Образы техники в культуре

Техника в традиционной культуре

Рефлексия техники предполагает исследование места и роли техники в различных социокультурных контекстах. Осмысление техники и отношение к ней на различных этапах культурного процесса — необходимая часть философии техники. В философской литературе существует много форм представления техники в культуре. Так, X. Ор- тега-и-Гассет[1] выделяет технику случая, ремесленную технику и технику «человек — техника». Н.М. Аль-Нани предлагает выделять первобытную технику, ремесленную технику, машинную технику и информационную технику[2]. Можно представить процесс технического развития как движение от традиционной культуры к проектной культуре, в которой господствуют различные универсалии культуры в качестве мировоззрения определенного типа общества в соответствующей исторической ситуации.

Если европейская культура способствовала развитию личностной автономии и индивидуализма, что в Новое время вылилось в представление об активном познающем субъекте, покоряющем природу, то для восточных культур на первый план выходило представление о мировом порядке и внутренней гармонии. Еще Ф. Рело разделял культуры по той роли, которая играла в них техника, на манганистиче- ские и натуристские. Поэтому нужно иметь в виду, что процесс цивилизационного развития Европы отличен от образов культуры других стран и народов. Репрезентируя типы техники в различных социокультурных контекстах, философия техники стремится выяснить, какие причины лежат в основе возникновения современной техногенной культуры, что в западноевропейской цивилизации предопределило современную парадигму культурного и научно-технического развития. Выявляя образы техники в культуре, следует помнить о том, что техника является артефактом, полученным в результате человеческой деятельности, использующей природные закономерности. Техника опирается на определенные технические знания, полученные опытным путем. Поэтому и рефлексия техники в различных культурах должна проводиться с учетом представлений культуры о природе, о месте, которое занимает в культуре деятельность и то, какими характеристиками она наделяется, а также то, что в определенной культуре считается истинным знанием. Учет всех этих положений позволит обрисовать образы техники в социокультурном контексте.

На ранних этапах своего развития техника отличается случайным характером возникновения простейших технических средств. Все изобретения сводились к случайным находкам, которые древний человек использовал для осуществления своих целей. Палки, камни, кости начали использоваться в практике человека как первые орудия труда.

На этом этапе первобытный человек применял в своей практике все, что давала ему природа, расширяя возможности своих «естественных орудий» — рук. Биологически бесполезные предметы вовлекались в процесс физиологической деятельности, обретая функции орудия труда, приращивающие возможности человеческой руки — на тот момент единственного производительного орудия. Древний человек работал путем проб и ошибок, не программируя окончательный результат, а находя его случайно. В каком-то смысле он натыкался на необходимый результат в процессе своей практики. Эти первые технические сооружения были настолько просты и незамысловаты, что технологией их изготовления с легкостью овладевали все члены первобытного сообщества. X. Ортега-и-Гассет так характеризует технику первобытного общества: «Простота и скудность первобытной техники приводят к тому, что связанные с ней действия могут выполняться всеми членами общины, т.е. все разводят огонь, мастерят луки, стрелы и т.д. Техника не выделяется из всевозможных занятий... Единственное разделение, происходящее на довольно ранней стадии, состоит в том, что мужчины предаются одним техническим занятиям, а женщины — другим...»[3]. Человек не видел в себе творца техники, ибо не выделял себя из природного мира, потому техника представлялась ему частью этого природного окружения, а не искусственным миром, создаваемым человеком. Техника не мыслится как самостоятельная реальность, а выступает как часть природного мира, противостоящего человеку.

Темпы развития техники были чрезвычайно низкими, поэтому этот период развития техники можно считать самым длительным, продолжающимся вплоть до возникновения древних цивилизаций Месопотамии, Индии, Египта, Китая. Возникновение этих великих культур ознаменовало новый этап становления техники — ремесленной техники, для которой характерно усложнение технических сооружений и увеличение их масштабов и численности. Теперь технологии изготовления техники не доступны всем, они требуют длительного обучения, никто из ремесленников не смеет приписать себе изобретение какого-либо технического объекта или технологии, ведь человек обрел знание о них от богов. На этих этапах развития техники дифференциация общества становится гораздо более сложной. Возникает слой ремесленников, т.е. людей, занимающихся исключительно изготовлением и производством орудий труда. Ремесленники соединяют в себе изобретателей, проектировщиков и собственно рабочих. Ибо все — от замысла до исполнения — выполняется одним человеком — ремесленником. Это позволяет нам отметить такую особенность ремесла, как формы технической деятельности как доминирование человека в отношении «человек — орудие», ибо техника в этот период является продолжением мускульной силы человека.

Стихийное осознание места техники в традиционной культуре предопределено представлением о месте богов, человека и природы в образе мира. На этапе ремесленной техники человек видит в технике не часть природного мира, а те искусственные вещи, которые создаются им для изменения природы, для удовлетворения своих нужд. Вмешательство человека в природу на этом этапе не было первоначально агрессивным, это был так называемый «органический стиль техники». Ремесленная техника в эпоху древних цивилизаций характеризуется формированием социальной потребности в увеличении объемов производства орудий труда, что влечет за собой появление новой формы трансляции социального опыта, который откристаллизовывается в мифе, включающем деятельность по производству техники в образ мира. Именно боги предписывают различные процедуры, ритуальные, магические и практические, по созданию орудий. В мифах подчеркивается, что как бы ни был ничтожен человек, он занимает свое место в образе мира, и потому выполнение им своих функций (в рассматриваемом случае — технических) воспроизводит стабильность существующего миропорядка.

Существует мнение, что в этот исторический период сформировались два основных образа техники и способа ее осознания: первый характерен для культуры Древнего Китая и Древней Индии. Это представление о технике как способе поддержания существующего миропорядка, направленности техники на исправление нарушений гармонии, за соблюдением которой надзирают боги. Другой образ техники представлен более активным и агрессивным воздействием на природу, свойственным культуре Древнего Египта, Древнего Вавилона, Ассирии. Но тем не менее, несмотря на некоторые различия в трактовке природы и возможностей правителя, понимаемого как бога, это не меняло представления о технике и ее месте в образе мира.

Ремесло, как форма технической деятельности, не основано на науке, а базируется на традиционных знаниях, передаваемых внутри каждой династии ремесленников. Человек овладевал ремеслом в процессе практической деятельности. Знания передавались от старшего поколения к младшему, технологии основывались на традиции. Поэтому изобретения в этот период крайне редки и носят случайный характер. Греческая Античность считала техническую деятельность недостойной свободного человека. Ведь технэ (любая практическая деятельность) не ведет к мудрости, а следовательно, к бессмертию. С точки зрения Аристотеля: «...из наук считается мудростью та, которая избирается ради нее самой и в целях познания, а не та, которая привлекает из-за ее последствий...»[4] Только поиск истины, осуществляемый теоретическим знанием, достоин внимания мудреца, а ремесло — это удел рабов. Греческие философы противопоставляли знание (науку) и действие, так как техническое действие рассматривалось ими как природное явление, порождающее вещи, наука и истинность ее знаний определялись, с их точки зрения, соответствием логике и онтологии.

Средневековая наука также не видела связи между техникой и знанием, которое должно быть занято постижением божественной сущности, а не разработкой ремесленных технологий. И хотя природа понималась как созданная богом для человека, воздействие на нее возможно только при божественном посредничестве.

Этот период завершается с началом Нового времени, давая начало следующему этапу развития техники — машинной техники.

  • [1] Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике. С. 213.
  • [2] Аль-Нани Н.М. Философия техники: очерки истории и теории. СПб., 2004. С. 16.
  • [3] Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике. С. 212.
  • [4] Аристотель. Метафизика //Аристотель. Соч. В 4 т. Т. 1. С. 68.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >