Теория человеческого капитала Т. Шульца, Г. Беккера, Дж. Минцера

Основы классической теория человеческого капитала заложили представители американской экономической мысли Т. Шульц, Г. Беккер и Дж. Минцер. Она развивается в трудах Б. Всйсброда, Л. Туроу, У. Боуэна, М. Фишера, Дж. Вэйзи. Позднее значительный вклад в ее разработку, внесли М. Блауг, С. Боулс, Иен-Порэт, Э. Денисон, Дж. Кендрик, Р. Лэйард, Дж. Псахаропулос, Ф. Уэлч, Ф. Махлуп, Б. Чизвик, Л. Хансен и др.

Как отмечалось в предыдущем разделе, теоретические схемы разработчиков теории человеческого капитала отражали объективные процессы становления нового хозяйственного базиса общества, обусловленного технологической революцией 60-80-х гг. XX века.

Для подхода Г. Беккера и его школы характерно расширение рамок экономического анализа не только за счет включения в него таких проблем, как образование и специальная подготовка, а также здоровья работников, но и путем применения экономических методов к таким явлениям как брак, развод, принятие решений о рождении детей, социальная и расовая дискриминация, криминальное поведение и др. Методология Беккера, получившая название экономического империализма, обусловила его понимание сущности и структуры человеческого капитала.

В рамках теории человеческого капитала получают объяснение структура распределения личных доходов, возрастная динамика заработков, дискриминация в труде. Также анализируются проблемы обеспечения рациональной занятости и оптимизации рынка труда, прежде всего, высококвалифицированного. Если раньше в центре внимания находились вопросы эффективного использования имеющегося потенциала рабочей силы, то в теории человеческого капитала большее внимание уделяется проблемам его формирования, прежде всего, проблеме роли образования и накопление опыта как источников самовоспроизводства капитала в новых условиях хозяйствования.

Это обусловлено новым типом конкуренции, определившим характер конкурентных преимуществ экономического субъекта современного постиндустриального общества. Высокий уровень нестабильности внешней среды, обусловленный быстрыми темпами научно-технического прогресса, сокращение жизненного цикла товаров, новая роль инновационных товаров как основы конкурентного статуса экономических систем разного уровня - все это обусловило внимание к таким характеристикам наемного труда как креативность, динамичность, корпоративная лояльность, готовность к риску, способность рационально просчитывать эффективность инвестиций в долгосрочное развитие и т.д.

Современная теория человеческого капитала оформилась в конце 50-х - начале 60-х годов XX века. Она продолжает традиции неоклассического направления, но, как отмечалось выше, включает в анализ теоретические предпосылки и методы критиков классической политической экономии, а также интегрирует в экономический анализ социальные проблемы, традиционно выпадавшие из аналитического поля экономики. утверждаю, что экономический подход уникален по своей мощи, потому что он способен интегрировать множество разнообразных форм человеческого поведения", - пишет Г. Беккер [8, с.26]. Как заявил он в своей речи при вручении Нобелевской премии: «Модель рационального выбора обеспечивает наиболее перспективную основу, имеющуюся в нашем распоряжении, для унифицированного подхода представителей общественных наук к изучению социального мира" [8, с.27].

Теория капиталовложений в человеческий фактор Т. Шульца Г. Беккера и Дж. Минцера систематизировала теоретические подходы предшественников и обосновала необходимость таких инвестиций с позиций микроэкономического анализа.

Изложение взглядов Г. Беккера содержится в большом количество зарубежных и отечественных публикаций, в том числе в работах М. Армстронга, В.Е. Бочкова, X. Бравемана, Л. Бреслава, А.С. Готлиб, А.И. Добрынина, А.Б. Докторовича, С. А. Дятлова, С. Зубова, Р. И. Капелюшнико- ва, А.В. Корицкого, Б. Лисовика, И. Ломовой, М. Сторчевого, В.В. Радаева, Я. Фитенца, А. Фридмена, Е.Д. Цыреновой и др. Поэтому, не пересказывая подробно идеи Г. Беккера, выделим в его теории человеческого капитала то, что представляется наиболее существенным.

В работах «Вложения в человеческий капитал: теоретический анализ», «Человеческий капитал: теоретический и эмпирический анализ», «Человеческий капитал и личное распределение дохода: попытка анализа» и "Экономический подход к человеческому поведению» Г. Беккер обосновывает методологические принципы своей теории. Основной методологической установкой его теории стало утверждение, что все экономическое поведение человека определяется его стремлением к максимизации полезности в результате выбора из нескольких альтернатив. При этом инвестиции осуществляются ради получения больших доходов в будущем - от более высокого уровня заработков, большего удовлетворения и высокой оценки нерыночных видов деятельности. Вторым методологическим принципом стал принцип стабильности человеческого поведения, а третьим - принцип рыночного равновесия. "Связанные воедино предположения о максимизирующем поведении, рыночном равновесии и стабильности предпочтений, проводимые твердо и непреклонно, образуют ядро экономического подхода в моем понимании", - пишет он [там же].

В основе трех базовых принципов Г. Беккера лежит идея рациональности человеческого поведения, которая обосновывалась еще представителями классической политической экономии. Г. Беккер, развивая идеи неоклассиков, исходит из целесообразности и ориентированности человеческого поведения во времени. Его язык описания долгосрочно ориентированного человеческого выбора базируется на таких понятиях как «цена», «редкость», «альтернативные издержки» и др. «Редкость и выбор характеризуют любые ресурсы, в какой бы форме ни протекало их распределение - в рамках политического процесса (включая решения о том, какие отрасли облагать налогом, как быстро расширять предложение денег и нужно ли вступать в войну), через семью (включая выбор супруга и планирование размеров семьи, определение частоты посещения церкви и распределение времени между сном и бодрствованием), или при организации научных исследований (включая распределение учеными своего времени и умственных усилий между различными научными проблемами) и так далее до бесконечности» [8, с. 36].

Следовательно, по Беккеру, люди ведут себя рационально, их деятельность координируется рынками (для обоснования этого вводятся понятия "неявных цен» и "неявных издержек", вроде потерянных заработков). Говоря о стабильности предпочтений, Беккер в своей совместной статье с Дж. Стиглером имеет в виду стабильность предпочтений по отношению к базовым потребительским благам, а не к рыночным товарам [106]. Стабильность человеческого поведения также определяется рациональностью людей: если поведение людей стало другим, причины заключаются в их реакции на изменившиеся внешние условия, ограничивающие поле выбора. Беккер пишет: «речь может идти о максимизации функции полезности или богатства все равно кем - семьей, фирмой, профсоюзом или правительственными учреждениями. Кроме того, экономический подход предполагает существование рынков, с неодинаковой степенью эффективности координирующих действия разных участников - индивидуумов, фирм и даже целых наций - таким образом, что их поведение становится взаимосогласованным. Предполагается также, что предпочтения не изменяются сколько-нибудь существенно с ходом времени и не слишком разнятся у богатых и бедных или даже среди людей, принадлежащих к разным обществам и культурам» [8, с. 38].

В самом общем плане он определяет человеческий капитал как имеющийся у работника запас знаний, навыков, мотиваций. Инвестициями в него могут быть образование, накопление производственного опыта, охрана здоровья, географическая мобильность, поиск информации. Следовательно, в структуру образования помимо знаний и опыта входят такие компоненты как мотивация и готовность к затратам энергии на труд и образование, определяемая психофизиологическим здоровьем. Полемизируя с теоретиками, игнорировавшими нематериальные формы капитала, Беккер пишет: «Живучесть определений, связывающих экономическую науку с материальными благами, объясняется нежеланием подчинять определенные виды человеческого поведения "бездушному" экономическому расчету». Беккер пишет: «Человеческий капитал, - как определяют его большинство экономистов, - состоит из приобретенных знаний, навыков, мотиваций и энергии, которыми наделены человеческие существа и которые могут использоваться в течение определенного периода времени в целях производства товаров и услуг". "Он есть форма капитала, потому что является источником будущих заработков, или будущих удовлетворений, или того и другого вместе. Он человеческий, потому что является составной частью человека" [8, с. 36-38].

Г. Беккер структурирует затраты на производство человеческого капитала. Во-первых, он делит их на прямые и сопряженные. К первым относятся затраты на образование и профессиональную подготовку работников. В свою очередь они включают:

Прямые затраты включают:

  • • плата за обучение и другие расходы на образование, а также расходы смену места жительства и работы в связи с получаемым или полученным образованием;
  • • упущенный заработок, являющийся элементом альтернативных издержек, поскольку получение образования, смена места жительства и работы связаны с потерей других, альтернативных доходов;
  • • моральный ущерб, так как получение образования является трудным и даже неприятным занятием, поиск работы утомляет и истощает нервную систему, а миграция приводит к необходимости адаптации.

Сопряженные затраты - это затраты на медицинское обслуживание и уход за детьми, на их воспитание, т.е. все затраты, связанные с воспроизводством материальных носителей человеческого капитала. Прямые вложения в человеческий капитал увеличивают его объем; сопряженные - продлевают срок его "эксплуатации", улучшают условия его функционирования, повышают отдачу, сокращая заболеваемость и смертность.

Производительные качества и характеристики работника, с одной стороны, требуют значительных затрат, с другой - подобно физическому капиталу, обеспечивают своему владельцу более высокий доход: "В последние десятилетия идея, что капитал состоит из одних физических активов, была подорвана. На ее месте постепенно утвердился более всеобъемлющий взгляд, согласно которому капиталом является любой актив - физический или человеческий, обладающий способностью генерировать поток будущих доходов" [103, р.5].

Обучающиеся (или их родители) в теории Беккера выступают предпринимателями, рационально выбравшими инвестиции в образование как наиболее выгодные. Они сравнивают издержки и выгоды, а также сопоставляют ожидаемую предельную норму отдачи от вложений в образование с доходностью альтернативных инвестиций (процентами по банковским вкладам, дивидендами по ценным бумагам и т. д.). Нормы отдачи от вложений в образование возрастают при недостаточном инвестировании на рынке образовательных услуг, низкие свидетельствуют об избыточном инвестировании.

Следовательно, калькулируемые выгоды регулируют уровень вложений в образование в сравнении с другими сферами экономики, а также распределяют инвестиции между разными уровнями образования. По оценкам Беккера отдача от инвестиций в высшее образование в середине XX века в США составляла 10-15%, что составляло один из наиболее высоких уровней рентабельности в стране. А разница между пожизненными доходами мужчин с высшим образованием и стоимостью его получения составляла почти 205 тыс. долларов, что в сорок раз превышало прямые издержки обучения [105, р. 134].

Беккер показывает также сходство и различия между человеческим (нематериальным) и физическим (материальным) капиталом. Безусловно, человеческий капитал не существует без его носителя - человека, но основу его составляет способность создавать добавленную стоимость за счет знаний и профессиональной подготовки. Следовательно, по своей экономической сущности капитал ближе к нематериальным ресурсам производственной системы.

Следующим отличием является значительный разброс в способности работников одного уровня образования создавать добавленную стоимость. Одинаковые инвестиции в физический капитал при прочих равных условиях приносят равный доход. Отдача от человеческого труда определяется не только инвестициями в образование и производственное обучение, но и личными качествами человека. Еще одним отличием является способность человеческого капитала до определенного уровня возрастать без дополнительных финансовых инвестиций. Правда, наращивая качество своего капитала, работник затрачивает дополнительные собственные усилия и использует такой ресурс как время. В случае, если затраченные усилия принесли дополнительный заработок, то стоимость человеческого капитала, измеряемая издержками на образование, может считаться возрастающей.

Но можно ли в таком случае рассматривать человеческий капитал как самовоспроизводящийся? Если под человеческим капиталом, вслед за Беккером понимать способность работника создавать добавленную стоимость, то, очевидно, что без дополнительных инвестиций (усилия человека, время, утраченная альтернативная выгода) качество человеческого капитала не увеличивается, следовательно, основой роста человеческого капитала является труд его носителя. Таким образом, самовоспроизводство человеческого капитала возможно лишь за счет дополнительных затрат его носителя - человека. Беккер подчеркивает, что нередко расширенное воспроизводство или повышение качества человеческого капитала предприятия осуществляется без дополнительных инвестиций собственника предприятия: работник эти вложения может осуществлять самостоятельно в расчете на повышение будущих доходов.

Общим между двумя формами капитала является подверженность физического и человеческого капиталов физическому и моральному износу. Кроме того, как отмечает А.В. Корицкий, анализируя подход Беккера к этой проблеме, и то, и другое требует отвлечения значительных средств в ущерб текущему потреблению, от обоих зависит уровень развития экономики в будущем, оба типа вложений дают длительный по своему характеру производительный эффект [32, с. 47-48].

Что же включается в структуру издержек на человеческий капитал? Беккер относит к ним образование, подготовку на производстве, медицинское обслуживание, миграцию, поиск информации о ценах и доходах, рождение детей и воспитание детей. Выступая разными формами воспроизводства и распределения человеческого капитала и выполняя разные функции, перечисленные факторы обладают также разным сроком действия, хотя для простоты расчета, Беккер считает возможным пренебречь временной разностью в сроках их действия.

Рождение и воспитание детей обеспечивает межпоколенное воспроизводство человеческого капитала. Образование и подготовка на производстве увеличивают его объем и создают компетенции работника, которые в силу редкости или высокого спроса на рынке труда позволяют своему обладателю получать так называемую трудовую ренту, т.е. обеспечивают дополнительный доход. Миграция и поиск информации обеспечивают наиболее выгодные условия сделки на рынке труда. Охрана здоровья увеличивает интенсивность и длительность использования человеческого капитала. Беккер показывает и обратный вектор взаимосвязи здоровья и качества человеческого капитала: как состояние здоровья человека, так и качество получаемого им медицинского обслуживания будут улучшаться с повышением ставки его заработной платы, так старение будет вызывать ухудшение здоровья при одновременном увеличении расходов на медицинские услуги. Но повышение уровня образования будет способствовать улучшению состояния здоровья, несмотря даже на уменьшение расходов на медицинское обслуживание.

В структуру человеческого капитала ряд последователей Беккера включают компоненты, прямо или косвенно связанные с теми, которые были выделены самим Беккером. К ним относятся социальное происхождение, врожденные способности и генетически обусловленная основа здоровья. Так как в отношении каждого их этих компонентов во второй половине XX века была развернута более или менее острая дискуссия, не будем останавливаться на ее деталях, достаточно подробно проанализированных российскими авторами, а выделим два главных результата этой дискуссии:

  • а) связь врожденных способностей человека (в случае их реализации в результате полученного качественного образования и производственного) есть статистически выверенная закономерность;
  • б) на уровень доходов помимо образования и производственной подготовки существенное влияние оказывает продолжительность рабочего времени, обусловленная здоровьем и готовностью с утратой альтернативных выгод (отдых и др. занятия) [45, с. 47,191].

Таким образом, Беккер предлагает структуру человеческого капитала, определяемую перечнем личностных качеств работника, обеспечивающих его способность к созданию добавленной стоимости. Но им выделены и другие структурные элементы человеческого капитала по критерию, который, на наш взгляд, можно назвать критерием универсальности этой способности. В зависимости от преобладающего источника инвестирования в человеческий капитал он выделяет общую и специфическую подготовку работника. Общая подготовка прямо или косвенно оплачивается самими работниками. В первом случае это - оплата обучения, утраченные выгоды и моральный ущерб. Во втором случае - это согласие на более низкую в период обучения заработную плату, что компенсируется ее последующим повышением. Предприниматели неохотно вкладывают средства в общую и профессиональную подготовку, так как при увольнении работника они лишались бы своих инвестиций. Специальная подготовка, ориентированная на специфику конкретного предприятия более охотно оплачивается работодателями. Работник при получении такой подготовки также затрачивает свои силы, интеллектуальные и иные ресурсы, но его максимальная выгода состоит в реализации полученного прироста человеческого капитала у этого работодателя. При переходе к другому работодателю его издержки могут превысить затраченные усилия.

Следовательно, инвестиции в профессиональную специальную подготовку является для обоих инвесторов не только средством повышения качества человеческого капитала, но и механизмом закрепления работника на рабочем месте, фактором сдерживания трудовой миграции. Как отмечает И.Р. Ка- пелюшников, это различие между общими и специфическими ресурсами стало позднее основой при разработке современной теории фирмы, а понятие "специальный человеческий капитал" помогает уяснить, почему среди работников с продолжительным стажем работы на одном месте текучесть ниже и почему заполнение вакансий происходит в фирмах в основном за счет внутренних продвижений по службе, а не за счет наймов на внешнем рынке труда [26, 109].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >