Гуманность как родовая черта человека

Гуманность как социальное явление следует рассматривать как отношение общества и государства к человеку, как отношения между людьми, основанные на идеях гуманизма. Проявления гуманности можно видеть на протяжении всей истории человечества. Например, А. Боннар отметил, что все наиболее важные завоевания греческой (античной) цивилизации направлены к одной цели: увеличить власть человека над природой, утвердить и усилить свою человеческую сущность, улучшить человеческую жизнь, добиться гармонии с природой, что дает право называть эту цивилизацию гуманистической[1].

Тема человечности, человеколюбия, мечты о счастье и справедливости можно обнаружить в дошедших до нас произведениях устного народного творчества, в литературе, этических и религиозных концепциях различных народов начиная с глубокой древности.

Размышляя над проблемами гуманности и гуманизма, А. Швейцер указывает, что под гуманностью, человечностью мы понимаем подлинно доброе отношение человека к своему ближнему. В этом слове нашло свое выражение наше стремление быть добрыми не только потому, что это предписывается этической заповедью, но и потому, что такое поведение соответствует нашей сущности1. Российские гуманисты так интерпретируют понятия «гуманность» и «гуманизм»: человечность — естественный, стихийный гуманизм. Гуманизм зрячий, зрелый, целеустремленный — это осмысленная, осознанная человечность[2].

С XIX века термины «гуманность», «гуманизм» стали одними из наиболее распространенных в научной среде для характеристики моральных и социальных качеств человека, общественного строя и всего человечества. С той поры не только моральная, но и идеологическая жизнь общества немыслима без этого понятия, которое становится часто предельным и единственным критерием для обозначения, понимания и оценки наиболее важных и сложных событий, ситуаций, действий. В настоящее время понятия «гуманность», «гуманизм», «гуманизация» употребляются учеными, политиками, бизнесменами и др. довольно часто, однако все чаще учеными констатируется кризис гуманизма — не теории, но практики.

В самом общем смысле слова термин «гуманизм» обозначает человечность, выражающуюся в уважении к человеку, заботе о нем, а с эпохи Возрождения — признание человека высшей ценностью. Если исходить из такого понимания гуманизма, то необходимо признать, что гуманистом человек был далеко не всегда, так как уважение к человеку, его чести и достоинству как духовные феномены для своего осознания требуют довольно высокого уровня развития духовности. Несомненно, в ранние периоды своей истории (например, в период первобытности) человек таким уровнем духовности не обладал. Общеизвестно при этом, что, еще не будучи высокоразвитым духовным существом, он проявлял заботу о своих ближних.

Коллективный образ жизни человека и его предка были жизненно необходимы именно для того, чтобы в случае необходимости пользоваться помощью соплеменников, проявляя ответную заботу о них. Эта забота могла быть как осознанной, так и неосознанной, инстинктивной, но, несомненно, она сыграла положительную роль в выживании и развитии человечества. В данном случае важен сам факт заботы о человеке, его благополучии, даже если эта забота не столько духовно, сколь биологически обусловлена.

Данный факт важен потому, что для любого вида деятельности, для любого проявления человека необходимо некое основание, которое делает возможными те или иные действия, поступки человека. Наличие подобных оснований делает возможным их развитие. Например, у человека нет

1 Швейцер А. Гуманность / Благоговение перед жизнью. М. : Прогресс, 1992. С. 508.

крыльев — значит, летать без каких-либо приспособлений он не может: из ничего не может возникнуть и развиться нечто; но у человека есть руки — значит, он может совершать руками разнообразные операции, постепенно совершенствуясь в своем мастерстве, и совершенствовать при этом свои руки. Именно поэтому наличие неких человеческих качеств, которые впоследствии могут, развиваясь, стать гуманностью, так важно.

Таким основанием для последующего развития гуманизма можно считать присутствующее у человека и его предка в зачаточном состоянии качества, которое условно можно назвать протогуманностью. Человек заботился о своем потомстве, позже — проявлял заботу о своих больных и раненых соплеменниках, руководствуясь не столько уважением к ним, сколько инстинктом и прагматическими соображениям. Но такого рода действия и деятельность помогали человеку накопить опыт заботы о других, становясь постепенно привычными и даже традиционными.

В современных условиях человек судит о гуманизме другого человека, социальных институтов, общества, государства не столько по декларациям, сколько по тому, какую заботу эти субъекты проявляют о нем, о его благополучии. Можно привести множество примеров, свидетельствующих о том, что самые красивые и правильные слова о гуманизме в практике не воплощаются. В то же время можно привести не меньше примеров того, что человек проявляет заботу о другом, не говоря красивых слов и порой даже не зная слова «гуманизм».

Возникает вопрос, можно ли называть действия (деятельность, поступки и т.п.), проявляющиеся в заботе о человеке, его благополучии, счастье, гуманистическими, т.е. проявлениями гуманизма? Только ли вооружившись гуманистическим учением, человек может считаться гуманистом, а его действия — гуманными?

С одной стороны, не только можно, но и необходимо, так как все, что ведет к благу человека и общества, несомненно, гуманно. Если принять, что практическим воплощением гуманизма и гуманности является забота о человеке и деятельность, направленная на достижение человеком блага, то любой неосознанный поступок, ведущий к благу, гуманен. Но с другой стороны, подобные действия человек может предпринимать, исходя из соображений собственной выгоды или безопасности, и такая мотивация поступка не может считаться гуманистической. Внешне же сам поступок может выглядеть гуманным.

Несомненно, предпочтительнее соблюдение принципа единства сознания и деятельности в том смысле, что «совершать добрые поступки необходимо из добрых побуждений», но поступок, совершенный из других соображений, все же является «добрым», гуманным для того индивида, ради которого он совершен. Но, видимо, подлинно гуманными такого рода поступки все же назвать нельзя, так как совершаются они подобно тем поступкам и действиям, которые совершали наши далекие предки, ради выгоды — своей, третьих лиц или сообщества. Такие поступки, действия и отношения правильнее назвать протогуманными, так как они обусловлены отнюдь не гуманистическим мировоззрением. Тем не менее они все же прогогуманны. Если же, например, одним из следствий такого поступка станет формирование отношений зависимости, то, скорее всего, следует говорить о квазигуманности. Возможны ситуации, когда поступок, гуманный по содержанию, приводит к последствиям, далеким от гуманности. Таким образом, приходится признать, что гуманизм обладает свойствами относительности и дуалистичности.

Исходя из этого, следует признать, что стихийные, неосознанные проявления протогуманности имели место на ранних этапах развития человека и человеческого общества. Это дает основания утверждать, что гуманность является родовой чертой человека разумного. Возникнув на ранних стадиях развития человечества как видоохранительное качество, протогуманность со временем закреплялась в традициях, рефлексировалась на уровне обыденного и затем — научного сознания, постепенно развивалась, одухотворялась и становилась гуманностью в том смысле, который ей придает современная наука.

  • [1] Боннар А. Греческая цивилизация. В 3 т. Т. 1. Ростов-н/Д. : Феникс, 1994. С. 10,17.
  • [2] Борзенко И.М., Кувакин В.А., Кудишина А.А. Основы современного гуманизма. М.:РГО,2002. С. 115.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >