Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow История и философия науки
Посмотреть оригинал

Третья научная революция и формирование нового типа рациональности

На рубеже XIX—XX вв. происходит третья научная революция (конец XIX — середина XX в.), приведшая к формированию неклассической науки и соответствующего ей типа рациональности. Наиболее значительные открытия осуществляются в сферах квантоворелятивистской физики, биологии, химии и математики. В центре научных исследований оказывается изучение объектов микромира, специфика которых потребовала переосмысления прежних классических норм и идеалов научного познания.

Объект исследования стал пониматься как взаимодействие объекта с прибором, а не объект в его первозданном виде. Стало очевидно, что если в классической механике эффектом взаимодействия прибора и объекта можно было пренебречь в силу слабости этого взаимодействия, то в квантовой физике воздействие электромагнитного излучения на электрон столь значительно, что не учитывать его невозможно.

В том, что касается специфики метода познания, при описании объектов стали широко использоваться идеальные математические конструкты, которые вытеснили наглядную механическую модель. Иными словами, из теоретически спроектированного эксперимента была элиминирована идея артефакта.

Изменилось понимание связи мысли и слова как способа ее выражения. В результате возникших сомнений в возможности слов адекватно и однозначно выражать содержание мышления и изучаемой им действительности было введено понятие «научная метафора» (Дж. Максвелл).

В-четвертых, субъективный фактор был введен в содержание научного знания как следствие использования субъектом различных средств и операций в процессе исследования. Иными словами, в неклассическом типе научной рациональности возникла необходимость учитывания связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности субъекта научного познания. Экспликация этих связей стала рассматриваться в качестве условий объективно-истинного описания и объяснения мира. Вместе с тем связи между внутринаучными и социальными ценностями, имплицитно определяющие характер знаний (определяющие, что именно и каким способом мы выделяем и осмысливаем в мире), по-прежнему не являлись предметом научной рефлексии.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы