Вера и разум в структуре познавательной деятельности человека

Соотношение понятий «вера», «научная вера» и «религиозная вера»

В современной философии преобладает многоплановый подход к феномену веры, которая понимается как глубинная общечеловеческая «универсалия культуры, фиксирующая комплексный феномен индивидуального и массового сознания» и включающий несколько аспектов, таких как гносеологический (принятие в качестве истинного тезиса недоказанного), психологический (переживание содержания этого тезиса в качестве ценности и нормы поведения) и религиозный (отнесение содержания объекта веры к сфере сверхъестественного)[1] [2]. Согласно Д.И. Дубровскому, в структуре веры, как универсальной способности человека, выделяются четыре измерения, находящиеся в диалектическом единстве: онтологическое, гносеологическое, аксио- логическое и праксеологическое . В рамках онтологического измерения вера понимается как особая реальность, продукт человеческой духовной деятельности, существенный специфический компонент сознания. Так понятая вера является условием, задающим критерии бытия личности.

Аксиологическое измерение веры состоит в ценностном отношении к предмету веры. Вера присутствует в восприятии социокультурной информации, идеалов, норм поведения, общественных ценностей и других элементов общественной жизни. Содержание предмета веры всегда обладает ценностным значением для субъекта, и каждый человек выстраивает в своем сознании иерархию ценностей, определяющих жизненные смыслы личности, и верит в их достоверность.

Праксеологическое измерение веры связано с выявлением роли веры как фактора активности или пассивности социального субъекта. Вера обеспечивает поддержание целевой установки личности, и ее роль особенно значима в экстремальных условиях. Вместе с тем исследование праксеологического измерения веры требует онтологической, гносеологической и аксиологической рефлексии, т.е. возврата к этим измерениям, но уже в контексте активности сознания.

В контексте гносеологического измерения феномен веры, так или иначе, оказывается связанным с тем или иным знанием, имеет свои корни в опыте и интуиции, но вместе с тем зачастую обусловлен влиянием традиций, признанных авторитетов, зависит от мировоззренческих установок, социально-классовых ориентаций.

На основе традиции английского языка выделяются, во-первых, термин для обозначения веры в общем смысле и, во-вторых, термин, обозначающий веру как духовно-сакральное отношение человека к бытию и Истине. Происходит разграничение понятий: 1) вера:/ш7/г как духовно-сакральное отношение к бытию; 2) вера-belief как светский и гносеологический аспекты феномена. Обозначенное разграничение аспектов феномена веры предполагает различие опыта и источника знания.

В истории философии существует значительная традиция исследования светской, гносеологической, философско-научной веры (вера- belief). Огромную роль веры в познавательном процессе подчеркивал М. Полани, который отмечал, что «вера была дискредитирована настолько, что помимо ограниченного числа ситуаций, связанных с исповеданием религии, современный человек потерял способность верить, принимать с убежденностью какие-либо утверждения»[3] [4] [5]. На сегодняшний день, по мнению исследователя, мы снова должны признать, что вера является источником знания, и разум опирается на веру как на свое предельное основание, но всякий раз способен подвергнуть ее сомнению.

Философско-гносеологический аспект веры стал предметом специального рассмотрения К. Ясперса, который, введя понятие философской веры, рассматривал веру как «фундамент нашего мышления». С его точки зрения, «субстанция» веры «всецело исторична», «удостовериться в ней можно только исторически, посредством движения во времени» . В концепции философской веры К. Ясперса по сути, проявляется связь новоевропейского интеллектуализма с атеистической культурой.

О вере в гносеологическом плане говорят многие современные авторы. Они указывают на необходимость изучения гносеологического, логико-методологического статуса веры, утверждают, что процесс познания невозможен без веры, без принятия недоказанных положений

4

в качестве достоверных (Л.А. Микешина)[6], так как в самой структуре любого знания сочетаются, дополняя друг друга, рациональный и иррациональный элементы. Именно последний включает веру и доверие. Иногда считается, что научное знание в своей значительной части является «научной верой» (И. Вайнгартнер)[7] [8] [9], а вера предстает как составляющая познавательной научной деятельности.

Положение о том, что существует философско-научная вера, которая включена в исследовательские стратегии и познавательные процедуры, признается не только философами, но и самими учеными. Наука, как считают они, базируясь на собственном опыте исследования, исходит из некоторых методологических и онтологических установок, которые не имеют объяснения в рамках самой науки, а потому принимаются ею на основе веры. Выделим два основных базисных положения науки, принимаемых ею на веру.

Во-первых, ученые основываются на убеждении (не обоснованном логически), что существует объективная реальность. Еще Р. Декарт признавал, что на уровне обыденного здравого смысла существует уверенность в объективности существующего мира, но эту уверенность, как считал он, следует обосновать метафизически (философски и логически). Как известно, метафизического обоснования у Р. Декарта эта уверенность не получила. Не существует метафизического обоснования идеи объективной реальности и в XX в., о чем свидетельствуют как философы, так и ученые. А. Эйнштейн называл убеждение в существовании внешнего, независимого от воспринимающего субъекта мира верой и признавал, что именно эта вера и есть основа всего естествознания. Как известно, философский солипсизм, согласно которому объективный мир существует лишь в сознании человека, не получил теоретического опровержения.

Во-вторых, ученые уверены в том, что в мире господствует закономерность, математически выражаемая и познаваемая. Теоретически, т.е. научно, обосновать это исходное положение науки они не могут, но и отказаться от него они также не могут, ибо тогда не было бы никакой науки. Так, А. Эйнштейн писал: «Без веры в то, что возможно охватить реальность нашими теоретическими построениями, без веры во внутреннюю гармонию нашего мира, не могло бы быть никакой науки» .

5

Фундаментом науки являются такие исходные положения, которые недоказуемы с помощью средств самой науки, а потому она вынуждена их принимать на веру. Вера в существование объективного мира, вера в математическую гармонию мира обусловили и специфику научного метода. Итак, путь к знанию в науке начинается с веры в онтологические и методологические предпосылки науки. Кроме того, большое значение для начинающего ученого-исследователя имеет вера в авторитет учителя, а также вера в обоснованность и истинность общепризнанных результатов научного знания, вера в необходимость работать в пространстве имеющихся научных парадигм.

Понятие «религиозная вера» (вера -faith) разрабатывалось в Средние века отцами Церкви, в частности, преп. Иоанном Дамаски- ным, который в «Точном изложении православной веры» в главе «Вера» оглашает богословскую традицию в понимании религиозной веры: «Вера, конечно, двояка: потому что есть вера от слуха (Рим. 10: 17). Ибо, слушая божественные Писания, верим учению Святого Духа. Эта же вера совершается через все то, что законоположено Христом: веруя делом, живя благочестиво и исполняя заповеди Того, кто обновил нас. Ибо тот, кто не верует согласно с преданием кафолической Церкви, или через постыдные дела имеет общение с диаволом, — неверен. Вера же, с другой стороны, вера уповаемых извещением, вещей обличение невидимых (Евр. 11:1), или неколебающаяся и неиспытующая надежды как на то, что обещано нам богом, так и счастливый успех наших прошений. — Первая вера, конечно, составляет принадлежность нашей воли, которая же принадлежит к дарам Духа»[10] [11]. Итак, в святоотеческом понимании можно увидеть три основных смысла слова «вера»: догматический (вера Церкви), психологический (вера человека) и харизматический (вера как дар Духа Святого).

Выдающийся русский богослов В.И. Лосский пытался абстрагироваться от психологического понимания религиозной веры и настаивал на ее онтологичности, на ее понимании как онтологиче- ской связи между человеком и Богом". Религиозная вера

в христианстве означает веру в личностного Бога, а потом уже в религиозную доктрину. С субъективной стороны такая вера раскрывается прежде всего как доверие — доверие тому, что Бог открывает человеку в слове и помысле. Доверие Богу предполагает желание человека хранить верность Богу и, следовательно, особый уклад и образ жизни. Вера нужна человеку как прочная и творческая основа жизни. Постепенно человек приобретает собственный духовный опыт, и у него наряду с верой появляется и определенное знание, которое возрастает при правильной жизни по мере очищения сердца от страстей.

Возникает вопрос, имеется ли корреляция между научной верой, которая является базовым основанием науки и теоретического познания, и религиозной верой как центрального компонента религиозного сознания.

Существует несколько вариантов ответа на этот вопрос:

  • • религиозная вера не имеет ничего общего с научной верой;
  • • никакой границы между религиозной и нерелигиозной верой в гносеологическом аспекте не существует.

Наряду с этими крайними позициями существуют промежуточные точки зрения, признается различие между религиозной и научной верой, но при этом считается, что они обладают некоторыми общими чертами.

Интересен опыт исследования соотношения разновидностей веры, предпринятый Э.А. Тайновым, в контексте их сближения с интуицией[12] [13]. Что касается интуиции, то в науке это интеллектуальная интуиция, которая играет важную роль в деятельности ученого, так как новое знание часто «приходит внезапно, как долгожданный дождь засушливым летом, в виде догадки, «осенения» («очевидцы» часто упоминают о вспышке молнии, «озарении», «инсайте» и т.д.)»[14]. Феномен интеллектуальной интуиции выдающиеся ученые-естествоиспытатели обосновывали тем, что не существует дискурсивного пути от опыта к теории, и все теоретические конструкты не являются каким-то «обобщением» опытных фактов и эмпирических закономерностей. А. Эйнштейн, например, называя теории «свободными творениями человеческого духа» [15], писал, что «...высшим долгом физиков является поиск тех общих элементарных законов, из которых путем чистой дедукции можно получить картину мира. К этим законам ведет не логический путь, а только основанная на проникновении в суть опыта ин- туиция» .

Религиозная вера, по мнению отцов Церкви, также может быть названа интуицией, так как она является особым видом «сверхрассудочного познания, которое направлено на мир невидимый и имеет своим основанием благодать Божию»[16]. Поэтому религиозную веру можно идентифицировать как мистическую интуицию, как «созерцание мира невидимого, его тварного бытия или благодати Бога (если речь идет о Боге), в котором происходит внезапное недискурсивное погружение сознания в предмет интуиции (или предмета интуиции в сознание) вплоть до неслиянного единения с ним, восприятие его в целостности»[17] [18] [19]. Поэтому в нестрогом смысле можно рассматривать научную и религиозную веру в качестве различных форм интуиции, а различие будет обусловлено тем, что научная вера направлена на мир видимый, а религиозная вера — на мир невидимый, духовный.

Но между религиозной и научной верой существуют различия. Особый «водораздел» между ними представляет тот факт, что религиозная вера немыслима без религиозного опыта. Современный исследователь Д.И. Дубровский утверждает, что веру «можно логически четко противопоставлять не понятию знания, а понятию неверия. С другой стороны, понятие знания допускает такого рода противопоставление не по отношению к понятию веры, а лишь по отношению к понятию не- знания» . Согласно Д.И. Дубровскому, знание носит вероятностный характер, а вера содержательна, и «проблема истинности знания совпадает по своей сути с проблемой истинности веры»[20]. Поэтому мы считаем, что не следует разграничивать религиозную веру и религиозное знание. Вера и знание не являются совершенно непроницаемыми, и даже религиозные верования порой выступали как примитивная наука, а научные убеждения превращались в альтернативную религию, так как вера и знание не разделены непроходимой стеной. Современные исследователи А.В. Кураев и В.И. Кураев, опираясь на патристику, русскую религиозную философию, православную теологию, утверждают, что «религиозная вера не есть вера-предположение или вера- авторитет, а особый тип достоверного знания, опирающийся на живой религиозный опыт личности».

Итак, в структуре религиозной веры можно выделить следующие элементы:

  • • принятие разумом особых вероятных утверждений за истинные, что связывает религиозную веру с религиозным знанием, включающим в себя совокупность религиозных догматов, фактов, особых рациональных логических операций и др.;
  • • личностное переживание мистического религиозного опыта, что позволяет в исследовании использовать понятие «религиозная вера» как тождественное понятию «религия», так как оно включает в себя всю совокупность онтолого-гносеологическогих и духовнопрактических компонентов религии.

Исследование феномена веры вообще и таких его компонентов, как гносеологическая и религиозная вера, позволяет отметить то, что философско-гносеологическое измерение веры предполагает включенность этого аспекта веры в структуру когнитивных практик, в частности в религию и в науку.

  • [1] Можейко М.А. Вера // Новейший философский словарь. URL : http://http://www.slovopedia.eom/6/194/770287.html
  • [2] Дубровский Д.И. О специфике философской проблематики и основных категориальных структурах философского знания // Вопросы философии. 1984. № 11. С. 65—66.
  • [3] Полани М. Личностное знание: на пути к посткритической философии. М., 1986.С. 277.
  • [4] Ясперс К. Смысл и назначение истории. С. 421.
  • [5] Там же. С. 425.
  • [6] Микешина Л.А. Философия познания. Полемические главы. М., 2002.
  • [7] Вайнгартнер П. Сходство и различие между научной и религиозной верой // Вопросы философии. 1996. № 5.
  • [8] Эйнштейн А. Собрание научных трудов. В 4 т. Т. 4. М., 1967. С. 136.
  • [9] Там же. С. 154.
  • [10] Иоанн Дамаскин, преп. Точное изложение православной веры. СПб., 1894. Репринт: М., 2002. С. 284—285.
  • [11] Лосский В.Н. Боговидение. М., 2003.
  • [12] Тайное Э.А. Трансцендентальное. Основы православной метафизики. М., 2007.
  • [13] Там же. С. 47.
  • [14] 4 Эйнштейн А. Собрание научных трудов. В 4 т. Т. 4. С. 183.
  • [15] Там же. С. 40.
  • [16] Тайное Э.А.Трансцендентальное. С. 49.
  • [17] Там же.
  • [18] Дубровский Д.И. Вера и знание // Дубровский Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность. М., 2002. С. 283—284.
  • [19] Там же. С. 292.
  • [20] 6 Кураев А.В., Кураев В.И. Религиозная вера и рациональность. Гносеологическийаспект // Исторические типы рациональности. В 2 т. Т. 1. М., 1995. С. 75.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >