Бытийственность социальной работы

Специалистами в области истории социальной работы вообще и нашей страны в частности демонстрируются различные подходы к определению места и роли социальной работы в развитии человека и общества, ее корней и истоков. В них социальная работа уже в начальных своих вариантах предстает как деятельность вполне осознанная, целенаправленная, порождаемая и регулируемая сознанием человека, его рассудком и эмоциями, и осуществляемая в интересах относительно небольших групп населения — ее объектов и субъектов. При этом делается заключение о том, что те или иные идеи человека, его личное мировоззрение, равно как и фактически господствующая и официальная государственная идеология в целом вызывают к жизни феномен социальной работы вначале в достаточно примитивных и наивных формах, которые потом усложняются и содержательно, и организационно, и юридически[1]. Такая точка зрения не только не раскрывает всей специфики зарождения и эволюции социальной работы, но и существенно искажает ее место и роль в обществе.

Если принять за основу то, что социальная работа как в обыденной, так и в профессиональной форме, в конечном итоге связана с оказанием содействия человеку в восстановлении или приобщении к нормальному социальному функционированию, т.е. что она представляет собой деятельность по социализации и (или) ресоциализации индивида, то становится очевидным, что эта деятельность не могла не существовать на самых ранних этапах онтогенеза и социогенеза, когда деятельность (или активность) человека и его предка не могли еще быть полностью осознанными.

Совместное (в том числе ситуативно-временное) бытие особей любого вида предполагает, что их действия до некоторой, обусловленной потребностями совместного бытия степени ограничены и упорядочены в соответствии с общими интересами большинства членов сообщества. С другой стороны, совместное бытие обусловливает появление, формирование и закрепление новых поведенческих реакций, функций, обусловленных пребыванием и жизнедеятельностью в составе целостности, в сообществе, появлением общих интересов и целей.

Для любого живого существа это, видимо, в первую очередь необходимость успешного пребывания в сообществе, возможность получения пользы от пребывания в сообществе, получение того, что невозможно добыть, приобрести (сделать, совершить) самому, без помощи и поддержки членов сообщества. Для всего сообщества как для целостности на первое место выходит необходимость сохранения этой целостности, его жизненной активности и силы, стабильности общественного бытия, сохранения возможности извлечения пользы из совместного бытия. Поэтому любая вступающая в сообщество особь более или менее доступными для восприятия и понимания способами должна быть посвящена в законы и правила совместного бытия и приобщена к ним, а все члены сообщества должны поддерживать оптимальный порядок, демонстрируя подобающее поведение и по возможности пресекая отклонения от нормы в поведении других членов сообщества. Это предполагает если не осознание, то, по крайней мере, интуитивное признание необходимости формирования такого качества, как социальность, т.е. проявление активности, направленной на социализацию членов сообщества.

Социальность человека представляет собой качество, многогранное по содержанию и внешним проявлениям. Социальность животных, несомненно, примитивнее по содержанию и носит преимущественно биогенный характер, хотя в настоящее время не подлежит сомнению, что определенная активность, направленная на приобщение отдельной особи к жизни в составе сообщества (стада, стаи и т.п.) имеет место и в животном мире. Обеспечить социальность членов сообщества с этой точки зрения означает обеспечить целостность самого сообщества и стабильность его функционирования, т.е. обеспечить возможность его выживания. Несомненно, вопрос выживания был актуален для предка человека и человека на ранних этапах онтогенеза и социогенеза. Это означает, что корни социальной работы следует искать не в начальных периодах формирования человека и человеческого общества, а еще раньше, в сообществах животных, ставших впоследствии предками человека.

На ранних этапах истории человечества социальность предка человека и человека, как и многие другие свойства и качества, была обусловлена преимущественно биологически, потребность в общении и взаимодействии с другими носила антропоморфный (а может быть, и зооморфный) характер. В процессе эволюции и становления сообщества предков человека и первобытных людей как основы будущего человеческого общества, в процессе постоянного усложнения человеческого бытия все актуальнее становилась потребность в быстром и качественном усвоении и присвоении подрастающим поколением чисто человеческого способа бытия и жизнедеятельности, общения и взаимодействия, включении в родовую культуру, усвоении интегративного социально-ролевого репертуара, ценностей актуальной культуры.

Несомненно, ту активность, а впоследствии деятельность, невозможно пока назвать социальной работой в современном ее понимании. Однако приведенные рассуждения убеждают, что прообраз социальной работы, ставший необходимым и достаточным основанием его развития и превращения в сложный и многогранный вид деятельности, включающий в себя профессиональную форму, появившуюся на определенном этапе развития общества и человека.

По мере развития человека и общества их потребности становятся более развитыми, бытие становится все сложнее и, к сожалению, сложнее и многочисленнее становятся проблемы человека, препятствующие формированию и реализации его социальности. Следовательно, процесс как обыденной, так и профессиональной социальной работы становится не только сложнее и многограннее, но и становится все более востребованным.

Можно предположить, что социальная работа и далее будет присутствовать в общественном бытии, хотя ее средства и методы, субъекты и объекты, степень ее осознания, статус ее как вида деятельности и другие характеристики будут меняться. Однако изменения, которые она может претерпевать, не означают, что она может стать ненужной и в соответствии с этим быть исключенной из общественной практики. Наличие человеческого сообщества, включающего в себя разнообразные типы личностей, необходимое развитие человека и становление его как человеческой личности и общественного существа, изменение внешних по отношению к человеку условий имманентно требуют и будут требовать социализирующей деятельности общества, эффективность которой тем выше, чем более осознанный и целесообразный характер она имеет. Эго означает, что социальная работа, наряду с другими видами деятельности, может считаться одной из имманентных характеристик человека разумного и бытийственной характеристикой человеческого общества.

  • [1] См. напр.: Теория социальной работы / под ред. В.И. Жукова. М. : РГСУ, 2011.;История социальной работы / под ред. В.И. Жукова. М. : РГСУ, 2011; и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >