Традиции и новации в науке

В эпоху господства кумулятивной (лат. cumulatio — увеличение, скопление) модели развития науки, связь научных новаций (лат. novatio — обновление, изменение) с научными традициями (лат. tradition — передача) не оспаривалась. Сомнение в существовании этой связи появилось, когда Т. Кун выдвинул идею научных революций, согласно которой теории, наличествующие в старой парадигме, не переходят в новую парадигму.

С. Тулмин, критикуя Т. Куна, доказывал, что непроходимой пропасти между старыми и новыми научными парадигмами не существует, а потому связь между традициями и новациями не прерывается. Более того, интеллектуальные традиции, к которым могут быть отнесены научные понятия и научный язык, необходимы для получения нового знания. «Мысли каждого из нас, — писал он, — принадлежат только нам самим; наши понятия мы разделяем с другими людьми». Индивидуальная мысль возможна только в рамках существующих в определенной традиции научных понятий, а ее вербальная объективация предполагает существование общепризнанного научного языка.

Оригинальную концепцию связи новаций с традицией предложил Дж. Холтон. Большинство научных теорий и гипотез базируется, как считал он, на использовании определенных «тем», например атомизма, континуальности и т.д. Многие «темы» очень древние, но, несмотря на это, они постоянно воспроизводятся в научных теориях. Так, древняя «тема» антитезы среды и пустоты «всплыла» на поверхность происходящих в начале XX в. научных диспутов о «реальности» молекул. Возникновение новой «темы» — событие редкое. Примером такой «темы» является обсуждение появившейся в 1927 г. В квантовой физике идеи дополнительности взаимоисключающих наборов классических понятий для полного описания квантовомеханических явлений. «Темы» есть своего рода ограничения для ученого, но настоящий творец «способен превратить такие имманентные границы своего научного воображения из слабости в силу», как это сделал А. Эйнштейн, который писал: «Приверженность идее континуума вырастает во мне не из предубеждения, а просто из того, что я не могу придумать ей органическую замену».

Признание роли традиции в научном познании есть одновременно и признание роли научного авторитета (лат. auctoritas — власть, влияние). Следование авторитету в науке не означает подчинения и отречения от собственного мнения и разума. Признание авторитета — это добровольное признание того, что какой-то ученый превосходит нас умом, его суждения обладают большим достоинством, чем наши.

И. Кант, будучи апологетом идей Просвещения, призывал освободиться от авторитетов и традиций. Речь шла прежде всего об авторитете Священного Писания и Предания. Отрицая роль традиции и исторического предания, он писал: «Имей мужество пользоваться собственным умом». Но великий философ лукавил в угоду политическим интересам: ведь он не мог не знать, что собственный ум можно сформировать, только опираясь на уже существующие традиции мышления.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >