Четвертая научная революция и постнеклассическая наука: тенденции возвращения античной рациональности

Последняя треть XX в. В истории науки связана с четвертой научной революцией (конец XX — начало XXI в.) и формированием постнеклассической науки. Постнеклассический тип рациональности характеризуется рядом особенностей.

Во-первых, под влиянием определенных трансформаций в научных исследованиях изменяются сами объекты познания. Если классическая наука была ориентирована на постижение все более сужающегося, изолированного фрагмента действительности, выступавшего в качестве предмета той или иной научной дисциплины, то постнеклассическая наука связана с разработкой комплексных исследовательских программ, в которых принимают участие специалисты различных областей знания. Реализация комплексных программ порождает особую ситуацию сращивания в единой системе деятельности теоретических и экспериментальных исследований, прикладных и фундаментальных знаний, интенсификации прямых и обратных связей между ними. Усиливаются процессы взаимодействия принципов и представлений картин реальности, формирующихся в различных науках. Они становятся взаимозависимыми и предстают в качестве фрагментов целостной общенаучной картины мира. В результате объектами исследования становятся сложные, исторически развивающиеся системы. Например, Земля как система взаимодействия геологических, биологических и техногенных процессов; Вселенная как система взаимодействия микро-, макро- и мегамира и др.

Во-вторых, идеал исторической реконструкции стал использоваться в космологии, астрофизике и даже в физике элементарных частиц. При этом ведущей методологической концепцией выступила синергетика — исследование сложных, необратимых, неравновесных систем. Изучение сложных, исторически развивающихся систем, непосредственным компонентом которых является человек, привело к необходимости построения идеальных моделей с огромным числом параметров и включения компьютерных исследований в методологический арсенал познавательных процедур.

В-третьих, необратимость развития неравновесных систем обусловила большую ответственность воздействия субъектов познания на такого рода системы, так как субъект видоизменяет каждый раз своим воздействием поле возможных состояний системы, становясь главным участником протекающих событий. Это обстоятельство обусловливает неприемлемость идеала ценностно-нейтрального исследования, характерного для классической науки, а также делает необходимым включение социальных, нравственных оценок в объективно-истинное объяснение такого рода систем. Постнеклассический тип научной рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностноцелевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями.

Как подчеркивают современные исследователи, особо важный момент постнеклассической науки — оформление в последние 10—15 лет XX в. космологии как научной дисциплины, предметом которой становится исследование Вселенной в целом. Первая революция в научной космологии датируется серединой XX в. И связана с теорией исторической эволюции Вселенной А.А. Фридмана, согласно которой Вселенная имеет некий период жизни, при этом процессы рождения и смерти Вселенной — принципиально ненаблюдаемые факты. А, как известно, ненаблюдаемое является по определению трансцендентным и постигается метафизикой путем умозрения или интеллектуального созерцания. При этом нужно отметить, что до начала XX в. господствовала ньютоновская космологическая парадигма, согласно которой Вселенная в целом не может эволюционировать, она неподвижна. Теория Фридмана привела не только к пересмотру ньютоновской парадигмы, но и способствовала формированию в постнеклассической науке элементов античной рациональности:

во-первых, если в классической космологии задается вопрос «Как устроена Вселенная?», то в современной космологии вопрос формулируется иначе: «Почему Вселенная устроена так»? Иначе говоря, в современной космологии ставятся метафизические вопросы, ибо вопрос «почему?» применительно к метафизическим объектам приобретает метафизический характер;

во-вторых, происходит обращение к чистому умозрению, так как познаются принципиально ненаблюдаемые объекты. А умозрение, или интеллектуальное созерцание, как известно, является основным метафизическим методом познания;

в-третьих, начинает стираться граница между теорией элементарных частиц и теорией Вселенной в результате признания антино- мичности электрона, обладающего и корпускулярными и волновыми характеристиками, наряду с антиномичностью мира как целого, о чем еще в XVIII в. говорил И. Кант. Элементарная частица рассматривается как другой полюс Космоса; микро- и мегамир — как два полюса единого целого;

в-четвертых, критериями истинности космологической теории становятся внутринаучные критерии (целесообразность, соразмерность, гармония). Опираясь на эти принципы, Платон описывал Космос и человека. Совершенство человеческого существа он связывал с совершенством Космоса. Аналогично в современной космологии все чаще стали обсуждать антропный принцип, согласно которому наш мир устроен так, что допускает появление человека.

Итак, современная космология внесла в постнеклассическую рациональность элементы, аналогичные античной рациональности. Постнеклассическая рациональность наряду с предшествующими типами научной рациональности характеризуется особыми, свойственными ей основаниями науки, которые позволяют выделить в мире и исследовать соответствующие типы системных объектов. При этом возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не следует понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего этапа. Становление постнеклассической науки не приводит к уничтожению всех представлений и познавательных установок неклассических и классических исследований. Они будут использоваться в некоторых познавательных ситуациях, но только утратят статус доминирующих и определяющих облик науки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >