Теория человеческого капитала и ее модификации

Эволюция понятия «человеческий капитал» в конце XIX - первой половине XX веков

Оценки капитализированной стоимости человека появляются в экономической науке уже в середине XIX века, хотя не все исследователи принимают позицию отождествления человека или его определенных качеств с денежной формой стоимости. К числу тех, кто защищает этот подход как методологически оправданный и общественно полезный относится, например И.Г. фон Тюнен, которого принято считать предшественником маржиналистов. В труде «Изолированное государство» он пишет, что с моральной точки зрения может показаться, что сведение человека к деньгам недопустимо, но проблемы образования и безопасности труда, решение которых могло бы способствовать повышению его производительности, есть проблема включения капитализированных расходов на них в общую структуру капитала [60]

Но сам термин «человеческий капитал появляется позже - в последней трети девятнадцатого столетия. Еще ученик Тюнена А. Маршалл признававший полезность оценки стоимости работника и предложивший для этого метод капитализации чистого заработка, не признавал термин «человеческий капитал», считал его «нереалистическим», ибо «человеческие существа не продаются на рынке».

При рассмотрении капитализированной стоимости человека часть исследователей отождествляют понятие «человеческий капитал» с человеком как субъектом труда и экономических отношений, другие сводят его к определенным сторонам личности, обеспечивающим как эффективное производство материальных благ, так и расширенное воспроизводство самой способности человека к их созданию. К первой группе относятся, например, Дж. Р. Маккулох: «Вместо того чтобы понимать капитал как часть продукции промышленности, несвойственной человеку, который мог бы быть сделан применимым для его поддержки и способствовать производству, кажется, не существует каких-либо обоснованных причин, по которым сам человек не мог бы им считаться, и очень много причин, по которым он может быть рассмотрен как формируемая часть национального богатства» [приводится по: 32, с. 15].

Л. Вальрас относил к человеческому капиталу все человеческое существо и предлагал определять его ценность так же, как ценность других капитальных товаров [12]. Само же понятие «человеческий капитал» он рассматривал как обозначение меновой стоимости работника. Такую же позицию занимали И. Гийот, Э. Богарт и Э. Денисон, считавшие, что человека можно оценивать так же, как основные фонды, а его знания - такой же элемент качества труда как качество всех основных фондов, определяемое их техническим уровнем.

Г. Д. Маклеод представляет группу экономистов, относящих к человеческому капиталу лишь те характеристики работника, которые делают его экономически эффективным, т.е. позволяют создавать добавленную стоимость.

Ряд исследователей заняли «промежуточную» позицию. Так, Н.В. Сениор трактовал сами человеческие существа как капитал с затратами на содержание, вкладываемыми в человека с ожиданием получения выгоды в будущем. И при этом подчеркивал, что объектами вложения выступают не все человеческие качества, а мастерство и приобретенные способности работника [приводится по: 32]. Как следствие, возникли и две позиции по вопросу, все ли работники могут быть отнесены к человеческому капиталу. Так, Л. Вальрас, И. Фишер и ряд других ученых относили к этому понятию всех работников. Фишер даже не считал мастерство элементом человеческого капитала. Это объясняется его пониманием категории капитала как полезного материального предназначенного объекта. Понятие мастерства он заменял понятием обученности - сущностной характеристикой работника [96, р. 12-13].

Позицию, ставшую характерной для большинства современных ученых, заняли Л. Дублин и А Лотка. Если превышение валового выпуска над валовым потреблением даёт чистую прибыль и представляет собой наивысшую экономическую ценность, то мастерство или другие полезные способности работника увеличивают прибыль. В то же время работник как индивидуум уменьшает прибыль за счет потребления. Следовательно, ценность мастерства и полезных способностей и ценность индивидуума, если и то и другое измерено величиной чистой добавленной прибыли, в этом случае может быть различной [97].

Позднее сформировалась позиция, исходящая из того, что для понимания сущности человеческого капитала относительно безразлично, имеется в виду человек как целостное существо или воплощенные в нем мастерство и приобретенные способности. Сторонники такого подхода используют два аргумента: а) качества работника не существуют без своего носителя; б) при определении стоимости человеческого капитала учитывается отдача от инвестиций с учетом прогнозируемой трудовой жизни индивида.

Такая позиция представлена, например, в работах Э. Вудса и К. Метцгера. Они считают, что человеческие качества могут рассматриваться в качестве капитала при условии применения к нему тех категорий, которые характеризуют обычный фиксированный капитал - сохранения, обесценивания и выбытия. Затраты на сохранение учитываются вычитанием из заработка затрат на потребление. Обесценивание и выбытие - при подсчете средней ежегодной зарплаты рабочих, когда дифференциация осуществляется по критериям «болыпая-меныпая эффективность по квалификации», «перспективность-бесперспективность по возрасту» [73].

Таким образом, в первой половине XX века многими экономистами сущностные признаки категории «капитал» стали приписываться человеку как активному элементу экономической системы. Как видно из приведенных примеров, разные позиции исследователей конца XIX - первой половины XX веков во многом связаны с их пониманием сущности категории капитал. Многообразие его форм - денежная, товарная, производственная и др. - обусловили перенесение на человека как носителя живого труда разных признаков капитала. Для объективной оценки многообразных концепций человеческого капитала, сложившихся во второй половине XX века, выделим основные неотъемлемые признаки капитала, позволившие рассматривать живой труд в качестве фиксированного капитала.

Проблема эволюции категории «капитал» достаточно подробно рассматривается многими российскими учеными [см., например: 9]. Поэтому, не углубляясь в анализ генезиса категории, ее форм и их конвертации, выделим те базовые признаки, которые легли в основу развития категории «человеческий капитал» во второй половине прошлого столетия.

Трудовая теория стоимости понимает капитал как накопленный овеществленный труд и саму способность к труду. Сторонники материально-вещественной трактовки категории «капитал» включают в его структуру орудия производства, ограниченные природных ресурсы, которые могут быть присвоены и вовлечены в хозяйственный процесс, а также предметы потребления рабочих, необходимые для воспроизводства рабочей силы. Современные монетаристы в количественной теории денег основным фактором функционирования экономики считают денежную форму капитала. Но в любой из этих трактовок капитала можно выделить главное - капитал есть совокупность материальных и нематериальных факторов производства в виде стоимости, способный приносить добавленную стоимость. Если, например, марксистский подход к капиталу в качестве его объективной сущности выделял отношения экономических субъектов по поводу изменения стоимости и ее капитализации, то большинство других экономических школ подчеркивали те признаки капитала, которые обеспечивают создания добавленной стоимости. Перечислим их:

  • 1. Будучи овеществленным трудом, системой факторов производства или существуя в денежной форме, капитал выступает как ограниченный хозяйственный ресурс.
  • 2. Капитал обладает способностью к накоплению.
  • 3. Капитал существует в разных формах и может быть конвертируемым - переходить из одной формы в другую.
  • 4. В основе конвертации форм капитала лежит его свойство ликвидности. Независимо от своих предметных форм, капитал, прямо или косвенно, способен превращаться в денежную форму.
  • 5. Ликвидность предметных форм капитала обеспечивается благодаря стоимостной сущности капитала. Стоимость капитала (понимаемая как меновая стоимость) означает его количественно определенную способность к обмену на другие ресурсы.
  • 6. Капитал есть динамический ресурс, он включен в процесс кругооборота стоимости.
  • 7. За счет конвертации и динамичности капитал способен к само- воспроизводству.
  • 8. В процессе кругооборота капитал и конвертации своих форм капитал обеспечивает стоимостное приращение, то есть является самовозрастающей стоимостью.

Таким образом, к середине XX века экономическая наука, несмотря на многообразие подходов, понимает капитал как накапливаемый хозяйственный ресурс, который включен в процессы воспроизводства и возрастания стоимости путем взаимной конвертации своих разнообразных форм.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >