Трансформация понятия «человеческий капитал» в теории интеллектуального капитала

Ускорение темпов научно-технического прогресса и возрастание роли инновационных компонентов в экономике развитых стран способствовали трансформации категории «человеческий капитал» в категорию «интеллектуальный капитал». В результате, из классического понятия человеческого капитала Беккера, была элиминирована знаниевая составная часть человеческой способности, приносить доход. Тем самым была подчеркнута креативная роль знаний в экономике инновационного предпринимательства. Такая трансформация беккеровской теории осуществлялась по двум направлениям. В первом случае интеллектуальный капитал рассматривается как часть человеческого капитала, обеспечивающую его способность максимизировать инвестиции в творческие способности работников. Во втором - способности человека за счет индивидуальной творческой деятельности максимизировать прибыль от вложений в знания рассматриваются как один из элементов сложной системы нематериальных активов экономической системы.

Не ставя специальной задачи анализа сущности, структуры и методов оценки интеллектуального капитала, выделим в интересах дальнейшего анализа два аспекта: аспект разграничения этих понятий и аспект их соотношения в рамках одной концептуальной модели. Проблема интеллектуального капитала сегодня активно исследуется не только зарубежными [70, 10, 11, 31], но и многими российскими исследователями [6, 86, 14, 66] . Тем не менее, в этой сфере научного знания еще много белых пятен. Так, проблемы, связанные с нечетким определением сущности интеллектуального капитала, подчеркивает, например, В.А. Супрун. Исследователь выделяет так называемый «эффект использования более современного термина». Следствием этого являются:

  • • игнорирование одного из понятий при изучении другого;
  • • терминологическое смешение понятий человеческого и интеллектуального капитала, что особенно часто встречается при характеристике изменений в современной экономике.

По мнению В.А. Супрун, понятие «интеллектуальный капитал» вытесняет понятие «человеческий капитал», так как «более точно отражает современные тенденции» [72, с. 103-104]. На наш взгляд, с таким утверждением нельзя согласиться. Интеллектуальный капитал не только более новое или точное понятие. В рамках выделенного нами первого подхода, оно отражает наиболее значимый для инновационной экономики компонент человеческого капитала - творческие возможности человека по поиску, обработке и анализу информации, преобразованию ее в знания с последующей коммерциализацией. При этом понятие «человеческий капитал» не может быть заменено на термин «интеллектуальный капитал» на микроуровне, так как его содержание более широкое, оно отражает те качества индивида, которые оказывают существенное влияние на способы и темпы создания добавленной стоимости: здоровье, мотивация, профессиональная мобильность выступают факторами формирования интеллектуального капитала, но не подводятся под его сущностное определение.

Поэтому интеллектуальный капитал как аккумулированные и реализуемые в условиях рынка интеллектуальные способности работников по объему - более узкое понятие, чем человеческий капитал, и не может заменить последнее на концептуальном уровне. Подобная позиция выражена, например, в концепции Н. Бонтиса: человеческий капитал представляет собой интегрированный человеческий фактор организации, он объединяет специальные знания, навыки и интеллект работников. Бонтис выделяет два условия реализации этих компонентов в экономических результатах деятельности организации - мотивация работников и достаточные инвестиции в персонал [приводится по: 5. с.65].

Второй подход к разграничению интеллектуального и человеческого капитала сформировался в теории фирмы в рамках концепций knowledge- management - управления знаниями фирмы. Здесь также можно выделить множество моделей, как зарубежных, так и отечественных. На наш взгляд, различия между ними не существенны и отличаются скорее терминологией. Приведем несколько примеров.

Микроэкономическую теоретическую модель, наиболее типичную для англоязычных авторов, описывает М. Армстронг. Интеллектуальный капитал состоит из запаса и движения полезных для организации знаний. Они составляют нематериальные ресурсы организации и вместе с материальными (физическим и монетарным капиталом) составляют рыночную стоимость фирмы. Основными составляющими интеллектуального капитала организации являются:

  • 1. Человеческий капитал - знания, умения и способности работников.
  • 2. Социальный капитал - запасы и перемещение знаний, возникающие благодаря сети взаимоотношений внутри и вне организации.
  • 3. Организационный капитал - институализированное знание, сохраняющееся в базах данных, нормативных и инструктивных документах и др. [5, с.64].

М. Армстронг подчеркивает, что последний компонент часто обозначают как структурный капитал, имея в виду знания, воплощенные в структурные компоненты хозяйственной системы. А к социальному капиталу относят также такие нематериальные активы организации как имидж компании, рыночная репутация (goodwill) и торговые марки. Добавим, что в ряде исследований эти компоненты обозначают как рыночный капитал, что на наш взгляд, не совсем точно, так как рыночная позиция фирмы, в соответствии с концепцией И. Ансоффа, определяется и такими фиксированными в материальной форме показателями как доля рынка, конкурентные преимущества и конкурентный статус фирмы. Да и goodwill выступает финансовым показателем, выраженным в стоимостной, т.е. материальной форме.

Отметим, что в описанной модели человеческий капитал как способность работников вырабатывать, сохранять и использовать знания включается в интеллектуальный капитал как более широкое образование. Социальный капитал помогает эти знания «расширять», увеличивать за счет социальных взаимодействий, а организационный капитал не только позволяет сохранять накопленное знание, но дает возможность сохранять его в виде интеллектуальной собственности - знания, имеющего фиксированную рыночную ценность.

В качестве модификаций этой модели приведем теоретические схемы, предложенные в публикациях российских авторов. Так, в работе В.П. Батова, Е.Н. Селезнева и В.С. Ступакова трехкомпонентная модель Армстронга принимает следующий вид. Составными элементами интеллектуального капитала на микроуровне выступают: кадровый капитал, интеллектуальная собственность и маркетинговые активы. Кадровый капитал в свою очередь состоит из:

  • • человеческих активов: знаний, опыта и профессиональных качеств работников;
  • • структурных активов: корпоративной культуры, технологии коллективной работы, системы обучения и мотивирования персонала, а также бизнес-технологий.

Интеллектуальная собственность включает в себя такие нематериальные активы как объекты промышленной собственности, объекты авторского права и ноу-хау организации. Маркетинговые активы состоят из имиджа фирмы, клиентской базы, продуктивных контактов в национальной инновационной сфере и эффективные международные связи [6, с. 11- 13].

Признавая возможность использования теоретической модели этой группы авторов, отметим, что, на наш взгляд, в ней допущено не совсем четкое разведение компонентов. Так, к кадровому потенциалу отнесен и собственно человеческий капитал организации в беккеровском смысле, а также отдельные элементы социального и организационного капитала из модели М. Армстронга. Так выделяя в структурных активах корпоративную культуру, технологии коллективной работы и принципы руководства персоналом, авторы не учитывают, что два последних компонента входят в корпоративную культуру в качестве ее элементов, а реализуемые бизнес- технологии могут быть отнесены к ноу-хау как к компоненту интеллектуальной собственности. Технологии коллективной работы, в свою очередь, могут быть отнесены к внутреннему социальному капиталу организации, как и отнесенные к маркетинговым активам контакты и связи на национальных и международных рынках.

В.А. Супрун в качестве оптимальной модели соотношения интеллектуального человеческого капиталов предлагает следующую схему. Интеллектуальный капитал включает:

  • • человеческий интеллектуальный капитал - знания, носителем которых являются люди;
  • • структурный капитал - наличие нематериальных активов и «проявление организационных способностей предприятия отвечать требованиям рынка;
  • • потребительский капитал - отношение предприятия с потребителями его продукции и поставщиками ресурсов: постоянство и лояльность контрагентов, взаимосвязи предприятия [72, с. 106-109].

По поводу представленной схемы отметим следующее:

  • • автор использует понятие «человеческий капитал» в беккеровском смысле, но недопустимо сужает его содержание до одного, знаниевого компонента;
  • • автор необоснованно включает в структурный капитал и интеллектуальную собственность (нематериальные активы в бухгалтерском смысле), и качество стратегического менеджмента предприятия;
  • • отношения с потребителями и поставщиками в качестве потребительского капитала, на наш взгляд, также достаточно уязвимая конструкция, поскольку лояльность покупателей обеспечивается конкурентоспособностью продукции или услуг, а поставщики, в соответствии с известной моделью «пяти рингов конкурентной борьбы» Ф. Котлера, выступают в большей мере конкурентами, чем устойчиво лояльными партнерами.

А если из рассмотренной схемы элиминировать экономический интерес покупателей и поставщиков, то их лояльность скорее может быть отнесена к социальному капиталу как системе устойчивых социальных взаимодействий фирмы в контактных зонах хозяйствования.

Признавая более четкое критериальное разведение понятий человеческого и интеллектуального капитала в модели М. Армстронга, следует признать ее большую логическую обоснованность и признать ее большую логическую обоснованность и эвристическую значимость.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >