Социокультурная обусловленность дисциплинарной структуры научного знания

Дисциплинарная структура социально-гуманитарных наук, сложившаяся в конце XIX — начале XX в., имела социокультурную обусловленность, а их институционализация, как считает современный американский социолог И. Валлерстайн, произошла в Европе в период с 1850 по 1945 г.

Формированию научной дисциплины «экономика» способствовала потребность капитализма, как новой общественно-исторической формации, в изучении законов функционирования рынка, механизмов получения прибавочной стоимости т.д.

Научная дисциплина социология начала формироваться в середине XIX в. также в связи с потребностями развивающегося капитализма. Идея социального равенства, ставшая знаменем Великой Французской революции, легла в основу формирования гражданского общества, главными ценностями которого были объявлены благосостояние народа и всеобщее избирательное право. Социология должна была изучать законы функционирования гражданского общества, его генезис и т.д.

Политические науки были вызваны к жизни также Великой Французской революцией, сопровождавшейся невиданными ранее политическими изменениями. Впервые политику в самостоятельную сферу исследования выделил итальянский историк и военный теоретик Н. Макиавелли, рассмотрев проблемы, связанные с властью государя. Но политология как научная дисциплина сформировалась значительно позже, и она стала изучать не сущность и функции власти государя, а стремление социальных субъектов к власти, их влияние на распределение власти как в пределах одного государства, так и между государствами и т.д. Одним из первых вопросов политологии стал вопрос о механизмах и основаниях легитимации (от лат. legalis — законный) политической власти. Это объясняется тем, что при капитализме религия утратила право легитимировать политическую власть, и надо было найти новые формы и способы ее легитимации.

История как научная дисциплина оформилась в XIX в., который не случайно называют «столетием историков». В условиях, когда авторитет религиозной веры был заменен авторитетом разума, история взяла на себя функции религии в объяснении исторического развития. Базируясь на вере в провиденциальную разумность реальной истории, она попыталась обосновать идею, согласно которой ход истории обладает высшей целесообразностью, что в конечном счете окупает все жертвы.

К середине XIX в. это понимание истории было преодолено марксизмом, который показал, что история не имеет никаких «высших» целей, а творится самими людьми в процессе производства для удовлетворения своих материальных потребностей. В ходе столкновения частных интересов формируется историческая необходимость, подчиняющаяся неким объективным законам. Вера в историческую необходимость обернулась небывалой жестокостью людей, которые, претендуя на то, что познали законы истории, приписали себе право вершить «суд истории».

В XX веке формируется взгляд на историю, согласно которому ход истории не предопределен никакими объективными законами, а является следствием постоянных усилий человека реализовать себя как свободное существо. К концу XX в. активно развивается постмодернистская концепция «постистории», которая отказывается признавать линейность социальной динамики, наличие логики, имманентной истории, трактовку общества и его исторической эволюции в качестве объективной реальности, а также привилегированность настоящего времени.

В начале XX в. формируется гуманитарная дисциплина «культурология», которая к середине столетия разветвляется в ряд дисциплин, таких как культурная антропология, психоанализ и др. Культурология в отличие от философии культуры не занимается раскрытием сущностных оснований и универсальных принципов культуры как таковой. Цель культурологии — реконструировать культурные универсалии конкретной исторической эпохи. В отечественной интеллектуальной традиции «культурология» оформляется дисциплинарно и институционально с начала 1990-х гг. В работах первых культурологов Ю.М. Лотмана, С.С. Аверинцева, А.В. Михайлова, А.Я. Гуревича, Г.С. Кнабе идр. была предпринята попытка освободить изучение культуры от «штампов» марксистской философии, которая рассматривала всю историю культуры через призму социально-экономических отношений и классовых антагонизмов.

Как известно, философия возникла в Древней Греции в VII— VI вв. до н.э., и начиная уже с досократиков она являлась интегральной (обобщающей) формой гуманитарного и социального знания, теоретической формой знания о человеке как социокультурном феномене. Философия рассматривала «человека вообще», пытаясь понять, что есть человек, какова его сущность. Поэтому в философии обсуждались в целостности все способности человеческой природы: политические, экономические, творческие, религиозные и т.д. Философы не расчленяли человека на «человека политического», «человека экономического», «человека, производящего материальные и духовные блага», «человека религиозного», «человека науки» и т.д. Они воспринимали его как нечто цельное.

Появившиеся в Новое время социальные науки (политология, социология, теоретическая экономика, теория права и др.), а также гуманитарные науки (педагогика, психология, культурология и др.) «вышли» из философии, так как именно в ее недрах формировались и развивались соответствующие этим наукам знания.

Процесс появления на базе философского знания новых конкретных наук о человеке и обществе продолжается. Достаточно в связи с этим назвать конфликтологию, наукоучение и др. Полностью «отпочковаться» от философии социально-гуманитарным наукам не удалось, о чем свидетельствует их потребность в обращении к истории философии и философской методологии. Изучая проблемы, связанные с политическим, экономическим, религиозным и т.д. бытием человека и общества, социально-гуманитарные науки вынуждены ответить на вопросы: «Что есть человек как таковой?», «Что есть общество как таковое?». Но эти вопросы всерьез обсуждались и обсуждаются только в философии, что опять-таки порождает у представителей социально- гуманитраных наук потребность в обращении к ней.

Следует отметить, что между дисциплинами социальногуманитарного цикла не существует жестких границ. Например, социология в своих исследованиях не может игнорировать специфики экономических, правовых, политических и других аспектов изучаемого явления.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >