Философские аспекты феномена благотворительности

Взаимодействие и взаимопомощь людей в процессе приобщения каждого из них в жизни сообщества является одной из важнейших имманентных характеристик человеческого бытия. Они настолько укоренены в общественном и индивидуальном сознании, что это обстоятельство может даже служить в определенной мере препятствием для признания общественным сознанием социальной работы как необходимого вида профессиональной деятельности. В самом деле, если взаимодействие людей по поводу социальности так естественно и обыденно, что является неизменной составляющей человеческого бытия, то возникают определенные сомнения по поводу целесообразности конституирования этого вида деятельности как профессионального и требующего профессиональной подготовки.

Однако такая точка зрения не может быть признана конструктивной. Безусловно, наиболее «простые» из трудных жизненных ситуаций могут и не потребовать наличия у человека, содействующего разрешению проблемы, профессиональных знаний, что делает помощь человеку, оказавшемуся в затруднительном положении, одним из наиболее демократичных видов деятельности, позволяя включаться в нее любому члену общества. Одновременно это накладывает обязательства на общество: если в жизнедеятельности человека могут возникать ситуации, разрешение которых не требует специальных профессиональных знаний, члены общества обязаны оказывать друг другу содействие в их разрешении. Легитимизация социальной работы как института формализованной помощи не освобождает членов общества от обязанности содействовать друг другу в вопросах формирования, восстановления социальности и оказывать помощь друг другу, когда это необходимо и возможно.

Профессионализация социальной работы не противоречит тому, что значительная ее доля остается частью деятельности благотворительной или обыденной. В этом можно видеть один из парадоксов социальной работы: с одной стороны, очевидно, что профессиональное содействие или помощь формально всегда могут и должны быть более эффективными, а значит, целесообразно осуществить переход именно к профессиональной деятельности, отказавшись от непрофессиональной. Но, с другой стороны, профессиональное содействие далеко не всегда так эффективно, как могло бы быть, и причина этого не всегда заключается в ошибочных действиях специалиста. Дело не только в профессионализме, но и в чувственноэмоциональной связи между субъектом и объектом социализации и помощи в преодолении трудной жизненной ситуации, которая во многом может компенсировать отсутствие профессионального статуса, ресурсов и условий. Вместе с тем помощь является, как уже говорилось, универсальным феноменом, так или иначе присутствующим во всех видах отношений, так что говорить об «отмене» непрофессиональной помощи и замене ее профессиональной не приходится.

Благотворительность как феномен известна с давних пор, однако до настоящего времени философия благотворительности не разработана даже в основных чертах. В философской литературе можно встретить лишь отдельные идеи, связанные с оказанием помощи нуждающимся. Основная научная литература, посвященная благотворительности, выполнена в рамках истории и социологии.

В настоящее время благотворительность в России, как и социальная работа, переживает период становления в сложных и противоречивых условиях. Проблемы российской благотворительности связаны с переходным периодом развития российского общества, которое в начале нового тысячелетия пытается усвоить старое историческое прошлое тысячелетней царской России, переосмыслить его, чтобы создать новое лицо современной страны. При всем разнообразии форм, видов, направлений, субъектов и объектов благотворительности она имеет общий отличительный признак: направлена на ликвидацию последствий трудных жизненных ситуаций, а не на их предупреждение, т.е. имеет терапевтический, а не защитный, профилактический характер.

Анализ показывает, что благотворительная деятельность и ранее осуществлялась в основном по одной и той же схеме: субъект (благотворитель) узнает о проблемах объекта (индивида, нуждающегося в помощи, группы, общности) и по возможности пытается компенсировать понесенный им ущерб различными средствами и способами. В зависимости от конкретно-исторической ситуации субъекты и объекты могли варьироваться, но схема оставалась неизменной, сохраняя как свои достоинства, так и недостатки[1].

Вопреки логике, деятельность по нормализации бытия человека и его личностных характеристик, т.е. целенаправленная интегративнокомплексная благотворительная деятельность, начинается не тогда, когда бытийные характеристики и сам человек находятся в стадии становления, и можно таким образом сформировать личность, чтобы полученное социальное образование выступало эффективным защитным фактором, препятствующим отклонению от нормы. Она не начинается тогда, когда условия жизнедеятельности человека и общества только лишь обнаруживают первые признаки негативных отклонений от нормы и тем более когда имеется лишь угроза подобных отклонений.

К сожалению, благотворительность начинает проявлять повышенный интерес к личности тогда, когда в результате неких событий в ее социальном функционировании уже произошли существенные негативные изменения. Условия жизнедеятельности человека (макроусловия) российская благотворительность также рассматривает как объект деятельности специалистов иных областей. Поэтому деятельности, направленной на формирование социально нормальной личности, и условий, благоприятствующих ее полноценному социальному функционированию, с точки зрения благотворителей, не требуется. В настоящее время благотворительность направлена в основном на устранение патологии, что позволяет характеризовать ее как патоориентированную деятельность.

Различие современной профессиональной социальной работы и благотворительности состоит в том, что социальная работа планируется и организуется государством и реализуется им при участии иных субъектов, в том числе юридических и физических лиц, которые в благотворительной деятельности могут быть главными и единственными. Сущность и содержание тождественны в главном: и благотворительность, и социальная работа могут носить превентивный характер, но на деле осуществляются в основном тогда, когда уже имеет место патология бытия. Напрашивается вывод, что социальная работа в современной России представлена как технологизированная разновидность благотворительности — огосударствленная благотворительность, поскольку преимущественно по такой схеме она осуществляется и в настоящее время. Это также можно считать ее специфической особенностью на данном этапе развития.

Специалисты выделяют семь типов личностей, занимающихся благотворительностью:

  • 1) отблагодаритель — человек, старающийся отплатить за полученное им добро, т.е. вернуть свой личный долг;
  • 2) член коммуны — ориентирован на социальную ответственность, солидарность, служение обществу;
  • 3) общественник — организатор и активный участник благотворительных акций;
  • 4) альтруист — человек, для которого приоритетна самореализация в помощи другим;
  • 5) благочестивый — творит добро, служа богу;
  • 6) инвестор — занимается благотворительностью с целью получения определенной выгоды;
  • 7) представитель династии — поддерживает семейные традиции, занимаясь благотворительностью[2].

Несмотря на различие этих типов, для большинства из них благотворительная деятельность становится скорее инструментом для решения своих собственных проблем, нежели целью[3]. Человек (группа, общность), попавший в трудную жизненную ситуацию, разрешение его проблем при таком подходе не являются приоритетом благотворителя. И, несомненно, отрицательным фактом является то, что государство зачастую рассматривает благотворительность как средство компенсации собственной несостоятельности в решении основных проблем подавляющей части населения.

Вместе с тем в современной России благотворительная деятельность необходима, так как государство может реально финансировать лишь содействие удовлетворению незначительной части базовых потребностей населения в виде пенсий, пособий и льгот.

  • [1] Сидорина Т.Ю. Феномен благотворительности и моральное самосознание //Вопросы философии. 2011. № 2. С. 50—52.
  • [2] The s even f aces о f phi lanthropy: a ne w approach t о c ultivating major d onors. R ussAlan Prince, 1994.
  • [3] Ср.: Сохань И. Философия благотворительности. Киев : Наукова думка, 2010. С.38.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >