потребностей общества в топливе, пищевых продуктах и др. Поэтому законодатель, устанавливая ответственность за браконьерство, незаконное занятие водными промыслами, не преследовал иной цели, кроме защиты природных богатств от их стихийного, расточительного и бесхозяйственного использования.

Другие задачи были поставлены перед законодателем в годы научно- технического прогресса, что было вызвано реальной возможностью нерационального использования природных объектов за рекордно короткие сроки. В этой связи П.Т. Некипелов еще в 1973 году указывал, что речь должна идти не только об использовании или эксплуатации природных богатств, но и о сохранении и улучшении окружающей человека природной среды.

Поэтому объектом преступлений против природы, по его мнению, следовало признавать общественные отношения в области рационального использования, сохранения и улучшения окружающей человека природной среды[5]. В научной литературе происходят научные дискуссии определения понятия, что такое «экологическое преступление». Существующие разночтения объясняются рядом обстоятельств, прежде всего - сложностью самого объекта преступлений в области охраны природы. Отношения, выступающие объектом экологических правонарушений, носят комплексный характер, соприкасаясь с объектами иных преступлений.

В обобщенном виде основные суждения по данной проблеме сводятся к следующему: во-первых, охрана природы и рациональное использование природных ресурсов - это функция государства; во-вторых, охрана окружающей природной среды - это функция государства, направленная на улучшение благоприятных природных условий жизни людей. Ряд авторов: Ю.И. Тютекин1, Н.В. Черноголовкин[5], Н.Д. Казанцев[7], Ю.Б. Кравченко[8] [9] среди задач деятельности государства и общества выделяли охрану природы и рациональное использование природных ресурсовл

Сторонники другой точки зрения, как, например, О.С Колбасов указывал, что охране подлежат лишь те компоненты природы, от которых зависит жизнь человека и состояние которых связано, в свою очередь, с поведением людей[10]. Подобное мнение высказывалось в работах В.В. Петрова, полагавшего, что объектом экологического правонарушения является природная среда как условие жизни на земле, представленная в комплексе экологических связей и в виде отдельных природных объектов[11] [12]. Дополняя приведенное высказывание, В.Д. Пакутин указывал на то, что необходимо сохранение природных условий в таком качественном и количественном состоянии, при котором люди как биосоциальные существа могли бы не только выжить, но и дальше развиваться по пути социального прогресса .

По мнению Т.А. Бушуева и П.С. Дагель, объект преступлений в области природопользования - это нормальное отношение между людьми по поводу окружающей среды как основы существования и жизнедеятельности человеческого общества1. Высказывались и иные точки зрения на объект экологического преступления, например, право собственности государства на природные богатства[13] [14]. Несостоятельность данного положения была вскрыта В.Я. Тацием в работе «Ответственность за хозяйственные преступления»[15]. Не обоснован, на наш взгляд, и подход, высказанный С.Н. Кравченко, определявшего объект через совокупность норм различных отраслей права, регулировавших природоохранительные отношения[16].

В юридической литературе встречаются мнения, что объектом экологических преступлений являются сами природные богатства[17]. Такая научная позиция представляется неверной, ибо она не производит различия между объектом и предметом преступления. В трудах А.М. Плешакова в качестве объекта выделено конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду в качестве объекта преступления[18].

В юридической литературе раскрытие признаков экологического преступления начинается, как правило, с определения объекта, и предмета преступления. Нельзя не согласиться с профессором Э.Н.Жевлаковым о том, что от точности выяснения сущности объекта экологического преступления зависит решение вопросов определения правильной политики государства в области уголовно-правового регулирования охраны природы, квалификации преступлений, разграничения сходных составов, а также правового опосредования общественных отношений по охране природы и, следовательно, сфер действия уголовного закона, криминализации и декриминализации. Уяснение сущности охраняемых общественных отношений также имеет большое значение в нормотворческой деятельности и судебном толковании закона1.

Профессор Э.Н. Жевлаков объектом экологических преступлений считает охраняемые уголовным законом комплексные общественные отношения по рациональному использованию природных ресурсов, сохранению качественно благоприятной среды для человека и иных живых существ и обеспечению экологической безопасности населения[19]. Аналогичную позицию занимает В.Н. Баландюк, указывая, что объектом экологических преступлений являются общественные отношения по охране окружающей среды, по рациональному использованию природных ресурсов и обеспечению экологической безопасности людей[20]. В данном определении, по его мнению, находят отражение все группы правоотношений, где окружающая среда выступает в качестве объекта.

Такого же мнения придерживаются В.Я. Таций и С.Б. Гавриш, определявшие объект рассматриваемых преступлений как определенную совокупность социально одобряемых и охраняемых уголовным законом природоохранительных отношений, которые направлены на охрану окружающей человека природной среды, ее улучшение и оздоровление, а также на научно обоснованное, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, сохранение нормального экологического состояния объектов природы[21].

Еще более широкое понятие объекта преступлений, связанных с браконьерством, вытекает из определения экологического преступления, данного в Законе РСФСР от 19.12.91 «Об охране окружающей природной среды». Согласно ст. 85 этого закона, экологическое преступление - это общественно опасное деяние, посягающее на установленный в Российской Федерации экологический правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющее вред окружающей природной среде и здоровью человека1.

Аналогичная позиция в отношении объекта экологического преступления изложена в работах О.Л. Дубовик[19]. Считаем, что общественные отношения по обеспечению экологической безопасности, экологического правопорядка, право каждого на благоприятную экологическую среду, сохранение благоприятной экологической среды для человека не следует признавать основным видовым объектом экологических преступлений, так как они опосредованы понятием охраны окружающей среды и являются ее составной частью, к тому же они характеризуют не само благо как таковое, а его результат. Человек через охрану среды обитания охраняет и безопа- пасность своего существования. Поэтому ограничиваться ссылкой только на отношения, обеспечивающие оптимальную жизнедеятельность человека, на наш взгляд, не совсем верно.

Как справедливо замечает Д.А. Хашимов, человек - это один из видов живых существ, и руководствоваться целями обеспечения лишь его нормального существования было бы не совсем верной Мы должны производить комплексную охрану окружающей среды как обитель человека, животных, растений. Использование на современном этапе развития общества природных богатств - это одно из основных составляющих экологических правоотношений. Имеющаяся в литературе точка зрения о необходимости переосмысления понятия рационального использования природных ресурсов, на наш взгляд, представляется преждевременной. Не следует отказываться от этого понятия в связи с актуальностью проблемы и невозможностью его вхождения в иную группу или замены другим определением.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что под объектом экологического преступления понимаются общественные отношения, регулирующие установленный порядок взаимодействия человека с окружающей природной средой и рационального использования природных ресурсов. Данное определение признано на современном этапе и законодателем. Так, в Экологической доктрине РФ указано, что «...устойчивое развитие РФ, высокое качество жизни и здоровья ее населения, а также национальная безопасность могут быть обеспечены только при условии сохранения природных систем и поддержания соответствующего качества окружающей среды. Для этого необходимо формировать и последовательно реализовывать единую государственную политику в области экологии, направленную на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов»1.

В теории уголовного права нет однозначного понимания в части непосредственного объекта незаконной добычи водных животных. По общему определению, непосредственный объект - это те общественные отношения, которые охраняются конкретной уголовно-правовой нормой[23] [24] [25]. Различные определения имеет те же основы, что и проблема объекта экологического преступления. В основном они исторически и политически обусловлены. Представляется правильной позиция ученых, признающих непосредственным объектом преступлений, предусматривающих уголовную

ответственность за браконьерство, общественные отношения по охране и

з

рациональному использованию диких животных .

В соответствии со ст.1 Закона «О животном мире» от 24.04.95., под охраной животного мира следует понимать деятельность, направленную на сохранение биологического разнообразия и обеспечения устойчивого существования животного мира, а также на создание условий для устойчивого использования и воспроизводства объектов животного мира. Под использованием объектов животного мира понимают их изучение, добывание или получение иными способами пользы от указанных объектов для удовлетворения материальных или духовных потребностей человека с изъятием их из среды обитания или без такового.

В законе понятие «рациональное использование» заменено понятием «устойчивое использование» и определено как не приводящее в долгосрочной перспективе к истощению биологического разнообразия животного мира, при котором сохраняется способность животного мира к воспроизводству и устойчивому существованию1. По мнению ряда ученых- экологов, понятие «рациональное» более мотивировано и исключает тавтологию, имеющуюся в законодательном определении.

На уровне непосредственного выделяют основной, дополнительный и факультативный объекты состава преступления. Учитывая сложности в определении объекта экологических преступлений, следует признать оправданной указанную классификацию и для незаконной охоты и незаконной добычи водных животных. Представляется правильной точка зрения о том, что дополнительным объектом для браконьерства будет право государственной собственности на животный мир, а факультативным, в зависимости от квалификации, - режим особо охраняемых природных территорий и т. д.

Отдельного рассмотрения при анализе объекта данных преступлений требует вопрос предмета преступления. Предмет преступления - это то, по поводу чего совершается преступление. Воздействуя на предмет, преступник нарушает или пытается нарушить общественное отношение[26] [27]. Установление предмета преступления имеет важное практическое значение при решении вопроса об уголовной ответственности, квалификации деяния и назначении наказания. Каждый предмет преступления обладает определенной совокупностью качественно однородных признаков, характерных для конкретного состава.

Признаки предмета преступления «незаконная добыча водных животных» можно подразделить на две основные группы. Во-первых, из всего многообразия видов, популяций Уголовный закон охраняет только диких животных. Юридического закрепления понятия «дикие животные» нет. Считаем, оно определяется через отсутствие полного одомашнивания конкретного вида животных человеком и способность животного проживать в определенных климатических условиях без посторонней помощи. Уголовным кодексом охраняемая часть диких животных не определена за исключением ч. 2 ст. 256 УК РФ. В ином законодательстве защищаемые законом животные также не указаны (с учетом бланкетного характера диспозиций ст. 256 УК РФ), нет пояснений по данному вопросу и в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, хотя учебная и научная литература представляет различные мнения1.

По справедливому замечанию профессора Ю.Н. Ерофеева, многие животные - постоянные мигранты, многие временные, а некоторые вообще проживают лишь в открытом море. Нахождение животного в состоянии естественной свободы ограничивается моментами вступления и выбывания[28] [29] [30]. Выпускание в целях разведения происходит, например, при акклиматизации, когда определенные виды рыб пытаются приспособить к новым условиям обитания, расселяя их вне пределов исторического ареала. Таким способом на территории России развели ондатру, нутрию и т.д. Предметом преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за незаконную добычу водных животных, они становятся с момента выпускания. Иные ситуации, связанные с прекращением права собственности на животное, происходят, например, когда оно из сети выбрасывается обратно в воду.

Данные ситуации следует отличать от случаев, когда право собственности не прекращается. Выбывшим из состояния естественной свободы признается животное, на добычу которого затрачен труд человека, вследствие чего оно является физически обособленным, выделенным из природной среды материальным объектом1. Поэтому животное, пойманное в сеть, зверь, отловленный капканом, птица, находящаяся в силках, не могут являться предметом преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за незаконную добычу животных[30]. Добыча их должна рассматриваться в зависимости от обстоятельств как хищение или приобретение имущества, добытого заведомо преступным путем, о чем будет подробнее отмечено ниже.

Нельзя считать выбывшим из природной среды физически обособленное животное без затрат на это труда человека. Например, забой кита, выброшенного на мель, следует квалифицировать по правилам крайней необходимости. Нельзя смешивать понятия «естественная свобода» и «естественная среда». Животное, находясь в естественной среде, может и не быть в состоянии естественной свободы, и наоборот. Также следует отличать понятие «естественная среда» от понятия «природной среды». Последнее значительно шире и включает в себя предыдущее: животные в природной среде могут находиться и в неестественных для своего ареала условиях. Но их изъятие при соблюдении определенных условий будет преступным, если они находились в состоянии естественной свободы. Например, выброшенный на берег кит находится в природной среде в неестественных условиях, но в состоянии естественной свободы. Рассмотренные нами понятия требуют формального закрепления в специальной литературе3.

  • [1] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник //Под ред. проф. Б.В. Здра-вомыслова. М., 2000. С. 106.
  • [2] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М. 1996. С. 152.
  • [3] Богомягков Ю.С. Уголовно-правовая охрана животного мира. Тюмень. 1990. С. 22.
  • [4] Трайнин А.Н. Должностные и хозяйственные преступления. М. 1938. С. 119- 120. 1 Курманов А.С. Незаконная охота: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: дне.канд. юрид. наук. Челябинск. 2002. С. 28.
  • [5] Некипелов П.Т. Уголовно-правовая охрана природы //Советское государство и право.1973. № 1. С. 79. 1 Тетюкин Ю.И. Природа. Общество. Закон. Кишинев, 1976. С. 52. 2 Черноголовкин Н.В. Функциональная характеристика социалистического государства//Советское государство и право. 1973. № 7. С. 17.
  • [6] Некипелов П.Т. Уголовно-правовая охрана природы //Советское государство и право.1973. № 1. С. 79. 1 Тетюкин Ю.И. Природа. Общество. Закон. Кишинев, 1976. С. 52. 2 Черноголовкин Н.В. Функциональная характеристика социалистического государства//Советское государство и право. 1973. № 7. С. 17.
  • [7] Казанцев Н.Д. О некоторых вопросах кодификации природоохранительного законодательства. М. 1971.С. 14.
  • [8] Кравченко Ю.Б. Охрана окружающей природной среды как функция советского государства: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Л. 1978. С. 7.
  • [9] Проблемы правовой охраны окружающей среды в СССР. Л. 1979. С. 7.
  • [10] Колбасов О.С. Экология: политика-право. М., 1976. С. 60.
  • [11] Петров В.В. Экология и право. М. 1981. С. 57.
  • [12] Пакутин В.Д. Уголовно-правовая охрана внешней природной среды. Уфа. 1974. С. 26.
  • [13] Бушуева Т.А., Дагель П.С. Объект уголовно правовой охраны природы. Советское государство и право. 1977. № 8. С. 81.
  • [14] Ляпунов Ю.И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел. М. 1974. С.150.
  • [15] Ляпунов Ю.И. Указ. соч. С. 65.
  • [16] КравченкоС.Н. Имущественная ответственность занарушение природоохранительного законодательства. Львов. 1979. С. 75.
  • [17] Советское уголовное право. Часть особенная. М. 1975. С. 262.
  • [18] Плешаков А.М. Уголовно правовая борьба с экологическими преступлениями (теоретический и прикладной аспекты): Автореф. дис. д-ра юрид. наук. М. 1994. С. 16. 1 Жевлаков Э.Н. Общие вопросы квалификации преступлений в области окружающей среды.М. 1986. С. 6.
  • [19] Жевлаков Э.Н. Экологические преступления и экологическая преступность. М. 1996. С. 96.
  • [20] Баландюк В.Н. Уголовно-правовая характеристика экологических преступлений: Лекция.М. 2000. С. 6.
  • [21] Таций В.Я. Ответственность за хозяйственные преступления. - Харьков. 1984. С. 68. 1 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 10. Ст. 457. 2 Дубовик О.Л. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 Уголовного кодексаРФ. М.1998. С. 86.
  • [22] Жевлаков Э.Н. Экологические преступления и экологическая преступность. М. 1996. С. 96.
  • [23] 3 Хашимов Д.А. Уголовно-правовая охрана особо охраняемых территорий: Дне. канд юрид.наук. Челябинск. 1998. С. 25.
  • [24] Экологическая доктрина РФ //Российская газета. 2002. 18 сент. № 176 (3044). С. 12.
  • [25] Уголовное право России. Общая часть //Под. ред. Б.В. Здравомыслова. М. 1996. С. 119.
  • [26] О животном мире: Федеральный закон РФ от 24.04.95. № 52 //Экологическое право: Сборник нормативных материалов. М. 1998. С. 309.
  • [27] Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 1: Преступление //Под ред. проф. А.И. Коро-беева. Владивосток. 1999. С. 309.
  • [28] 1 Крастыньш У. Уголовно-правовая охрана объектов природы //Соц. законность. 1982. № 2.С. 52; Жевлаков Э. Н. Отграничение хищения от браконьерства //Советская юстиция. М. 1982. №3. С. 9. 2 Ерофеев Ю.Н.Ответственность за незаконную охоту по уголовному законодательству Роении: Дне. канд.юрид. наук. М. 1994. С. 62.
  • [29] Советское уголовное право. Часть Особенная //Под ред. В.А Владимирова, Н.И. Загородни-кова, Б.В. Здраво-мыслова. М. 1979. С. 324.
  • [30] Шкурко В.А. Охота, рыболовство и закон. Минск. 1982. С. 56.
  • [31] Шкурко В.А. Охота, рыболовство и закон. Минск. 1982. С. 56.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >