Виды ответственности за незаконную охоту во второй половине XX века

Советское уголовное законодательство развивалось под воздействием норм международного права по охране окружающей среды. УК РСФСР 1960 г. по-прежнему регулировал охрану нормами уголовного права ценных млекопитающих - морских котиков и морских бобров. Специальный по отношению к составу незаконного занятия рыбным и другими добывающими промыслами (ст. 163 УК РСФСР) состав преступления, заключавшийся в производстве их промысла в открытом море и в запретных зонах, законодатель описал в ст. 164 УК РСФСР.

Уголовный кодекс, принятый 27 октября 1960 года, вступил в действие с 1 января 1961 года. Огромная работа, проведенная в области природоохранного законодательства в преддверии его принятия, оказала существенное влияние на формирование статей кодекса об ответственности за посягательства на животный мир в целом и отдельные природные ресурсы, в частности. Был дополнен понятийный аппарат уголовно-правовой охраны экологической политики государства. Его положения рассматривали животный мир, прежде всего, с позиции использования, а не защиты. Достаточно отметить, что объектом охраны, согласно названному Закону об охране природы, признавалась лишь полезная фауна1.

Тем не менее, ст. 163 УК РСФСР в 1962 г. была дополнена позитивными изменениями: законодатель расширил круг объектов уголовноправовой охраны, предусмотрев ответственность за незаконную добычу водных животных не только в водоемах общегосударственного значения, но и в любых водных объектах[1] [2]. В связи с решением задач непрерывного роста материального уровня населения страны была переработана концепция отношения государства к богатствам природы, которые стали рассматриваться как естественная основа развития народного хозяйства.

Все возрастающие потребности общества в продукции водных добывающих промыслов могли осуществляться лишь при организации разумного соотношения между уничтожением и воспроизводством живых водных ресурсов. При таком подходе охране подвергались не сами представители фауны, а порядок хозяйствования, установленный государством в сфере рыболовства и иных водных добывающих промыслов. Общая тенденция в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года была направлена на экономию уголовно-правовой репрессии за посягательства на животный мир путем введения дополнительных условий, необходимых для признания деяния преступлением.

Уголовная ответственность за незаконный промысел котиков и бобров предусматривалась в статье 164 УК РСФСР 1960 года. За производство промысла морских котиков и морских бобров в открытом море, а равно в запретных зонах суд мог применить наказание в виде лишения свободы на срок до одного года или исправительные работы на тот же срок, или штраф до 1000 рублей с конфискацией добытого, орудий лова и плавучих средств с их принадлежностями.

Диспозиция статьи по сравнению с УК РСФСР 1926 года была значительно изменена. Возможным местом совершения преступления признавались открытое морс и запретные зоны. При их определении необходимы были ссылки на специальное законодательство, в котором также произошли изменения. Так, Президиумом Верховного Совета СССР 27 сентября 1957 года была ратифицирована Временная Конвенция о сохранении котиков северной части Тихого океана, заключенная в Вашингтоне 9 февраля 1957 года между СССР, Канадой, Японией и США1. Во исполнение ее положений 6 января 1958 года Совет Министров СССР принял постановление, которым утверждены Правила промысла морских котиков в СССР и мероприятия по охране запасов морских котиков, а также морских бобров[3] .

Кроме этого было принято Постановление Совета Министров РСФСР от 10 февраля 1958 года № 104 «О мероприятиях по улучшению ведения котикового хозяйства и по охране запасов морских котиков и морских бобров»[4]. Понятие открытого моря было заимствовано из международного права и использовалось в УК РСФСР с 1926 года. Под запретными зонами понимались территории, где производство промысла запрещалось специальными постановлениями. К таким зонам, например, относились острова Беринга. Кроме указанных изменений, ст. 164 УК РСФСР года практически воспроизводила соответствующую статью УК 1926 года и, являясь специальной к статье 163 УК РСФСР 1960 года нормой, перенимала от нее объективные и субъективные признаки.

Кроме составов преступлений, предусматривавших ответственность за непосредственное посягательство на фауну, законодатель криминализировал также и некоторые деяния, влияющие на рациональное использование животного мира. Среди научных разработок того периода можно отметить предложение ввести в качестве квалифицированных обстоятельств понятие массового уничтожения представителей животного мира.

Уголовная ответственность за посягательства на рыб и иных водных животных была предусмотрена в статьях 163 и 164 УК РСФСР 1960 года. Суд мог назначить наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года или исправительные работы на тот же срок, или штраф до 100 рублей с конфискацией добытого, орудий лова и плавучих средств с их принадлежностями, или без конфискации по части 1 статьи 163 УК РСФСР года за производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов в территориальных водах СССР, внутренних морях, реках и озерах, прудах, водохранилищах и их придаточных водах без надлежащего на то разрешения, либо в запретное время, либо в недозволенных местах или недозволенными орудиями, способами и приемами.

Для определения объективной стороны состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 163 УК РСФСР, необходимо было обращаться к иному законодательству (бланкетная диспозиция), большой объем которого существенно усложнял работу по квалификации преступлений. Правовые нормы, касавшиеся рыболовства и влиявшие на применение уголовного закона, содержались в десятках источников1.

Понятия звериного, рыбного и других водных добывающих промыслов, ответственность за которые наступала по статье 163 УК РСФСР года, фактически не изменились с момента действия статьи 86 УК РСФСР 1926 года. Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 7 июля 1983 года «О практике применения судами законодательства об

охране природы», под ними следовало понимать «лов рыбы и добычу вод- ных животных с нарушением установленных законодательством правил» .

Состав преступления был формальным и считался оконченным с момента начала незаконного промысла. Совершить указанное преступление можно было только путем активных действий. Возможное место совершения деяния указывалось в диспозиции части 1 статьи 163 УК РСФСР. Ответственность наступала за нарушение установленных правил независимо от хозяйственного назначения водоема. Обращение к иным источникам требовалось и для уяснения понятий разрешения, запретного времени, недозволенных мест, орудий, способов, приемов добычи животных. Напри- [5] [6]

мер, действовавшие на территории Обского бассейна Правила рыболовства запрещали добычу рыбы ближе 500 метров к плотинам, шлюзам и мостам, а также подводную охоту на рыб с применением гарпунов, аквалангов.

С субъективной стороны совершение преступления характеризовалось умышленной виной. Однако не все авторы разделяли эту точку зрения. Например, Г.В. Костров утверждал, что отсутствие умысла лишь должно учитываться при определении меры наказания3. Его предложение не нашло отражения в практической деятельности. Мотив и цель на квалификацию значения не оказывали. Субъект указанного преступления был общий, ответственность должностных лиц происходила, как и в случае с незаконной охотой.

Существенным недостатком ч. 1 ст. 163 УК РСФСР 1960 года были трудности в связи с отграничением уголовно-наказуемого деяния от административного проступка. Так, в соответствии со статьей 85 Кодекса об административных правонарушениях РСФСР было возможно наложение штрафа на граждан в размере до 50 рублей, на должностных лиц до 100 рублей либо предупреждение за нарушения правил рыболовства и охраны рыбных запасов.

Четких критериев разграничения ни теорией, ни практикой выработано не было. Также не содержались они и в Постановлениях Пленума Верховного Суда СССР, касающихся вопросов данной категории. Предложения различных ученых сводились1, во-первых, к установлению минимального размера ущерба для наступления уголовной ответственности, во- вторых, к введению административной преюдиции, в-третьих, к учету содержания общественной опасности, то есть совокупности всех обстоя- тельств, относящихся как к деянию, так и к деятелю-. Вся ответственность по принятию решения возлагалась на суд, который применял часть 1 ст. 163 УК РСФСР года обычно в случаях, когда виновные лица ранее привлекались к административной ответственности за аналогичные деяния, выловили большое количество рыбы или иных водных животных, нарушили несколько правил рыболовства, использовали взрывчатые, отрав- 2

ляющие вещества .

Часть 2 ст. 163 УК РСФСР предусматривала ответственность в виде лишения свободы сроком до 4 лет с конфискацией имущества или без та- [7] [8] [9] [10]

ковой за те же действия, если они были совершены повторно или сопряжены с уловом, или убоем ценных пород рыб, или водных животных, либо с причинением крупного ущерба. Под понятием повторности преступления понималось совершение преступных действий, предусмотренных частью 1 или 2 ст. 163 УК РСФСР, не менее 2 раз, независимо от того, было ли лицо осуждено за предыдущее деяние. Требовалось, чтобы к моменту осуждения за последнее преступление не истекли сроки давности привлечения к ответственности или сроки погашения судимости по первому преступлению. Учитывая специфику рыбного промысла, трудности при квалификации преступных деяний возникали с отграничением повторности от длящихся и продолжаемых преступлений1.

В Обзоре судебной практики по применению законодательства об охране природы было указано: «Незаконное занятие рыбным промыслом должно квалифицироваться как совершенное повторно по части 2 статьи 163 УК РСФСР тогда, когда виновный незаконно занимался рыбной ловлей не менее 2 раз, реализуя в каждом случае самостоятельно возникшее преступное намерение»[11]. Признак повторности вменялся и в тех случаях, когда виновный совершал в первый и последующие разы не идентичные действия, предусмотренные диспозицией статьи 163 УК РСФСР. Например, вначале занимался незаконным промыслом водных растений, а затем ловом рыбы.

При квалификации преступления по признаку производства промысла, сопряженного с уловом или убоем ценных пород рыб, или водных животных, следовало обращаться к специальному законодательству, содержащему их перечни: Постановление Совета Министров СССР от 10 декабря 1969 года «О мерах по усилению охраны рыбных запасов в водоемах СССР», Постановление Совета Министров СССР от 25 октября 1974 года № 833 «Об усилении охраны запасов ценных видов рыб, морских млекопитающих и водных беспозвоночных в рыбохозяйственных водоемах СССР»[2] [13] [14] [15]. На территории РСФСР действовало также Постановление Совета Министров РСФСР от 18 апреля 1975 года «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный гражданами незаконным выловом или уничтожением рыбы ценных видов в рыбохозяйственных водоемах автономных республик и областей»1.

В УК РСФСР 1960 г. одни составы посягательств на водные биоресурсы были включены в первоначальный текст, но многие из них подверглись редакционным изменениям; другие составы введены позже, в порядке совершенствования уголовного законодательства. По мнению В.В. Петрова, соответствующие нормы были рассредоточены по нескольким главам в связи с тем, что при создании Кодекса объект посягательства - окружающая среда и наличие самостоятельной группы экологических преступлений, - не осознавался ни обществом, ни законодателем, ни специалистами в области уголовного права. Во главу угла была поставлена экономическая ценность природных ресурсов, их материальная полезность для государства. Возникновение экологического кризиса, его обострение, а также влияние международного права окружающей среды и других факторов привели к необходимости уточнения объекта преступления и включению новых составов преступлений в УК РСФСР.

Профессор В.В. Петров подчеркивал: «Мы имеем несовершенство уголовного закона, устарелость диспозиций и санкций действующих составов экологических преступлений. С позиций сегодняшнего дня не выдерживают экологических требований некоторые статьи УК РСФСР, устанавливающие уголовную ответственность за загрязнение, незаконное уничтожение, повреждение объектов растительного и животного мира»[16] [17]. В другой работе он отмечал, «...примечательно, что с 1960 г. Особенная часть Уголовного кодекса не пополнилась ни одной статьей, направленной на охрану национальных объектов природы»[18]. Из сказанного можно сделать вывод о том, что эволюция норм, регламентировавших ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов в СССР, заключалась лишь в приведении в соответствие нормативных правовых актов СССР с международными конвенциями.

Уголовный кодекс, принятый в 1960 году, ввел уголовную ответственность за незаконную охоту. В диспозиции части I статьи 166 указалось, что «незаконной признается охота без надлежащего на то разрешения или в запрещенных местах, либо в запрещенные сроки, запрещенными орудиями и способами, если эти действия совершены после применения мер административного воздействия за такое же нарушение». Квалифицированными признаками в части 2 ст. 166 УК была предусмотрена охота на зверей и птиц, охотиться на которых полностью запрещено или незаконную охоту, причинившую крупный ущерб, или охоту на территории государственного заповедника, либо с применением автотранспортных средств1.

Из законодательных актов и нормативных документов тех лет можно выделить: "О ходе выполнения Закона РСФСР от 27 октября 1960 года "Об охране природы в РСФСР" (1965), "Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов" (1972)[19], "О дополнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов" (1978)[20], Типовые положения о государственных заповедниках, памятниках природы, зоологических парках, заказниках и природных национальных парках. (1981 г.). "О коренной перестройке дела охраны природы в стране" (1988).

Начатые в первые годы Советской власти работы по кодификации законодательства об охране и использовании животного мира возобновились в конце 70-х годов XX века[21]. 25 июня 1980 г. Верховным Советом СССР был принят закон СССР «Об охране и использовании животного мира»[22]. Новый закон регулировал вопросы, связанные не только с охраной и использованием животных, относящихся к объектам охоты и рыболовства, но и всех других животных, находящихся в условиях естественной свободы.

Это правовой акт, который всеобъемлюще регулировал отношения в области использования и охраны животного мира в целом1. На основе общесоюзного закона каждая союзная республика приняла свои республиканские законы «Об охране и использовании животного мира», положения общесоюзного акта, в которых развивались применительно к местным условиям. В указанных законах в основном были решены наиболее общие вопросы правового статуса всего животного мира, порядка его учета, охраны, использования.

Перечни водных животных ценных пород были исчерпывающими, а нормативные акты, их содержащие, постоянно обновлялись. Как правило, добыча указанных видов животных причиняла и крупный ущерб. Выделение его в самостоятельный квалифицирующий признак было связано с общественной опасностью деяний, направленных на добычу большого количества иных водных животных и рыбы малоценных пород. Естественно, что при учете прочих, основным критерием при установлении крупного ущерба являлась стоимость рыбы, исчисляемая по таксам, действовавшим на момент добычи. В судебной практике крупным признавался ущерб на сумму 400 рублей и более. Хотя в практике Верховного Суда РСФСР были и исключения[19].

Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства об охране природы» от 7 июля 1983 года[24] составы преступлений, предусмотренные частью 2 статьи 163 УК РСФСР 1960 года, связанные с крупным ущербом и убоем рыбы или иных водных животных ценных пород, считались оконченными с момента наступления указанных последствий. Важно также отметить, что во время действия Уголовного кодекса 1960 года были разработаны основные принципы отличия хищения от экологических преступлений.

В литературе было предложено отграничивать составы преступлений, относившихся к хищениям, от экологических по предмету посягательств. Если предмет по своим признакам относили к имуществу - преступление против собственности, а если он не обладал меновой стоимостью и являлся природной ценностью - налицо посягательства на природные ресурсы1. Имелись соответствующие разъяснения по данному поводу и в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР2.

Изменения, произошедшие в УК РСФСР 1960 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 3 декабря 1982 года[24], коснулись только санкции ч. 1 ст. 163 УК РСФСР, где слова «штрафом до 100 рублей» заменены фразой «штрафом до 200 рублей». Закон РФ «О внесении изменений в УК РСФСР, связанных с порядком перерасчета штрафов» от 20 октября 1992 года № 3692-1 в санкции ч. 1 ст. 163 УК слова «штрафом до 200 рублей» заменил фразой «штрафом до 2 минимальных месячных размеров оплаты труда»[26]. В санкции статьи 164 УК РСФСР года слова «штрафом до одной тысячи рублей» заменил фразой «до десяти минимальных месячных размеров оплаты труда».

Богатая практика применения уголовного законодательства в области охраны рыбных запасов и диких животных от хищнических посягательств с 1961 по 1996 годы дает возможность выявить положительные и негативные тенденции его становления и развития, что в свою очередь оказывает существенное влияние на дальнейшее изменение конструктивных признаков интересующих нас составов преступлений. Серьезнейшие научные исследования тех лет и возможность обобщения их результатов сегодня делают данный период времени фундаментальным для многих последующих нововведений в области уголовного права, касающихся вопросов охраны биологических водных ресурсов.

1960 год ознаменовался появлением первого в стране Закона «Об охране природы в РСФСР»[27]. В преамбуле названного документа говорилось, что «охрана природы является важнейшей государственной задачей и делом всего народа», а цели закона - усиление охраны природы, обеспечение рационального использования и воспроизводства природных ресурсов.

Статья 1 гласила, что государственной охране и регулированию использования подлежат все природные богатства, вовлеченные в хозяйственную деятельность и не эксплуатируемые, включая землю, недра, воды, атмосферный воздух, флору, фауну, типичные ландшафты и т.д. Статья 9 закрепляла положение об охране и регулировании использования находящихся в состоянии естественной свободы полезных диких животных, птиц, рыб и др., как ресурсов охоты, зверобойного, китобойного, рыболовного и других видов промысла и т.д.

Намечалась целая система мероприятий по развитию сети заповедных территорий, организации охранных зон вдоль достопримечательных туристских маршрутов, широкое вовлечение общественности в охрану природы, научно-исследовательскую, преподавательскую, пропагандистскую и т.п. деятельность. Охрана природы провозглашалась всенародным делом.

После принятия Закона об охране природы начался период, который был весьма противоречивым в отношении охраны природы. С одной стороны, развернулось крупномасштабное промышленное освоение ранее нетронутых территорий Сибири и Дальнего Востока, освоение целинных земель, строительство циклопических гидротехнических сооружений, железных и автомобильных дорог.

Но в то же время, в общество невероятно быстро проникают идеи охраны природы, и экологическая составляющая становится фактором не только экономической, но и политической жизни страны. Достаточно вспомнить книгу Д.Л. Арманда «Нам и внукам» (1966) и дискуссии тех лет на страницах «Литературной газеты». Большинство решений, принятых в это время, было направлено на снижение негативного воздействия антропогенных факторов на природную среду, в том числе объекты животного мира, водных биологических ресурсов и пр.

В связи с загрязнением рек Волжского бассейна сбросами промышленных предприятий и жилищно-коммунального хозяйства, применением лесопромышленниками молевого сплава практически по всем рекам страны, широким использованием в сельском хозяйстве химических удобрений, попадающих с полей в ручьи и реки, происходило постепенное загрязнение вод Волги, Дона и рек Северного бассейна. Для улучшения ситуации было принято постановление Совета Министров РСФСР «О мерах по прекращению загрязнения неочищенными сточными водами рек Волги и Дона» (1964).

Резкое снижение численности и объемов вылова осетровых и крупночастиковых рыб в Волжском бассейне вследствие загрязнения, привело к принятию специального постановления Совета Министров СССР. Аналогичное постановление было принято по озеру Байкал, хотя здесь основные проблемы были связаны с установлением водоохранной зоны, ограничением размеров рубок главного пользования, строительством очистных сооружений на Байкальском ЦБК и т.д. Несколько ранее проблема загрязнения неочищенными сточными водами поднималась по Обь-Иртышскому бассейну. С целью усиления охраны и воспроизводства рыбных запасов, в 1970 году введена обязательная регистрация принадлежащих гражданам плавучих средств с нанесением на них бортовых знаков, а также, где это необходимо, - ограничение мощности моторов.

В области международного сотрудничества в 1970-1980-е годы был подписан ряд соглашений, по которым были приняты правительственные постановления. Среди них - Соглашение о сохранении белого медведя, Конвенция между правительствами СССР и Японии об охране перелетных птиц и птиц, находящихся под угрозой исчезновения и среды их обитания, конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, и другие[28]. В 1973 г. в Вашингтоне была заключена международная конвенция по охране животных, которую подписали 85 государств, включая СССР.

К концу 70-х годов проявилась тенденция в формировании законодательства, связанного с рациональным использованием и охраной животного мира, на основе тщательных научных разработок. В стране постепенно сложилась так называемая научная общественность, которая занималась не только зоологическими исследованиями, но и разрабатывала научные основы охраны животных. Более того, именно благодаря ученым в разных сферах природопользования начали появляться самые разнообразные профессионально и юридически грамотные законодательные акты, посвященные охране животного мира, включая уголовно-правовые нормы о незаконной охоте.

В Основах лесного законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 17 июня в 1977 года, одна из глав была посвящена порядку пользования лесом для нужд охотничьего хозяйства. В ней предписывалось, что лесопользование и проведение лесохозяйственных мероприятий «должны осуществляться с учетом необходимости сохранения благоприятных условий для среды обитания диких животных». Вместе с тем, чтобы «животные не наносили ущерба лесному и сельскому хозяйству», предполагалось регулирование численности живот- ных .

Проведение же охотхозяйсгвенных мероприятий «влияющих на состояние и воспроизводство лесов», необходимо было согласовывать с лесохозяйственными органами. Гражданам предписывалось соблюдать правила пожарной безопасности в лесах, не допускать поломок и порчи деревьев и кустарников, ... разорения муравейников, гнездовий птиц и т.п. Нельзя было допускать и уничтожение полезной для леса фауны.

Благодаря бурному развитию экологической этики в 1970-2000 гг. (здесь заслуга, прежде всего, американских экофилософов), стало ясно, что каждое живое существо имеет свою внутреннюю ценность (самоценно), свои права и должно уважаться и охраняться ради самого себя. Дикие животные и растения уже не рассматривались как вещи или субъекты, а являлись объектом в моральных отношениях между человеком и природой. В 2002-2005гг. появились работы Р. Эттфильда, Ч. Кокелла, в которых обосновывались права деревьев, микроорганизмов, тех диких живых существ, которые еще выпадали из внимания экологической этики.

В 1982 г. Генеральной Ассамблеей ООН торжественно была принята Всемирная хартия природы, первый международный документ, имеющий глубокое экоэтическое наполнение в области защиты биоразнообразия. Во Всемирной хартии природы закреплено положение, что: всякая форма жизни уникальна, вызывает уважение, независимо от ее ценности для человека, и, чтобы оказать другим организмам такое признание, человек должен руководствоваться моральным кодексом.

В 1982 г. сессия Верховного Совета РСФСР принимает решение о создании Красной книги РСФСР1, а в 1983 г. организованы первые в России национальные парки - "Сочинский" и "Лосиный остров". В 1980-е гг. число заповедников в СССР достигло 200[29] [30] [31].

С распадом СССР законодательство в области охраны объектов живой природы, как и во всех остальных сферах, вступило в особый период. Стало необходимым обновление практически всех законов, а также создание новых, регламентирующих природоохранную деятельность и природопользование в новых экономических условиях и на новом политическом пространстве.

Уже в 1991 г. было утверждено Положение о государственных природных заповедниках в Российской Федерации, в котором признано, что «государственные природные заповедники являются природоохранными, научно-исследовательскими и эколого-просветительскими учреждениями Федерального значения, имеющими целью сохранение и изучение естественного хода природных процессов и явлений, генетического фонда растительного и животного мира, отдельных видов и сообществ растений и животных, типичных и уникальных экологических систем". В том же году Верховный Совет Российской Федерации принял закон "Об охране окружающей природной Среды"1. Закон явился важным шагом на пути правового нормативного обеспечения деятельности организаций всех уровней в области окружающей среды.

В 1992 г. для обеспечения экологической безопасности и сохранения национального природного наследия народов был принят Указ Президента Российской Федерации "Об особо охраняемых территориях Российской Федерации", которым установлено, что «сохранение и развитие особо охраняемых природных территорий является одним из приоритетных направлений государственной экологической политики Российской Федерации».

В 1993 г. приняты Основы лесного законодательства Российской Федерации, которые существенно отличались от всех предыдущих лесных законов. В них было дано определение понятий «лес» и «лесной фонд», закреплен принцип многоцелевого, непрерывного, неистощительного пользования лесом. В 1997 году Государственная Дума приняла Лесной Кодекс Российской Федерации - главный лесной закон прямого действия[32] [33]. В течение 1991-1997 гг. принят ряд законов Российской Федерации, связанных с использованием и охраной вод, недр, растительного и животного мира, атмосферного воздуха; "Об охране окружающей природной среды"[34], "Об особо охраняемых природных территориях", "О животном мире"[35], Водный кодекс, принято большое количество правительственных постановлений в области охраны водного бассейна, направленных на сохранение среды обитания водных животных, активизировалась работа в области международного сотрудничества на двух- и многосторонней основе, в том числе по белому медведю, перелетным птицам, водно-болотным угодьям и другие. Многие законы содержали отдельные статьи или главы, регулировавшие ответственность за те или иные неправовые действия с экологической точки зрения. Например, Федеральным Законом "О рекламе" (пункт 7 статьи 5,) запрещена реклама, побуждающая к действиям, нарушающим природоохранное законодательство1.

Международная Конвенция о биологическом разнообразии, принятая в июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро, впервые узаконила очень важный этический принцип, заключающийся в запрете на действия, направленные на уничтожение биологических видов[36]. По смыслу Конвенции теперь ни одно физическое или юридическое лицо не могло и не должно приобретать право собственности на вид дикого животного или растения в целом. «Фактически биологический вид, — пишет российский экологический юрист А.В. Гринь, - получает юридически обозначенное «право на жизнь» и перестал быть собственностью так же, как перестал быть собственностью человек при отмене рабства»[37].

Под воздействием идей экологической этики в Новой Зеландии в 2000 г. создан Национальный Комитет по благополучию животных, Национальный Комитет по этике в отношении к животным, утвержден Кодекс этичного поведения в отношении использования животных. Великобритания запретила выращивать диких пушных зверей на зверофермах для производства меха.

Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де- Жанейро, 1992) показала, что длительное благополучие народов, устойчивое экологическое состояние практически всех стран, а также их устойчивое экономическое развитие уже не возможно без учета экологических факторов. Ратификация Россией Рамочной конвенции по изменению климата и Конвенции по биоразнообразию направили развитие страны в русло совершенствования экологической политики. В настоящее время в России принимается множество крайне необходимых законов и других нормативных актов, которые помогут осуществить научно обоснованные и адекватные меры по сохранению биологического разнообразия страны.

Новая стратегия охраны природы Международного Союза охраны природы (МСОП) гласит: «Каждая жизненная форма заслуживает уважения и бережного отношения, независимо от ее ценности для людей. Люди должны обеспечить выживание всех видов и сберечь среду их обитания. Ко всем существам они должны относиться с уважением и защищать их от жестокости, ненужного страдания и убийства»1.

Рассмотрим, что входит в понятие жестокости к животным. Жестокостью называется причинение ненужной или необоснованной боли живому существу, когда боль наносится умышленно, злонамеренно или с намерением. За все время своего существования человек придумал немало жестоких публичных забав, во время которых он развлекается, нанося страдания или смерть живому существу.

В настоящее время существуют следующие жестокие развлечения: любительская охота (повсеместно), коррида (Испания, Япония, Эмираты, Португалия), бои аквариумных рыбок (Таиланд), бои сверчков (Китай, Таиланд), бои скорпионов (Эмираты), петушиные бои (Гаити, Мексика), перепелиные бои, травля собаками быков, медведей, барсуков и крыс, собачьи бои (повсеместно), родео (США), бои быков (Китай, Эмираты), бараньи бои (Тунис), свиная коррида (Никобарские острова), публичное закалывание борова (Испания), кормление удавов кроликами, бои жуков (Таиланд), кидание козы с колокольни (Испания), бои быков с кондорами (Перу), любительская рыбная ловля (повсеместно).

Дадим несколько описаний подобных безобразий, творимых бессовестными людьми и притягивающих массу зевак. В Испании, в провинции Самора на празднестве в честь святого Висенте, под одобрительные возгласы толпы: «Бросайте, бросайте!», группа психически сомнительных людей, забравшись на церковную колокольню, сбрасывает с 20-метровой высоты козу. Испуганное насмерть животное, совершив полет, «приземляется» на туго натянутый внизу брезент. В 1992 г., под давлением природоохранных организаций, губернатор запретил это варварское действие, однако через год, идя навстречу «пожеланиям трудящихся», оно было возобновлено.

Необыкновенно жестоким и кровавым развлечением является знаменитая испанская фиеста. Ежегодно на фиестах подвергается мучениям более 27 тысяч быков, коров, телят, которых бьют, душат, пронзают копьем, бросают вниз с большой высоты, отрывают уши, хвосты, ослепляют и сжигают. Цыплят подвешивают на веревке за ноги и отрезают головы тупым мечом. Кроликов сажают в ящик и закапывают в землю, уток бросают в воду, предварительно отрезав им крылья, и десятки пловцов пытаются их поймать. Гусей подвешивают за ноги и отрывают им головы руками. И все это происходит при огромном скоплении народа, при музыке и хохоте.

В Объединенных Арабских Эмиратах популярным зрелищем являются бои быков. Звучит гонг и на арену выпускают до 20 животных, которые сразу устраивают схватку. В 2000г. бык-победитель, расправившись с противниками, набросился затем на зрителей, а потом стал ломать автомобили.

Все популярнее становятся собачьи бои в России. Состязания происходят в подмосковной Коломне, Владивостоке, Уфе. Именуются они порой законспирированно: «Тестирование испытания рабочих качеств отечественных волкодавов». Чем больше титулов у собак-бойцов, тем выше цены на билеты и круче ставки. Проигравших собак обычно пристреливают: кому нужно покалеченное животное, проще купить новое. Условия схваток суровые: устроители сводят собак без разбора - боксеров с немецкими овчарками или догами, возможны варианты.

В конце 2004 г., в Москве, в Галерее «Айдан», состоялась фотовыставка художницы Натальи Эденмонд. Для создания своих «натюрмортов» она отрезала головы животным, составляла из них натюрморт, а затем фотографировала, при этом уточняя в интервью, что «на создание натюрморта требуется 15 минут, так как иначе глаза животных стеклянеют и пропадает нужная ей живость». Не отстают от жестоких развлечений взрослых и дети. Нередко они развлекаются тем, что кидают камни в петухов и гусей, привязывают пустые консервные банки к хвостам собак и кошек, надувают лягушек через соломинку, а затем расстреливают из рогаток, протыкают иглами головы цыплятам, сбрасывают кошек с крыш домов, обрывают крылышки бабочкам, поджигают муравейники и т.п.

К сожалению, в России, Украине, многих других странах СНГ до сих пор не создано соответствующее законодательство, запрещающее жестокость к животным (в Административных кодексах имеются, правда, статьи, наказывающие за жестокость к животным, но они фактически не работают). Вместе с тем в Англии закон против жестокости к животным был принят в 1822 году, в США — в 1966 г., в Польше — в 1928 г., а затем более подробный — в 1997 г. Подобные законы также действуют практически во всех странах Европы, Америки, Африки. Следует добавить, что в 1999 г. в России и в 2000 г. в Украине Высшие органы власти этих стран приняли законы о запрете жестокого обращения с животными, однако они не были утверждены Президентами В.Путиным и Л.Кучмой, и поэтому не вступили в силу. Видно, сильны еще в нашем обществе силы, выступающие против гуманного отношения к «братьям нашим меньшим».

Под воздействием защитников диких животных все больше стран отказываются от использования морских млекопитающих в шоу-бизнесе. В Канаде запрещено эксплуатировать белуг, в Бразилии запретили использовать морских млекопитающих для развлечений. В Англии все дельфинарии закрыты под давлением общественности. В Израиле запрещено использовать дельфинов в развлекательных целях. Эта же деятельность запрещена в некоторых штатах США, например, в Южной Каролине1. В Швейцарии запрещено гражданам приобретать морских свинок поодиночке, без «спутника жизни»[38] [39].

В Великобритании, Голландии, Австрии, Швейцарии, Италии существует полный или частичный запрет на зверофермы. Использование диких животных в цирках запрещено в Швеции, Индии, Финляндии, Швейцарии, Дании. В Британской Колумбии (провинция Канады) закон об использовании диких животных в цирках принят после того, как на тигра во время представления упал горящий обруч1. В США, чтобы дать возможность лососям нереститься, защитив таким образом их права на жизнь и свободу, в 2004 г. решено демонтировать две плотины высотой 36 м и 70 м на реке Элва на Олимпийском полуострове[40] [41]. С 1986 г. в ЕС категорически запрещен импорт шкур бельков.

Вдохновленное экоэтическими идеями, в Украине, России, Беларуси, других странах СНГ, а также в Германии, Великобритании активно развивается антиохотничье движение. В Великобритании, благодаря его воздействию, власти пошли на запрещение парфосной охоты на лис, имеющей давние национальные традиции. Закрыта полностью охота в Кении.

В июне 2001 г. в Москве была принята Национальная стратегия сохранения биоразнообразия России, подготовленная РАН и Минприроды России. В качестве одной из приоритетных мер в ней записано: «Развитие гуманного отношения к живой природе, распространение экологической этики». Особая роль в этом уделена морально-этическому аспекту: «живые существа имеют такие же права на жизнь, что и человек», «животные и растения страдают от плохого отношения к ним людей»[42].

В 2003 г. на Международном совещании-семинаре «Естественные права природы» в Киеве была разработана и принята Декларация прав живых существ, согласно которой «все виды, подвиды, популяции и другие формы живых существ, произошедшие и расселяющиеся в результате естественных эволюционных и миграционных процессов» должны иметь права на существование; на естественную свободу; на необходимую для существования долю земных благ и т.п.[43]. Отдельно был разработан перечень прав для видов и для индивидов живых существ.

Важнейшей тенденцией развития экоэтических идей в отношении дикой флоры и фауны можно считать их проникновение в законы (пока это только касательно животных), а также практику природоохранного движения. Так, принятый в 2006 г. в Украине Закон «О защите животных от жестокого обращения» провозглашает защиту моральных прав животных, обязывает ввести в вузах и школах курсы экоэтики, имеет целый раздел, защищающий охотничьих животных от жестокого обращения1. Статья 5 польского Закона «О защите животных» гласит, что «каждое животное требует гуманного отношения»[41].

В Украине в мае 2007 г. состоялся первый международный (в рамках СНГ) съезд противников спортивной охоты, на котором был принят Манифест и Программа антиохотничьего движения. Московский зоолог, д.б.н. А.А. Никольский первым на просторах СНГ поднял вопрос о гуманном отношении к диким животным при зоологических исследованиях в заповедниках[45]. Его идея об этической экспертизе таких исследований была реализована в Украине[46].

В 2006 г. российская партия «Яблоко» Григория Явлинского распространила заявление, в котором сообщила, что «сделает защиту прав животных частью своей предвыборной программы в 2007 г.»[47]. В октябре 2007 г. харьковским центром «Жизнь» в Киеве был организован первый Международный кинофестиваль в защиту прав человека и животных «Ступени». Карельское общество защиты животных (Петрозаводск) и Центр охраны дикой природы (Москва) выступают и добиваются прекращения застройки мест, где обитают муравьи и находятся их муравейники[48].

Вместе с тем необходимо отметить, что, к сожалению, идеями экологической этики пока не прониклось абсолютное большинство деятелей по охране биоразнообразия, экологическая этика еще не вошла в практику охраны дикой флоры и фауны1. Однако не сказано об экологической этике, о необходимости гуманного отношения к животным и растениям даже в таком известном международном документе как Конвенция по биоразнообразию, вступившей в силу в 1993 г.2.

В качестве подобного примера, только уже на национальном уровне, можно привести государственную программу «Леса Украины», рассчитанную на 2000-2015гг. В ней ничего не сказано об экологической этике, гуманном отношении к лесам. Еще одним грустным примером может служить резолюция солидного российского форума деятелей заповедного дела «История, итоги и перспективы развития федеральной сети особо охраняемых природных территорий», проходившего в Москве в конце марта 2006 г. В этом пространном документе также не нашлось места экоэтическим вопросам3.

В резолюции этой конференции много говорилось о необходимости поддержки заповедного дела, улучшении финансирования и охраны заповедников и национальных парков. Однако не понятно, как этого можно добиться, не поменяв потребительско-циничное отношение людей к природе на гуманное, экоэтическое. Без популяризации и пропаганды идей экологической этики этого не добиться.

Ничего не сказано об экологической этике в Законах Украины «О животном мире», «О растительном мире», «О Красной книге Украины», «О природно-заповедном фонде Украины», в Законе Беларуси «О животном мире», в Законах России «О животном мире», «Об особо охраняемых природных территориях».

Вместе с этим необходимо подчеркнуть, что еще существуют страны, где не имеется никакого законодательства в защиту диких и других животных от жестокого обращения. Нет действующих в этом направлении общественных организаций, да и в самом обществе отсутствуют идеи экоэтического отношения к диким животным и растениям. В качестве примера можно привести некоторые страны Африки и Азии. Единственной крупной страной, где полностью отсутствуют какие-либо правовые и моральные нормы по защите животных от жестокого обращения является Китай.

Закон СССР "Об охране и использовании животного мира" появился в стране в 1980 г.[49] [50]. Это был, как отмечалось нами, первый документ такого масштаба, и в нем нашли отражение не только провозглашенные ранее меры ответственности человека за ущерб, нанесенный животным. Видное место в Законе было отведено организации системы государственного управления и контроля за состоянием объектов животного мира, регламентации систем использования объектов животного мира для разных целей и различными ведомствами.

В первых статьях Закона была закреплены условия, которые необходимо было соблюдать при планировании и осуществлении мероприятий, воздействующих на среду обитания животных и состояние животного мира. В перечень включены вопросы видового многообразия животных в состоянии естественной свободы, охрана среды их обитания, условий размножения и путей миграции, сохранение целостности естественных сообществ животных, научно обоснованное, рациональное использование и воспроизводство животного мира, регулирование численности животных, а также сохранение генофонда и другие.

Намечаемые и проводимые мероприятия в области охраны природы зачастую не достигали своих целей. Это было связано с ведомственным подходом к сохранению живой природы, несогласованностью мер, принимаемым разными заинтересованными организациями. Сформировалось множество конфликтов, аналогичных вечной проблеме «лес и лось», когда интересы лесоразведения и охотничьего хозяйства были прямо противоположными. Кроме того, нормы природоохранного законодательства часто не учитывали реально складывающуюся экономическую ситуацию и местные условия существования людей.

Поэтому, несмотря на весьма большое количество принимаемых нормативных актов и их, казалось бы, высокую значимость, состояние многих объектов живой природы становилось хуже, уменьшались водные запасы и поголовье охотничьих животных, ухудшались условия существования зверей и птиц, а охрана на территории многих заповедников была чисто номинальной.

Вместе с тем, нельзя говорить о полной бесполезности законодательных и нормативных мер тех лет. Многие из них сделали по сути дела легитимной деятельности многих природоохранных организаций и учреждений, помогли наладить охрану и воспроизводство ресурсов там, где для этого складывались благоприятные условия.

Кроме того, в Уголовном Кодексе Российской Федерации целая глава была посвящена экологическим преступлениям. В нем предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ, обращения экологически опасных веществ и отходов, безопасности при работе с микробиологическими либо другими биологическими агентами и токсинами, ветеринарных правил, законодательства о континентальном шельфе, за загрязнение вод, атмосферы, морской среды, порчу земли, за нарушение правил охраны и использования недр, добычу водных животных и растений, правил охраны рыбных запасов, за незаконную охоту, уничтожение критических местообитаний организмов, занесенных в Красную Книгу за незаконную порубку деревьев и кустарников, уничтожение и повреждение лесов, нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов. Кроме того, в разделе XII «Преступление против мира и безопасности» специальной статьей предусмотрена ответственность за экоцид.

Наряду с законами введены в действие положения, регламентирующие природопользование и защиту окружающей природной среды, а также оценку и возмещение ущерба окружающей среде. В целях последовательного проведения государственной политики Указом Президента Российской Федерации в 1996 г. утверждена Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию, ориентированная на обеспечение сбалансированного решения задач сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения нынешнего и будущих поколений людей.

  • [1] См.: Закон РСФСР от 27 октября 1960 г. «Об охране природы в РСФСР» //Ведомости В.С.РСФСР. 1960. №40. Ст. 586.
  • [2] См.: Уголовный кодекс РСФСР //Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст.591.
  • [3] Международные соглашения по охране природы. М., 1966. С. 374.
  • [4] Бюллетень текущего законодательства (январь 1958). М., 1958. С. 24.
  • [5] Богомягков Ю.С. Уголовно-правовая охрана животного мира. Тюмень. 1990. С. 44.
  • [6] Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1986 гг.). М., 1987. С. 70.
  • [7] 3 Костров Т.П. Ответственность за незаконное занятие рыбным промыслом //Сов. юстиция.1973. №6. С. 11.
  • [8] Хашимов А.А. Уголовно-правовая охрана рыбных запасов в РСФСР. Свердловск, 1988.С. 14.
  • [9] Кульков В.Г. Разграничение административной и уголовной ответственности за незаконноезанятие рыбной ловлей //Советская юстиция. 1970. № 14. С. 14.
  • [10] Богомягков Ю.С. Уголовно-правовая охрана животного мира. Тюмень. 1990. С. 46.
  • [11] 2
  • [12] См.: Уголовный кодекс РСФСР //Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст.591.
  • [13] Обзор судебной практики по применению законодательства об охране природы. БюллетеньВерховного Суда РСФСР. 1972. № 2. С. 10.
  • [14] СП СССР,1970 г., № 1, ст. 3; 1981 г., 3 2, ст. 3.
  • [15] СП СССР, 1974, № 22, ст. 133. 1 См. п.13-14 Постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 3 июня 1977 г. № 7 «Опрактике применения судами законодательства об охране природы //Сборник постановлений
  • [16] Пленума Верхоавного суда СССР (1924-1977. Часть I. Изд. «Известия Советов народных депутатов СССР» . М. 1978.
  • [17] См.: Петров В.В. Экологическое право России: Учебник. М.: Бек, 1995. С. 288.
  • [18] См.: Петров В.В. Экология и право. М.: Юрид. лит. 1981. С. 168.
  • [19] ' Ведомости Верховного Совета ССР, 1972, № 39, ст. 346.
  • [20] СП СССР, 1979, № 2, ст. 6.
  • [21] Заславская Л.А. Кодификация законодательства о животном мире /Сов. государство и право. 1978. № 12. С. 82. 3 Ведомости Верховного Совета СССР. 1980. № 27. Ст. 530. С. 537-552. 1 Панкратов И.Ф., Сыродоев Н.А. Законодательство об охране и использовании животногомира. М. 1983. С. 12.
  • [22] 2 Обзор судебной практики по применению законодательства об охране природы. БюллетеньВерховного суда РСФСР. 1972. № 2. С. 10-11.
  • [23] ' Ведомости Верховного Совета ССР, 1972, № 39, ст. 346.
  • [24] Сборник Постановлений Пленума Верховного суда СССР (1924-1986 гг.). М. 1987. С. 71. 1 Курс советского уголовного права. Л., 1978. С. 175. 2 Сборник постановлений пленума Верховного Суда СССР (1924-1977 гг.). М., 1980. С. 67. 3 Ведомости ВС РСФСР. 1982. № 49. ст. 1821.
  • [25] Сборник Постановлений Пленума Верховного суда СССР (1924-1986 гг.). М. 1987. С. 71. 1 Курс советского уголовного права. Л., 1978. С. 175. 2 Сборник постановлений пленума Верховного Суда СССР (1924-1977 гг.). М., 1980. С. 67. 3 Ведомости ВС РСФСР. 1982. № 49. ст. 1821.
  • [26] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 47. Ст. 2664.
  • [27] Закона «Об охране природы в РСФСР» принят на третьей сессии Верховного Совета РССРпятого созыва 27 октября 1960 г. Ведомости РСФСР 1960 г. № 40. Ст. 586.
  • [28] Постановление Совета Министров СССР от 10 марта 1975 г. № 195. (СП СССР, 1975, № 8,ст. 44).
  • [29] Ведомости Верховного Совета СССР, 1977, № 25, ст. 388.
  • [30] СП РСФСР, 1983, № 16, ст. 90.
  • [31] См. подробнее по: Чибилев А.А., Краснова Т.В. Актуальные страницы истории законодательства на территории России и сопредельных стран. Известия Самарского научного центраРоссийской академии наук. 2013. Т. 15. № 3 (7).
  • [32] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 10. Ст. 457.
  • [33] Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 5. Ст. 610.
  • [34] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и ВС РФ. 1992. № 10. Ст. 457.
  • [35] О животном мире: Федеральный закон РФ от 24.04.95. № 52 //Экологическое право: Сборник нормативных материалов. М. 1998. 1 Федеральный Закон «О рекламе» № 38-ФЗ от 13.03.2006. Принят ГД ФС РФ 22.02.02. Опубликовано 15.03.2006. в РГ-Фед. Выпуск № 4017.
  • [36] • . Конвенщя про бюрпномашття. 2005. К.: Мшприроди УкраТни. 40.
  • [37] Гринь А.В. Естественные права биологических видов, рукопись. М. 2007. 6 с.1 Там же.
  • [38] Дельфинарии: хлорированные тюрьмы, www.vita.org.ru
  • [39] В Швейцарии суд взял под защиту сексуальную жизнь морских свинок, 2008. 24 апреля.news.tut.by
  • [40] Индустрия развлечений и нарушение прав животных. 2005 //Гуманитарный экологическийжурнал. Т. 7, спецвыпуск. С. 2-26.
  • [41] Восстановление реки Элва ради лососей - поворотный пункт в американском мировосприятии, 2005 //Использование и охрана природных ресурсов в России. № 2. С. 128-129.
  • [42] Хлебников В. Зверинец. 1996. Ростов/Дону: Феникс. С. 196—199.
  • [43] Декларация прав природы. 2003. К.: КЭКЦ. 15 с. 1 Закон Украши «Про захист тварин вщ жорстокого поводження», 2006 /Лнструктивш ма-тер1али i3 заповщноТ справи Украши. Т. 1. К.: КЕКЦ. С. 76-96. 2 Польский Закон от 21 августа 1997 года «О защите животных». 2005 //Гуманитарный экологический журнал. Т. 7, спецвыпуск. С. 21-А0.
  • [44] Восстановление реки Элва ради лососей - поворотный пункт в американском мировосприятии, 2005 //Использование и охрана природных ресурсов в России. № 2. С. 128-129.
  • [45] Никольский А.А., 1998. Этика благоговения перед жизнью против этики убийства // Гуманитарный экологический журнал. № 1. С. 16-2.
  • [46] Положения про етичну експертизу тем та методик наукових дослщжень, екопросвпницькоТд1яльностг яю здшснюються в межах територш та об'екпв природно-заповщного фонду Ук-раТни, 2006 // 1нструктивш матер1али i3 запов1дноТ справи УкраТни. Т. 2. К.: КЕКЦ. С. 95-101.
  • [47] Борьба с жестокостью по отношению к животным станет частью предвыборной программы«Яблоко» в 2007 году. Архив В.Е. Борейко. 2006, 15 июня, www.yabloko.ru
  • [48] Личный архив В.Е.Борейко. Киев. Борьба с жестокостью по отношению к животным станет частью предвыборной программы«Яблоко» в 2007 году, 2006, 15 июня, www.yabloko.ruКонвеншя про бюргзноманггтя, 2005. К.: Мшприроди УкраТни. 40 с.
  • [49] з Покровский Н.Е. Генри Торо. 1983. М.: Мысль. 187 с.
  • [50] Ведомости Верховного Совета СССР. 1980. № 27. Ст. 530.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >